Warriors

Жанр: AU, Songfic, Ангст, Драма, Космоопера Персонажи: Джек Харпер, Джон Смитт (Себастьян Адлер), Малкадор Сигиллит (Ирнест Зервас), фем!Шепард Предупреждение: Ксенофобия, Лабораторные опыты, Насилие, ООС, Согласование с каноном, Дружба, Элементы гета

Цербер крайне заинтересован в выяснении проблемы с исчезновением колоний человечества. Но вот незадача - проект «Лазарь» заходит в тупик из-за потери важного сотрудника. И Призрак вспоминает о знакомом учёном с Земли, с которым был знаком по долгу службы.

Казалось, этим утром лета 2184-го года на станции «Лазарь» всё шло стабильно. Персонал всё так же лениво сновал по коридорам, изредка обмениваясь короткими приветствиями. В тех отсеках всё работало чётко, как часы, несмотря на экспериментальные системы, разработанные совсем недавно. В лабораториях под наблюдением нескольких специалистов работали установки по восстановлению тканей. Но Лоусон всё время казалось, что что-то не так. Во время приступов паранойи ей казалось, что чего-то или кого-то не хватает — то ли среди персонала, то ли оборудования. И Миранда уже четвёртый раз отправляла Уилсона проверить, на что он только бурчал, что девушка окончательно поехала крышей.

После четвёртого обхода помощник вернулся ещё более мрачным, чем обычно, и чутьё подсказало — теперь уж точно что-то не так.

— Никто не видел с самого утра главного научного сотрудника проекта. Его сосед по каюте клянётся, что ничего не знает. И профессора с самого утра не видел, — выдохнул мужчина и попятился назад — Лоусон уж очень резво вскочила с кресла в праведном гневе, оторый, как ни странно, не превратился в поток сердитых речей со вспышками биотики. Удостоив помощника злобным взглядом, вышла из кабинета, мысленно прикидывая, какую взбучку устроит учёному, если найдёт его.

А ведь она говорила Призраку, что этот Стоун неблагонадёжный тип — за ним замечали нездоровый интерес к халлексу и пристрастие к дрянному алкоголю. Но поскольку он работал в Цербер едва ли не с самого его основания, этими недостатками решили пренебречь и допустили биолога к проекту «Лазарь». Возмущению сотрудников не было предела — учёный отличался крутым нравом, и за несколько месяцев перессорился со всеми помощниками, которые под грозным взором Джейкоба и Миранды замолкали и отступали от начальника подальше.

Только Миранда вошла в жилые отсеки, в нос ударил странный запах. Вначале она этому не удивилась — несмотря на вентиляцию, смердело тут постоянно — издержки производства, как говорили, и к этому все уже привыкли. Но из общей смеси странно выделялся один запах, похожий на вонь от трупиков крыс, которые постоянно находили в грузовых доках станций. И источник этого смрада был недалеко от входа. Девушка, зажав нос, направилась в сторону ближайшей каюты, дверь которой была почему-то приоткрытой.

Подойдя ближе, она поняла почему — на пороге лежал навзничь профессор Стоун, держа в одной руке бутылку синего цвета, а в другой сжимая какой-то пакетик, из которого на пол просыпалось несколько красных гранул. Сканирование тела показало, что учёный умер уже более семи часов назад — прошлым вечером, когда закончил ночную смену и пошёл выпить с единственным своим приятелем. Который, как оказалось, лежал в глубине комнаты, не подавая никаких признаков жизни.

Наблюдая, как команда медиков увозит трупы, Лоусон задумчиво набирала на КПК беглый утренний отчёт для Призрака. Смерть Стоуна усложняла задачу восстановления цели проекта, поскольку только он и ещё несколько людей из его подчинённых знали, как можно заставить работать имплантаты, да и вообще всю установку, намного быстрее, хоть и на небольшой промежуток времени. Конечно, его помощники могли справиться без его наставлений… Но, а если что-то пойдёт не так?

Инструметрон издал раздражающий пищащий звук. Босс, получив отчёт, хотел поговорить с девушкой лично, и она неуверенным шагом направилась в сторону комнаты для переговоров, мысленно прокручивая в голове варианты развития разговора. Беспокойство достигло пика, когда она зашла в помещение, и каким-то неуверенным голосом дала команду бортовому компьютеру связаться с Призраком.

Голубая голограмма человека, который повернулся к ней, как только произошло подключение, немного успокоила Миранду. Шеф был внешне спокоен, что уже радовало. Обменявшись дежурными приветствиями и парой вопросов, перешёл к делу, и его тон сильно удивил девушку:

— Значит, он всё-таки скончался? Досадно, досадно, — он как-то безэмоционально смотрел на свою помощницу, стряхнув пепел с уже второй за время разговора сигары. — И насколько увеличиваются сроки восстановления по расчётам?

— В… Затрудняюсь сказать. Мы планировали закончить через три года. А теперь это очень тяжело определить. Несмотря ни на что мы выбились из штатного режима, и это добавляет ещё неопределённое количество времени и грозит потерей памяти и личности. — Миранда тоже была спокойна несмотря на внутреннее беспокойство. Она знала, что любое промедление грозит провалом всей операции, и тогда… Девушка старалась об этом не думать.

— Неутешительно, мисс Лоусон. К счастью, я предусмотрел это, а не пропустил мимо ушей, как вы позволили себе считать. Поскольку Стоун всего лишь подражатель, сумевший создать устройство по… одолжённым чертежам.

— Одолжённым? — Миранда хмыкнула. Почему-то она не сомневалась, что биолог никогда не имел собственных наработок. Но продолжила слушать босса, что, взяв в руки КПК, говорил:

— Первый подобный проект был разработан на Земле одним неизвестным учёным, с которым я имел честь познакомиться задолго до создания Цербера. И разработанные им импланты мы используем сейчас. Правда, он пожелал остаться неизвестным, и возможно сейчас работает где-то на Земле, организовав, как и хотел, частную клинику, или же служит врачом в войсках Альянса… Не знаю.

— И вы предлагаете его найти?

— Возможно и так. Он ярый ксенофоб, и его идеи касательно человечества вполне сходятся с моими. И как учёный он может представлять для нас интерес. Поэтому его стоит попытаться завербовать.

— Я могу сделать это? — Миранда узнала этот тон шефа, который практически всегда подводил её к мысли самой предложить свою кандидатуру на выполнение задания. Как ему это удавалось, она не знала, да и не горела желанием узнать.

— Да, агент Лоусон. Назначьте заместителя на время отсутствия и отправляйтесь на Землю. Начните с маленьких, незаметных клиник, касающихся экспериментальной медициной. Его последнее имя — Джон Смит. И помните — если до сих пор считаете капитана иконой для человечества… Постарайтесь его уговорить.

Голограмма потухла, прервав озадаченное «хм» Миранды. Поскольку на Земле десятки тысяч Джонов Смитов. И наверняка они хотят быть незаметными. Хотя идея начать с малоизвестных клиник, и с малочисленным персоналом была очень неплохой. Поскольку перебирать всех военных врачей Альянса — вариант так себе.

Спустя несколько недель, которые Лоусон не спала, роясь в экстранете, её поиски увенчались успехом — она нашла лабораторию, которую курировал некий Джон Смитт. На данный момент они занимались генной инженерией, хотя это была уже четвёртая специализация за прошедшие полгода. Исследования, которые там проводились, были незначительны, и не считая мелких улучшений панацелина, ничем не выделялась. Информации об истинном роде занятий лаборатории не было, и Миранда, хотя и сомневалась в правильности своего выбора, решилась лететь на Землю, предварительно отправив сообщение о своём прибытии.

***

— Мисс Лоусон? Мы рады приветствовать вас. — только Миранда вошла в приемную, к ней подошёл молодой лаборант, облачённый в серую униформу с какой-то странной нашивкой жёлтого цвета. — Мы получили ваше сообщение, и доктора Джона заинтересовала ваша генетическая аномалия. Он выйдет к вам, как только закончит.

Парень усадил Лоусон на небольшой диван, и вручив ей чашку с кофе, ушёл. Девушка начала осматривать помещение, правда, оно не особо отличалось от обыкновенных клиник на Цитадели и колониях — станция панацелина, ресепшн, за которым никого не было. За матовым стеклом мелькали фигуры лаборантов, и Миранда, наклонив голову набок, наблюдала за ними, отставив чашку в сторону.

Только невидимые для девушки часы за стойкой пропищали трижды, в приемную вошёл лаборант, который встретил Лоусон, а вместе с ним ещё двое мужчин, облачённые в белую униформу с той же жёлтой нашивкой. Один был выше своих спутников на полголовы, и сразу привлёк внимание девушки. Его странный взгляд, от которого по спине пробегали мурашки, длинные чёрные волосы, собранные в пучок, смуглая кожа…

— Мисс Лоусон, рад вас видеть. Джон Смитт, — девушка ожидала, что он протянет руку в знак приветствия, чего тот не сделал. Только жестом пригласил в комнату рядом с входом в лаборатории.

Она оказалась небольшим кабинетом, отличавшийся строгим аскетизмом. Ничего кроме стола, на котором лежали КПК, нескольких стульев, и нескольких книжных полок, ничего не было. Предложив девушке стул, доктор сел за стол, взяв в руки одно из устройств.

— Я надеялся, что мистер Харпер прибудет сюда лично, а не пришлёт свою шестёрку. — он внимательно смотрел на собеседницу, делая вид, что просматривает какие-то формулы.

— Харпер?

— Призрак. Несколько месяцев назад он уже присылал ко мне своего человека за разработками касательно имплантов для восстановления тканей. Что-то пошло не по плану?

— Учёный, который курировал проект, умер. И Призрак хочет нанять вас на эту должность.

Мужчина задумчиво дотронулся до подбородка, переключившись на какую-то информацию на КПК. Миранда наблюдала, как он пробегал взглядом какие-то отчёты, будто забыл вообще об присутствии девушки. Она уже несколько раз прокашлялась, пытаясь обратить на себя внимание, но безуспешно — доктор даже не подымал глаз. Поэтому Лоусон повернулась, осматривая книги, расположенные на полках вдоль стены. Странно, что этот человек до сих пор пользовался бумажными экземплярами — любую книгу можно было найти в экстранете…

— Вы ошибаетесь, мисс Лоусон. — голос прозвучал в голове девушки, и она обернулась, чтобы посмотреть на доктора. Тот всё так же равнодушно читал доклад, изредка перелистывая страницы и делая какие-то пометки, и не обращал на собеседницу никакого внимания. Но Миранда почему-то была уверенна, что именно его голос слышала у себя в мозгу…

— Я поговорю с мистером Харпером лично. — наконец заговорил Смитт, не отрываясь от отчётов. — Если я смогу помочь, то с Призраком решим это самостоятельно.

— Когда вас ждать, сэр? — Лоусон заёрзала на стуле, услышав в голосе учёного сомнение, — Проект должен быть завершён как можно скорее.

— И чем же вызвана такая спешка, мисс? — кажется, разговор начинал его раздражать, — Неужели Призрак решил помогать Совету, наплевав на принципы?

— Да нет же! Пропадают человеческие колонии, а Альянсу и Совету плевать!

Какая-то странная ухмылка пробежала по лицу учёного, и Миранде показалось, что в помещении похолодало. Она ожидала, что собеседник скажет хоть что-то, но он просто встал, и прихватив КПК, направился к выходу, напоследок бросив:

— Вас проводят, мисс. И передайте вашему боссу, что я подумаю о его предложении.

***

Сигаретный дым вился в воздухе, и в комнате стоял стойкий терпкий запах, от которого секретарь, забегавшая в кабинет уже третий раз, недовольно морщилась и спешила как можно быстрее ретироваться. Призрак сосредоточенно рассматривал несколько проектов, неспешно куря сигарету. И, видимо, не был доволен результатом — «Лазарь» в разы уменьшил интенсивность, в другом тоже что-то не ладилось, а вестей от Миранды, которая улетела на Землю проверять одного из Джонов Смиттов, всё ещё не было. Зато сообщили, что исчезла ещё одна колония Альянса — разведка прибыла слишком поздно, и они увидели лишь пустые дома и обломки челноков, на которых кто-то даже пытался спастись…

Сигарета потухла, и глава Цербера взял следующую, продолжая читать отчёт разведки и сопоставляя с предыдущими случаями. И также посматривал данные касательно «Лазаря» — без куратора они несколько раз пытались ускорить процесс восстановления, но после того, как один из имплантов едва не вышел из строя, прекратили, опасаясь, что нанесут вред объекту. И Призрак готов был молиться, чтобы Джон Смитт согласился сотрудничать с ними.

Вновь послышался стук каблучков — секретарь вновь вошла в кабинет, и он готов был поклясться, что сейчас она снова сморщит носик и пожалуется на запах. Но она молчала, и мужчина обернулся. Как оказалось, рядом с девушкой стоял человек в серой форме, щурясь от света умирающей звезды. И его лицо казалось знакомым…

— Малкадор?

— Джек Харпер. Приятно видеть тебя живым. И в здравом уме. — Призрак усмехнулся, встав навстречу старому знакомому.

— Я тоже рад тебя видеть, Сигиллит. Правда, досадно видеть тебя одного, без… — глаз уловил какое-то движение в темноте, и глава Цербер резким движением приказал секретарше покинуть кабинет. Подождав, пока она уйдёт, что-то бормоча под нос, ещё раз осмотрелся по сторонам, но всё равно пропустил момент, когда из тени вышел мужчина в чёрной форме.

Когда Призрак его увидел, то невольно вздрогнул, что не укрылось от зоркого глаза Малкадора и новоприбывшего.

— Помнится, раньше вы курили другие сигареты. И да, мистер Харпер, ни я, ни турианские медики не рекомендовали вам пить и курить. — мужчина никак не отреагировал на протянутую руку, и стал рядом с собеседником, глядя прямо перед собой и скрестив руки на груди.

— Кажется, вы, мистер Смитт, запамятовали, что печень и лёгкие у меня тоже стальные. — Призрак усмехнулся, возвращаясь в кресло, — И имплантировали их, кстати, вы.

— Ваша шестёрка не говорила о дружеской беседе, когда заявилась ко мне. И времена боевой молодости мы можем вспомнить как-то в другой раз. — доктор выглядел очень раздражённым, когда начал расхаживать рядом с креслом главы Цербер из стороны в сторону, крутя на пальце локон неимоверно длинных для мужчины волос. В ответ его собеседник активировал экран, демонстрируя всю суть проекта «Лазарь». Убрав несколько ненужных по его мнению чертежей, что вызвали у учёного интерес, показал истинное предназначение проекта. Правда, реакция оказалась довольно странной — прочитав, кого «воскрешают из мёртвых», Джон Смитт нахмурился ещё больше.

— Джейн Шепард? Серьёзно? Эта женщина-герой, которая разоблачила Сарена? Я думал, вы работаете в рамках своих интересов, Харпер. А помогать Альянсу я не…

— Выслушайте, Смитт. Пропадают человеческие колонии. Что их захватывает, и куда исчезают люди — неизвестно. Альянсу и Совету…

— Ваша посланница об этом упоминала. Но при чём тут Джейн Шепард? То, что она спасла Совет ценой множества жизней простых солдат, ещё не делает её спасительницей человечества. — заметил Малкадор, что тоже присоединился к изучению проекта.

— Я тоже так думал, но Жнецы…

— Жнецы? — доктор Смитт как-то странно усмехнулся, — Как один человек, даже с таким авторитетом, может противостоять таким существам?

— Она легенда. Она как икона для всех.

— Звучит неубедительно. В любом случае есть какой-то альтернативный вариант.

— Да, просто сидеть и ждать, пока нас всех не вырежут как скот. Нам стоит хотя бы попытаться.

— Хоть бы эта попытка не стала вам поперёк горла, мистер Харпер. — учёный задумчиво читал какую-то приметку к проекту, время от времени недовольно хмурясь. — Ваши учёные допустили несколько грубых погрешностей в последние три недели, когда пытались увеличить скорость работы имплантов. Это, конечно, ещё не повлияло на них, но исправить стоит.

— Значит, вы будете работать в нашем проекте? — Призрак откинулся в кресле, прикуривая свежую сигарету, отчего Малкадор, глядя на Смитта, брезгливо поморщился.

— Если вы выполните ряд моих просьб, сэр. У меня в лаборатории идут свои незаконченные эксперименты, и если вы позволите перенести их к вам, я буду премного благодарен. Также неплохо было бы получить доступ к информации, которой вы располагаете — это тоже может мне помочь, И… — на несколько мгновений учёный задумался, и затем продолжил, — На капитана Шепард у меня тоже есть свои планы.

— Миранда вас доставит на станцию «Лазарь». — коротко ответил глава Цербер, вызывая секретаря, чтобы проводила посетителей к челнокам, где их наверняка уже ждала Лоусон. Наблюдая, как Джон Смитт, уходя, уже читал что-то касательно проекта, потянулся к коммуникатору — кажется, сегодня он договорился о встрече с матриархом на Иллиуме. И будет она явно не деловой.
Просмотры: 45

Отзывы: 0