Вспышка. Часть 2 (завершающая)

Название: Вспышка.
Автор: ARM
Персонажи: Толпа батарианцев и Армада Жнецов. В конце Шепард и Андерсон.
Жанр: космический боевик, драма, ужас.
Аннотация: Перед самым взрывом ретранслятора Альфа, вслед за «Нормандией» капитана Шепарда успел проскользнуть батарианский ударный фрегат «Мгла». Но вот оказался ли этот корабль там, где рассчитывал его командир, и что ожидает его экипаж и старшину Варака Ист'Хока?
Предупреждения: нет.
Статус: закончен.

Вспышка. Часть 2


— Проклятый пли-пс, очнись! — Варак, пребывающий в безмятежной пустоте, почувствовал, как что-то грубое, прорвавшееся сюда из внешнего мира, трясёт его за плечо. — Слышишь? А ну очнись, кому сказал! — последовал удар по щеке, заставивший тюремщика нехотя вернуться к реальности.

Перед его глазами висело какое-то мутное бледно-оранжевое пятно. Оно что-то кричало и трясло Варака, пытаясь привести его в чувство. Несколько раз моргнув, Ист’Хок почувствовал, что зрение проясняется...

Над старшиной склонился один из операторов «Мглы». Варак смутно помнил, что этот тип отвечал за навигационную систему.

— Пришёл в себя? Вот и хорошо, давай поднимайся. Тоже мне — десантник, — хмыкнул оператор, перемещаясь к следующему батарианцу, валявшемуся неподалёку без сознания.

В голове Ист’Хока словно стреляли из «Каина». Казалось, мелкий злобный враг, затаившийся внутри черепа, стремился огнём и мечом пробить себе дорогу наружу. Держась за лоб, старшина сначала с трудом встал на четвереньки, а потом попытался подняться на ноги. Зря: батарианца тут же вырвало желчью прямо на пол.
Однако после этого немного полегчало, и Варак, опираясь на стену, всё же сумел подняться. Оглядевшись, он понял, что в подобном состоянии пребывало две трети всего персонала БИЦ фрегата. Сам капитан Хок’Тар, с разбитым в кровь лицом, лежал на командирской площадке и скармливал голограмме галактической карты содержимое своего желудка.

— Что случилось? — прокашлявшись, обратился Варак к оператору, который привёл его в чувство. — Мы проскочили?

— Как видишь, — кивнул он, хлопая по щекам штурмана. — Едва не расшиблись насмерть, но всё-таки смылись! Повезло нам...

— Не думаю, — раздался голос из передней части БИЦ. В дверном проёме, ведущем в кабину, стоял пилот, который обеспокоенно ощупывал свои рёбра.

— Чего? Как это «не думаешь»? — изумился оператор, прервав своё занятие. — Мы же проскочили...

— Да, вот только я не знаю куда.

— Ты хочешь сказать, что мы не дотянули до парного ретранслятора? — едва шевеля губами, поинтересовался поднимающийся на ноги капитан. Цвет его лица был нездорового бурого цвета — Хок’Тар явно пребывал на грани очередного приступа рвоты.

— Хуже, — покачал головой пилот. Он проковылял к обзорному экрану и, включив его, показал передачу с носовых датчиков.

Все, кто был в состоянии вообще на что-то смотреть, уставились на экран так, словно на нём был дредноут, нацеливающий орудия на «Мглу». И было от чего...

— Это то, о чём я подумал? — нервно сглотнул Варак.

— Думаю, да. Других вариантов просто нет, — отозвался пилот, глядя на... галактику Юкоф (батарианское название «Млечного Пути, прим. автора). Несомненно: то, что находилось перед ними, являлось ничем иным, как галактическим диском, находящимся на таком расстоянии, что можно было охватить его взглядом целиком. А вокруг фрегата простиралась лишь пустота, в который не было даже таких привычных звёзд. Это Тёмный Космос, пространство между галактиками.

— Но... как мы здесь оказались? — прохрипел капитан, сдерживая скручивающие позывы желудка. — Ведь переход был настроен на... — и тут Хок’Тара снова вывернуло наизнанку.

— В момент прыжка с пространственным тоннелем нулевой массы что-то случилось... — обхватив руками затылок, произнёс пилот. — Из-за разрушения ретранслятора, нас, похоже, перехватило другое устройство, имеющее не меньшую мощность, чем Альфа.

— Но откуда за пределами галактики взяться ретранслятору, настолько же мощному, как Альфа? — не веря своим глазам, на весь БИЦ прошептал оператор.

— Сам посмотри, — пилот нажал несколько кнопок на панели управления экраном, и одна из камер повернулась, демонстрируя в нескольких сотнях метров от фрегата силуэт ретранслятора. Он выглядел ещё более древним, чем ретранслятор Бахака. — Похоже, эта штука настолько мощная что смогла, хоть и с трудом, дотянуться до окраины Галактики. Думаю, это связующее звено между этим местом и Альфой.

— Бред какой-то, — откашлявшись, пробормотал капитан. — Бред, бред и ещё раз: БРЕД! Откуда тебе знать всё это?

— Я и не знаю. Просто предполагаю, — огрызнулся пилот. — Я пострадал меньше всех и ещё могу трезво соображать. Послушайте, нам нужно...

Его прервал длинный тревожный писк терминала локационной системы. Штурман, услышав это, бросился к терминалу, расталкивая всех на своём пути. Добравшись до него, батарианец крикнул на весь БИЦ:

— Многочисленные отметки со стороны, противоположной галактическому диску. Дистанция — тринадцать тысяч километров, быстро сокращается. Судя по показаниям датчиков, эти штуки огромные, каждая размером с два дредноута.

— Ну что ещё за дрянь? — страдальчески скривился Хок’Тар и, перепроверив показания со своего терминала, покачал головой. — Мне всё это не нравится. Давайте-ка выбираться отсюда. «Мгла» на ходу?

— Все системы в относительном порядке, — доложил штурман, пока персонал БИЦ, едва переставляя ногами, занимал места по расписанию. — Из других отсеков докладывают о большом количестве раненых, но корабль всё ещё способен двигаться.

— Отлично. Биксус, уноси нас отсюда! — приказал Хок’Тар пилоту, уже усевшемуся на своё кресло в кабине.

— С радостью, капитан.

Ожили двигатели «Мглы», и ударный фрегат, совершив разворот на месте, рванулся прочь от странных «гостей». Корабль направлялся к ретранслятору, забросившему их сюда.

— Вхождение в зону отправления... повышения мощности ядра, — бубнил себе под нос штурман. — Нагнетание... двадцать процентов... тридцать... шестьдесят... О нет!

— В чём дело?

— От... отказано в активации, — схватился за голову штурман, добавив пару крепких словечек. — Ретранслятор не может найти поблизости достаточно мощной пары.

— Но ведь мы как-то оказались здесь! — возразил Варак.

— Наверное, это из-за уничтожения Альфы, — буркнул по интеркому пилот. — Теперь этот проход закрыт.

Экипажу БИЦ оставалось лишь бессильно наблюдать, как фрегат безо всякого эффекта миновал зону отправления.

— В таком случае... курс на галактический диск, — скомандовал капитан. — Это единственное что мы можем сделать.

— Думаю, бегство бесполезно, — уныло пробормотал пилот, выставляя новое направление. — Эти штуки догонят нас куда раньше.

— Дистанция?

— Четыре... нет, три с половиной километра.

— Это невозможно! — покачал головой Хок’Тар. — Ни один корабль не смог бы так быстро...

— Пятьсот... триста... двести метров! — в голосе штурмана уже звучала неприкрытая паника. Дрожащими пальцами он активировал кормовые камеры, и на обзорном экране появилась... пустота. Обыкновенная чёрная пустота... Но это было обманчиво: из-за отсутствия света звёзд, на фоне Тёмного Космоса что-либо различить можно было только на очень близкой дистанции.

— Свет! Включить все прожектора! — отдал приказ капитан, и несколько широких конусов света ударили в пространство за кормой. Лучи выхватили из тьмы огромные силуэты, не похожие ни на что, виденное экипажем «Мглы» ранее. Мелькнули вытянутые неровные корпуса и огромные «отростки», смахивающие на короткие щупальца, и в этот момент, на поверхности неизвестных кораблей вспыхнули огни — мириады иллюминаторов, если полосы светящихся точек на сочленениях огромных конструкций можно было так назвать.

Пространство вокруг осветилось, и по БИЦ пронёсся вздох ужаса. На фрегат надвигались исполинские чёрные корабли, больше всего похожие на членистоногих морских обитателей чудовищного размера. Все похожие друг на друга, но каждый индивидуален... Позади фрегата их было несметное множество, казалось, что весь Тёмный Космос, насколько хватало глаз, был заполнен армадой чужих кораблей. И у каждого гиганта на носовой части горели несколько ярко-жёлтых огней, напоминающих глаза. Это придавало кораблям жуткое сходство с живыми существами.
Их скорость была просто огромна: фрегаты класса «Мглы» считались самыми быстрыми кораблями в Батарианской Гегемонии, но сейчас, в сравнении с иссиня-чёрными исполинами, казалось, будто фрегат вообще не двигается.
Никто из экипажа БИЦ не мог вымолвить ни слова от ужаса, охватившего их при виде армады. А когда передовые корабли поравнялись с фрегатом, и мощное поле массы потащило «Мглу» в сторону одного из них, никто даже не попытался воспрепятствовать этому. Все были настолько впечатлены увиденным, что пребывали в ступоре до тех пор, пока фрегат не оказался где-то под короткими «щупальцами» корабля. Ощутимый толчок и несколько глухих ударов по обшивке привели экипаж в чувство.
— Они хотят взять нас на абордаж! — звенящим от напряжения голосом произнёс капитан. — Старшина Ист’Хок, прикажите своим людям собрать весь экипаж на верхней палубе! Мы будем держать оборону здесь.

— Вы думаете, что в этом есть какой-то смысл? — выпученными глазами глядя в пространство перед собой, спросил оператор навигационной системы. — Лучше нам сдаться и...

— Заткнись! — рявкнул Хок’Тар. — Кем бы ни были эти твари, я не собираюсь добровольно идти к ним в лапы.

— Смотрите-ка, какой герой! Только что бежал, поджав хвост.

— Ах, ты пли-пс! — от такой наглости складки кожи на носу капитана вздулись красными мешками. — Сейчас я тебе покажу, что такое повиновение!

Хок’Тар запрыгнул прямо на ограждение площадки и, сиганув оттуда на пол перед терминалом оператора, замахнулся, чтобы приложить того по лицу. Но удар не достиг цели... Оператор проявил немалую прыть и успел раньше приложить по виску Хок’Тара.

— А ну слушай мой приказ! — навигатор, пнув капитана в бок, шагнул к кнопке интеркома. — Запрещаю любое сопротивление! Сдавайтесь по первому их требо... — Варак уже направился к оператору, чтобы утихомирить бунтаря, когда по БИЦ прокатился гром двух выстрелов, и оператор, дёрнувшись, перевалился через перила командирской платформы прямо сквозь голограмму карты галактики.

Варак тут же вскинул оружие, резко повернувшись на звук выстрела, но тут же опустил винтовку, увидев, что пистолет держит в руках капитан Хок’Тар. Он еле слышно прошипел что-то сквозь зубы и поднялся на ноги.

— Кто-нибудь ещё имеет возражения? — поинтересовался капитан, держа оружие в вытянутой руке.

После такой демонстрации серьёзности намерений, никто не имел возражений и персонал БИЦ послушно направился к двери, чтобы получить в арсенале оружие, но внезапно включилась громкая связь, и по всем кораблю пронёсся низкий дребезжащий звук. Едва услышав его, большая часть экипажа повалилась на пол.

Варак не упал, но на ногах удержался с трудом. Перед глазами всё поплыло, и внутренности будто скрутило в тугой узел. Старшина ощутил ужас... Не просто страх, а именно ужас: первобытное животное чувство, которое вызывало желание забиться в какое-нибудь убежище и сидеть там, пока всё не закончится. Неимоверным усилием воли Варак помотал головой и сделал несколько шагов вперёд, но через секунду всё закончилось также внезапно, как и началось.

Однако не успел он обрадоваться, как с низким гудением отключились терминалы, а затем погас свет, и БИЦ погрузился в темноту.

— Что происходит, Нирк? — придавив кнопку внутренней связи на боку шлема, Варак вызвал своего подчинённого, командира одного из туров (аналог отделения, прим. автора). — Приём, Нирк! Доложи обстановку в ангаре.

Ответом Ист’Хоку был звенящая тишина. Не было слышно даже других присутствующих в БИЦ, и на мгновение Вараку показалось, что он остался совсем один... Тут же к горлу подступила паника, но это чувство быстро развеялось, едва Варак включил фонарик, установленный на стволе штурмовой винтовки. Экипаж по-прежнему был здесь, просто большинство пребывало в полнейшем ступоре. Они съёжились на полу, зажав руками уши и крепко зажмурив глаза. В относительном порядке оставались только сам Варак, капитан Кив Хок’Тар, штурман, два оператора двигательной системы и пилот, вернувшийся из кабины. Оружие было только у Ист’Хока и капитана.

— Давайте-ка перекроем вход, — Хок’Тар, прищурив три глаза, поднял пистолет и включил свой фонарик, прицеливаясь в сторону двери. — Гуч, иди, заблокируй!

— Почему я? — возмущённым голосом поинтересовался оператор.

— Хочешь пулю?

— Нет, нет... Я сейчас.

Гуч бросился к единственному входу на мостик, едва не споткнувшись о тело одного из оглушённых батарианцев. Тем временем штурман пытался вернуть к жизни свой терминал. Получалось у него неважно...

— Ничего не работает! — ударив кулаком по корпусу ни в чём не виноватого компьютера, он охватил затылок руками. — Такое ощущение, что кто-то вломился в систему и отключил её извне.

— Не полностью, — отозвался капитан, как только Гуч повернул рукоятку механического замка на двери. — Ведь гравитация и система жизнеобеспечения работают.

— Без гравитации им было бы трудновато штурмовать корабль, — пояснил Варак, не опуская штурмовой винтовки, направленной на дверь.

— Это верно, но... — гул, донесшийся из-под пола, словно бы послужил реакцией на слова капитана. Это отключались ядра системы искусственной гравитации. Все предметы, не привинченные к чему-нибудь, медленно воспарили над полом. Вместе с батарианцами...

— Зря вы это сказали, капитан, — пробормотал Варак, пытаясь одновременно держать на прицеле дверь и зацепиться за один из поручней.

— Не думаю, что это из-за капитана, — ответил штурман. — На остановку ядер нужно немного больше времени, чем на аппаратуру и освещение.

— Не важно... Главное, что ситуация — дерьмо последнего раба ворка, — Варак снова попытался вызвать своих бойцов, но на этот раз передатчик просто отключился.

— Мне кажется, или я слышу стрельбу? — поинтересовался пилот. Он болтался где-то под потолком, пытаясь найти люк, ведущий в систему вентиляции.

— Тихо всем! — приказал капитан, который прижался спиной к одной из стен, цепляясь за поручень.

Разговоры и шуршание стихли, и стало слышно отдалённые крики, доносящиеся из других частей корабля... А также длинные, захлёбывающиеся очереди из штурмовых винтовок, которых с каждой секундой становилось всё меньше.

— Я здесь не останусь! — всхлипнул один из операторов. — Откройте дверь, мы должны добраться до шаттла!

Варак направил на него луч фонаря и увидел как оператор, оттолкнувшись от стены ногами, поплыл к выходу из БИЦ, загребая руками, словно в воде.

— Стой! Куда?! — рявкнул капитан. Он поднял оружие, чтобы утихомирить ещё одного подчинённого, но именно в этот момент из кабины пилота раздался страшный грохот, словно её вовсе оторвало.

Ист’Хок моментально среагировал, повернувшись к двери, ведущей в кабину. Он опустил забрало шлема и загермитизировал бронекостюм, на случай, если обшивку действительно пробили.

Все замерли, со страхом глядя на дверь, желая только, чтобы она не открылась. Но нападающие вынуждены были разочаровать экипаж: створка поднялась вверх, а то, что находилось за ней, было видно лишь долю секунды... Нечто очень крупное, с четырьмя светящимися глазами и клешнеобразными конечностями, сверкнув металлическим покрытием, метнулось внутрь, на мгновение, осветив своими двигателями пространство позади. Все передняя часть кабины была аккуратно срезана, словно бы опытный хирург поработал здесь лазером. Но воздух не уходил, а это значило, что «Мгла» находилось уже не в открытом космосе, а где-то внутри одного из исполинских кораблей.
Варак открыл огонь по пришельцу, но его уже не было на месте. Тварь скрылась внутри БИЦ, отключив свой двигатель, и теперь, похоже, передвигаясь с помощью полей массы, так как её не было слышно. Ист’Хок начал шарить лучом фонарика по помещению, но так и не обнаружил нападающего, до тех пор, пока тот сам не проявил себя: в темноте вспыхнули четыре точки, светящиеся сиреневым, и через мгновение два ослепляющих луча из глаз твари прорезали тьму, ударив прямо в старшину. Кинетический барьер продержался не более пары секунд, после чего с громким хлопком защита исчезла. Луч начал медленно прорезать кирасу.

Почувствовав на груди сильное жжение от плавящегося металла, Варак закричал от боли, и, оттолкнувшись от стены, полетел в сторону двери в кабину, на ходу стреляя в пришельца. Заговорил и пистолет капитана Хок’Тара, но пальба не причиняли существу никакого вреда, блокируясь кинетическим барьером странной расцветки, напоминающей щиты биотиков.

Истошно закричал оператор и всё-таки открыл дверь, но его хрип моментально перешёл в визг — за створками скрывались ещё две твари. Вслед за ними внутрь ворвался отряд пришельцев поменьше, внешне напоминающий своих «старших братьев». Мостик огласился криками напуганных до смерти существ, которые тщетно пытались найти хоть какое-то спасение.

Варак всё-таки успел укрыться от смертоносного луча в обрезанной кабине пилота. Грудные бронепластины на его скафандре были раскалены докрасна. Шипя от боли, Ист’Хок дрожащими пальцами начал расстёгивать застёжки, чтобы снять часть брони. Когда ему это, наконец, удалось, майка из чешуйчатых пластин под бронёй уже была прожжена насквозь, а на коже успели вскипеть волдыри.

Из дверного проёма вылетел ещё кто-то, а вдогонку ему был послан новый смертоносный луч. Похоже, что на этот раз оружие работало на полную мощность, так как светился луч куда сильнее, и, едва достигнув беглеца, он буквально разрубил того напополам. На шлем Варака брызнули капли крови, и он, пытаясь одной рукой протереть забрало, а другой сменить термозаряд в автомате, не заметил появления нового пришельца. Ист’Хок увидел очередную тварь только, когда металлическая клешня схватила его за ногу и вздёрнула вверх. Перед глазами старшины мелькнула уродливая, отливающая сталью морда, и он почувствовал сильный укол прямо в грудь — единственный участок кожи, остававшийся открытым. Пару секунд ничего не происходило, а затем вокруг Варака возникло желтоватое поле, сковавшее все его движения.

Не в силах пошевелиться, Ист’Хок вынужден был наблюдать, как цепочка пришельцев, тянущих за собой по нескольку обездвиженных тел каждый, покинула фрегат, оказавшись в некоем подобии гигантского ангара, способного вместить ещё два таких же корабля. Большая часть свободного пространства здесь была заполнена маленькими летательными аппаратами, напоминающие глаза с несколькими крыльями разного размера.

Тварь, которая тащила Варака, повернула в сторону, и старшине стал виден их фрегат. Его корпус был крепко зафиксирован несколькими механическими «лапами», а на поверхности было не менее десятки обрезанных участков обшивки, через которые захватчики проникли на корабль. Из этих отверстий также вылетали пришельцы, тащившие за собой членов экипажа.

Ист’Хок пробовал освободиться, но всё было тщетно — тело словно парализовало, и только глаза могли вращаться в глазницах. Медленно начинала подкатывать паника...
Гул в голове становился всё сильнее, и Варак почувствовал, что различает среди фонового дребезжащего шума, голоса, которые что-то вкрадчиво нашёптывали ему. Когда процессия попала из ангара во внутренние помещения чужого корабля, и снова вернулась гравитация, голоса стали сильнее. Ист’Хок чувствовал, что уже может понять, о чём ему говорят:

— За вашими расами наблюдают те, кто неизмеримо выше вас...
— Ваш вид лишь сдерживает свой потенциал...

— Органическая оболочка несовершенна...
— Вы не сможете сами осознать этого...

— Вы разобщены и слабы...

— Но мы поможем...

— Мы несём вам спасение, через уничтожение...

— Мы — предвестники вашего совершенства...

— Вы живёте лишь потому, что мы позволяем...

— Вы не понимаете того, что окружает вас...

— Вы напрасно сопротивляетесь...

— Цикл не может быть нарушен...

— Время нашего возвращения приближается...


«Стоп!», — Ист’Хок вскрикнул, если бы мог. Один из голосов, что звучали в голове Варака, сказал про Цикл... То же самое говорил один из учёных, которых он сегодня расстрелял в тюрьме Аратота. От осознания того, что террористы, взорвавшие ретранслятор, были правы насчёт угрозы и пытались рассказать это другим, у Ист’Хока потемнело в глазах. Он понял, что... что... что...

Но как Варак ни пытался, он никак не мог связать факты воедино. Из-за голосов в голове мысли путались, становясь непослушными, как и тело, которое предало хозяина. Когда путь, по которому тащили Варака, завершился, старшина уже плохо соображал, что происходит вокруг и кто он такой. Бывший охранник тюремного комплекса на Аратоте пребывал в полнейшей прострации, тупо уставившись на ряд бугристых сфер, которыми было наполнено помещение. Они одновременно распахнулись, и твари, тащившие батарианцев, начали по одному помещать туда своих пленных. Когда это закончилось, капсулы снова захлопнулись, навсегда забрав тех, кто сумел спастись из уничтоженной батарианской системы Бахак...



Звуки стрельбы из пистолетов был практически неслышимы на фоне канонады, гремевшей над Столицей Земли. Город, когда-то являвшийся для людей символом мощи и новой эры, теперь напоминал огромное раненое животное, бьющееся в агонии. Белоснежные небоскрёбы рушились один за другим, становясь могилами для сотен живых существ. Отряды, пытающиеся оказать сопротивление, уничтожались за считанные секунды. С неба сыпались обломки десятков космических кораблей. Некоторые из них пытались защитить планету от вторжения, а другие просто оказались не в том месте, не в то время...

Но город ещё не пал, и огромные корабли, напоминающие выползших на сушу морских чудовищ, которые, передвигаясь на своих «щупальцах», направлялись то к одному очагу сопротивления, то к другому, были тому свидетельством. Улицы и здания уже были заполонены созданиями, в которых защитники Земли с ужасом узнавали себе подобных...

Двое людей пока не спешили присоединяться к обороняющимся. Они следовали навстречу своему кораблю, который должен был вывести их с обречённой планеты. На одном из них был адмиральский мундир, уже местами порванный и запачканный гарью. Другой, выглядящий куда младше, был одет в обычную полевую форму Альянса Систем. Только что путь к передатчику, находящемуся на разбитом летуне «Богомол», им преградила группа уродливых созданий, достойных чудовища Франкенштейна.
Впрочем, именно для этих беглецов подобные враги не представляли собой ничего совершенно нового, и твари не продержались и нескольких минут. Когда люди проходили мимо дымящихся останков, адмирал ногой перевернул одно из тел и, присмотревшись, с ужасом произнёс:

— Шепард, посмотри: это же... батарианцы!

— Таких хасков я раньше не видел, Андерсон, — ответил второй. — Наверное, Жнецы по пути сюда навестили Батарианскую Гегемонию.

— Может быть, — сокрушённо покачал головой адмирал. — Думаю, для нас уже не секрет, что Жнецы могут вылепить из живых существ кое-что похуже обычных хасков. Ладно, идём, Шепард, нам нужно передать наши координаты «Нормандии».

Люди пошли дальше, а мёртвое существо, которое когда-то носило имя Варака Ист’Хока, так и осталось лежать среди обломков, не в силах рассказать кому бы то ни было о том, что первыми жертвами Вторжения Жнецов и первыми солдатами их новой армии стал экипаж батарианского фрегата «Мгла», вместе с группой охранников из тюремного комплекса на Аратоте...
Просмотры: 293

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности