Вознесение (Mass Effect Andromeda). 11

Бета: Счастливый Пудель Жанр: Hurt/comfort; Ангст; Драма; Психология; Романтика; Фантастика; Философия; Экшн (action). Персонажи: Ориджиналы, Эфра Де Тершаав, Анйик До Зил, Мошае Сефа и др. Предупреждение: Насилие; Элементы гета.

Действия происходят в галактике Андромеда после победы над Архонтом.

11
— Эфра, у меня отличные новости! Моя сыворотка может обратить действие трансформации. Мы вернули одного ангара к нормальному состоянию! — радости Лу не было предела. Эфра повернулся к ней и рядом увидел соплеменника, не отводящего от нее глаз. — Это Куро Ларав, мой друг, он был похищен в Джароксе.
— Замечательно. Лу, ты сделала больше, чем кто-либо из нас мог ожидать. Теперь мы наравне с кеттами, и у нас есть все шансы на победу, — Эфра внимательно осмотрел молчаливого Куро. — Я рад, что ты смог вернуться к прежней жизни. Но нам предстоит тяжелый бой, ты присоединишься к Сопротивлению?
— Конечно, я сделаю это. Ради тех, кто остался у меня, — Куро продолжал смотреть на Сикстин, будто бы разговаривал с ней, а не с командиром Сопротивления. Эфра поморщил нос, показывая свое неудовольствие. Хоть он и старался для блага каждого представителя своего народа, этот ангара его насторожил.
«Как хорошо они знают друг друга? Что между ними было?» — он отвернулся, чтобы не демонстрировать хмурую физиономию и приступил к делам. Неприятное чувство закралось в сердце, мешая думать. «Может теперь, когда он вернулся, что-то изменится для нее?»
Лу и Куро вышли из командирской палатки и направились в казармы. Наступала ночь. Они устроились поудобнее на разных лежаках и стали разговаривать. Раньше они любили болтать о всякой всячине, смеяться и играть в словесные игры. Теперь, когда произошло столько всего, разговор как-то не клеился, было не до игр и шуток. Для Куро это было в новинку. Слова застревали в горле, напоминая страшные картины войны, которые они оба видели перед глазами каждую ночь. Сон избавил их от неловкого молчания.
Лу проснулась на рассвете и первым же делом поспешила к Эфре — узнать новости о сыворотке. Он стоял все в том же месте, на его лице читалась усталость, по всей видимости, он даже не ложился спать.
— Доброе утро, мой командир, — она ласково дотронулась до его плеча. Эфра вздрогнул и повернул голову, чтобы увидеть ее сияющие глаза. — Тебе нужно поспать — выглядишь устало.
— Сейчас нет времени, — он прикрыл глаза, почувствовав теплые руки, обхватившие его со спины. — Генофаг только что прибыл, можно начинать инъекцию. С нами также связался контрабандист с Кадары, сказал, что кое-кто оплатил его бойцам билет до Воелда, — Эфра приподнял одну бровь.
— Помнишь, я летала на Кадару? Тогда все подумали, что я готовлю нападение. Так вот, — Лу скрестила руки на его груди, — я действительно готовила нападение. На котлов, — она засмеялась и прижалась лбом к спине Эфры.
— Как тебе удалось купить наемников? — он сжал своими широкими ладонями руки Лу.
— У меня были сбережения. Об этом не беспокойся.
— Кто этот Грегори Мол?
— Я сама о нем мало знаю. Лучше не доверять ему ответственных дел, кто знает, на что он способен. К тому же, распускает руки, — услышав это, Эфра напрягся и стиснул зубы.
— Я пойду. Генофаг ждет, — девушка скользнула руками по его твердому прессу.
— Лу… Что ты чувствуешь к Куро? — напоследок произнес Эфра едва слышно.
— Он мой друг. Когда-то нам было весело вместе, но с тех пор слишком много всего произошло. Мое сердце принадлежит тебе.
С этими словами исследовательница исчезла из поля зрения командующего, оставив лишь только тонкий шлейф своего необычного человеческого аромата.

В одной из казарм организовали медпункт, куда выстроились в ряд мужчины и женщины из Сопротивления. За пару часов были сделаны сотни инъекций генофага NH-16T. Сотни рук всевозможных расцветок побывало на медицинском столике рядом с лежаком. Лу беспрерывно распаковывала стерильные иглы и нащупывала места для укола. Куро помогал ей, переставляя боксы с зеленоватой сывороткой и распределяя очереди ополченцев. После того, как последний ангара ушел из медпункта, Сикстин вздохнула с облегчением. Огромный камень будто бы упал с ее души. Куро, заметив это, сказал:
— Тянет на подвиг, не так ли? Иди поешь, с заданием справилась, — он расплылся в добродушной улыбке.
— Я готова слона съесть! Только вот придется жевать сухпойки.
— Лу, спасибо, что спасла меня… Это много для меня значит, — Куро заслонил своим массивным телом потолочный светильник, нависая над Лу. — Ты хороший человек, и я бы хотел быть ближе к тебе…
— Для меня тоже много значит твоя дружба. Ты открыл мне искреннюю ангарскую душу. Куро, прости, но я не могу… — она опустила глаза, избегая взгляда собеседника. — Я люблю Эфру.
Ангара помолчал несколько секунд, глядя на ладони девушки, теребящие пакет из-под шприца, а затем сказал:
— Как жаль, что я опоздал. Кетты дважды должны поплатиться.

***

Терминал командира разрывался от поступающих сообщений разведки. Кетты медлили. Их засекли направляющимися на внедорожниках из южного форпоста к Хранилищу. По всей видимости, они собирались вознести тысячи пленных ангара в свои ряды. Узнав об этом, Эфра принял решение пойти им наперерез и отбить Хранилище. Он собрал батальон сопротивленцев и двинулся в сторону Имметры. Перед уходом он сказал:
— Мы вернемся с нашими братьями или не вернемся вовсе. Лу, присматривай за ранеными. Если со мной что-то случиться — помни меня, таошей.
Сердце Лу обливалось кровью от этих слов, она так хотела остановить его, но не могла. Он делал то, что должен, и никто не имел права помешать ему. Настоящий командир Сопротивления, который не боится посмотреть в лицо смерти и идет в бой вместе со всеми.
— Я спасу тебя снова, если понадобиться! — слезы мешали взглянуть на Эфру на прощание. — И я люблю тебя…
Они отбыли из штаба и скрылись в белой завесе снега. Без своего командира все ополчение стало будто бы безликим. На душе было одиноко и страшно, хотелось забиться в темный угол и ждать лучших времен. Так командующий влиял на каждого, кто вступал в ряды Сопротивления. Он придавал всем уверенности своей невозмутимой осанкой и опытным взглядом. Эфра был кумиром в рядах солдат.
Теперь войска разделились, и его место заняла Анйик До Зил. Наемники Мола прибыли час назад. Огромная флотилия космических кораблей разных размеров и форм заняла почти всю близлежащую равнину, простирающуюся до горизонта. Лу не находила себе места, она шаталась по лагерю и слушала голоса, доносившиеся от терминалов связи.
И тут кто-то во весь голос прокричал:
— Они взяли штаб под прицел с орбиты!
Дроны-разведчики засекли энергетическую активность на дредноуте кеттов, настолько огромном, что его можно было увидеть с земли. Кинетическая ударная сила его снаряда могла бы уничтожить город средних размеров. Нужно было срочно что-то делать. Все заметались, в страхе погибнуть за долю секунды от смертоносной силы, пока голос Анйик До Зил не донесся по громкой связи:
— Все на корабли! Атакуем флот с воздуха.
В течении всего лишь получаса, Сопротивление заполонило боевые суда, готовые к вылету в любую минуту. Лу попыталась связаться с Эфрой, но сигнал пропал, видимо, опять из-за снежной бури. Улетать было нельзя: в штабе остались раненые, да и отряд мог вернуться в любой момент. Флотилия поднималась в воздух. Большие суда плавно взлетали ввысь, увлекая за собой маленькие истребители и челноки. Жар от двигателей плавил снег, оголяя черную землю.
Неожиданно перед Лу нарисовался Грегори Мол. На его бородатой роже виднелась надменная ухмылка.
— Вот и ты. Похоже, пора надрать зад гуманоидам, — он упер руки в бока и перешагнул с ноги на ногу. — Но я смотрю, ты особо не торопишься.
— Я должна остаться в штабе.
— Ну уж нет, — Мол схватил Лу за локоть, — ты полетишь с нами. Сделка была твоей идеей, думала откупиться камешками?
Девушка попыталась вырваться, но Мол мгновенно затолкнул ее в кабину стоящего рядом истребителя.
— Отпусти меня, сейчас же! Ты получил аморилий, что тебе еще нужно?!
— Ты о блестяшках? Что ж, спасибо, мне они пригодятся, как и ты.
Воздушный транспорт рывком покинул воелдскую твердь, уходя в небо. Белая пустошь осталась позади.
«Чертов засранец! Да еще эти помехи. Нужно пробовать снова и снова, пока не получится связаться с командующим. Кораблей много, но недостаточно, чтобы сокрушить кеттов», — Лу набрала еще один код связи. Сигнал прошел, и на другом конце послышался низкий вибрирующий двоякий голос начальника ополчения Инициативы.
— Кандрос, говорит Луара Сикстин. Кетты напали на нас! Их флотилия сейчас в околопланетном пространстве Воелда, а у Сопротивления слишком мало кораблей. Помогите нам подкреплением!
— Лу? Уточни, кетты напали на вас или на ангара?
— Они хотят уничтожить Сопротивление!
— Послушай, это не наша война, она началась еще до нашего появления. Даже если я и пойду к Танну за разрешением прислать вам корабли, ответ будет отрицательным, это я могу точно сказать.
— Тирэн, но ты же командуешь Апексом, ты в силах помочь! — ученая умоляюще уставилась в свой инструметрон.
— Если я нарушу приказ начальства, меня сошлют с Нексуса. Лу, я хотел бы избежать войны, хотел бы, чтобы никому не пришлось умирать, но так не бывает, ты же знаешь.
— Мы вторглись на их родную землю, и они приняли нас. Теперь, когда им грозит опасность, ты говоришь, что это не наша война?
— Мне очень жаль, что я не могу ничем помочь, правда, — в голосе турианца послышалась нотка сожаления.
— Жалость — это как раз то, чего не хватает нашим народам. Конец связи.
Сикстин отвернулась к окну, чтобы остальные не видели горечь на ее лице.
— И что ты так печешься об этих синекожих гориллах? С твоим упорством я бы лучше добывал ценные ископаемые, которые можно продать и разбогатеть, — Мол оголил белые зубы. Девушка, не поворачивая головы в его сторону, бросила:
— Тебе не понять. И как тебя вообще взяли на Нексус? Ты больше смахиваешь на мародера, нежели на искателя новых миров.
— Что ж, новым мирам тоже нужны мародеры.

После сильной тряски, космический аппарат покинул атмосферу. За иллюминатором раскинулся безграничный космос и триллионы далеких звезд. Отсюда Воелд казался не такой уж и бескрайней пустошью, кое-где на нем появились темные пятна на фоне белого покрова, означающие таяние снегов. Все это выглядело умиротворяюще, если бы не скопление кеттских кораблей, нависающих над планетой, как рой смертоносных рахни.
Первый взрыв прогремел сразу, как только флот Сопротивления набрал нужную высоту. За ним последовал ответный выстрел, затем еще один и еще. Молчаливый космос разверзся многокилотонной стрельбой. Один за другим, корабли испускали очереди снарядов и взрывались сами, получая снаряды в ответ. Огромные обломки крейсеров разлетались во все стороны с оглушительной скоростью. Казалось, будто само космическое пространство искривилось от мощных выбросов энергии оружия. Перекрестный огонь не прекращался ни на секунду. Истребители налетали друг на друга, поливая снарядами. Челноки таранили фрегаты со всех сторон. Воцарился хаос. Только гигантских размеров дредноут оставался неподвижным наблюдателем баталий.
Истребитель Лу находился в стороне от основной массовки, изредка выпуская из пушки лазерные выстрелы.
Исследовательница теребила в руках капсулу с нейропарализатором, который оставил ей Эл.
— Что в ней? Какой-нибудь яд? Не удивлюсь, если да, это так по-женски, — Грегори подошел вплотную к девушке, делая вид, что заинтересован содержимым флакона.
— Да, это яд. Если капсула случайно разобьется, мы все задохнемся парами.
— Ого, да ты нам угрожаешь.
— Я не понимаю, зачем я здесь! — Сикстин начинала нервничать.
Сопротивление несло потери, а дредноут продолжал испускать все новые и новые боевые единицы. Мол придвигался все ближе и ближе.
— Ты очень упорная, мне нужны такие, как ты в команде, но на моих условиях. Эти планеты скрывают много полезных ископаемых, которые так и ждут, когда их найдут. К тому же ты ничего мне не ответила насчет вечера наедине.
«Думай, Лу, думай». Взгляд Лу остановился на овальных доках дредноута, откуда стремительно вылетали челноки.
— Мол, давай к докам, — она кивнула в сторону корабля.
— Ты что, свихнулась во время перегрузки? К флагману ни на шаг.
— Он неповоротлив, попасть по нам не сможет. Высадите меня в доках и улетайте.
— Да ты спятила, я не собираюсь идти на необдуманный шаг! — Мол в недоумении переглянулся с подручными. Не дождавшись одобрения, Лу мгновенно выхватила пистолет из кобуры Грегори и нацелила ему в голову. Наемники зашелестели винтовками и приготовились стрелять.
— Живо веди корабль к дредноуту! — в ее глазах пылала ярость. — Иначе прострелю тебе башку.
— Так, так, опусти пистолет, — Мол опешил от такого поворота событий. — Все, ребята, опустите оружие. Дама решила сойти на берег, не будем ее задерживать.

Ворота доков поднимались и опускались автоматически, когда изнутри к ним приближалось судно. Истребитель Мола завис ниже уровня дока, давая возможность Лу взобраться на уступ по технической лестнице. Она изо всех сил ухватилась за железный поручень, чтобы не быть унесенной в космос. Добравшись до ворот, она стала ждать, пока откроется проход. К счастью, магнитные ботинки крепко держали ее на поверхности, и Лу смогла заскочить в огромный автоматизированный отсек запуска челноков незамеченной, удивляясь собственной импульсивности.
Следующие несколько часов были сущим адом. Причем, как в космосе, так и внутри дредноута. Лу блуждала по бесконечным коридорам, переходя из одного отсека в другой, избегая дозорных кеттов. Карты у нее не было, так что приходилось полагаться на удачу в поисках комнаты управления. Из курса военной подготовки Лу знала, что мостик у дредноутов обычно располагается в верхней части корпуса, поэтому она двигалась вглубь и вверх. Душные темные помещения сводили ее с ума, а от бесчисленных терминалов, километров проводов и труб рябило в глазах. В тот момент, когда Лу уже думала, что так и погибнет здесь, заблудившись в лабиринте из коридоров и переходов, на глаза ей попалась незамысловатая табличка, изображающая колесо с кнопками и пультами. Должно быть, она указывает на комнату управления, вверх по лестнице. Неудивительно, если сами кетты, время от времени, теряются на своем флагмане.
Открыв люк, Лу попала в большое помещение с панорамным окном, в центре которого находилась панель управления, а в дальнем конце — высокие автоматические двери. Значит, она попала сюда через запасной проход. По какой-то счастливой случайности ни один кетт не обнаружил Лу, пока она добиралась до самого главного отсека корабля.
В зале никого не было, корабль, по всей видимости, стоял на автопилоте. Сикстин ринулась к панели со множеством кнопок и рычагов, и принялась судорожно переводить их назначение в переводчике, один за другим. Таким образом ей удалось взять управление зенитным оружием и отключить наведение. Дело оставалось за малым.
Она посмотрела сквозь панорамное окно на Воелд, ставший первой планетой, на которую ступила Лу, после долгого криосна. Воелд — колыбель природных стихий и таинственной красоты, которую невозможно сравнить ни с чем другим. Где-то там сейчас Эфра. Жив ли он? Как хочется прижаться к его груди и не видеть всего этого ужаса. Но времени мало. Нужно найти управление системой жизнеобеспечения.
Порывшись еще пару мгновений в консоли, Лу отыскала нужную опцию. Голографическая схема дредноута указывала на центр СЖО в соседнем отсеке. Переметнувшись туда, Лу активировала панель, из которой выехала каретка для распылительных присадок. Дрожащими от волнения руками, она поместила туда капсулу, оставалось только дернуть рычаг.
Вдруг дверь раздвинулась, и в отсек шагнул кетт, слегка отличающийся от остальных внешним видом. Точнее сказать, это была кеттская женщина, в таких же костяных наростах и с таким же ожесточенным лицом. Увидев руку человека на рычаге спуска распылительной смеси в воздуховод, она ошарашенно замерла на месте и произнесла:
— Что бы это ни было, прежде, чем нажать на спуск, ты должна понять, насколько важно наше существование для галактики. Вознося своих врагов, мы делаем их совершенней, чем кто-либо существующий, мы дарим им силу, чтобы служить Империи, которая никогда не падет.
— И вместе с тем, вы отнимаете у них свободу и жизнь, которой они дорожат, — землянка с суровым лицом повернулась к вошедшей.
— Свобода — ничто, когда дело касается выживания!
— Выживание вашего народа стоит слишком дорого другому. Рано или поздно, когда все живое будет порабощено вами, вы останетесь ни с чем, созерцая закат своей цивилизации.
— Империя не стоит на месте. Она найдет путь к бесконечному величию.
— Мне плевать на Империю и на Вознесение. Тирания никогда не будет продолжением жизни, ваш мир обречен, пока вы не найдете альтернативных способов.
— Ты слишком примитивна, чтобы это понять!
— Прости, Примас, но я не стану больше наблюдать геноцид, — с этими словами, Лу Сикстин опустила рычаг.
Система заработала, разнося вещество по каждому отсеку корабля. Кеттка попыталась закрыть дыхательные органы руками, но не успела — газ проник в ее легкие. Лу стояла, глядя на то, как ее тело корчилось в судорогах.
— Я не такая, как вы. Смерть никогда не приносит облегчения, даже если и умирает твой злейший враг. Я сделала правильный выбор, — тихо прошептала девушка. Она так и не смогла выпустить нейротоксин, а вместо этого, положила в каретку капсулу с сывороткой генофага. Все, кто находился на дредноуте должны были трансформироваться в случае, если это были ангара. Судьба остальных же была неясна.
Из иснтруметрона Лу послышался звук входящего сигнала. Это был Эфра.
— Лу! Ты жива? Где ты сейчас находишься? — любимый голос донесся из динамика, прерываемый помехами.
— Эфра, я на дредноуте. Зенитки отключены! — выпалила Лу, задыхаясь от радости.
— Как ты там оказалась? Мы отбили Хранилище и освободили пленных, нам помогли… — шипение заглушило дальнейшие слова. Сигнал снова пропал.
«Хвала небесам, он жив!» — Лу нетерпеливо сжимала рукоятку СЖО.

Замеченный за бездействием, флагман пошел под обстрел. Множество уцелевших фрегатов и истребителей палили из пушек по уязвимым местам дредноута, не встречая ответного огня. Легкая вибрация стала переходить в тряску. Система хаотично осаждалась помехами, пока, в конце концов, не дала сбой. Сработала аварийная сигнализация. Корабль испустил шум затухающих двигателей. Такого исхода Лу не предвидела, пора было выбираться из этого лабиринта.
Предыдущая главаСледующая глава
Просмотры: 46

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности