Vision


Название: Vision.
Автор: M. Ch. (Cherrys)
Персонажи: Джон Шепард/Лиара Т'Сони, Тали’Зора, Сарен.
Жанр: AU, Deathfic, Angst, Phycology.
Аннотация: Повесть о том, какая кончина могла бы ждать капитана Шепарда в том случае, если бы видения Маяка свели бы его с ума. Постепенно, на протяжении всего действия МЕ1, главный герой страдает от серьезной психологической травмы. Прочтение Шифра окончательно добивает его сознание, но даже тогда Джону удается сохранить истинно человеческие черты.

И мне не было всё равно,
Когда ты поджигал себя и устремлялся в окно,
Черти мчались к тебе из всех чёрных дыр,
Ты метался и разрушал мой комнатный мир.


***


- Я страдаю, Лиара.
Джон смотрел через иллюминатор на рассеянные в небесной сфере звезды. Они были так далеки и так близки – хотелось просто смотреть на них и гадать, что же там, в миллионах километров от тебя, происходит. Смотреть и наслаждаться своими фантазиями о волшебных существах, суетливо перемещающихся от одной звезды к другой на своих кораблях. Одно из таких существ сейчас находилось перед капитаном.
- Джон… Что я могу сделать для тебя? – учтиво спросила азари, заглядывая мужчине прямо в глаза. Она выглядела, как обычно, проницательно: ярко-голубые глаза, обнимающие вечность в своей бесконечной пустоте, кожа, отливающая волшебными светло-голубыми бликами прожекторов и мимика, показывающая то ли сострадание, то ли вселяющая в человека последнюю надежду.
- Просто… Просто будь рядом.
Джон обнял Лиару и та, принимая его объятья, уткнулась своим лицом в его грудь. Они сидели так несколько минут, после чего азари, подняв свой взгляд и сравняв его со взглядом человека, сказала:
- Джон, впереди ответственная операция. Ты должен расслабиться, иначе погубишь самого себя.
Капитан молчаливо согласился с синекожей девушкой, кивнув медленно и неспешно. В его голове перемешалось все: Сарен, Властелин, Андерсен. Протеане, Жнецы, геты. Единая туча из красно-желтых мыслей, рождающая порывы ветра и удары молний в своем рассеянном чреве. Взгляды десятков людей не покидали его сознание, они все смотрели на него, выпытывая последние мысли и желание умереть. Но он не хотел умирать!
У него была цель – спасти Галактику от вторжения таинственных киборгов из глубокого космоса. Он желал лишь одного – как можно скорее закончить с этим делом и освободиться. От всего, от тьмы, от космоса, от политических интриг и выстрелов сотен оружий. Он устал. Устал. Лиара.
- Я могу помочь тебе, но ты должен позволить мне сделать это.
Капитан тяжело выдохнул. Он закрыл глаза на несколько секунд, зажмурился, стремительно выбрасывая из головы ужасные мысли и заглушая вихрь из ветра и молнии страшных воспоминаний.
- Я… Готов, Лиара, - прошептал мужчина. Лиара, понимающе кивнув, закрыла свои ярко-голубые глаза… И открыла истинные – столь же бездонные, темные и черные, как космическая пустота.
- Обними вечность.

***


МАКО скользил по поверхности потемневшего коричневого камня. То тут, то там, его колеса натыкались на трещины, лужи и корни покрывших эту планету растений. Илос, последнее прибежище протеанской цивилизации: здесь чувствовалось дыхание памяти, словно мертвая петля воспоминаний, оно окутывало шею и сдавливало дыхание своей тишиной и умиротворением. Шум двигателей и шорох сметающих на своем пути мелкие камни колес будто нарушали сложившуюся веками гармонию древнего города.
Лиара устало смотрела на затылок капитана. Она видела все, что тревожило Джона, и теперь это великое ничто тревожило ее сознание. Она видела смерть протеанского народа, великой империи, поглощенной под натиском разумных машин. Солдаты мощнейших армий Галактики бродили в голове синекожей девушки с простреленной грудью, а корни илосских растений вплелись в ее сознание, словно окутывая вселенских масштабов братскую могилу.
Рядом сидела Тали и что-то читала в своем инструметроне. Как могла понимать девушка, кварианка изучала электронные схемы протеанских устройств, коих здесь было великое множество.
- Тали, ты боишься? – спросила вдруг азари, посмотрев на затемненное стекло кварианского скафандра. Инженер ответила:
- Мы близки к победе, Лиара. Мы не должны бояться.
- Я не об этом, Тали… Ты боишься того, что мы не справимся?
Кварианка молчала некоторое время. А затем, повернувшись фронтом своего скафандра к собеседнице, сказала:
- Я боюсь, если ты об этом.
Азари, напряженно хмуря брови, медленно кивнула. А Тали добавила:
- Если мы будем думать о своем страхе перед смертью сейчас, то мы получим ее спустя несколько секунд.

Джон смотрел на голографический интерфейс неизвестного устройства. Оно напоминало по своей форме большую сферу, имеющую массу углублений на своей поверхности. Протеанский ВИ заговорил на английском языке: Шепард прекрасно понимал его, не чувствуя, что слышит язык умершей империи. Лиара, казалось, так же различала слова и вслушивалась в речь. Тали же недоуменно смотрела то на зеленую сферу, то на человека, то на азари.
Вдруг Джон развернулся и стремительно направился вдаль от виртуального интеллекта. Лиара напряженно смотрела ему вслед, возможно, догадываясь о происходящем. Тали же воскликнула:
- Что происходит?!
- Все рушится, Тали, - с этими словами синекожая девушка рванула вслед за капитаном. Кварианке ничего не оставалось, кроме как бежать за ней.
- Джон, остановись!
Мужчина подчинился просьбе, однако, явно не по велению Лиары. Он крепко сжал голову обеими руками и упал на колени, шепча про себя что-то. Джон раскачивался, словно сумасшедший, страдающий от высшей формы психического расстройства. Тали чувствовала сквозь холодное стекло своего шлема, как Шепард страдает. Она видела как наяву его головную боль, его страх и отчаяние. Она знала, что он сейчас видит.
Лиара припала на колени рядом с капитаном и обняла его, пытаясь остановить череду страшных видений в его голове. Но азари знала, что все это – жалкие попытки, не способные помочь в данной ситуации.
Джон снова видел послание маяка…

***


- Он в тяжелом состоянии, командир, - сказала доктор Чаквас, рассматривая медицинские записи в своем планшетном компьютере. Она была явно напряжена: не доводилось ей ранее сталкиваться со столь странным явлением. Капитан Шепард использовал на Иден Прайм протеанское передающее устройство – маяк, содержающий информацию о гибели целой империи. Джон лежал без сознания вторые сутки, и доктор вынуждена была обратиться к командиру корабля за советом. Андерсен устало смотрел в лицо Джона.
- Его нужно вернуть, доктор. Любой ценой. От него сейчас зависит судьба всего человечества.
Чаквас лишь кивнула, делая вид, что понимает, о чем речь. Однако, на самом деле, информация о рекомендациях в СПЕКТР, для нее была скрыта. Как и любые показания членов команды.

- Капитан, вам нужно больше отдыхать, - сказала Чаквас, глядя в глаза Джону. Она все еще помнила, как пыталась пробудить его от долгого сна, вызванного контактом с протеанской технологией. И сейчас она знала: состояние капитана далеко от идеального. Особенно – психическое. Джон постоянно жаловался на кошмары по ночам, а так же на странные голоса в голове, шепчущие на неизвестном языке. Самое страшное – женщина ничего не могла с этим поделать.
- Доктор, может быть, у вас все таки найдется какое-нибудь снотворное?
- Они запрещены во время службы, капитан. Неужели вы не помните об этом? – возразила было усталому мужчине Чаквас. Однако, настолько мученическим был взгляд Джона, что не сдержалась, - но у меня таки есть кое-что.

Шифр. Это знание о древнем народе, настолько ценное, что ради него можно пожертвовать целым миром. А то и несколькими. И он теперь находился в голове у одного человека – у главного героя человечества. У капитана Шепарда, первого в истории СПЕКТРа от Альянса Систем.
Но был ли настолько силен капитан? Был ли готов он к тому, чтобы ощутить смерть целой империи в один миг? Действительно ли стоит наивно полагать, что Джон Шепард способен защитить Галактику?
Политика, конечно, делала свое дело. И капитан – тоже. Однако, именно в этот момент, когда мужчина снова увидел эти силуэты в кроваво-красном свете, когда он опять стал свидетелем глобальной катастрофы и геноцида целого народа – вот тогда он и окружающие его существа могли чувствовать, как шатка психика капитана.
Погрузившись в агонию, капитан снес со своего пути Шиалу, подошел к стене и начал долбить кулаком по холодному камню. Его мучила сильнейшая головная боль – каждое движение в послании ударяло по его мозгу огненной плетью.
Лиара боялась тогда что-либо предпринимать.

***


… Он раскачивался вперед-назад, шепча сквозь зубы какие-то неразборчивые слова. Лиара, сдерживая единственную слезу, смотрела на муки своего возлюбленного, единственного человека в Галактике, заслужившего это право. Единственного, человека, от действий которого сейчас зависела судьба всей разумной жизни. Единственного, столь сильно страдавшего от видений о древней цивилизации и неспособного с ними справиться.
- Шепард… Пожалуйста, - шептала она, - пожалуйста…
Тали смотрела на них, словно пытаясь найти в себе силы, чтобы остановить. Она не могла оставить все это равнодушным и была готова тут же сорваться в слезы. Однако, она знала, что сейчас – не то время и не то место. Сейчас – это время для спасения всего. Время, данное для того, чтобы остановить угрозу, темной тучей нависшую над Галактикой.
- Лиара… Нам нужно отнести его в МАКО.
- И что потом? Ты понимаешь, что… - не успела договорить азари, как кварианка резко оборвала ее:
- Да, но кому-то необходимо остановить Сарена и гетов. И если Шепард не способен сделать это, то должны мы. Ибо больше некому!
Лиара молча кивнула и поднялась на ноги. Шепарда покрыло голубоватое стазис-поле, и он легко воспарил над землей. Спустя несколько мгновений двое направились стремительным шагом к транспортному средству, по пути собираясь с мыслями. Шепард же, сквозь видение пытаясь преодолеть сковывающую его биотику, напряженно дергал мышцами своего тела.
Они ехали долго и уверенно. Тали оказалась куда более опытным водителем, нежели Джон, что было сейчас очень кстати. Кварианка никогда не задумывалась над тем, почему Шепард никому не доверяет свое транспортное средство. И сейчас у нее, к сожалению, не было времени размышлять об этом.
Где-то позади, в пассажирской кабине, Лиара пыталась успокоить взбушевавшегося Шепарда. Речь протеанского компьютера, вероятно, пробудила в нем тяжелые воспоминания и запустила необратимую реакцию. В голову впивались один за другим кадры падения Протеанской Империи, смерти и торжества Жнецов над нею. Тали хотела бы послать их в кварианский ад, однако, понимала, что те все еще находятся там и только-только собираются выйти наружу.
- Он потерял сознание.
Водитель притормозила МАКО и повернула кресло на сто восемьдесят градусов, к Лиаре и Джону. Последний, закрыв глаза, обмяк на своем сиденье. От падения на пол его удерживали лишь ремни безопасности.
- Нам нужно ехать дальше, - сказала Тали Зора, разворачиваясь к пульту управления. Если бы азари могла видеть ее глаза, она бы увидела в них глубокое море отчаяния, ибо с каждой минутой надежда на спасение угасала все стремительнее.
Она верила в Джона. В то, что он справится. Он всегда справлялся, даже тогда, когда посреди миссии его голову начинали мучить видения. Даже тогда, когда это происходило под огнем противника – всегда его товарищи помогали ему и операции заканчивались успешно. Но сейчас что-то постоянно стучало по вере кварианки тяжелым молотом, да так, что она вот-вот развалится.

Джон видел кошмар. Кошмар наяву – кроваво-красный, как огромная старая звезда, готовая скинуть свою последнюю оболочку и превратиться в сверхновую – умереть, став после маленьким и беззащитным карликом, окруженным светлой памятью своей личной туманности. Но было рано – еще слишком рано покидать этот мир, и нужно было бороться, превознемогать боль, бороться до конца, побеждая этот немыслимый ад воспоминаний.
Жнецы вторгались в его мозг. Красными молниями своих главных орудий, они били по сердцу крупнейшей империи – Цитадели. Затем луч проходил сквозь звезды, лучей становилось все больше, и все они постепенно поглощали Галактику своим красным, еще более кровавым, чем все происходящее, светом. Один за другим протеане гибли, отдавали свою жизнь в попытке спастись. Кто-то не сопротивлялся и просто бежал – и умирал; кто-то, рыдая, стиснув зубы, принимал свою смерть, как должное; а кто-то боролся до самого конца, пытаясь сломать железную хватку синтетических щупалец.
И этот кошмар продолжался снова и снова: все запускалось вновь и было циклично. Образ планеты, кальмаровидного Жнеца, сотни лучей, обрушивших свою убийственную силу на невинных граждан. Нужно было побороть это. Нужно было побороть… Но кровавая акварель никак не смывалась с холста его сознания, и с каждым циклом все сильнее она затягивала его в свой маленький, но в то же время такой необъятный, ад...

- Тали, я вижу Канал! – кричала Лиара, глядя на экран, транслирующий ситуацию за бортом МАКО, - давай туда!
- Но это опасно! Мы не знаем, чем это может закончиться! – возмущенно отвечала кварианка, все же, направляя машину в сторону протеанского ретранслятора.
- ВИ сказал, что Канал отправит нас прямо на Цитадель! Это наш единственный шанс! – продолжала Лиара, дергаясь в своем кресле.
Впрочем, у Тали не оставалось другого выбора. Она, сквозь перекрестный огонь шагающих танков, прорывалась к Каналу. Вот он – огромный, отдаленно напоминающий своих идейных отцов, он стоял, направив свое «жало» в небо Илоса. Сердце ретранслятора уже вращалось, поглощенное в поле эффекта массы, и каждым метром приближения МАКО к нему, ускорялось. Кварианка, зажмурив глаза, газанула в последний раз, и Канал, накопив свой энергетический максимум, выстрелил, захватив транспортное средство синим лучом, в небеса.

***


Сарен смотрел на двух девушек, пришедших к пульту управления Цитаделью. Кварианка и азари – две помощницы капитана Джона Шепарда, верно служившие на его корабле и всегда помогающие в особо сложных операциях. Две отчаянные психопатки, лишенные здравого смысла, как и большая часть этой Галактики, впрочем.
Почему они отрицают власть Жнецов? Почему они не верят в «вознесение»? Почему так борются за свою жалкую, короткую жизнь, не способную закончиться счастливо? Зачем они сопротивляются?
Сарен смотрел на них с внутренним отвращением, и заговорил, не скрывая своих эмоций:
- Где же ваш капитан? Неужели он загнулся под своими видениями? Удобный инструмент Альянса выжал из себя последние силы, вероятно.
Лиара злобно сжала в кулаке искажение пространства. Прикусив от злости губу, она исподлобья смотрела на олицетворение галактического хаоса. Но не отвечала ему.
Прочитать эмоции Тали Зоры было как всегда тяжело: ни мимики, ни движений, выдающих какое-либо настроение, не было видно. Однако, как можно было догадаться, она была зла на Сарена не меньше, чем ее коллега.
- Вы предпочитаете молчать, глядя на то, как стремительно рушится ваш бренный мир? Что же, тогда, быстрее закончим это дело, - сказал турианец, доставая пистолет и бросая в сторону девушек поле деформации.
Бой оказался затяжным, и даже эмоциональное напряжение, накрывшее умы азари и кварианки, не могло ускорить боевое действо. Где-то наверху, в космосе, параллельно бились насмерть с армадой гетов и Властелином корабли Альянса.
По зале Президиума метались в разные стороны разогнанные эффектом массы пули и биотические поля. В разных местах вспыхивали одна за другой гранаты, ярко-оранжевым горел инструметрон Тали. И Сарен, облаченный в голубоватые искажения, парил в воздухе, безостановочно атакуя преданных Шепарду соратников.

…«Нужно встать, нужно преодолеть себя! Мы победим Жнецов!», - кричал Шепард, находясь в своем личном кошмаре. Он кричал на огромные корабли, кричал на умирающих протеан, кричал на планеты и звезды, утопающие в крови. Он карабкался по лестнице своего сознания, даже несмотря на то, что та постоянно рушилась: ее ступени обваливались, то и дело перекрывая Джону путь. Но он шел дальше – сквозь обломки и трещины. Шел к своей цели – шел к победе.
Жнецы отступали. Кровь акварели бледнела. Исчезали образы умирающих миров – все возвращалось во круги своя. Постепенно, по кусочкам, оживал реальный мир: появлялись чувства, эмоции, боль…

Вдруг Сарен услышал голос. Мужской голос с хрипотцей, вызванной, вероятно, многочисленными ранениями и напряжением голосовых связок. Турианец был несказанно удивлен, увидев у лестницы силуэт солдата Альянса, Джона Шепарда.
- Сарен… - сквозь силу, одурманенный многочисленными видениями, говорил он, - остановись…
Турианец лишь расхохотался:
- Шепард, ты действительно веришь в то, что меня можно остановить?
Тали и Лиара затихли где-то в убежище за грудой обломков.
- Ты сам видел, что способны сделать с нами Жнецы! Неужели ты хочешь этого будущего для Галактики?! – воскликнул капитан.
- Ты – глупец, Шепард. И ты не заслуживаешь «вознесения».
Неожиданно прозвучал выстрел. Поврежденный кинетический щит доспеха не сработал, и обмякшее тело капитана рухнуло на холодный пол Президиума. Откуда-то слева, из-за обломков, послышался крик Лиары – та, сломя голову, бросилась к Джону, все еще не веря в то, что пришел его конец. Турианец, похохатывая, навел прицел на беззащитную азари. Кажется, он забыл кое-кого.
И этот кое-кто поймал последнюю возможность справиться с главным врагом Галактики. Тали направила на киборга пистолет и, тщательно прицелившись, выстрелила. Кварианка попала прямо в генератор левитирующей платформы, на которой возвышался враг. Последовал взрыв, а за ним – звук падающего на пол горящего тела. Несколько контрольных выстрелов до перегрева – турианец лежал на полу, не двигаясь. Тали выронила из руки пистолет и, заплакав, упала на колени.
Все затихло – даже выстрелы где-то наверху. И только голос Адмирала Хаккета звал Шепарда через переговорное устройство его доспеха.
Просмотры: 499

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности