Валгалла | Valhalla (ГЛАВЫ 5-8)

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе




Глава 5. Призрак.


«Добро пожаловать, Валькирия».

Шепард скрестила руки на груди. – «Призрак». – Она замолчала. – «Вас действительно так зовут люди? Или же они обращаются к вам, используя прозвище? Призи? Приз?»

«Мои люди называют меня просто ‘Призрак’, это так», - ответил он. Человек выпустил струйку сигаретного дыма, которая Шепард виделась тонкой и пиксельной в голографической рубке, где она стояла. Голограмма Призрак передавала мало его отличительных черт, и все, что она могла сказать о нем, он был чуть старше среднего возраста, хорошо одет, и, скорее всего, мог умирать от заболевания печени или рака легких, учитывая, как он затягивается сигаретой в одной руке и держит бокал в другой.

«Почему вы вернули меня?» - спросила она. – «Или это просто подарок на День Рождения за два года сразу?»

Он склонил голову. – «В вашем досье ничего не говорилось о сарказме», - ответил он.

«Миранда сказала то же самое», - ответила Шепард, пожимая плечами.

«Я думал, вы будете немного более довольны тем, что вас вернули к жизни».

«Я не была несчастлива мертвой», - сказала она, вспомнив фрагменты…сна? Она подумала, что так никогда и не узнает правду о том видении.

«Вам не удалось закончить дела, прежде чем вас убили», - ответил он. – «А работа, которую необходимо сделать, все еще существует. Вам нужно перебороть ваши профессиональные трения с Цербером…»

«Какие именно?» - перебила она его. – «Те, где вы убили адмирала? Те, где вы позволили погибнуть целому отряду пехотинцев, чтобы вы смогли наблюдать, как они плавятся под действием яда? Те, где вы экспериментировали над целой колонией невинных людей и превратили их в хасков? Ублюдки, в тех колониях были дети!»

«Некоторые мои ячейки стали…немного сами по себе», - сказал ей мужчина. – «Даже я не в курсе всего, что они натворили».

«Херня», - огрызнулась она.

Призрак выдохнул струйку дыма. – «Будет вам, Шепард», - произнес он. – «Я бы не стал винить вас за поступки кого-то другого из Альянса».

«Во-первых», - произнесла она, - «не смейте называть меня Шепард. Во-вторых, Альянс не занимается подобными вещами, как Цербер. В-третьих, вы бы смогли меня обвинить во всем вышеназванном, если бы я была во главе всего этого дерьма. И поскольку вы были во главе всей организации…»

«Они отсоединились от нас, Шепард», - отрезал мужчина. – «Да и не об этом сейчас идет речь. Речь о пропавших колониях».

Шепард замерла. Хорошо. Вот это привлекло ее внимание.

«Что за пропавшие колонии?» - спросила она подозрительно, хотя уже догадывалась, о чем идет речь.

«Вы столкнулись с одной из них, я так думаю», - произнес Призрак, пуская сигаретный дым изо рта. – «Перед крушением Нормандии вы видели покинутую колонию за границей Траверса – и вы знали, что это не геты».

«Мои отчеты были засекречены», - ответила она, хотя сразу же поняла, что это уже не важно. Было ясно, что этот человек знает очень многое о ней и ее миссиях.

Она вспомнила ту колонию, которую они обследовали прямо незадолго до атаки на Нормандию. Это место было разрушено и ограблено, почти сожжено до основания. Нельзя было с точностью сказать, что случилось на самом деле, но там не было тел, кровавых следов, ни единого следа бойни. Словно местных жителей кто-то заманил в клетку, затем утащил их с собой и сжег колонию дотла. Руины приводили в замешательство так же, как и обессиливали.

«Эта колония была первой из многих», - продолжил Призрак. – «Пока вы были без сознания, произошло еще больше подобных атак. Общее число пропавших людей исчисляется тысячами – десятками тысяч».

Сердце Шепард дрогнуло. Десятки тысяч? В сознании сразу же всплыли лица ее кузенов, забранных в рабство много лет назад, но так и не нашедшихся.

Шепард не доверяла этому человеку, ей не нравились его методы вербовки – если бы она остановилась и как следует подумала – она очнулась всего несколько часов назад после того, как два года была…мертва. И все же, он уже пытался убедить ее присоединиться к своей ранее-и-скорее-всего-поныне террористической организации.

Но люди были в беде – дети и невинные взрослые, которые отправились искать лучшую жизнь. Если так много пропало без вести…

«Почему Альянс этим не занимается?» - спросила она, пытаясь мыслить ясно. Было что-то, чего он не договаривал, поэтому позволять своим эмоциям идти впереди было опасно.

Призрак пояснил свои причины: Альянс полагал, что это не является настоящей угрозой. Колонии находились вне пространства Совета. Он продолжал объяснять и далее, его причины казались вполне ясными…

«Переходите к сути», - сказала она наконец. – «О чем вы умалчиваете?»

Мужчина, казалось, немного улыбнулся. Трудно было судить по его голоизображению.

«Совет не хочет видеть реальной угрозы», - произнес он. – «Но это все та же, с которой вы столкнулись пару лет назад»

«Жнецы», - нахмурилась Шепард. – «Я знаю, что вы это имели в виду. Как именно жнецы забирают людей к себе?»

«Мы считаем, что у них есть агенты. Здесь есть закономерность, она похоронена в данных», - сказал он ей. – «Ясно, что это жнецы. Они идут, и только вы можете остановить их».

«Так вот почему вы вернули меня», - сказала она, его причины были ясны, пускай это и заставило ее почувствовать себя утомленной. – «Потому что я единственная, кто в них верит».

«Не только поэтому», - ответил он. – «Вы боролись с одним из них. И убили».

«Поэтому вы хотите, чтобы я сделала что именно?» - спросила она. – «Нашла еще одного и убила? Это может оказаться довольно сложно».

«Для начала я хочу, чтобы вы отправились с Мирандой и Джейкобом. Нам только что стало известно об еще одной человеческой колонии. Она называется Путь Свободы. Обследуйте ее».

«Да неужели?» - спросила она, скрещивая руки на груди. Она ни на секунду не хотела поверить в это.

«Однако», - произнес он, - «там вы найдете все необходимые данные, которые убедят вас в том, что с этим необходимо что-то делать, в независимости от того, на кого вы работаете».

Шепард нахмурилась. Это было то, чего она боялась. Тем не менее, до тех пор, пока она работает с ними, а не на них… Она нахмурилась. Это был запутанный клубок, и она знала это. Но Шепард не могла найти выход из данной ситуации сейчас. Вероятно, в этом и была их задумка.

«Хорошо», - сказала она, вздернув подбородок. – «Я отправлюсь туда. Но вам лучше быть менее загадочным при следующей нашей встрече».

Глава 6. Возвращение на Цитадель.

(Кайден возвращается на Цитадель)


Кайден ступил в Президиум, а затем поморщился от мигрени, грозящейся разорвать его голову пополам. Яркий свет никогда не был успокоительным, но теперь он казался еще ярче по сравнению с районами и доками.

Даже спустя почти два года отсутствия, это место казалось все таким же. Районы изменились сильно, но опять же, на Цитадели, как и везде, богачей отстраивают в первую очередь. Районы все еще восстанавливали. Пощипывая переносицу, Кайден закинул сумку на плечо и направился к посольствам. Несколько минут ходьбы, и он оказался около двери, которая выглядела, как и все остальные. Кайден нажал на кнопку звонка и дождался, пока двери откроются.

Когда те скользнули в стороны, он вошел внутрь. Это место не изменилось.

«Коммандер», - окликнул его голос. – «Присаживайтесь. Я только закончу этот отчет».

Кайден встрепенулся, как всегда это делал, когда кто-то обращался к нему по званию. Мало кто делал так. Каждый раз, когда он знакомился с кем-то новым, он просил обращаться к нему ‘Аленко’. Он ощущал, что ‘коммандер’ было званием, которое принадлежало кому-то другому – даже, несмотря на то, что она была лейтенант-коммандер, а не штабс-коммандер, как он. А что же касается его имени ‘Кайден’, в общем, она называла его так. И сейчас он избегал, чтобы его так называли. И это пока что удавалось ему довольно легко. Мало кто в эти дни был так близок к нему.

«Сэр», - он кивнул, а затем сел в кресло напротив пожилого мужчины, сидящего за столом. Капитан, нет, Советник Андерсон немного постарел за эти месяцы, но он все еще выглядел как тот, кто видел немало, перенес все это и был готов приступить к другим делам. Взгляд Кайдена упал на множество датападов на столе, а затем остановился на рамке с фотографией в углу. Он застыл.

Это была Шепард.

Такую голограмму он еще не видел. Хотя Кайден старался отворачиваться на любое упоминание о Шепард в новостях, он не мог полностью проигнорировать всю ту ложь, что сопровождала ее смерть. Даже в удаленных колониях эта новость была большей, чем герой Блица, первый Спектр среди людей, спаситель Цитадели и трехкратная победительница голосования в журнале Форнакс ‘Самая сексапильная женщина с пистолетом’.

Кайден не хотел думать об этом. Он никогда не хотел думать об этом. На самом деле, большую часть своего времени за эти два года он провел за тем, чтобы постараться не думать об этом. И все же вот он снова на Цитадели, повсюду видит достопримечательности, которые напоминают ему о ней, а теперь уставился на ее фотографию.

Это было отличное голоизображение, признался он. Оно изображало ее в офицерском мундире, и, кажется, она слегка улыбалась. Это было необычно для Шепард. Она обычно редко улыбалась, и уж тем более не во время фотосъемки. Она также была не самой фотогеничной женщиной в мире. У нее был довольно зловещий шрам на щеке, и она довольно редко пыталась приукрасить себя. Большую часть времени Шепард была слишком занята, переходя от одного задания к другому. В результате большинство изображений заставляли ее выглядеть привлекательно, но с суровой, отдаленной стороны.

Но для него Шепард всегда была…в общем, самой прекрасной женщиной на свете. Когда она была с ним наедине, ее волосы падали на лицо, ее большие, разноцветные глаза смотрели на него со смесью озорства и обожания…

Кайден покачал головой, когда его обмыло волной печали. Она была мертва, и сейчас… Он не мог идти дальше. Кайден отстранился от мыслей о Шепард уже, казалось, в миллионный раз. Он поправил стул так, чтобы больше не видеть ее портрет.

«Аленко», - Андерсон милостиво поднял на него взгляд и отложил датапад в сторону. – «Рад вас видеть». – Он протянулся через стол, чтобы пожать руку Кайдена. Аленко сделал то же самое в ответ, а затем оба мужчины сели обратно.

«Как все прошло?» - спросил Андерсон.

«Так, как и ожидалось», - ответил Кайден. – «Они сильно сопротивлялись против установки оборонительных систем, но в итоге обучились, как пользоваться ими. Мне пришлось использовать биотику не на одном горячеголовом парне, который подумал, что сможет положить пехотинца Альянса во время тренировки ополчения, но новый командир этого подразделения смог построить свои войска. Короче говоря, мы справились».

«Вы справились», - сказал Андерсон, кивая. – «Хорошая работа, коммандер». – Он замолчал. – «Эм, Аленко, у меня плохие новости».

«Что?» - спросил Кайден и сразу же нахмурился.

«Пропала связь с колонией Путь Свободы».

«Дерьмо», - выругался Кайден. – «Ох, простите сэр».

«Это полностью описывает мои чувства по поводу этого», - сухо произнес Андерсон.

«Есть какая-нибудь информация, сэр?»

«Нет», - Андерсон печально покачал головой. – «Как только мы получим разрешение сверху, то отошлем туда поисковую команду».

«Понятно, почему вы меня отозвали», - нахмурился Кайден. – «Черт возьми. Если бы установка систем на Веде не заняла бы столько времени, я бы смог вовремя успеть на Путь Свободы, чтобы помочь им настроить…»

«Это не ваша вина», - произнес Андерсон. – «Вас с самого начала замедляло военное начальство, да и колонисты не спешат помочь самим себе».

«Вы читали мой доклад?» - удивился Кайден.

«Он прибыл сюда за пятнадцать минут до вашего прихода», - ответил Андерсон. – «Вы все еще используете общественные терминалы, чтобы проверять свою почту?»

«Колонии, в которые вы меня посылаете, не совсем охватывают сеть», - сухо ответил Кайден. – «Кроме того, я был занят. Мне приходится ждать, пока я доберусь до большого порта, чтобы проверить свою почту».

«Понятно», - произнес Андерсон. – «Что ж, можете проверить ее сейчас. Я так полагаю, она будет переполнена, поскольку вас так долго не было в Траверсе».

«Сэр?» - спросил Кайден. Он знал, что у него не будет сообщений. Никто не писал ему – кроме самого Андерсона – уже много месяцев.

«Также вы можете поселиться в казармах, коммандер. Я организовал для вас комнату».

«Я не полечу на Путь Свободы?» - спросил он.

«На это задание назначена другая команда», - ответил Андерсон. – «Честно говоря, могут пройти несколько недель, прежде чем вас опять отправят на очередное задание. Нам нужно пересмотреть наши защитные системы и сделать расчеты по наиболее уязвимым колониям. Попробуйте отдохнуть за эти дни. Я сообщу вам, когда начальство решится на следующий шаг».

«Я…остаюсь здесь?»

«Пока что да», - ответил Андерсон. Он помолчал, а потом нахмурился. Поерзав в кресле, он посмотрел на фотографию на столе.

«Вы по-прежнему не слышали ничего…убедительного, коммандер?»

Кайден сразу же понял, на что намекает старик, поэтому сразу же проследил, чтобы его лицо не выдало никаких эмоций по поводу данного вопроса. Он слишком хорошо научился вести себя как машина. Даже сейчас он почувствовал некую тупость, отвечая на вопрос. – «В смысле, о…ней, сэр?»

«О Шепард, да», - кивнул Андерсон.

«Я слышал слухи», - ответил Кайден. – «И это все». – Он не хотел думать о них, тем более повторять вслух. Он хотел, чтобы они не вселяли в него слабую надежду спустя все это время, но это было так. Хотя Кайден и знал, что эта надежда была полной иллюзией, тем не менее, это было так. – «Я им не верю», - произнес он скорее для себя, чем для Андерсона.

Андерсон кивнул.

«Сэр?» - спросил Кайден, любопытство было сильнее чувства протокола. – «Это бы помогло мне, если бы я…знал то, что известно вам. Ходят слухи, что она…работает с Цербером, и поскольку я не…»

«Я ничего не могу вам сказать», - ответил Андерсон, поднимаясь с кресла. – «Понимаю, вам не нравится это, но информация здесь односторонняя, коммандер. Мне нужно, чтобы вы поделились ею со мной, но в ответ я ничего сказать не могу. Мне жаль».

Кайден нахмурился, но все же кивнул.

«Но могу вам сказать», - продолжил Андерсон, - «что я до сих пор считаю, Цербер в чем-то замешан, даже если вы еще не нашли доказательства этого».

«В течение двух лет я осуществлял только поставленные передо мной задачи», - ответил ему Кайден. – «Я оснащал колонии башнями и готовил ополчение, но ничего не нашел на Цербер».

«Цербер до сих пор не показал ни одну из своих голов», - сухо ответил Андерсон. – «Не знаю, радоваться ли этому или…беспокоиться. Вы один из многих разведчиков, Аленко, но вы один, кому я доверяю».

«Сэр?»

«Так…пустяки», - сказал Андерсон, слабо улыбнувшись. – «Просто…тревога старика. Свободны, коммандер».

«Слушаюсь, сэр», - ответил Кайден, отдав честь. Он хотел бы задать еще несколько вопросов, настоять на том, чтобы Андерсон рассказал ему о своих подозрениях на счет Цербера. Но он знал, что Советник не станет. Он умалчивал об этом уже в течение двух лет.

Кайден последний раз обеспокоено посмотрел на Советника, а затем поднял свою сумку и направился к казармам Альянса.

Когда Кайдена вызвали обратно на Цитадель, он не ожидал, что ему придется распаковываться. Он полагал, что его отправят сразу же на Путь Свободы, как только он все обсудит с Андерсоном. Конечно, ему было любопытно, почему тот его вызвал обратно, и теперь он знал это. Следующая колония в его списке по установке оборонительных систем пропала…

Кайден нахмурился. Все это назначение было гигантской попыткой в отчаянии и тщетности. Ему хотелось думать, что те тайные установки в не-Альянсовских колониях Альянсовских защитных систем смогут защитить колонистов, но на самом деле нельзя было узнать наверняка. Кайден покидал колонию вскоре после того, как были сделаны установки систем и организовано ополчение, и он больше не связывался с ними после этого. До сих пор он оснастил десять колоний. Они всегда были неблагодарны за помощь, рассматривая это как вмешательство Альянса. Тем не менее, он хотел думать, что это сможет защитить их от нападения работорговцев или пиратов.

Теперь, если бы ему только найти что-то против Цербера.

Он просто не мог поверить в слухи о том, что Шепард работает с ними. Если бы она выжила – но это не так – она бы сразу же вернулась в Альянс, а не стала работать с террористами. Тем не менее, время от времени Кайдену приходилось слышать подобные слухи, и они его раздражали. Поэтому он просто зарылся с головой в работу, сосредоточившись на своей поставленной задаче обеспечить колонии защитными системами, чем на расследовании дел Цербера.

Если бы только Альянс помог этим колониям годы назад, подумал Кайден, они бы смогли спасти такую колонию как Минудар, родину Шепард. Хотя, если бы это случилось, возможно, она никогда бы не присоединилась к Альянсу, никогда бы не стала той женщиной, какой была.

И он бы никогда не встретился с ней.

Иногда Кайден почти жалел, что судьба свела его с Шепард. Он бы сейчас жил без нее дольше, чем он знал ее, и все равно чувствовал бы себя холодно и одиноко, как чувствовал в тот день, когда она погибла. Хотя он отлично скрывал свои раны. Он старался засунуть свои чувства к ней глубоко в себя, где бы они не смогли побеспокоить его. Они могут терзать его там, но все, что он знал, его сердце должно быть уже умерло, однако его грудь, по крайней мере, вся в шрамах.

Мало кто знал, что пережил Кайден, когда погибла Шепард, потому что мало кто знал, что она значила для него. И он предпочитал, чтобы так все и оставалось.

«Аленко!» - Кайден удивленно оглянулся. Он мгновенно узнал человека, появившегося из казарм, а затем ему понадобилась секунда, чтобы вспомнить его имя.

«Дин», - произнес он, протягивая и пожимая руку офицеру. – «Я думал, что тебя отослали на какое-то засекреченное задание, или что-то типа того».

«Не-а», - пожал плечами пехотинец. – «Меня вернули пару лет назад. Им нужен был кто-то, чтобы проследить за безопасностью систем связи Альянса. В наши дни развелось столько хакеров, пытающихся взломать людей».

«Охотно верю», - кивнул Кайден.

«А ты чем занимаешься?» - спросил пехотинец.

«Засекречено», - ответил Кайден.

«Ну конечно», - кивнул Дин. – «Ты всегда был образцовым солдатом Альянса. В смысле, ты и эта твоя коммандер, герой войны. Шепард, так?»

Кайден открыл рот, но ничего не смог ответить. Выражение на его лице должно быть говорило само за себя, поскольку Дин сразу же смутился.

«Ой, черт», - произнес он. – «Я не хотел… Я видел новости».

«Все в порядке», - поспешно ответил Кайден, надеясь, что Дин не продолжит в том же духе. К счастью, он сменил тему.

«Эй, ты задержишься здесь на пару дней?» - спросил Дин.

«Видимо, да», - ответил Кайден, поправляя сумку с вещами на плече.

«Мы с парочкой друзей собираемся пойти в новый клуб в районах сегодня. Они только что закончили восстанавливать его. Приятель, присоединяйся».

Кайден уже был готов сказать ‘нет, спасибо, я не пью, а, кроме того, у меня встреча рано утром’ – любое из этих оправданий, которыми он отказывал в прошлом. Но мысль о том, что он будет сидеть один в этих казармах, вспоминая свой последний раз, когда он был здесь, было мрачной перспективой. Последний раз, когда он был здесь, Кайден сбежал с похорон Шепард и едва продержался последующие недели. Ему не хотелось снова повторять этот отрезок своей жизни.

Если честно, Кайден не чувствовал больше того человека, который был внутри него в последний раз на Цитадели. В хорошие дни он чувствовал себя машиной, в плохие дни – сломанной машиной. Но, по крайней мере, он мог притвориться. Возможно, спустя некоторое время, притворство сделает все намного более разумным.

Поэтому он открыл рот и ответил: - «Ладно, конечно. Во сколько?»

«В 19:00», - ответил Дин. – «Я зайду за тобой. И Аленко, одень свой мундир. Девчонки в районах по-настоящему сходят с ума от парней в форме Альянса, особенно азари». – Он показал Кайдену большой палец и исчез в коридоре.

Кайден покачал головой и пошел искать свою комнату. Дин был хорошим парнем. Если бы он был способен любить кого-то еще, кроме своего компьютера, то, возможно, уже давно бы нашел себе девушку.

Кайден отыскал свою комнату и вошел внутрь. Он бросил свою сумку на кровать и начал вытаскивать одежду. Он нашел свой помятый мундир и повесил его на вешалку. Кайден не собирался одевать его сегодня вечером. Кроме того факта, что ему казалось слишком показушным надевать подобное в клуб, он никак не мог переступить через тот факт, что последний раз он надевал его на похороны Шепард. А еще ранее Шепард сама снимала мундир с него.

Кайден убрал его в шкаф и закрыл дверцу. Он ненавидел носить этот мундир, но ему приходилось таскать с собой все свое имущество из колонии в колонию. Когда он принял назначение два года назад, поначалу он был разбитым, обозленным на Альянс за то, что те не собирались больше искать тот таинственный корабль, напавший на Нормандию и убивший Шепард. Несмотря на это, он был рад возможности покинуть Цитадель, которая вызывала столько воспоминаний. Он подумал, что работа в колониях будет отличным отвлечением от мыслей о Шепард, что его нахождение в мирах, в которых они никогда раньше не были вместе, не вызовут в нем воспоминания о ней.

Он просчитался. Шепард была родом из колонии, поэтому в каждом проклятом порту, где он останавливался, в его голове появлялись мысли о ней. Каждая девчонка, которая смотрела на него широко распахнутыми глазами из дверного проема бедного, сборно-разборного трейлера, заставляла его задуматься, неужели Шепард росла в подобных условиях, ходила ли она в такую же мрачного вида школу, или училась играть в софтбол на поле инопланетной травы или красной грязи. Он осознал, что слишком мало расспрашивал ее о детстве, и понял, что зря прекратил расспрашивать ее об этом незадолго до того, как ее не стало.

Даже вещи, которые не должны были вызвать в нем воспоминания, напоминали Кайдену о ней. Странная на вкус еда, странные фразеологизмы колонистов – ему было интересно, какое бы у нее было мнение на этот счет, чтобы она сказала. Он продолжал думать обо всем, о каждой чертовой мелочи в отношении нее, несмотря на то, что ее уже так давно не было.

Кайден продолжал пытаться отставить мысли о ней в сторону, но они не отпускали его. В лучшем случае, он мог просто игнорировать их некоторое время, но они всегда возвращались. Пока Кайден пытался забыть Шепард, он не осознавал, как сильно она заполнила каждую частицу его жизни. Пока он пытался похоронить ее в памяти, он не подозревал, как сильно она преследовала его.

И он так и не понял, как сильно любил ее, пока слово ‘любовь’ не превратилось в прошедшую форму.

Глава 7. Согласие на сотрудничество.

(После Пути Свободы)


«Ну, Валькирия?»

Шепард нахмурилась, когда голографическое изображение мужчины выдуло очередную струйку дыма. Ей действительно придется придумать ему какое-нибудь прозвище, особенно если он собирается обращаться к ней по ее собственному. Обращение ‘Призрак’ будет раздражать ее. А она и так была слишком раздражена.

«Миранда рассказала вам детали миссии», - ответила она. – «Мне повторить все то, что она уже сказала?»

«Нет, я просто хочу знать, будете ли вы работать с нами», - сказал он ей.

Шепард раздраженно выдохнула. Она знала что ответить, и ей это не нравилось.

Когда она прибыла в колонию Путь Свободы, сцена, которая предстала перед ее взором, была еще более тревожная, чем те две колонии, которые она посетила два года назад. Те колонии были разграблены и сожжены, однако эта была нетронута. В одном из домиков до сих пор пахло карри, которое так и не доели. На полу в спальне валялась кукла. Голографические портреты висели на стене, показывая гостям улыбающееся семейство, недопечатанное письмо родственнику с Земли все еще было включено на экране компьютера. Все место было живописной картинкой, за исключением безжизненности.

А когда Шепард узнала, что же случилось на самом деле, у нее застыла кровь в жилах. Коллекционеры, ужасные жукоподобные инопланетяне, обездвижили колонистов и забрали их. Люди были еще живы в тот момент, даже в сознании, когда их увозили, но они не могли пошевелиться. Шепард стало плохо от этой мысли: она помнила свои собственные ощущения, когда лежала в крови парализованная в те несколько мгновений, прежде чем она потеряла сознание от боли. На Миндуаре она наблюдала, как батарианские работорговцы погружали ее друзей в клетки, видела, как одного из ее учителей зажарили из огнемета. Та атака была сплошным кровавым месивом, пожарами и смятением; эта атака была холодным расчетом. Она не знала, что из этого хуже.

Это были невинные взрослые и дети. И Альянс ничего не предпринял, чтобы хоть как-то помешать подобному. Насколько она могла судить, в подобные колонии корабли больше не посылались после того, как ее собственный был уничтожен. Часть ее хотела верить в то, что Альянс не бросил этих людей, но все доказательства были против этого. Создавалось ощущение, что Цербер был единственной организацией, которая пыталась остановить эти нападения.

«Я буду работать с вами», - наконец-то Шепард ответила Призраку. – «В данный момент да. Но не на вас. И не для вас».

«Меня это вполне устраивает», - сказал ей Призрак. Даже в расплывчатом изображении она смогла заметить его улыбку. – «Благодаря вашей помощи нам, мы сможем остановить эти нападения. Вы проделали неплохую работу по сбору данных. Я поражен».

«Это заслуга Тали», - ответила ему Шепард. – «Без ее помощи и того кварианца, Витора, мы бы просто обнаружили очередной город-призрак».

«Да-а-а-а», - медленно протянул он. – «Было бы неплохо, если бы все же смогли доставить Витора для допроса».

«Тали отдала все данные, которые нам были нужны», - сказала она ему. – «Не стоило еще сильнее травмировать Витора».

«Я не совсем одобряю ваши методы, но они дали нам кое-какие результаты».

«Если вам не нравятся мои методы, найдите кого-то еще», - насмешливо произнесла она.

«Никого больше нет», - ответил он. – «Теперь вы понимаете, почему мы так нуждаемся в вас: коллекционеры работают вместе со жнецами. Я в этом уверен. А это значит, что вы единственная, кто стоит между ними и человечеством. Нам нужно принять этот бой с коллекционерами».

«Я расследую это», - сказала она ему. – «И уже тогда приму решение, хочу ли я ввязываться в эту так называемую самоубийственную миссию. Не нравится мне идея, что вы вернули меня к жизни только для того, чтобы отослать на верную смерть».

«Ну же», - произнес мужчина. – «Я верю в ваши способности. Разве вы не верите в собственные силы?»

«Я знаю, что могу», - кивнула она, - «но не так давно я погибла, поэтому я также знаю, что даже лучший солдат уязвим. А до этого я выжила в стольких битвах, чтобы теперь всегда осторожна, высказывая свою точку зрения. Напасть на коллекционеров на их собственной территории – просто сумасшествие». – Она покачала головой. – «Кроме того, я не работаю одна. Пресса любит выставлять меня героем одиночкой, но я всегда работала в команде».

«Вы вели команду», - поправил он ее. – «И вели их за собой очень хорошо. Именно поэтому я и вернул вас – мне нужен тот, кто может возглавить миссию, подобно которой еще не было прежде».

«Как я уже сказала», - ответила она, изогнув бровь, – «я не работаю одна. И никогда не работала. Я смогла разобраться с Властелином благодаря помощи лучшей команды, с которой мне приходилось служить. Мы также имели весь флот Альянса за плечами – и флот рас Совета. Если мы собираемся атаковать коллекционеров – предполагая, что нам придется пройти через ретранслятор Омега-4 – тогда вам понадобится небольшая армия, чтобы все это осуществить».

«Я уже работаю над этим», - сказал он ей. – «Я планирую снабдить вас продвинутым кораблем и всей необходимой помощью, чтобы собрать превосходную команду».

«У меня была команда», - сказала ему Шепард. – «Я верила им. Я буду работать с ними, так что спасибо, но оставьте свой список при себе».

«Ваша старая команда…недосягаема», - ответил Призрак.

Шепард стиснула зубы. Она боялась этого. Как бы ей ни хотелось спрашивать информацию у этого человека, отлично понимая при этом, что он не расскажет ей все, она чувствовала необходимость этого. Джейкоб ничего не знал, кроме того факта, что ее команда пережила атаку на Нормандию, но, возможно, его босс знает намного больше.

«Хорошо», - произнесла она. – «Я сдаюсь. Где они?»

«Точно сказать не могу», - пожал он плечами. – «Вы погибли, и им пришлось двигаться дальше».

Шепард пыталась не нахмуриться. Она надеялась, что пиксельная голограмма скроет раздосадованное выражение, которое на мгновение появилось на ее лице.

«Где Кайден…Аленко?» - спросила она, прежде чем смогла остановить себя. Она лишь едва смогла вставить его фамилию, чтобы Призрак не подумал, что она слишком фамильярно общалась со своим бывшим лейтенантом.

«Он с Альянсом», - послышался ответ. Призрак прозвучал немного…вопросительно, как будто бы он заинтересовался ее вопросом. Она мысленно хорошенько пнула себя. Шепард не хотела, чтобы этот самодовольный ублюдок знал о ней и ее команде больше, чем ей это было нужно. Он и так уже слишком много знал, и она надеялась, что про Кайден ему не известно.

«Его досье удивительно хорошо засекречено», - продолжал Призрак. – «Его повысили до штабс-коммандера, и это все, что мы знаем».

«Повысили?» - переспросила Шепард. Что ж, Кайден молодец, он заслужил это. Хотя, подумала она, это означало, что теперь он официально старше ее по званию. Если они снова встретятся, правила поведения между ними, как между офицерами, изменится. Официально, будучи Спектром, она была вне цепочки подчинения. Так или иначе, они в итоге все равно вели себя не совсем так, как подобает старшему офицеру и его подчиненному. Поэтому кто кому должен будет отдавать приказы, Шепард не могла с уверенностью сказать. Она знала, какой властной иногда могла быть. Будучи Спектром, она привыкла делать все по-своему. Принимать приказы от кого бы то ни было, даже от Кайдена, могло стать вызовом в этом смысле. Хотя сама мысль была любопытной…даже, волнующей.

«Он уже довольно давно избегает контактов», - продолжил Призрак, глядя на нее с любопытством. – «Хотя сомневаюсь, что он захочет присоединиться к Церберу…»

«Вероятно, так и будет», - быстро ответила Шепард, желая сменить тему. – «Ладно, что на счет Гарруса?»

Казалось, что Призрак снова изучает ее выражение. – «Турианец пропал вскоре после вашей смерти», - сказал он. – «По-видимому, он был совершенно растерян. Покинул Цитадель, и с тех пор о нем ничего не известно».

Шепард нахмурилась. Она беспокоилась о Кайдене и его реакции на ее смерть. Но, по крайней мере, он был с Альянсом, а они, при всех своих недостатках, своих не бросают. Однако если Гаррус слетел с катушек, нельзя было сказать, что с ним случилось. Гаррус всегда был сорвиголова. Кайден, поняла она, смог удержать себя в руках, но Гаррус – в общем, с точностью нельзя было сказать, в какие неприятности он мог втянуть себя, будучи неспособен ясно мыслить.

«Хорошо», - произнесла она, теперь не пытаясь скрыть свою тревогу. – «Как на счет Лиары? Тали? Рекса?»

Призрак поделился с ней информацией о каждом из них. Шепард одобрительно кивнула, узнав, что Рекс со своим кланом, нахмурилась, когда услышала, что Лиара работает на Серого Посредника – это казалось маловероятным. Тали снова пропала из поля видимости, так что Шепард была сама по себе.

«Я все еще Спектр», - сказала она ему. – «И все еще состою в Альянсе».

«Вы были объявлены пропавшей без вести», - ответил Призрак.

«Так меня восстановят. Вряд ли они смогут игнорировать эту проблему». – Надеюсь, добавила она про себя, хотя она действительно полагала, что они так и сделают.

«Пожалуйста», - пожал плечами Призрак. – «Вы всегда можете попробовать получить их помощь. Хотя они до сих пор так и не проявили особого интереса к этой проблеме».

Она вздохнула. Это не звучало многообещающе.

«Хорошо», - произнесла она. – «Похоже, что мой единственный союзник на данный момент, это Цербер. Давайте мне ваш список и корабль, и я приступлю к работе. Чем раньше я смогу разобраться с этим бардаком, тем раньше я смогу пойти домой, ведь так?»

Его улыбка была жуткой, даже на его голографическом лице.

«Я знал, что не ошибся в вас, Валькирия», - сказал он. – «Из вас получится отличный эйнхерий».

«Кто?»

«Вы же должны знать старые предания: как Валькирии избирали воинов среди павших в бою, а затем оживляли их, чтобы те могли сражаться за богов в конце света».

«Я знаю эту историю», - произнесла она. – «Я просто забыла, как называли этих воинов». – Она нахмурилась. – «Так или иначе, все это неутешительно. Валькирии избирали павших, но не были теми мертвецами, которые удостаивались такой чести».

«Тем не менее, достаточно близко».

«Значит, вы думаете о себе как о каком-то боге, у которого есть герой в полном его распоряжении, не так ли?»

«Я предпочитаю думать о себе как о собирателе армии героев, сражающихся ради человечества перед лицом возможного конца нашей расы – с вами в качестве генерала Валькирии, разумеется».

«Как лестно», - ответила она, сузив глаза. – «Хотя, насколько я помню, боги лишили свою Валькирию-генерала бессмертия, за то, что та открыто неповиновалась им. Вы планируете убрать меня, если я не буду выполнять ваши требования?»

«Вы знаете скандинавскую мифологию», - одобрительно сказал Призрак.

«Что ж, когда получаешь такое прозвище, полезно узнать о его происхождении». – Она спокойно посмотрела на него. – «Сейчас я готова помочь. Но не стоит давить на меня».

«Полагаю, что я все же смогу убедить вас работать с нами и без…принуждения», - ответил он ей. – «В конце концов, насколько я помню, царь богов избавился от одной из Валькирий, потому что она поставила личные чувства выше плана сражения. Но ведь это не станет проблемой для вас, так?»

Она заставила себя оставаться бесстрастной. Все было не совсем так. На самом деле в истории говорилось, что одна из Валькирий ослушалась короля богов, чтобы спасти смертного возлюбленного – своего любовника. Шепард не знала, в курсе ли Призрак об этой части предания, но подозревала, что на самом деле это так. А может и нет, и он просто пытается выведать у нее информацию.

Но опасность была очевидна. Пока она не узнает, что ему известно о ней – о ее чувствах к Кайдену – ей придется действовать осторожно. Слабости могут быть использованы, друзья – эксплуатируемы. Она не хотела подвергать опасности свою бывшую команду. Шепард пожала плечами и спряталась за своим наиболее холодным выражением, которое смогла придать своему лицу.

«Почему это должно стать проблемой?» - надменно спросила она. – «Я бессердечная сука. Или вам забыли сказать об этом?»

Призрак улыбнулся.

«Мне это говорили», - ответил он. – «Я рад, что это правда. В таком случае, я думаю, что настала пора представить вас новому экипажу. Хотя с пилотом вы уже знакомы».

«Эй, коммандер», - послышался голос. Шепард повернулась и уставилась на того, кому он принадлежал.

«Джокер?» - не веря, спросила она.

Джокер стоял позади нее в рубке, выглядя одновременно робко – во всяком случае, для него – и довольно.

«Как в старые времена, а?» - спросил он.

Шепард моргнула, а затем впервые с того момента, как очнулась, она искренне улыбнулась.

Глава 8. У руля.


«Итак, это новая Нормандия – крылатый конь Валькирии», - произнес Джокер. – «Понимаешь? Полет Валькирии?»

Шепард изогнула бровь.

«Ладно, ладно», - произнес он, поднимая руки. – «Плохое сравнение».

Шепард усмехнулась. Джокер нисколько не изменился. Тот факт, что он остался прежним, заставил ее расслабиться впервые за все это время. Даже сейчас, сидя в своем пилотском кресле, он выглядел совершенно так же, как она и запомнила: неряшливая борода, потрепанная бейсболка… На самом деле, она понятия не имела, как ему удалось потрепать кепку Цербера так сильно. Она выглядела так, словно ей было как минимум четыре года, а не четыре месяца.

«И смотри», - произнес он, поглаживая кресло рукой, - «кожаные кресла!»

«Рада, что ты находишь в этом положительные стороны, Джокер», - сказала она ему. – «Зло Цербера может быть прощено, если они смогут обеспечить кожаные сиденья».

«Понятное дело», - ответил он, закатив глаза. – «Подозрительного вида коровы были превращены в обивку».

Шепард улыбнулась и покачала головой. Она последние несколько часов осматривала корабль, знакомилась с экипажем, изучала рабочие станции. Она сунула нос в каждый отсек корабля – даже в мужскую уборную, однако СУЗИ, корабельный ИИ, быстро прогнала ее оттуда.

После осмотра всего корабля она почувствовала себя…противоречиво. Шепард не доверяла Церберу, но ее первоначальная реакция была такова, что она доверяла этому экипажу. По крайней мере, большинству из них. Она нашла их…достойными. Нет, даже лучше. Инженеры заступились за нее после ее смерти. Она никогда даже не встречала их, а они рисковали попасть под трибунал ради нее. Доктор Чаквас покинула Альянс, чтобы присоединиться к ней – Джокер тоже. Даже жизнерадостная йомен Келли Чамберс казалась…в общем, дезинформирована, но действующая с благими намерениями. Шепард не могла сравнить этот экипаж с сумасшедшими, которые проводили те эксперименты, которые она остановила несколько лет назад.

И пока она шла по кораблю, Шепард также слышала доклады о том, что Альянс и Совет сделали с ее репутацией после ее смерти, и это было очень беспокойно. Она не была лично оскорблена, просто…обеспокоена тем, что они так намеренно игнорировали очевидные факты. Ну, черт возьми, подумала она, они точно также игнорировали факты о Сарене. Но она думала, что жнец, напавший на Цитадель, должен был образумить их. Видимо, нет.

Но все равно существовало множество вещей, которые заставили ее задуматься по поводу Цербера. Прежде всего ИИ, хотя и представительный, ясно сказал ей о том, что в каждом отсеке есть система видеонаблюдения. Шепард сразу же поняла, что за ней наблюдают на каждом шагу. Помимо вполне очевидных вещей, таких как переодевание и душ, она не может говорить или делать то, что окажется на руку Церберу. Она всегда находила наслаждение в редкие моменты уединения, когда можно было отставить в сторону свою личность воина и быть просто…самой собой.

Но эти люди вернули ее, чтобы она играла роль воина, и Шепард не хотела, чтобы они увидели женщину, скрывающуюся внутри нее. Она была не в выгодной позиции здесь, даже несмотря на то, что была командиром. Пока она не сможет вернуть свою жизнь к собственному контролю, она не сможет почувствовать себя уютно. Ей придется быть осторожной.

Так что, разрываясь между чувством восхищения новым экипажем и беспокойством по поводу ее роли здесь, Шепард наконец-то пришла в кабину пилота, чтобы поговорить с Джокером. Она сразу же стала невольным свидетелем спора между ним и ИИ. После расспросов ИИ о нем – или о ней – поскольку эта штука обращалась к себе в женском роде, Шепард решила расспросить Джокера о том, как обстояли дела. Пилот, казалось, был готов дразнить ее, но не говорить прямо. Он много говорил о кожаных сидениях и прочих удобствах, но избегал все обсуждения прошлого.

«Итак, как поживает остальная часть старого экипажа?» - наконец спросила Шепард. Возможно, если она станет более прямой, Джокер не сможет избежать ее расспросов. Однако она отлично осознавала о присутствии голубой сферы, которая являлась представлением СУЗИ. Джокер также покосился на нее, прежде чем ответил. – «Эм, в общем, мы все разбежались, коммандер. Мы были вашей командой. Альянс просто…запечатал файлы, закрыл все. Особо нечего рассказывать».

«Понятно», - кивнула Шепард. Она хотела расспросить о Кайдене, но не решилась это сделать перед ИИ и любыми другими следящими устройствами.

«Ален…» - Джокер оборвал сам себя. – «Все члены экипажа действительно скучали по вам. В смысле…» - Он опять замолчал. – «Черт, да мы просто развалились на части без вас». – Он замолчал и отвернулся.

«Ладно», - кивнула Шепард. Она не собиралась выпытывать дальше. – «В общем, установи курс на Цитадель, Джокер».

«Цитадель?» - моргнул Джокер и оглянулся на нее через плечо. – «Зачем?»

«Я должна сообщить Совету, что жива», - ответила она. Когда Джокер пораженно посмотрел на нее, она сказала: - «Сердцем я все еще за Альянс. И я постараюсь дать понять это, как только смогу».

«Ладненько, коммандер», - медленно произнес Джокер. Он задумался на мгновение, а затем добавил: – «Но знаете, я не думаю…» - Но когда он повернулся к ней, Шепард уже удалялась по коридору.

***


Джокер насупился, повернувшись обратно к монитору.

Он действительно хотел поговорить с Шепард. Просто он никогда не был хорош в беседах ранее, а за последние два года его навыки общения ухудшились. С экипажем старой Нормандии он стал более разговорчивым, в особенности с Аленко. Но теперь, после того, как он больше года провел без полетов, проводя время в скуке и пьянстве, он на самом деле не знал, что сказать женщине, которая спасла его жизнь и во время этого потеряла свою.

И вправду, подумал Джокер, как попросить прощения за такое? Одно присутствие Шепард само по себе было для него уже беспокойным. С этими шрамами и без волос она выглядела намного хуже. Если ему и нужно было постоянное напоминание о том, что он сделал с ней, то вот оно. Поэтому, хотя он и знал, что напортачил по-крупному, он просто не мог заставить себя заговорить об этом. Это не помогло в прошлом, Аленко побеспокоился о том, чтобы Джокер чувствовал себя полным дерьмом каждый раз, когда они вдвоем пересекались. Гаррус и Рекс, а также остальная часть экипажа, были не лучше. Они уже давно оставили его наедине с чувством вины.

И теперь, даже если бы он и смог отыскать нужные слова, он не мог сказать их перед этим бесцеремонным ИИ, который следил за каждым его движением.

Именно потому, что он не знал, как попросить прощения, Джокер решил, во что бы то ни стало, обеспечить сохранность Шепард. Если он сможет управлять данным кораблем лучше, чем в последний свой раз, то он сможет исправить ошибку прошлого.

А также он сможет помочь и другими способами. В конце концов, он отослал Аленко сообщение, прямо незадолго до того, как отправился на эту миссию. Будем надеяться, подумал Джокер, что это сообщение также сможет начать исправлять кое-какие ошибки. Однако он надеялся, что Аленко понравится лысая Шепард.

***


Кайден снова прочитал сообщение, пытаясь понять, что, во имя всех святых, оно значило.

Аленко,
Я знаю, что ты винишь меня во всем. Но я собираюсь все исправить. Не могу прямо сейчас сказать большего на случай, если за этим адресом следят. Но я верну ее тебе.
Джокер.

Этот адрес Кайден не узнал. Он почти удалил это сообщение, однако заголовок во ‘Входящих’ привлек его внимание:

Эй, Аленко-придурок. Сообщение от Джокера – прочти его!

Он раздраженно открыл сообщение, а затем прочитал его четыре раза.

Что именно собрался вернуть Джокер? Заинтересовался Кайден. В другой жизни он бы предположил, что Джокер имел в виду Нормандию, но корабля уже давно не было. Существовал другой вариант, но Кайден на самом деле не хотел думать об этом. Аленко искренне надеялся, что пилот не отправился на поиски вместе с Лиарой, чтобы найти тело Шепард. Он не хотел видеть это зрелище – ни сейчас, ни потом.

Он закрыл свой ящик в экстранете, заплатил за публичный терминал, а затем направился к ближайшей транзитной станции. Он уже опаздывал на встречу с Деном в ночном клубе. Проверка почты заняла по времени дольше, чем он думал. У него скопилось намного больше почты, чем он ожидал за такой срок. Хотя на самом деле тот факт, что он очистил свою почту за пару часов от сообщений, скопившихся за два месяца, говорил о том, с каким малым количеством народу он общался в настоящее время. Услышать кого-то из своего старого экипажа было особенно странным.

Что ж, подумал Кайден, что бы не затевал Джокер, он не хотел иметь к этому отношение. На данный момент он был готов просто оставить свою прошлую жизнь позади и притвориться, что ничего не было. И все же, даже когда Кайден подумал об этом, он посмотрел на вид на районы Цитадели, видимый в ближайшем окне, и множество воспоминаний нахлынули на него. Этот вид напомнил ему о том, как он разговаривал с Шепард возле подобного обзорного окна. Однажды он ляпнул что-то глупое про любовь и старые взгляды, а в следующий раз они оба были довольно пьяны и разговаривали о прошлом. В последний подобный разговор он пытался убедить ее, что им нужно разойтись и вести себя так, словно они всего лишь коллеги-офицеры. Решение ‘сделать перерыв’ длилось всего лишь одну неделю. И это была одна из самых длинных недель в жизни Кайдена.

Аленко нахмурился, стараясь запихать эти мысли подальше в свое сознание. Он сказал сам себе, что пытается оставить все это позади.

Вот только воспоминания не желали подчиняться.

***


Советник Андерсон сидел за столом в своем кабинете. Он нахмурился на монитор терминала, снова перечитывая сообщение.

[Отправитель зашифрован] Подтверждено, коммандер Шепард работает с Цербером. Не известно, была ли она с ними последние два года или же работала до этого времени самостоятельно. Рекомендована осторожность при общении. Мотивы неизвестны.

Андерсон нахмурился.

Шепард работает с Цербером. Значит, слухи были правдивы.

Он слышал об этом уже несколько месяцев, перешептывания в углах между офицерами. Казалось, что все уже слышали об этом, но никто не знал, от кого именно пошли эти слухи – и никто на самом деле не видел ее. Такое ощущение, что кто-то нарочно подбрасывал им эту информацию, подумал он. И у него было такое чувство, что за этим стоит Цербер.

Но теперь один из Спектров Совета, работающий под прикрытием, поведал ту же самую информацию. Шепард была жива, находилась на корабле, подозрительно похожем на прежнюю Нормандию, и была замечена на вышеназванном судне поблизости от Омеги.

То, что она была так далеко за пределами Траверса, работая при этом с Цербером… Это было тревожно.

Андерс всегда ранее доверял Шепард. Он был ее наставником – и она стала для него шансом исправить собственные ошибки в отношении Спектров. Он упустил свой шанс, но подумал, что если поможет ей не упустить свой, то сможет обеспечить человечество необходимым героем – героем, которым он не стал.

В ответ на его доверие, Шепард превысила все его ожидания. Она обеспечила выживание человечества и предоставила ему место среди тех, кто правит галактикой. Она выбрала его Советником, дала ему возможность представлять человечество. Как бы он ни любил бумажную работу, он был польщен ее выбором.

А потом, сделав все это, она исчезла. Он многое потерял, когда узнал о ее гибели. Вскоре ее имя смешали с грязью, ее видение жнецов высмеивали в каждом углу. Об этом писали книги, посвящали целые репортажи, позоря ее имя. И в ее падении, его собственная репутация тоже пострадала.

Это злило его, но Андерсон давно понял, что злость не поможет никому. А вот действие как раз наоборот. И поэтому, вместо того, чтобы сидеть и ждать, пока разведка принесет ему больше информации, он решил написать ей. Андерсон хотел услышать лично от Шепард о том, что происходит. Он не был из тех, кто готов был поверить во все это, пока сам лично не поговорит с ней.

Он помнил старый адрес Шепард. Андерсон только надеялся, что она его все еще проверяет.



Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/6047322/1/Valhalla
Автор: http://www.fanfiction.net/u/2369732/SageQueen
Просмотры: 611

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности