Валгалла | Valhalla (ГЛАВЫ 42-43)

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе




Глава 42. Отправка сообщения.


Шепард проснулась, едва не упав со стула. На мгновение ее взгляд остановился на фото Кайдена, и она почувствовала прилив нежности и ностальгии.

А потом она вспомнила, что было до того, как она заснула.

Поморщившись, она потерла лицо. Однажды, поклялась Шепард самой себе, она проснется свободной от Цербера. Однажды, если сможет продержаться так долго в живых, она проснется, перевернется на другой бок в постели и поймет, что ее крепко обнимают сильные руки…

Она посмотрела на фотографию Кайдена, откуда он все еще хмурился на нее. Почему это выражение всегда так сложно понять? Сердито подумала она.

Шепард вздохнула. Возможно, ей больше никогда не быть с ним, признала она. Эта мысль была слишком угнетающей, чтобы справиться с ней этим утром, так что она оттолкнула ее. Она побеспокоится об этом позже. А сейчас у нее боли в шее, она спала в одежде, у нее отлежанное пятно на щеке, и ей действительно необходимы душ и кофе. Шепард размяла плечи и шею.

Она покосилась на терминал, на мгновение задумавшись. Шепард заснула за чтением письма, и теперь, когда она проснулась, оно снова начало грызть ее. Она понимала, что Кайден просил дать ему время, чтобы успокоиться, но…

К черту, подумала она, включая терминал, и вошла в свой альянсовский аккаунт. Ей необходимо написать что-то в ответ – хотя бы просто записку, что она получила его послание. Она знала, что не сможет написать развернутое письмо. Шепард не была в состоянии зашифровать сообщение, поэтому ее слова сразу же станут известны Альянсу. Она напишет что-нибудь обычное, чтобы посторонние не смогли понять скрытый смысл. И тем не менее, осознала она, ей необходимо передать Кайдену намного больше, чем просто обычные слова.

Так…что же ей сказать?

Шепард на мгновение задумалась, а затем написала:

Кайден.

Она хотела написать что-то вроде «Дорогой Кайден», или даже еще нечто более глупое, например, «Милый Кайден», но она взяла пример с его ни к чему не обязывающего приветствия и начала в послании с тона «мы просто друзья».

Кайден,
Полагаю, Цербер следит за моими почтовыми ящиками.


Нет. Нет, это уже слишком подозрительно звучит. Хорошо… Шепард пощипала переносицу. Это труднее, чем составление отчетов по миссиям. Боже, из нее бы вышел ужасный шпион. Шепард начала заново:

Кайден,
Я понимаю, что ты хотел подождать, пока все успокоится…


Нет, вновь подумала она. В этих строках есть намек на твое письмо, отправку которого ты пытался скрыть. Ну же, Шепард, думай.

Кайден,
Ты знаешь, что я не очень хороша в развернутых сообщениях. Увидимся, когда все немного уладится.
-Шепард.

Она нахмурилась. Боже, это послание было еще более ни к чему не обязывающим, чем у Кайдена. А кроме того, поняла она, ей не стоит обращаться к нему «Кайден» и подписываться как «Шепард», если существует большая вероятность того, что письмо будет зарегистрировано в системах Альянса. Она снова нахмурилась и стерла все сообщение, а затем начала снова:

Коммандер Аленко,
Мне жаль, что все так вышло на Горизонте. Как бы то ни было, я постараюсь связаться с вами, как только смогу. Это длинная история, и не в письме ее рассказывать. Надеюсь, вы поверили моим словам, когда я сказала, что не хотела подобного. Хотелось бы рассказать больше, но полагаю, что за моими аккаунтами следят. Я свяжусь с вами, когда все уладится. Постараюсь сделать это как можно скорее. Берегите себя, Кайден. Я лю…


Она остановилась, нахмурив брови, а затем покачал головой. Ей хотелась сказать, что она любит его, лично, а не в каком-то письме, которое наверняка будет перехвачено командованием.

Берегите себя, коммандер. Во мне еще осталась вера.
-К. Шепард.


Ну, подумала она, продолжая хмуриться, это…отстойно. Шепард посмотрела на сообщение, но не могла придумать ничего лучше. Вздохнув, она нажала на кнопку отправки сообщения и…

Невозможно выполнить операцию отправки сообщения. Владелец учетной записи числится «пропавшим без вести». Пожалуйста, свяжитесь с системным администратором для устранения проблемы.

«О боже», - прошептала Шепард, зажмурив глаза.

Она не могла в это поверить. Ну, конечно же, подумала Шепард, качая головой, Альянс держал ее аккаунт открытым для архивных целей. Они не позволят отсылать с него письма, если только учетную запись кто-нибудь не взломает. В конце концов, спам от погибшего солдата будет весьма некстати для командования, и подобный аккаунт будут использовать в мошеннических целях. Тогда было странно, что на ее почту до сих пор приходили письма. Может, это дело рук Альянса, предположила она. Или же к этому приложил руку подлый Цербер.

Шепард внезапно задумалась о безопасности письма, которое отослал ей Кайден. Что ж, мрачно подумала она, если они уже взломали защиту его послания, она ничего не могла с этим поделать. Ей придется использовать аккаунт Цербера, чтобы отослать сообщение. Нахмурившись, она сохранила письмо на уни-инструмент. Затем Шепард вошла в свой церберовский аккаунт, вставила сообщение и…

Отказано в доступе отправки сообщения данному адресату.
Сообщение поставлено в очередь проверки соответствия протоколам безопасности Цербера.

«Какого черта?» - недовольно посмотрела Шепард. Она сидела так мгновение, а потом прокричала: - «СУЗИ!»

В ответ тишина. Она сидела в смятении несколько секунд, пока до нее не дошло, что удаление следящих устройств из каюты также означало, что ей придется вызвать корабельный ИИ вручную.

«СУЗИ», - позвала Шепард, ударяя по кнопке интеркома. – «Что значит, что сообщение поставлено в очередь для проверки соответствия протоколам безопасности Цербера?»

«Призрак приказал поставить блокировку на все внешние адреса экстранета, которые могут представлять потенциальную угрозу безопасности», - мгновенно отреагировала ИИ. – «Любые сообщения, отправленные неавторизованному адресату, должны быть просканированы протоколами моей программы отбора на соответствие».

Шепард уставилась в пустоту перед собой. – «С каких пор аккаунты Альянса стали представлять угрозу безопасности?»

«Все учетные записи служащих Альянса были внесены в черный список», - вежливо пояснила СУЗИ. – «Поскольку вы командир, я могу предоставить вашему письму высший приоритет для рассмотрения за 0,72 секунды. Однако, пожалуйста, обратите внимание, что все сообщения, адресованные Коммандеру Аленко, будут перехвачены и перенаправлены в командование Цербера для дальнейшего рассмотрения, прежде чем будет принято окончательное решение об отправке».

«Какого черта?» - заорала Шепард. Она втянула воздух в грудь, пытаясь переварить сказанное. Это из-за разговора с Призраком после Горизонта? Подумала она дико. Неужели он действительно собирался следить за ее общением с Кайденом для того, чтобы попытаться сохранить ее сосредоточенность на задании?

«Почему он сделал это?» - спросила Шепард.

«Призрак не хочет, чтобы кто-нибудь скомпрометировал секретность данной миссии», - сказала ей СУЗИ. – «С этой целью в мои компьютеры было установлено программное обеспечение, которое должно следить за исходящими сообщениями».

«Да, я уже слышала эту часть», - ответила Шепард. – «Как насчет черного списка?»

«После того, как вы обошли протоколы безопасности и передали секретные файлы в командование Альянса, Призрак заставил меня повысить уровень слежения за вашими личными аккаунтами со среднего на высокий, чтобы предотвратить дальнейшие утечки информации. Адреса капитана Андерсона, адмирала Хакетта и штабс-коммандера Аленко были помечены как особо опасные. Мне было приказано перехватывать и перенаправлять всю исходящую почту, адресованную этим лицам, непосредственно в командование Цербера».

Секретные файлы? Расширились глаза Шепард. Ну, конечно же, рахни.

Боже, подумала Шепард. Она совсем об этом забыла. В то время она воспользовалась аккаунтом какого-то наемника, который был подключен к экстранету. В тот день ей удалось обойти все защитные протоколы Призрака. Та возможность была простой случайностью. Шепард быстро подумала, получил ли Кайден то сообщение до или после их встречи на Горизонте.

Губы Шепард превратились в тонкую линию. Она рискнула предположить, что он получил то ее послание…уже после Горизонта. Простая догадка, саркастически подумала она. Но внезапно пред ней предстала вся картина: Кайден, должно быть, получил ее письмо, удивился, почему она помогает Альянсу, выдавая Цербер, почувствовал себя неправым за все те обвинения и тогда…

И тогда написал ей ни к чему не обязывающее письмо. Шепард закатила глаза. Что ж, в этом весь Кайден. А Призрак решил наказать ее за то, что выкинула подобные фокусы, подняв уровень безопасности и ограничив ее возможности. Она задумалась, не специально ли он припомнил ей Горизонт в разговоре, как способ привлечь ее внимание.

«Где наш Призрачный друг?» - спросила Шепард. – «Я хочу поговорить с ним».

«Призрак в данный момент не доступен», - ответила СУЗИ.

«Ну, конечно же», - вздохнула Шепард. – «Ублюдок. Ладно, СУЗИ, я поняла. Я на скамейке штрафников».

И все же, подумала она, это доказывает, что ей немного удалось обойти протоколы безопасности Призрака. Может, Цербер и следит за ее аккаунтами и перехватывает сообщения, но, так или иначе, она отошлет сообщение для Кайдена.

Но Кайден хочет подождать, пока все успокоится, внезапно вспомнила она. Ему нужно время.

Именно, со вздохом подумала Шепард. Это так. Поэтому, возможно, вся эта ситуация с проблемами отсылки и к лучшему.

Шепард разлогинилась и выключила терминал. Она может просто вернуться к работе. Все беспокойства о письме потом – когда Кайден захочет его прочесть, и когда Призрак не сможет помешать ей отправить сообщение.

«Как долго нам до Даратара, СУЗИ?» - спросила она.

«Около двух часов, коммандер», - ответил голос Джокера по интеркому.

«Дерьмо», - прошипела Шепард. – «Ты все это время подслушивал, Моро?»

«Эм, да», - ответил он так, словно она задала глупый вопрос.

Шепард покачала головой. – «Замечательно», - пробормотала она.

«Эй, если тебе полегчает, мои аккаунты тоже заблокированы», - произнес Джокер.

«Твои аккаунты были переполнены…» - начала СУЗИ.

«Ага, СУЗИ», - прервала Шепард обоих, - «мы все в курсе, чем переполнена почта Джокера».

«Эй!»

«Не отвлекайся от работы, Джокер», - устало произнесла Шепард, вставая с кресла. – «Думаю, мне нужно затаиться на некоторое время».

«Коммандер?» - вдруг раздался новый голос в интеркоме. – «Мне бы хотелось поговорить с вами, раз вы уже проснулись». – Глаза Шепард сузились. Это была Миранда.

«Вы следите за моими разговорами по интеркому так же, как и за почтой, Лоусон?» - холодно спросила Шепард.

«О, черт», - пробормотал Джокер. – «Дамы, оставляю вас наедине». – Послышался писк отпускаемой кнопки интеркома.

«Мы же на пути к Иллиума, не так ли?» - без предисловий спросила Миранда.

Шепард втянула воздух. Иллиум. Ей не хотелось сейчас думать о нем. В последний раз, когда она была на этой планете, это был короткая, неожиданная и невероятно прекрасная увольнительная…

«Да, мы на пути туда», - сухо ответила она. – «Однако по пути у меня запланировано несколько остановок. Что ты хотела, Лоусон? Прогуляться по магазинам?»

На другом конце интеркома наступило молчание. Она практически могла услышать, как глаза Миранды сузились.

«У нас есть задание по найму команды, коммандер», - наконец произнесла Миранда, в ее голосе послышалось раздражение. – «Оба кандидата находятся на Иллиуме».

«А также много дел в других местах. Когда сможем, доберемся и туда».

Молчание Миранды длилось долго. – «Хорошо, коммандер», - произнесла она.

«Какие-то проблемы с этим, Лоусон?» - спросила Шепард. – «Выкладывай прямо».

Опять последовала долгая пауза. Видимо, старший помощник услышала напряжение в голосе коммандера и догадалась о том, что Шепард нарывается на драку.

«Я просто…» - наконец сказала Миранда, но дальше не осмелилась. Впервые с момента их встречи Миранда, кажется, потеряла дар речи. А может, просто интерком отрубился. Шепард не была уверена. Так или иначе, последовала пауза.

«Есть люди, рассчитывающие на вас, понимаете», - произнесла оперативник Цербера.

«Я в курсе», - огрызнулась Шепард. – «Все чертовы колонии в Траверсе».

«На самом деле», - сказала Миранда упавшим голосом, - «я имела в виду команду. Они…Мы рассчитываем на вас. И хотя некоторые из ваших старых друзей отвернулись от вас, мы все еще рядом. Вы наш лидер. Так что ведите, Шепард».

Десятки резких ответов вертелись на языке Шепард. Она едва не ухватилась за один из них, но оно не было таким же язвительным, как следующее, поэтому Шепард остановилась. Она недовольно посмотрела на интерком, разрываясь между раздражением от догадок церберовского прихвостня и бешенством от осознания, что эта женщина права.

«Ты закончила с зажигательной речью, Лоусон?» - наконец спросила Шепард. – «Призрак произнес для меня одну после Горизонта, а твоя лишь немного лучше».

«Я…» - Миранда замолчала. – «Просто…подумайте о том, что я сказала, коммандер».

«Подумаю», - сказала Шепард в ответ, желая как можно скорее закончить эту беседу. – «Перед Иллиумом у нас несколько остановок. Потом мы разберемся с кандидатами. Что-нибудь еще, Лоусон?»

Последовала долгая пауза, сопровождающаяся молчанием на другом конце интеркома.

«Нет, коммандер», - произнесла Миранда.

«Хорошо», - ответила Шепард. – «Поговорим позже». – Она выключила интерком и потерла глаза.

Миранда была права. Как бы ей не хотелось этого признавать, но эта женщина права. Ей нужно двигаться дальше, а не ныть о том, что произошло на Горизонте или беспокоиться о слежке за своими почтовыми ящиками. По крайней мере, она смогла избавиться от наблюдения в собственной каюте. Наверняка она сможет найти способ отправить письмо. Она будет думать об этих проблемах, как о небольшой игре между ней и ублюдком Призраком.

Шепард вздохнула. Она устала от игр.

***


Кайден вошел в почту, чувствуя, что едва в состоянии разомкнуть глаза. Головная боль переросла в сильную мигрень, и только благодаря новой дозе лекарств он смог активировать уни-инструмент и посмотреть на его светящийся экран.

Он получил письмо от Дина, приветствующего его возвращение на Цитадель. Также было письмо от Андерсона с сожалениями, что у Кайдена начались приступы мигрени, и что он хотел бы встретиться сразу же, как тот будет в состоянии сделать это.

Но от Шепард не было никаких вестей.

Кайден уронил голову на подушку и попытался сделать все, чтобы данный факт не прибавил ему головной боли. Он все равно ничего подобного не ожидал, подумал он про себя.

Но он все равно был разочарован.

***


«Коммандер?»

Шепард убрала от лица руки и посмотрела на огромную сферу ядра двигателя Нормандии.

«Да, Джокер?» - ответила она.

«Видишь, я же сказал, что она внизу», - произнес пилот. Тон его голоса был приглушен, словно он разговаривал с кем-то, кто стоял рядом.

«СУЗИ думала, что ты у себя», - пояснил Джокер, вновь заговорив более отчетливо. – «Вот только не могла сказать наверняка, поскольку Мордин выдрал там все следящие устройства».

«Ага», - ответила Шепард, слегка улыбнувшись. – «Он это сделал».

«Так что ты делаешь в инженерном, если твоя каюта теперь чиста?» - спросил Джокер.

Шепард пожала плечами, хотя и понимала, что ее не видно. – «Мне здесь нравится. Ядро двигателя в некотором смысле биотический глушитель: сдерживает статику, не позволяя мучить меня головными болями».

«Эм…ясненько», - медленно произнес Джокер. – «Ну да, я ничего из этого не понял. Я…мы…Мы хотели…эм…дать тебе кое-что».

«Мы?» - спросила Шепард, непонимающе уставившись в потолок. – «Кто мы?»

«Эм…я и Чамберс», - ответил он. – «Я просто…в общем…подумал, что тебе пригодится».

«Что?» - с подозрением спросила Шепард. Если Келли заставил Джокера передать ей литературу по самопомощи…

«Ладно, просто…» - Джокер замолк.

«Джокер?»

«Вот», - произнес он.

Шепард уставилась в куполообразный потолок, а затем почувствовала, словно ее грудь, сердце, все тело вздымается к небесам.

«Боже мой», - прошептала она.

Комнату наполняла музыка: прекрасное, головокружительное оркестровое исполнение любимой песни ее детства. Мелодия была грустной и обнадеживающей одновременно, и она переполняла ее так, как не могли сделать ни одни слова.

«Джокер, где ты…? Как ты…?» - Шепард замолчала, чувствуя в глазах слезы. Это смехотворно, подумала она. До этого ей удавалось не расплакаться, но за последнюю неделю она была близка к этому намного чаще, чем за последние десять лет.

«Я нашел их», - сказал он ей. – «Или скорее, Келли рассказала мне о них, и тогда я подумал воспользоваться ими».

«Их?»

«Твои старые плейлисты», - пояснил он, - «похоже, из детства. Ты, наверное, много времени прослушивала их».

«Да», - пробормотала Шепард. По правде говоря, по нескольку часов подряд. Она почти все лето составляла плейлисты любимых композиций в подержанном уни-инструменте своего двоюродного брата. Там были списки музыки всех жанров, припомнила она теперь, включая список, который был озаглавлен «песни, от которых маме и папе станет плохо».

«У Миранды есть все это в досье», - продолжал Джокер. – «Не знаю, прочитывала ли она все то, что собрала на тебя. В общем… эм…»

«Вы с Келли прочли мое досье?» - спросила Шепард, не зная, как отреагировать.

«Эй», - ответил Джокер. – «Чамберс спросила меня об ‘уникальной информации’ о тебе, и я ответил ей, что ничего не знаю. Она предоставила мне доступ к твоему досье и… Черт, коммандер, не знал, что ты так классно проводишь время во время наземных миссий. Мне было скучно. Очень скучно, потому что работать в паре с Келли подобно… Эм, только не говори ей об этом».

«Я нема как рыба», - рассмеялась Шепард. Неважно, что Джокер только что сказал об этом любым ушам, которые прослушивали интерком.

«Так или иначе», - продолжил Джокер. – «Келли сказала, что ты себя скверно чувствуешь и спросила, что мы сможем сделать для тебя и…в общем, это было проделано совместными усилиями», - пробормотал он наконец.

Шепард могла увидеть наяву огорченное лицо Джокера, и поняла, что не может говорить. Она просто слушала, и ее сердце переполнялось чувствами вместе с музыкой.

«Таким образом, я загрузил плейлисты, а СУЗИ нашла песни и закачала их в твою музыкальную систему в каюте», - продолжал рассказывать Джокер. – «Надеюсь, ты не возражаешь».

«Возражаю?» - переспросила Шепард. – «Ты шутишь? Джокер…я…» - Она не могла высказать словами то, что сейчас чувствовала. По крайней мере, она чувствовала прилив благодарности к своему пилоту – даже к йомену.

И даже по отношению к СУЗИ тоже, подумала Шепард. Она не доверяла ИИ, но это напомнило ей, что та была просто программой. Она не могла сопротивляться приказам Призрака. А что касается Джокера и Келли, в общем, Шепард просто не могла передать словами, как много значило для нее все это. Она по-прежнему не хотела обсуждать Кайдена – или что-то еще – с йоменом Чамберс, но Шепард внезапно поняла, что должна извиниться перед женщиной.

Мы рассчитываем на вас, сказала ей Миранда. И хотя некоторые из ваших старых друзей отвернулись от вас, мы все еще рядом. Вы наш лидер. Так что ведите, Шепард

«Спасибо, Джокер», - тихо произнесла Шепард. – «И спасибо Келли».

«Да, хорошо, но это по-прежнему должен был быть Аленко», - пробормотал Джокер.

«Что?»

«Ничего», - ответил он. – «Слушай, я…эти…песни…на самом деле не для меня, поэтому я...эм…?»

«Конечно», - произнесла она, смеясь, - «выключай. Я прослушаю их у себя, пока готовлюсь к следующему заданию».

«Я и не знал, что у тебя такие скверные музыкальные пристрастия, коммандер», - сказал Джокер, явно саркастическим тоном. – «В смысле, ковбойские песенки? Старое Земное кантри? Правда?»

«Эй», - отрезала она, вновь зазвучав как Валькирия. – «Джокер, я родилась на ферме. Помни об этом. Кроме того, не осуждай, пока сам не послушаешь».

«Как скажешь», - засмеялся он.

«Спасибо, Джокер», - сказала Шепард, желая сказать это лично, в лицо, и все же, чувствуя радость оттого, что никто сейчас не видит, как это повлияло на нее. Она чувствовала, что Джокеру, вероятно, тоже было проще передать все это посредством интеркома. – «Просто…спасибо».

«Так, ладно, ну это вообще…» - рассмеялся Джокер. – «Сапфировые звезды? Тебе реально нравится эта азарийскай девчачья группа?»

Замечательно, подумала она, Джокер теперь целую вечность будет дразнить ее этим.

«Иди ты, Моро», - ответила она, не в силах сдержать улыбку. – «Под них хорошо танцевать». – Не то, чтобы она хорошо танцевала, но все же. – «Просто закачайте все это в мою музыкальную систему, и можешь возвращаться к прослушиванию любой чуши, которая тебе нравится».

«О, большое тебе спасибо», - ответил он.

Она усмехнулась. - «Нет, спасибо тебе». – Потом с облегчением вздохнула. – «Я серьезно, Джокер. И Келли тоже и…и СУЗИ. Спасибо».

***


Шепард выпрямилась, теперь улыбаясь. Она направилась к лифту, намереваясь подняться к себе, включить музыку, покормить рыбок, а затем начать подготовку к очередному заданию. Но она не прошла и дальше первой двери инженерного отсека, когда снизу позвал голос.

«Эй, лысая стерва!»

Шепард замерла, подавляя желание ответить также, а затем направилась вниз. Приблизившись к женщине, ожидающей ее в тени, она позволила яркой вспышке биотики появиться на ее поднятой ладони. Голубая энергия сингулярности затрещала в красном освещении грузового отсека.

«Может ты и не военная», - обратилась к Джек Шепард, спокойно и холодно, - «но это мой корабль».

«Ты действительно хочешь это выяснить, Шепард?» - спросила Джек, сверкая глазами.

«Нет», - ответила та. – «Мне это не нужно. Я просто хочу, чтобы твоя такая же лысая голова усвоила, что не стоит со мной связываться, я смогу утихомирить тебя так же, как и любого члена своего экипажа. Однако», - добавила она, увидев внезапную напряженность татуированных плеч Джек, - «прояви немного уважения, и ты получишь аналогичное взамен. А теперь, что ты хотела?» - Она позволила своей биотики померкнуть и изогнула белую бровь.

Джек некоторое время присматривалась к ней. – «У вас тут довольно дружная группка», - сказала она. – «Они очень преданы тебе». – Бровь Шепард изогнулась еще сильнее.

«Ты поняла это, просиживая все время в темноте, я так полагаю».

«Я много слышу и вижу», - ответила Джек, склонив голову. – «Например, как они все последуют за тобой в любое место вселенной, а не только те, кто некогда уже работал с тобой».

Шепард скрестила на груди руки. Это было неожиданно. Слова Миранды вновь послышались в сознании: Мы рассчитываем на вас. Казалось, экипаж действительно доверяет ей больше, чем она на это надеялась. И в ответ Шепард тоже собиралась довериться им.

«К чему ты ведешь, Джек?» - спросила Шепард, теперь с любопытством.

«Послушай, стерва…» - произнесла Джек, но затем замолчала, когда Шепард вновь изогнула бровь и мрачно поджала губы. – «Послушай, Шепард», - поправила она себя. – «Ясно, что они сделают все, чего ты захочешь. И у тебя довольно миленький кораблик. Ты сможешь разбогатеть, если займешься пиратством».

Выражение на лице Шепард стало еще более холодным. – «Пиратством?» - прошептала она.

«Да, но ты не захочешь», - ответила Джек с легкой усмешкой.

«Я с Миндуара, Джек», - вежливо произнесла Шепард. – «Вся моя чертова жизнь была сломана пиратами. Чего ты хочешь? Или тебе просто стало скучно наедине с этими датападами?» - Шепард махнула на беспорядок на полу.

«Миндуар значит?» - сказала Джек. Она посмотрела на Шепард, а затем подняла подбородок. – «Все же, у тебя, тем не менее, были мамочка с папочкой, которые укутывали на ночь в одеяльце, а?»

«Ближе к делу, Джек», - ответила Шепард, ее глаза сузились.

«Не понимаю тебя, Шепард», - произнесла Джек, оглядев отсек взглядом, словно ответ был на поверхности, а затем покачала головой. – «Не важно. Мне нужно кое-что обсудить с тобой».

«Хорошо», - кивнула Шепард, вздохнув. – «В чем дело?»

«У меня есть…мысли», - сказала Джек. – «Они словно насекомые, копошащиеся в моей голове».

Шепард нахмурилась на эту метафору и на то, как женщина, казалось, вздрогнула, усаживаясь на ступеньку.

«С Цербером меня связывает давняя история», - продолжила Джек.

«Я догадалась», - осторожно ответила Шепард. Она почувствовала желание пнуть саму себя. Она не забыла…о Джек, все время находящейся здесь в одиночестве, сказала Шепард самой себе, нет, не забыла. Она просто…

Что, Шепард? Подумала она про себя. Ты ни разу не остановилась, чтобы поговорить со своим экипажем. Они нуждаются в тебе, а ты игнорируешь их, потому что все время грустишь из-за Кайдена.

Боже, ведь это так. На самом деле. И все это время они нуждались в ней – тянулись к ней. Это было постыдно – и неприемлемо.

Шепард выпрямилась, отставляя мысли о Кайдене в сторону, и сосредоточилась на обозленной женщине перед ней.

«Я выслушаю все, что ты скажешь, Джек», - сказала ей Шепард.

Глава 43. Ошибки и лишения.


Хлоп. Щелк. Хлоп. Щелк.

Хлоп.

Щелк.


Шепард сидела и смотрела на руки женщины, скрестив собственные на груди. Джек сидела напротив нее, ее большой палец щелкал по зажигалке. Шепард никогда не видела, чтобы та курила. Вероятно, это была одна из тех вещиц, которую она хранила на всякий случай – как и небольшой нож, про который Шепард знала, что Джек держит его в своем правом ботинке.

Хлоп. Щелк. Хлоп.

Щелк.

Шепард нахмурилась, вспоминая весь тот бардак, который они только что оставили позади.

«Сюда они доставляли новых детей», - сказала Джек. – «Они прибывали в этих контейнерах. Испуганные и голодные, но живые».

«Это…невероятно», - в ужасе произнес Гаррус.


Это было… Это действительно было…

Невероятно.

Шепард стиснула зубы. Она всегда знала, что чертовски хороша как биотик, но сегодня этот факт буквально растоптал ее. Она была идентифицирована в довольно взрослом возрасте, чтобы справиться с шоком оттого, что не такая, как все – хотя бы с большей частью этого шока. В то время она была слишком занята попытками справиться с последствиями Миндуара, чтобы беспокоиться о своей биотике. По правде говоря, биотика была ее спасителем. Она выражала себя через обретенную силу, как любой другой ребенок посредством инструментов. Когда она злилась, то практиковалась в бросании вещей. Когда она чувствовала печаль, старалась поднять вещи в воздух. Трудно чувствовать себя беспомощной, когда сосредоточен на том, чтобы заставить все вокруг себя летать.

Ее приемные родители оказались бывшими служащими Альянса, так что у них не возникло проблем с ее новыми способностями. Их больше беспокоило ее поведение, отказ разговаривать или открываться. Шепард до сих пор поражалась, что полностью не свихнулась тогда от переполнявших ее гнева и сожалений. Она полагала, что за это следует благодарить строгое и любящее воспитание, которое она получила на Миндуаре от своих настоящих родителей. Совесть отца и матери крепко основалась в ней, нашептывая, что она должна использовать эти усиливающиеся способности, чтобы делать добро.

В конце концов, мозгоправы не помогли. Конечно, это все же наверняка из-за того, что она постоянно пропускала терапию. Вместо того чтобы направиться после школы на консультацию, она отправлялась на пустырь возле футбольного поля и долго тренировалась там. Разговоры о Миндуаре не помогали; раздумья о крови и ярости, и всех тех пяти минутах атаки, которые она запомнила, не помогали. Разбитие носа во время бросания камней в старые пивные бутылки – это помогало. Перелом руки из-за биотического притяжения дверцы старой, разбитой машины – это тоже помогало. На самом деле она не получала удовольствие от боли, но каким-то образом побочные эффекты из-за использования своего дара заставляли ее чувствовать себя сильнее.

В восемнадцать она была зачислена в Альянс, довольная тем, что смогла избавиться от надоедливых приемных родителей. Ее отправили на подготовку биотиков, но она уже накопила в себе столько сил, что инструкторы не знали, что делать с ней. Пока остальные биотики пытались заставить объекты сдвинуться с места, она пыталась не разнести всю комнату. Шепард медленно постигала азы контроля. Иногда она не спала по нескольку часов, стараясь держать ночные кошмары о батарианцах подальше от себя, пока удерживала свои жетоны в воздухе над собой. Это напугало ее соседей по комнате, когда они застали ее за этим занятием.

Но, даже проводя большую часть времени отдельно от других биотиков, Шепард слышала некоторые слухи о том, что происходило с ними. У каждого биотика в Альянсе была история: про день, когда они подрались на площадке, а потом оказывалось, что они едва не убили другого ребенка. Про день, когда они внезапно оказывались на другом конце помещения, совершенно не помня, как попали туда. И каждый из них мог рассказать, какое обучение получил – если вообще получил.

История Кайдена была подобной. Он как-то сказал, что его родители не догадывались, насколько плох он был. Он был из поколения первых: одним из тех, кого Альянс забрал в свою программу раньше всех. Вот только Альянс не стал внимательно следить за программой, как должен был. И Кайдену еще повезло.

Но худшими историями были те, о которых никто толком ничего не знал. Мужчины и женщины, служившие в Альянсе, в основном были стабильными и здоровыми. Истории о том, что случилось с детьми, которых продали в рабство, отдали на исследования в лаборатории и тому подобное – были лишь шепотом и слухами. Каждый биотик в Альянсе хоть раз задавался вопросом «А что если?». Потому что, конечно же, не важно, насколько плохо началась твоя история о проявлении биотических способностей, если тебя взяли в Альянс, то самая опасная часть была позади. Теперь ты мог сражаться, служить, быть хотя бы немного достойным членом общества. По крайней мере, ты работал на организацию, которая ценила твои навыки и кормила достаточно, чтобы поддержать твои силы. Но те дети, которые оказывались в лабораториях – они были фантомами, думать о которых никто не хотел.

А Джек была одной из них. Заброшенный комплекс Телчин находился посреди джунглей, которые упорно пытались его поглотить. Но даже растительность во всех углах не смогла скрыть историю, которая некогда произошла здесь. Шепард хватило пяти секунд в этих стенах, чтобы понять, что все это было неправильным. Гаррус чувствовал себя также, как и Джек – Шепард покосилась на женщину, сидящую напротив.

Она не знала, что может сказать Джек. По правде говоря, она чувствовала, что лучше всего сделать то, что та хочет: исследовать местность, встретиться лицом к лицу с прошлым – а затем установить бомбу и взорвать все к чертовой матери.

Вот только то, что они обнаружили там, было не тем, что ожидала Джек.

«Призрак снова запрашивает журналы операций. Он становится подозрительным. Но когда мы предоставим результаты, ему будет плевать на то, что мы сделали».

«Звучит так, словно персонал здесь начал самовольничать», - высказал наблюдение Гаррус, когда Шепард вырубила голографическую запись.

«Он не сказал, что именно они сделали», - огрызнулась Джек.

«Не вижу доказательств, что Призрак не был в курсе», - сказала Шепард, нахмурившись. – «По крайней мере, он должен был догадываться».

«Именно», - ответила Джек, уверенно кивая.

«Мы никогда не узнаем наверняка», - произнес Гаррус. – «Он пристально наблюдает за тобой, Шепард, но кто знает, насколько он внимательно следит за остальными своими проектами?»

«Чушь собачья», - сказала Джек. – «Как он мог не знать об этом? Обо мне?»

«Так или иначе, мне это не нравится», - пробормотала Шепард. – «И почему компьютер был включен?»


Они продолжали плутать по лабиринту коридоров здания, обращая внимание на кровавые следы. Джек тихо рассказывала, когда вспоминала то или иное место: склад, куда доставляли детей, арена, на которой ее заставляли сражаться биотикой с другими детьми, место, откуда она впервые увидела солнечный луч, а затем они дошли до помещения, которое она не помнила:

«Почему здесь есть морг?» - спросила Джек. – «Это был небольшой комплекс».

«Я так полагаю, какой-то больной сукин сын погубил множество детей», - предположил Гаррус.

«Чушь собачья», - сказала Джек. – «Со мной обращались хуже всех, но я смогла выйти живой из всего этого».


И в конце они нашли истину: Джек была причиной существования всего этого комплекса. Целью убийства стольких детей было добиться результатов и сделать Джек, Подопытную Ноль, супербиотиком. Бесчисленное число детей-биотиков погибло ради ее способностей – дети, украденные работорговцами, и дети, проданные собственными родителями. Шепард чувствовала желчь, поднимающуюся изнутри, пока стояла и слушала записи журналов. Она задумалась, знала ли кого-нибудь из этих пропавших детей – был ли кто-нибудь из них на Миндуаре. Два мальчика из ее школы и братья начали проявлять кое-какие биотические способности к моменту, когда на колонию напали. За них выручили неплохие деньги, осознала она.

Хлоп. Щелк. Хлоп.

Щелк.

А потом, в камере Джек, они нашли мужчину. Он вырос в этом комплексе, лабораторная крыса из-за Джек. Он вернулся в комплекс Телчин по той же причине, что и они: узнать, для чего Цербер устраивал всю эту бойню. Вот только его поиски довели его до безумства. Но ситуация была разрешена намного проще, чем предполагала Шепард, учитывая нестабильность Джек. И пока Джек ходила по своей бывшей комнате, осматривая сломанные вещи из своего детства, Шепард могла лишь слушать ее и хмуриться. С подобными вещами ты ничего не сможешь сделать, поняла она, даже если оно глубоко ранило твое сердце. Иногда, подумала Шепард, ты не в силах предотвратить некоторые вещи, и они по-настоящему пугающе. И что ты сможешь сделать со всем этим?

Хлоп.

Джек подняла глаза и встретилась взглядом с Шепард. Они такие грустные, подумала Шепард. При всей жесткости, грубости и жестокости, которые таились во взгляде Джек, в них также существовала мольба, которую той не удавалось скрыть. И все же, при всем при этом Джек была бойцом. Шепард не была согласна со всем в Джек, но она уважала то, что та не позволила этому сломить себя. Она подумала, что видит в Джек немного себя – или скорее то, чем могла бы стать.

Губы Шепард превратились в тонкую линию, когда она кивнула Джек. Она ударила в дверь кабины, и в ответ на это пилот нажал на детонатор бомбы. На мгновение шаттл тряхнуло, когда взрывная волна достигла их. Джек дико осмотрелась, а затем устроилась поудобнее в кресле. Ее плечи расслабились с осознанием, что тюрьма ее детства разрушена.

***


«Коммандер», - советник Андерсон встал и пригласил Кайдена жестом в свой просторный кабинет. Кайден медленно зашел внутрь, но не только потому, что там был яркий свет. Даже сейчас головная боль не стихала, однако еще три человека в помещении заставили проявить такую осторожность. Один был в адмиральском кителе, второй в одежде штатского, а третьим был посол Удина. Кайден постарался не нахмуриться. Он думал, что это будет частная встреча.

«Коммандер», - встал невзрачный мужчина в штатском. – «Приятно, наконец, встретиться лично».

Кайден выпрямился, мгновенно узнав голос мужчины. – «Адмирал Хакетт», - выговорил он, пожимая его руку. Даже глядя в лицо этого офицера, Кайден понимал, что оно совершенно не запоминающееся.

«Адмирал присоединился к нам в последний момент», - сказал Андерсон. – «Полагаю, с контр-адмиралом Михайловичем вы уже встречались».

Кайден попытался вспомнить его.

«Ваша коммандер Шепард однажды устроила для меня экскурсию по старой Нормандии», - произнес мужчина. – «Трагическая потеря».

«Да сэр», - пробормотал Кайден, также пожимая его руку. Странно было думать в данный момент о нападении на Нормандию. Для него это по-прежнему была ужасная трагедия, о которой не хотелось вспоминать, даже притом, что другая часть его сознания знала о том, что Шепард жива, а то, что на самом деле случилось с ней, было другого рода трагедией.

Кайден пожал руку Удины из вежливости, а затем уселся в кресло, которое явно оставили для него. Они сидели полукругом, но ощущение было такое, словно он на допросе. Кайден сразу же попытался упорядочить мысли, словно они были броней, защищающей его. Он не может позволить им узнать о письме, которое отослал Шепард, не может позволить узнать о данных по рахни, которые получил сам. Он не должен позволить им узнать о своих отношениях с Шепард и, прежде всего, он должен вести себя правдоподобно, как любой другой солдат, узнавший о кажущемся предательстве вышестоящего офицера.

Самой сложной частью, подумал Кайден, будет добиться внятного ответа от этих людей, защищая при этом свои секреты.

«Вы видели Шепард на Горизонте», - сразу же начал Удина. Это было утверждение, а не вопрос.

«Да», - ответил Кайден. Все четверо внимательно смотрели на него, но Кайден не замечал этого.

«Ну?» - нетерпеливо спросил Удина. – «Продолжайте».

«Сэр?» - вежливо спросил Кайден.

«Что она делала? В какую передрягу она попала на этот раз?»

«Удина», - устало произнес Андерсон, - «я позволил вам присоединиться сегодня. Не заставляйте меня пожалеть об этом». – Он перевел взгляд на Кайдена. – «В вашем отчете говорится, что вы встретили Шепард, и она работала на Цербер».

«С Цербером, да», - поправил его Кайден. Его удивили собственные слова. Он не знал, почему сказал это. Михайлович просто рассмеялся.

«А есть разница?»

Кайден промолчал. Андерс многозначительно посмотрел на него.

«Итак, коммандер – есть разница?»

«Я не…уверен», - медленно ответил Кайден. – «Она пыталась остановить нападение коллекционеров».

«Коллекционеров?» - непонимающе уставился на него Михайлович. – «Разве это не…сказки?»

«Нет, не сказки», - ответил Хакетт, качая головой. – «К сожалению, это не так».

«Расскажите нам, что там произошло», - сказал Андерсон.

Рассказ Кайдена был краток и ясен. Он описал атаку роя ищеек, прибытие коллекционеров и то, как они забрали половину жителей колонии. Затем он показал им видео, снятое камерами на площади. Михайлович нахмурился и что-то пробормотал насчет идиотов колонистов. Хакетт лишь покачал головой. Андерсон едва пошевелился во время рассказа.

«Затем Шепард заставила ЗАЩИТНИК снова заработать и выстрелить по кораблю агрессора», - закончил рассказывать Кайден. – «Те отступили, а она ушла».

«И как же так получилось, что она подоспела в самый последний момент?» - с подозрением спросил Удина.

«Не знаю», - ответил Кайден. Он действительно не знал этого. Хотелось бы ему подумать об этом в тот момент и спросить. С этой мыслью он вспомнил их встречу и последующие словесные разборки – все те злые слова, которые он наговорил ей, а также непонятные ответы Шепард. И тогда, конечно же, его воспоминания вернулись к тому небольшому, непонятному поцелую…

«Коммандер?» - позвал Хакетт. Кайден посмотрел на него и увидел, что тот замолчал.

«Сэр?»

«Я спросил вас, уверены ли, что это была она?»

«Сенсоры с моей брони…» - начал Кайден. Он указал на свою руку. – «Я не смог записать их, но, несомненно, это была она».

Михайлович фыркнул. – «Либо же весьма убедительный клон».

«Но не для датчиков брони», - возразил Андерсон. – «Но даже так, вы уверены, что это была она, коммандер? Вы работали с ней продолжительное время».

Андерсон и остальные внимательно посмотрели на него. Кайден сразу же кивнул и ответил: - «Абсолютно. Даже не сомневаюсь, сэр»

Андерсон мрачно кивнул.

«Как и я», - согласился он. Кайден удивленно посмотрел на него, а затем подавил внезапный приступ гнева.

Вот оно что, подумал он. Андерсон знал, что Шепард жива. Он знал и не сказал ему.

«Как давно вы узнали, сэр?» - наконец смог выдавить Кайден.

Андерсон просто ответил: - «Не так давно. И не был уверен до недавнего времени».

«С каких пор?»

«Незадолго до вашей отправки на Горизонт», - ответил Андерсон.

Кайден едва не задохнулся, услышав это. Лишь присутствие двух адмиралов и посла останавливало его от того, чтобы не выкрикнуть что-то неподобающее в сторону советника.

«Так значит Шепард работает на Цербер?» - спросил Михайлович. – «Почему?»

Все взоры в комнате обратились к Кайдену. Он сглотнул, а затем произнес: - «Она сказала, что работает с ними, чтобы остановить атаки коллекционеров».

«Но зачем?» - снова спросил Михайлович. – «Почему именно они?» - Он с недовольным видом скрестил руки на груди.

«Быть может потому, что Совет и Альянс ничего не собирались делать по поводу этих атак», - нахмурившись, предположил Андерсон.

Кайден пристально наблюдал за Андерсоном. Этот человек послал его устанавливать оборонительную систему в дальних колониях более чем десятка систем. Советник дал это задание Кайдену с целью защиты людей в дальних поселениях и для расследования источника нападений. Некоторое время назад Кайден начал задаваться вопросом, не плевать ли Андерсону на все эти колонии, но, возможно, его руки просто были связаны политиками и командованием.

«Я не знаю, почему Шеп…она присоединилась к Церберу», - наконец произнес Кайден. Он быстро подумал о том, что сказала ему Шепард – что-то насчет комы и того, что ее восстановили. Но об этом он умолчал. Кайден понятия не имел, что это значит, поэтому решил, что это лучше не вытаскивать на свет.

«Так значит, она исчезла и присоединилась к Церберу ради удовольствия?» - спросил Михайлович. – «А может и ради денег?»

«Я же говорил вам, что она нестабильна», - пробормотал Удина.

«Вы не спросили ее, почему она с ними?» - спросил Хакетт одновременно с тем, как Андерсон предупреждающе окликнул: - «Удина…»

«Я…» - Кайден не знал, что сказать – любому из них. Вся эта история была спутанным клубком в его сознании. – «Я был слишком шокирован, узнав, что она с ними», - наконец ответил он. По крайней мере, это было правдой. – «Я спросил, с Цербером ли она… И Шепард не стала отрицать этого. Там был корабль…»

«Корабль?» - переспросил Михайлович. – «Что за корабль?»

«Копия Нормандии», - ответил за Кайдена Андерсон. – «У нас есть запись Центра Управления Цитадели».

Кайден почувствовал себя так, словно его ударили в живот.

«Она была здесь?» - практически прокричал он. Все четверо уставились на него. Кайден с трудом пытался утихомирить себя. – «Когда?» - прохрипел он.

«В тот день, когда вы отбыли на Горизонт», - ответил Андерсон. – «Тогда я впервые убедился, что она действительно жива – когда я впервые увидел ее живой».

«Вы виделись с ней…?» - пробормотал Кайден. Он не мог в это поверить. В тот самый день, когда он отбыл… Его сознание едва могло обработать все это.

В тот день, когда он улетел на Горизонт…

Они разминулись на сколько? Несколько минут? Часов? В тот день, когда он отбыл на Горизонт, она прилетела сюда. Он оплакивал ее, а она была по пути…к нему? К Андерсону? Кого она хотела увидеть, и зачем? И почему после всего этого времени? А он просто…разминулся с ней…

Внезапно, ужасная мысль пришла к Кайдену: он не впервые вот так разминулся с ней. Она ведь была жива? Это означало, что она каким-то образом пережила падение на Алкеру. Как долго она страдала, внезапно подумал Кайден. Она лежала на замерзшей поверхности этой планеты, пока Цербер не подобрал ее? Или же она была в сознании, раненная или обездвиженная, удивляющаяся, почему никто не пришел за ней – почему Кайден не пришел за ней?

Неужели она думала, что он бросил ее?

От одной мысли об этом Кайдену стало тошно. Она присоединилась к Церберу, потому что это они спасли и восстановили ее? Она чувствовала себя обязанной перед ними? Она винила его за то, что оставил ее, когда мог спасти? И мог ли он предотвратить все это тогда, если бы просто имел смелость присоединиться к Лиаре и убедиться, что Шепард действительно погибла?

Она присоединилась к Церберу, потому что чувствовала себя преданной? Кайден не хотел верить в это. Он разминулся с ней…всего на несколько мгновений….

«Это беспокоит», - сказал Хакетт своим сильным, выразительным голосом, который так отличался от его невзрачной внешности. – «Цербер – могущественная организация. Завербовать одного из наших лучших людей и настроить против нас…»

«Она не против нас», - сказал Кайден, а Андерсон покачал головой и произнес: «Она все еще Спектр».

«Да?» - удивленно посмотрел Кайден.

Андерсон кивнул. – «Ее восстановили в должности после разговора с Советом, когда она была здесь. Она объяснила, что работает с Цербером, чтобы остановить коллекционеров».

«Это была та еще встреча», - проворчал Удина.

Кайден разозлился. – «Вы знали это?» - воскликнул он. – «Если вы знал, зачем было спрашивать меня?»

«Я хотел знать, сказала ли она вам то же самое, что и Совету». – Андерсон посмотрел на него испытующим взглядом. – «Я хотел знать, действительно ли она с ними ради остановки коллекционеров, или же за этим скрывается что-то еще».

Кайден стиснул зубы. Андерсон знал, что Шепард жива, что она с Цербером, что она пытается остановить коллекционеров, и ничего не сказал ему. Это выводило его из себя, если бы не… Ну, да, дошло до Кайдена, он был недоступен. Да и вообще, вряд ли бы Андерсон сказал ему. Ни один из присутствующих здесь не знал, кем была для Кайден Шепард – что она значила для него, поправил Кайден себя. Для Андерсона не было причин, чтобы проинформировать его о Шепард. Для командования это Кайден был поставщиком информации о Шепард. Для Альянса он был ее бывшим лейтенантом. Лучше пусть так оно и остается.

«Прошу прощения, сэр», - быстро извинился Кайден. – «Просто…тревожно видеть своего бывшего…командира вместе с террористами. Не думаю, что смог вытянуть из нее больше информации, чем вы уже знаете, и за это я тоже прошу прощения».

«Вы хорошо поработали, коммандер», - ответил Хакетт, кивая ему. – «Ваши орудия остановили нападение, и теперь у нас больше информации, чем раньше».

«Включая информацию о том, что Шепард по-прежнему с Цербером», - сказал Удина. – «Чем дольше это будет продолжаться, тем больше политических проблем это вызовет».

Михайлович фыркнул. – «По крайней мере, они люди. Уж получше, чем турианцы или кто-то еще».

«Именно потому, что они люди, возникает так много проблем», - сурово произнес Андерсон. – «Они навлекают на нас много неприятностей».

«А теперь Шепард работает на них», - добавил Хакетт.

С ними, хотелось поправить Кайдену. Он не знал, почему цеплялся за эти слова Шепард, но он это делал.

Андерсон встретился взглядом с Кайденом. – «Наверняка для вас последняя миссия была далеко не легкой, коммандер. Мне тоже было трудно обнаружить, что Шепард жива и изменилась. Но», - добавил он, вставая, - «если повезет, ее сотрудничество с Цербером будет недолгим».

«Сэр?» - удивленно посмотрел Кайден, когда остальные тоже встали.

«У нас есть ваши доказательства с Горизонта, и мы рассмотрим их», - продолжил Андерсон. – «Возможно, вы нам еще понадобитесь, так что будьте на связи. Однако следующие две недели можете считать себя в увольнительной. Вольно, коммандер».

«В увольнительной?»

«Несомненно, вам нужен отдых, солдат», - добрым тоном произнес Хакетт.

«Сэр…Советник…» - начал Кайден, разрываясь между замешательством и чем-то, что было похоже на то…словно его снова и снова предают. – «Вы ничего не станете предпринимать по поводу атак коллекционеров?»

«Если мы и сделаем это», - сказал Михайлович, расцепляя скрещенные руки, - «это будет секретная информация».

«Вы не можете действовать без одобрения Совета», - нахмурился Удина. – «Особенно основываясь на информации от нестабильного Спектра, который присоединился к террористической организации».

Кайден закусил губу, лишь бы не ответить этому человеку.

«Ваши свидетельства весьма полезны», - сказал Хакетт Кайдену. Обернувшись к Андерсону, адмирал добавил: - «Основываясь на этом, нам стоит хотя бы увеличить патрули, чтобы обезопасить Траверс».

«Мы уже и так сильно разбросали наши силы», - поморщился Михайлович. – «Если бы вы послушали меня и занялись пополнением наших рядов вместо того, чтобы тратить деньги на экспериментальные технологии…»

«Господа», - произнес Андерсон, своим громким голосом заставляя замолчать обоих. Он посмотрел на Кайдена, который по-прежнему так и не сдвинулся с места.

«Вы свободны, коммандер», - сказал он. Его тон был спокойным, однако в нем слышалось предупреждение.

«Советник», - ответил Кайден. – «Адмирал. Адмирал. Посол».

Кивнув и отдав три раза честь, Кайден покинул кабинет, переполненный еще большим количеством вопросов, чем вначале.

***


«Ты в порядке?»

Шепард вздохнула и размяла плечи, а затем покосилась на Гарруса. Турианец выглядел серьезнее обычного, а с его обезображенным шрамом лицом, он теперь всегда выглядел серьезным.

«Да», - ответила она. – «Не уверена насчет…» - она кивнула на удаляющуюся фигуру Джек. Татуированная женщина уходила прочь из ангара, несомненно, чтобы вернуться обратно в грузовой трюм Нормандии.

«Да», - пробормотал Гаррус. – «Я не хочу даже…»

«Согласна».

«Думаешь, с ней будет все хорошо?»

«Я…не знаю», - ответила Шепард. – «Я дам ей время, а потом проверю, но…» - Она вздохнула. – «Я не знаю, как вылечить того, кто получил такую травму. И я не знаю, как помочь тебе. Думаю, Джек просто…покрывает себя татуировками поверх шрамов и ведет себя жестоко. Она не стала жертвой, а…»

«Она стала убийцей», - закончил за нее Гаррус с тревожным взглядом.

«Не знаю, чьей вины тут больше, ее…или Цербера», - поморщившись, сказала Шепард. – «Будь ты в ее шкуре, сделал бы то же самое?»

«В ее шкуре?» - Гаррус дотронулся до кожи на шее.

«Это человеческое выражение», - ответила Шепард, слегка улыбнувшись. – «Оно означает ‘сделал бы ты то же самое, оказавшись на ее месте?’».

«Не знаю», - честно ответил Гаррус. – «Трудно представить себя на чужом месте».

«Да». – Шепард замолчала и задумалась. – «Турианцы делают подобное с детьми? С турианскими детьми, в смысле».

Мандибулы Гарруса опустились в хмуром выражении. – «Турианские родители, вероятно, более жесткие, чем люди – более требовательные. Но нет… В общем», - пожал он плечами, – «больные ублюдки есть в любой культуре».

«Это верно», - согласилась Шепард. – «Кстати, говоря об ублюдках, мне нужно поболтать с Призраком. Я все еще думаю, что он знал…»

«Коммандер», - раздался голос Миранды в интеркоме. – «Мне нужно поговорить с вами».

«Это по поводу взорванного комплекса, где раньше содержали Джек?» - спросила Шепард, изогнув бровь и посмотрев в потолок.

Последовала пауза.

«Джек?»

Шепард объяснила, откуда они только что вернулись, а Гаррус скрестил руки на груди и также уставился в потолок. Последовала еще одна пауза, а затем:

«Они действовали сами по себе. Должно быть это было так».

«Ну да», - ответила Шепард, пытаясь сдержать ярость. – «С такой следящей сетью, как у Призрака, он и понятия не имел, что там творится».

«Именно», - последовал ответ.

«Чушь собачья», - рявкнула Шепард. – «А как же все те речи про ‘Ведите нас, Шепард’? Вот что я скажу тебе, Лоусон, я делаю все, что могу, чтобы вести вас, но если твой босс так обращался с Джек, как ты, черт возьми, можешь ожидать от команды…?» - Она замолчала, сдерживая гнев.

«Я все время забываю, что имею дело с людьми Цербера», - пробормотала она.

И в этом была беда, подумала Шепард. В какой-то момент она подружилась с экипажем, с командой, наслаждалась совместными обедами и кофе, и вообще уютом этого прекрасного корабля. Вся эта ситуация заставляла ее чувствовать себя так, словно она работала с обычной командой на обычную организацию. А потом что-то наподобие этой ситуации напоминало ей, что дьявол всегда подслащивает пилюлю с ядом.

Жизнь Джек была сломана Цербером – а Подопытная Ноль, скорее всего, была самым удачливым ребенком в этом аду. Церберу нельзя доверять, сказала себе Шепард. Она никогда не сможет забыть это.

А более громко она спросила: - «Ты попросила меня вести этот экипаж, и я буду, Лоусон. Но я не забуду то, что видела сегодня. Мне плевать, насколько сильно там ослушивались приказов. Это был Цербер – и он владел там всем».

Кивнув Гаррусу, она направилась к лифту. Турианец последовал за ней.

«Альянс тоже делал ошибки», - ответил голос Миранды в спину удаляющейся Шепард.

«Не такие», - крикнула Шепард.

Ее мысли вернулись к тому, что Кайден однажды сказал ей насчет биотических тренировок: Альянс…совершал ошибки.

Но даже при этом они не были похоже на то, что сделали с Джек, сказала себе Шепард. Никогда.




Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/6047322/1/Valhalla
Автор: http://www.fanfiction.net/u/2369732/SageQueen
Просмотры: 516

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности