Валгалла | Valhalla (ГЛАВЫ 37-38)

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе




Глава 37. Действительно невероятно глупы.


Как только Шепард вошла в БИЦ, йомен Чамберс нетерпеливо посмотрела на нее, ее зеленые, подведенные глаза засияли.

«Коммандер, я видела отчеты с Горизонта», - сказала она, почти задыхаясь. – «То, что вы сделали…удивительно».

Глаза Шепард расширились, когда она посмотрела на женщину. Келли говорила так, словно хвалила хорошее выступление в караоке-баре, а не упоминала ужас, который произошел в той колонии. Шепард едва остановилась, чтобы не сказать ей в ответ что-нибудь жестокое, резкое, непрофессиональное, или все вместе взятое. Отсюда, с безопасной Нормандии, подобные вещи, вероятно, смотрятся немного иначе. Она сдержанно кивнула Келли и заставила себя не использовать биотику при этом разговоре.

«В отчете также сообщается, что коммандер Аленко был на Горизонте», - продолжила Келли. – «Как все прошло?»

Ей умереть что ли захотелось? Удивилась Шепард. Попытавшись убрать с лица гнев и шок, Шепард подумала о том, кто так быстро успел заполнить отчет о миссии. Без сомнений, Лоусон. Чертова баба.

Келли выжидающе посмотрела на Шепард, выражение на лице женщины было слишком хорошо ей знакомо. Ее посылали к достаточному количеству мозгоправов после Миндуара, чтобы теперь распознать это «сочувствующее, заботливое лицо», так любимое «давай-это-обсудим» советниками. Однако у Шепард не было проблем с подобными разговорами… Ладно, пускай выкладывает. Она ненавидела разговаривать по душам – особенно с людьми, которые имели степень в психологии. Она тут же осознала, что, к сожалению, единственный, с кем бы она хотела обсудить Кайдена был…в общем…Кайден.

Она пощипала переносицу. От этого не будет толку. Было ясно, что она потеряла голову. Горизонт сильно расстроил ее. Сейчас было всего 18:00, но, возможно, ей стоило пойти и поспать. Она была истощена. Она попыталась придумать, что сказать Келли, чтобы та от нее отстала.

«Мы многое прошли вместе», - сказала она йомену, стараясь, чтобы ее тон оставался нейтральным и спокойным. – «Мне бы хотелось, чтобы у нас было больше времени».

До нее внезапно дошло, что в ее словах был двойной смысл. Однако Келли, казалось, не заметила это.

«У вас сильные чувства к нему?» - спросила Келли вежливым и любопытным голосом.

Шепард удивленно посмотрела на нее.

Эта женщина точно хотела умереть.

Келли была явно из тех энергичных, бодрых женщин, с которыми Шепард очень редко общалась. Как правило, такие люди не служили в Альянсе – а если и служили, то либо набирались ума и обучались протоколам в Академии, либо они уходили. Поведение Келли подходило в определенных кругах, подумала Шепард, но оно было совершенно неуместно на военном корабле. Тем не менее, перед заданным в лицо вопросом она оказалась совершенно растерянной. Ей удалось выдавить что-то глупое и уклончивое. Келли сочувственно посмотрела на нее и кивнула.

«Сожалею», - сказала ей йомен, использую все тот же профессиональный тон психолога. – «Расставаться с кем-то, кто близок тебе, всегда нелегко».

Их наверняка обучали разговаривать подобным тоном во время обучения, подумала Шепард. Осторожное слово здесь, еще одно там… В общем, в эту игру могут играть двое.

«Я ценю это, но со мной все будет хорошо», - ответила Шепард, используя свой лучший ‘я хороший, безобидный пациент, и не волнуйся, я принимаю свои таблетки’ тон. – «Есть что-нибудь, что я должна знать?» - добавила она, стараясь направить разговор в деловое русло.

«У вас есть непрочитанные сообщения», - услужливо ответила Келли.

Вот это новость, подумала Шепард.

«И оперативник Лоусон хотела поговорить с вами», - добавила Келли.

«Миранда может отправиться ко всем чертям», - огрызнулась Шепард.

Все ее попытки изображать спокойствие на глазах у экипажа вылетели в трубу. Лоусон была свидетелем крайне унизительного для Шепард момента, а затем эта женщина описала все в своем отчете, чтобы все могли об этом прочесть. Шепард не желала обсуждать с Лоусон Кайдена, Горизонт или что-то еще.

«Ладно», - в оцепенении произнесла Келли, наблюдая, как Шепард удаляется прочь. – «Если захотите, поговорим позже».

***


Шепард не замечала удивленные взгляды навигатора и остальных членов экипажа, идя по палубе, и ей было плевать на то, где она, лишь бы только подальше от йомена. Ее ноги вели ее прямо к кабине пилота, где Джокер сразу же развернул кресло, чтобы поприветствовать ее.

«Эй, коммандер», - нетерпеливо произнес он, - «довольно…эм…странно…с какими людьми можно столкнуться, а?» - Шепард непонимающе посмотрела на него.

«В смысле, наверняка это было подстроено», - продолжил он, - «но все равно приятно снова увидеть Кайдена… То есть, штабс-коммандера Аленко…» - Он замолчал, видя, как выражение на ее лице стало мрачным. – «Ведь так?»

«Еще одно напоминание о том, что я потеряла не только время», - с трудом удалось ей произнести. – «Мне не нужен этот треп».

«Точно», - сказал Джокер, ерзая в кресле. – «Все понял, коммандер». – Он замолчал, а затем выпалил: - «Что же, черт возьми, там произошло?»

Шепард осторожно посмотрела на Джокера. – «Что ты имеешь в виду?» - спросила она.

«Аленко и вы», - пояснил пилот. – «Я имею в виду…» - Он заколебался. – «Я читал отчеты…»

Шепард напряглась. – «Отчеты Лоусон?»

«Да», - кивнул Джокер. – «Итак…Почему вы не уговорили его пойти с нами?»

«Неужели ты думаешь, что я не пробовала?» - воскликнула Шепард. Голубая энергия очертила ее фигуру. Джокер вжался в кресло. Увидев его шокированное выражение на лице, Шепард остановила себя. Она позволила этому огню затихнуть, а затем покачала головой.

«Джокер, я…» - Она открыла было рот, чтобы извиниться, но затем замолчала. Очевидно, ей нужно поспать – утро мудренее вечера.

«Сколько нам до ретранслятора?» - спросила она.

«СУЗИ только что закончила сканировать Дозорный», - ответил ей Джокер, все еще осторожно поглядывая на нее. - «В смысле», - добавил он нервно, - «вы были заняты, а планета выглядела так, словно там богатые залежи ресурсов, поэтому я подумал, что нам стоит…подождать, пока вы будете готовы отдать нам приказ по новому пункту назначения. В смысле, вы сказали, лететь куда угодно, но в галактике полно этих «куда угодно»… В общем, эм, до ретранслятора около часу ходу, а потом…?» - Он ожидающе посмотрел на нее.

Шепард провела рукой по своим слишком коротким волосам. – «Летим…на Омегу», - пробормотала она.

«Омега?»

«Это место ничем не хуже других», - пожала она плечами. – «Спокойной ночи, Джокер».

«Точно», - произнес он, нахмурившись на нее, когда Шепард направилась прочь. – «Тащиться обратно на Омегу. Отличная идея. Как и тащиться куда угодно». – Он покачал головой и наклонился вперед, чтобы установить курс к ретранслятору.

«Влюбленные солдаты могут быть действительно невероятно глупы», - пробормотал он себе под нос.

***


Шепард вошла в свою каюту, и ее взгляд сразу же метнулся в сторону фоторамки, которая лежала лицом вниз на столе.

Ей стало интересно, не разбилась ли та.

Она потерла лоб, чувствуя, как у нее начинается головная боль. Ей было все равно, если рамка разбилась. Прямо сейчас ей необходимо было покормить рыбок, отдохнуть, но, прежде всего, отправить сообщение Андерсону, где она намеривалась спросить его, о чем он, черт возьми, думал, не сказав ей, что Альянс подозревал Цербер в атаках на колонии.

Сев за свой рабочий стол, она услышала еле слышный писк, словно кто-то наступил на электронную мышку. Он доносился из фоторамки. Шепард почти уже решила поднять рамку, чтобы проверить, не треснула ли передняя часть так же, как и задняя, но замерла, а затем убрала руку. Ей не хочется сейчас смотреть на Кайдена – так же как ей не нужно сейчас думать о нем. Ей действительно, на самом деле сейчас не нужно думать о Кайдене.

Она включила терминал, задумавшись, стоит ли ей, в конце концов, писать Андерсону. Она была слишком зла, чтобы сформулировать аргументированное послание, о чем свидетельствовала ее потрясающая речь на Горизонте. Черт возьми, ее речь на командной палубе несколько минут назад была не лучше. Она вела себя как ребенок, и знала об этом. От этой мысли она почувствовала еще большее раздражение, но также это заставило ее отказаться от мыслей написать Андерсону прямо сейчас. Если она хочет, чтобы у нее был шанс донести до Совета хоть какой-то смысл насчет коллекционеров и жнецов, ей нужно четко сформулировать свои доказательства, а затем изложить их в спокойной и рациональной форме. Если Андерсон думал, что Цербер стоит за нападениями на колонии, тогда Шепард предстоит долгая битва в попытке убедить Альянс и Совет собрать все силы против коллекционеров. Она начала сомневаться в том, что сможет убедить их. В конце концов, они до сих пор думали, что она ненормальная из-за тех предупреждений насчет жнецов.

Еще одна причина не писать это сообщение, будучи уставшей, подумала она, тупо глядя на окно почтового ящика. Все это ничем не отличается от семейных отношений. Ты можешь быть чертовым спасителем галактики, а они все равно видят в тебе светловолосую девчушку с косичками и браслетами. Для Альянса она навсегда останется героем N7 – хороший солдат-биотик, отличный кандидат для передовой, но не тот, кто должен давать советы или выбирать задание для флота. И даже если она сможет убедить Андерсона, что его малышка солдат повзрослела и смогла победить жнецов, высшее военное руководство убедить не удастся. Они свяжут его по рукам и ногам, как сделали это после случая с Сареном. С Советом может быть еще хуже. Может она все еще и является СПЕКТРом, но для них она по-прежнему просто…человек.

Шепард перевела взгляд на папку входящих и увидела, что у нее есть несколько новых писем. Одно из них было от спутницы Ша’иры. Одно имя этой женщины заставило ее почувствовать себя немного…гнусно. Она знала, что спутница была в некотором роде знаменитостью, но те несколько раз, когда они встречались, азари всегда слишком…яро…пыталась навязать ей свое общество. Другое письмо было от Талиты – девчонки рабыни, которую Шепард спасла два года назад на Цитадели. Это сообщение заставило Шепард улыбнуться, затем она нахмурилась и опять улыбнулась. Она была рада, что девочке помогали, но травму, которую получила Талита, нельзя было описать словами.

Именно поэтому ты делаешь то, что должна, напомнила самой себе Шепард, открывая очередное письмо с темой «Вы можете помочь?». Ты борешься за справедливое дело, чтобы Миндуар больше нигде и никогда не повторился…

Письмо было прислано с публичного терминала Горизонта.

От кого-то другого.

***


Они ничего не собираются делать, подумал Кайден, пощипывая переносицу. Со сменой давления его мигрень начала усиливаться, а его растущее чувство разочарования лишь все усугубляло. Он смотрел из иллюминатора на крыши цвета яичной скорлупы, которые все уменьшались и уменьшались. На короткое мгновение, они были похожи на грязные кубики сахара посреди золотых полей Горизонта, а затем колония исчезла за облаками.

Кайден выпрямился, когда корабль вырвался из гравитации планеты и перешел на собственную, искусственную. За иллюминатором показались золотые и розовые полосы, ознаменовавшие проход корабля через атмосферу с силиконовыми примесями в черную пустоту космоса. Крошечные точки звезд замерцали вокруг планеты, подсвечиваемой солнцем системы Ира. Кайден посмотрел сквозь свое отражение в стекле иллюминатора и подумал о том, чтобы вернуться обратно в столовую.

Кайден не хотел покидать Горизонт. Он хотел остаться и собрать все заново – помочь колонии снова встать на ноги. Но Андерсон приказал ему вернуться на Цитадель, поэтому Кайден собрал свои отчеты и единственную сумку и поднялся на борт фрегата, который прибыл этим вечером, меньше, чем через двенадцать часов после начала атаки.

И вот он, получивший больше вопросов, чем ответов, на пути на Цитадель, чтобы доложить Андерсону по поводу того, что случилось на Горизонте.

Только вот Кайден до сих пор понятия не имел, что именно случилось на Горизонте.

Он до сих пор не мог понять этого. Должно быть что-то, что он упустил, что-то, что Андерсон объяснит при встрече. Насколько мог судить Кайден, вся эта чертова спасательная операция просто не укладывалась в голове. Для начала, спасательная команда была не такой, как он ожидал. Они прибыли на заполненном крейсере – огромном ящике для припасов с двигателями. Сообщение под грифом «совершенно секретно» приказывало им изменить маршрут и вместо прибытия в порт Марса сразу же отправиться в Траверс. Капитан выполнил приказ незамедлительно. Это было его первое назначение здесь, и он не хотел усугублять все, игнорируя прямой указ с Цитадели. На корабле он был единственным солдатом хоть с каким-то боевым опытом. Половина экипажа были резервистами, проработавшими всего три недели после университета. Большинство из них были напуганы видом пустых зданий сильнее, чем оставшиеся колонисты.

Еще более тревожным фактом, чем отсутствие опыта у спасательной команды, было то, что, по словам Андерсона, никто не давал разрешение на оправку корабля. В Альянсе не было записей о полученном сигнале бедствия, и капитан судна также не смог найти подобных записей у себя. Кайден верил ему, но сомневался, что остальные поверят. Ситуация была таковой, что корабль как будто не получал сообщение – словно сигнала бедствия и вовсе не было.

Высшее командование было в ярости, узнав, что большой, полностью укомплектованный командой корабль отправился в Траверс просто так. Кайден сделал все, что мог, чтобы защитить капитана, когда разговаривал с адмиралом Хакеттом, но задался вопросом, насколько в действительности смогут помочь его слова. Командование Альянса явно не было довольно сложившейся ситуацией. Только после долгих уговоров Кайдену удалось убедить Хакетта позволить крейсеру оставить припасы в колонии. Он подозревал, что Андерсон мог повлиять на окончательное разрешение. Крейсеру было позволено оставить припасы для колонии и взять с собой любого спасшегося, кто захотел бы вернуться на Землю. Почти все колонисты решили остаться. Кайдена восхищало это, даже если реакция Альянса на их бедственное положение означала, что колонисты сплотятся, отвергнув его. Они игнорировали его и космопехов, как только могли, весь остаток дня.

Крейсеру был отдан приказ вернуться на Марс к концу недели, а Кайдену – вернуться на Цитадель немедленно.

Хотя Кайден и понимал настороженность Альянса из-за крейсера, он просто не мог понять, почему командование отказывается отправить команду для расследования на Горизонт. У них наконец-то появилась зацепка в том, что послужило причиной исчезновений, которые происходили в колониях уже…в общем, скорее всего, около двух лет. Два года, если быть точным, и если допустить, что все опустевшие поселения дело рук коллекционеров.

Кайден активировал свой уни-инструмент и вновь просмотрел свои файлы. Он сделал все, что мог, чтобы собрать доказательства и предоставить их Андерсону, но доказательства причастности коллекционеров в лучшем случае были мизерными. Он устанавливал на площади камеры – и это был единственный участок в колонии, который записывался. Но записи оказались нечеткими и без звука. Коллекционеры на них выглядели как парни в резиновых костюмах, а светящийся источал столько темной энергии, что он просто расплывался на экране. Они никак не были похоже на монстров, как это было вблизи.

Но хуже всего было то, что ему так и не удалось достать данные из своего компьютера в броне. Ему удалось вновь запустить программное обеспечение, но информация была потеряна. У Кайдена не осталось данных генетического сканирования коллекционеров, данные радаров с забираемыми колонистами тоже пропали. Даже генетическое сканирование Шепард исчезло, так что если бы ему пришлось доказывать, что он действительно видел ее, данных не было. Он полагал, что должен испытывать благодарность за то, что стазисное поле сразу не сожгло его компьютеры, но вместо этого чувствовал желание ударить себя.

У него была еще частичка информации. Но, как и в остальных случаях, у него не было доказательств. Капитан крейсера уверял, что получил сигнал бедствия с Горизонта в 09:00 в день атаки. И хотя сообщения уже давно не было, он был уверен, что точно запомнил время.

Кайден не знал, кто послал сообщение, но был уверен, что за этим стоял Цербер. У кого еще были технические и разведывательные навыки, чтобы взломать систему связи Альянса? Так же было возможным, что Цербер следил за коллекционерами и знал о грядущей атаке. Однако он не мог понять, почему они прислали помощь. Было ясно, что это дело рук не коллекционеров. Но для Цербера в этом тоже было не так много смысла. Он задавался вопросом, не рук ли Шепард это дело, но если это так, то это была дерьмовая работа в подборе команды спасателей. Ей стоило попросить подкрепление со всего флота Альянса.

Опять же, подумал он, может, она беспокоилась, что Альянс увидит ее вместе с Цербером. Вряд ли Альянс спокойно отнесся бы к ней, увидев здесь вместе с террористами. Один крейсер сможет пополнить запасы колонии, но не сможет гоняться за фрегатом. А может, она просто догадалась, насколько малую помощь пришлет Альянс?

Может быть, подумал он, именно поэтому она присоединилась к Церберу? Потеряла веру в Альянс.

И вот почему, со злостью подумал Кайден, он потерял свою веру в нее.

***


Шепард проглотила комок в горле и прочла сообщение:

Коммандер,

Солдат Альянса дал мне этот адрес – надеюсь, вы получите это письмо.

Вы сказали, что попытаетесь остановить коллекционеров. Они забрали моего сына и брата. Вы нашли их? Вы знаете, где они? Я знаю, что вы ищете, но столько людей пропало. Каждая семья кого-то потеряла. И хуже всего, что среди них есть дети. Пустые парты в школах, зимняя одежда, которую некому надеть…


Шепард прикрыла глаза. Перед взором снова встал дом на Миндуаре: ее одноклассники, испуганные и кричащие. Учитель сожжен заживо, пока батарианец избивает детей и сажает их в клетки…

Они всегда сначала забирали детей.

Пожалуйста. Альянс ничего не делает. Совет ничего не делает. Если в ваших силах отыскать наших людей, я молю вас сделать хоть что-то. Сообщите мне, если я смогу хоть чем-то помочь.

Сообщите хоть что-нибудь.

Робин Рив.


Шепард почувствовала, как у нее на глазах наворачиваются слезы, и смахнула их.

Что ж, вот и ответ на вопрос об Альянсе. Они ничего не собираются предпринимать по поводу Горизонта. Она не сказала бы, что удивлена, но по-прежнему чувствовала себя так, словно натыкается на стенку. Она знала, почему Альянс ничего не делает по поводу всего этого. Эти колонисты были за пределами Траверса, намеренно избегали Совета. Словно Дикий Запад на Земле: первым поселенцам всегда приходилась очень туго. Но это не правильно, подумала она. Для Альянса игнорировать эту проблему – ей это очень напоминало споры вокруг Минудара, которые ей доводилось слышать – а Миндуар на самом деле был в пространстве Альянса.

Никто ничего не хочет делать, подумала Шепард, поэтому ей придется стать кем-то, кто хоть что-то предпримет. Призрак использует ее – это верно. Цербер был такой же гадкий, как и всегда – вполне вероятно, что так. Но у нее есть команда, которая поставила свою жизнь ради миссии. Где-то там были люди, которых похитили: и вероятно, они все еще живы. Где-то там были семьи, оплакивающие этих людей, а так же тысячи жизней, которые были под угрозой новых нападений.

А теперь она знала врага в лицо. Они были похожи на прямоходящих тараканов. Это выглядело отвратительно и комично одновременно.

Значит, это оно, подумала Шепард. Она всегда полагалась на прыжок веры, и это был он. Это был ее прыжок. Она вздохнула и покачала головой. Ей нужно разобраться с коллекционерами, и только после беспокоиться о том, чтобы разорвать все связи с Цербером.

И она будет волноваться о Кайдене, когда все это закончится.

Шепард еще раз посмотрела на письмо с Горизонта, заметив кое-что, что она упустила при первом прочтении сообщения колониста:

Солдат Альянса дал мне этот адрес – надеюсь, вы получите это письмо.

Этот «солдат Альянса» должно быть Кайден, подумала Шепард, нахмурившись. Значит, это он дал ее старый адрес электронной почты – по-видимому, Цербер взял на себя смелость перенаправлять письма с ее альянсовского ящика – и все же у него не хватило порядочности отправить послание самому? Не то, чтобы она хотела этого, напомнила Шепард себе. Она достаточно наоралась за сегодняшний день, чтобы еще вернуться на корабль и прочесть его обвинения в письме.

Хорошо, поняла она, ей нужно написать ответ этой Робин Рив. Хотелось бы ей сказать что-то обнадеживающее.

Уважаемая Госпожа Рив,

Мне жаль, что с вами это произошло – что это произошло со всей колонией. В детстве на Миндуаре я потеряла всю свою семью, поэтому я могу представить, через что вы – все вы – прошли.

Что же до того, чем вы можете нам помочь, пожалуйста, молитесь за мою команду, или медитируйте, или делайте то, что позволяет вам ваша вера. Пожалуйста, передайте остальным из колонии – и коммандеру Аленко – я делаю все, что в моих силах, чтобы остановить коллекционеров и спасти тех, кого вы потеряли.

Адрес, по которому вы меня нашли, не безопасен, и я вряд ли смогу связаться с кем-нибудь в течение долгого периода времени. Когда у меня появится возможность, я сообщу вам о том, что узнала.

С пожеланиями всего наилучшего, коммандер Шепард.


Тяжело писать подобное сообщение, подумала она. Шепард ненавидела тон, которым обычно разговаривал Совет, лишь обещания и никаких реальных действий.

Так действуй, Валькирия, подумала она про себя.

Ее глаза сузились.

Она это и собиралась делать.

С этими мыслями Шепард посмотрела на следующее сообщение в списке:

От: Призрак.
Досье: Кварианский техник.


Что ж, подумала Шепард, изогнув бровь, это действительно будет полезно. Кварианец будет долгожданным пополнением в команде, и если он или она будет хотя бы в половину таким же хорошим техником, как Тали…

Полное имя: Тали’Зора вас Нима.
-Специалист по боевой технике, взлому систем.
-Большие познания в инженерии, знакома с Нормандией.


Шепард наклонилась вперед в своем кресле.

Тали’Зора? То есть…Тали’Зора нар Райя? Она продолжила чтение:

Ранее известная как Тали’Зора нар Райя, кварианка заслужила свое взрослое имя, два года назад помогая Шепард победить Сарена.

Шепард усмехнулась. Это и есть Тали. Значит, Призрак хочет, чтобы она завербовала Тали? Это…любопытно.

Она оторвалась от чтения, снова откинувшись на спинку кресла.

Призрак хотела, чтобы Тали была рядом с ней? Шепард задумалась, почему. Учитывая то, насколько плохо прошла ее встреча с Кайденом, и вспоминая совет Призрака «оставить прошлые отношения позади», у нее появилось отчетливое впечатление, что он пытался заставить ее разорвать связи со старыми друзьями – изолировать ее на корабле, полном чужих ей людей. И, тем не менее, подумала Шепард, здесь был Джокер, и Чаквас – и Гаррус снова вернулся в ее команду. Ладно, допустим Призрак не знал, что Архангел – это Гаррус. Но, может быть, в конце концов, он вовсе не пытался держать ее подальше от ее бывших союзников? Может, он думал, что Кайдена возможно нанять, но когда ничего из этого не вышло, ему хотелось, чтобы она оставалась сильной, так что у нее было больше шансов преуспеть в найме на этой миссии?

Ну конечно, напомнила она себе, и я уверена, что кислота молотильщика вызывает приятные ощущения, когда течет по твоим венам. Давай спросим у пехотинцев, на которых экспериментировал Цербер, а?

Однако было очень легко забыть обо всем этом, когда ей приходилось работать с Цербером изо дня в день. И именно это вызывало у нее наибольшее беспокойство – что бывали времена, когда она почти могла понять их причины, когда у нее появлялось ощущение, что они действительно приглядывают за ней. Бывали времена, когда она почти…доверяла им.

Боже, неудивительно, что Кайден не доверяет ей. Как она вообще могла подумать так? Ее губы растянулись в мрачную линию. Ей нужно быть еще более осторожной впредь, чтобы не угодить в ловушку. Она будет справедливой, но осмотрительной, дружелюбной, но в стороне от них. Она работает с ними, напомнила Шепард себе. Ни сейчас, ни когда-либо в будущем она не будет работать на них. Не станет. Не сможет.

По крайней мере, она знает, что может доверять Тали, вне зависимости от печати одобрения Призрака на ее досье. И одного большого камня преткновения между ней и кварианкой не существовало: Тали знала, что Шепард жива – они встречались на Пути Свободы. И, в отличие от Кайдена, когда та узнала, что Шепард работает на Цербер, она, кажется, не была расстроена по поводу этого – во всяком случае, не сильно. Шепард продолжила читать досье:

Тали в настоящее время выполняет задание для Адмиралтейства Мигрирующего Флота на Хестроме, расположенном глубоко в пространстве, контролируемом гетами.

Шепард моргнула. В пространстве гетов? Она снова прочитала сообщение, а затем быстро нашла информацию о Хестроме в экстранете. Тот выдал краткую информацию и совет Альянса по поводу планеты и ее умирающей звезды Долен.

Она почувствовала, как внутри что-то сжалось.

Внезапно, слова Кайдена на Горизонте не показались такими уж важными на данный момент. Ей удалось спасти его, и даже если он ненавидел ее, даже если она никогда больше не увидит его - она спасла его. Но теперь, похоже, еще один друг нуждается в помощи, и Шепард может не поспеть вовремя.

Забудь о воссоединении, подумала про себя Шепард. Забудь о том, как люди реагируют на тебя и Цербер. Единственное, что действительно сейчас важно, чтобы твои друзья были спасены.

Она так сильно ударила по кнопке корабельной связи, что та завизжала в ответ.

«Черт возьми!» - услышала она кричащий голос Джокера.

«Джокер», - отрезала она, - «как мы далеко от ретранслятора?»

«Эм…двадцать минут, комман…»

«Взять курс на Хестром», - приказала она ему. – «Передаю тебе координаты».

«Стойте. Это дальние территории…»

«Именно».

«Значит, мы собирается в какое-то уютное местечко?» - поддразнил ее Джокер. – «Звучит весело. Кого мы нанимаем в этот раз? Какого-нибудь батарианца – пожирателя младенцев?»

«Там Тали, и она в беде», - отрезала Шепард.

Последовала пауза, а потом:

«Слушаюсь, коммандер. Так быстро, как только можем».

Глава 38. Вид отсюда.


Шепард стояла перед Кайденом. Она улыбалась ему, ее разноцветные глаза сияли, а ветерок играл в ее золотистых локонах. Она пахла мылом и…Шепард. Кайден вдохнул; у нее был такой прекрасный аромат. Ее энергия ощущалась как теплая и наэлектризованная вокруг него, наполненная жизнью так же, как и ее сердцебиение.

Кайден взял ее за руку и притянул к себе. На них не было брони, чтобы помешать им, и никто не стоял за спиной, наблюдая за ними. Шепард обняла его за талию, наклонилась ближе и поцеловала в нежную кожу на челюсти. Кайден почувствовал, как его пульс стал сильнее в три раза под ее легкими прикосновениями губ. Он выдохнул, усиливая хватку на ней, и думая о том, как он отпрянет от нее, кончиками пальцев возьмет ее за подбородок, а затем приблизится, чтобы проникнуть в ее рот своим языком…

БАМ!

Кайдена толкнуло вперед в кресле, но ремни безопасности удержали его на месте. Он издал задыхающийся звук, а затем осмотрелся по сторонам затуманенным и сбитым с толку взглядом.

Где он, черт возьми?

Внимание экипажу на рабочих станциях, раздался голос по интеркому. Мы пристыковались к доку 36 топливного склада Чандрасекар. Дозаправка будет производиться в течение 30 минут. Весь свободный от вахты экипаж может сойти на станцию. Просьба вернуться на корабль к 12:00. Штабс-коммандер Аленко, пожалуйста, явитесь на мостик для получения инструкций от командования Альянса.

Кайден посмотрел вверх на интерком над головой, а затем обратно себе на грудь. Он пристегнулся еще в начале полета, а затем просто вырубился. Он не знал, как долго спал, но до сих пор чувствовал себя измотанным, к тому же снова начала появляться мигрень.

Но вместо того, чтобы пощипать переносицу, как он обычно это делал при начинающихся головных болях, Кайден рассеяно прижал пальцы к пульсу на своей шее. Он до сих пор чувствовал, как сильно бьется его сердце. Словно губы Шепард все еще прикасались к его коже. Боже, подумал он, его глаза начали закрываться, это было так…

Эротично? Безумно? Черт, неловко? Кайден нахмурился и опустил руку. Он не мог в это поверить: одна встреча, одно легкое прикосновение, и его тело вновь вернулось на два года назад, когда все, чего он хотел, так это быть рядом с Шепард, не взирая на последствия, не взирая на то, куда могут завести его порывы. Кайден провел рукой по волосам. К сожалению, не только его тело было наполнено сожалением и тоской. Было бы проще, если бы это была похоть, чистая и простая, но он знал, что это не так.

Кайден думал, что его сердце умерло в тот день, когда погибла Нормандия, но теперь он понимал, что ошибался. Его сердце тайно было живо, как и Шепард. Неудивительно, с горечью подумал он, отстегивая ремни безопасности. Его сердце принадлежало Шепард, потому что он отдал его ей в ночь перед Илосом, и поэтому ясно, что все это время оно было вместе с ней. Казалось, он никогда не получит его обратно. Вместо этого, Шепард раздирает его сердце на клочки издалека – и использует при этом слабые поцелуи.

Кайден нахмурился и потер глаза. Его реакция на нее была безумна, и он знал об этом. То, что Шепард делала с ним, что ее прикосновения вытворяли с ним, на что его сердце только что надеялось – во всем этом просто не было смысла. Вот он, мечтает о ней, черт, возбуждается от одного пустяшного поцелуя, в то время как все остальное в их встрече пошло не так. И все же, подумал он, выглядывая в иллюминатор на грязного вида станцию, этот единственный поцелуй был таким правильным. Все остальное на Горизонте было бессмысленным – что до появления Шепард, что после, но всего один поцелуй был как в старые времена.

Как в старые времена, подумал Кайден, закрывая глаза. И старые времена были такими…сложными. Теперь он вспомнил об этом. Сейчас кажется, что в прошлом каждый день вызывал все больше вопросов, больше предположений, что он и Шепард значат друг для друга, и как им стоит относиться друг к другу. И все же, пока они были вместе, когда они действительно были рядом и сосредоточены друг на друге, все казалось таким, каким и должно быть. Биотика, их дружба, их…тела. Кайден глубоко вдохнул. Даже неловкие моменты казались – правильными. Теперь, оглядываясь назад, он понимал это. И тот поцелуй на Горизонте тоже чувствовался правильным.

Кайден поморщился, поднимаясь с кресла. Так или иначе, зачем она поцеловала его? Он все еще не мог понять этого. Он даже не задумывался об этом, пока не ушел, но зачем ей целовать его, если только Шепард не пыталась таким образом сказать что-то? Он предположил, что это мог быть импульсивный поступок, но разве подобные порывы не заглохли бы, если она оставила его ради Цербера? Он никак не мог придумать причину, почему она сделал это. Этого было достаточно, чтобы задаться вопросом, должен ли он был…

Нет, подумал Кайден, отталкивая эти мысли в сторону. Он не станет задаваться вопросом, должен ли он был присоединиться к ней. Он был солдатом Альянса. Он никогда не предаст свою лояльность. Шепард может и…изменилась. Черт, да ты тоже изменился, но не настолько, чтобы присоединиться к Церберу.

Шепард та, кто изменил его, с грустью подумал Кайден. Она смогла заставить его снять защиту, дала надежду на будущее и любовь, заставила его поверить, что у него есть друг, который понимает его и останется с ним. Когда она была рядом, он становился тем, кто был готов поступиться долгом и правилами, чтобы…следовать за ней по любому ее безумному плану. Хорошо, скрепя сердцем, он признавал, что в то время она была права, но сейчас он не собирался нарушать правила – особенно если Шепард была с Цербером.

В общем, подумал Кайден, взваливая свою сумку на плечо, будь он проклят, если позволит этой встрече изменить его. Его тело может все еще и реагирует на ее прикосновения, мучает его за то, что он ушел прочь, но, к счастью, он все еще знал, кем является.

Он не позволит Шепард – или ее памяти – изменить его вновь.

***


Глаза Шепард распахнулись, и она сделала глубокий вдох. В комнате царила тьма, везде, кроме иллюминатора над ее кроватью, через который на нее смотрели звезды.

На мгновение, Шепард запаниковала, подумав, что она еще не проснулась, что ужасный ночной кошмар на самом деле явь, и она все еще дрейфовала, все еще падала…

Шепард лежала так, пытаясь вырвать свое сознание из дымки сна, убеждая себя, что она не начнет падать в эту темноту, если встанет с кровати. Она вспомнила это ощущение из прошлого, из детства, на самом деле. Она и несколько ее друзей допоздна задержались за разговорами одним летним вечером, когда фейерверки ко Дню Основания давно погасли. Они любовались метеоритным дождем над Миндуаром на лужайке заднего двора. Ее друзья смеялись, указывая на звезды пальцами, флиртовали друг с другом, и она даже заметила один поцелуй украдкой. Но у Шепард был странный момент дезориентации в эту ночь: на короткое мгновение, пока она лежала спиной на траве, у нее появилось ощущение, словно она собирается упасть вверх – в пустоту, дрейфуя там целую вечность.

Тот еще ужас, подумала она, когда твой ночной кошмар из детства оказывается в некотором роде пророчеством. Это было так похоже на то, как она погибла.

Шепард ощущала твердую поверхность сейчас, чтобы рискнуть и двинуться с места. Она перевернулась, включила свет рядом с постелью, а затем прижалась к изголовью кровати, подтянув колени и облокотивших на них локтями. У нее до сих пор тряслись руки, а кровать казалась слишком огромной для одного. Она отчаянно хотела, что бы кое-кто – определенный кое-кто – был сейчас здесь, чтобы обнять ее.

Шепард вздрогнула, а затем попыталась рассмотреть комнату. Простыни были скомканы; одна из подушек валялась на другом конце каюты возле двери. Кресло было опрокинуто, а содержимое ее гардероба, похоже, было разбросано по полу. Видимо ее биотика все перевернула вверх дном. Шепард громко выдохнула. В прошлом это бы сдуло с ее лица волосы. Но сейчас…

Вздохнув, Шепард провела рукой по своим волосам, которые вновь на ощупь были как ее прежние волосы, а не просто щетина. Они почти – самую малость – начали гнуться, а не торчать ежиком. Шепард встала с постели и начала прибирать каюту. Она убрала одежду и ящички обратно в шкаф. Дверь гардероба покосилась в том месте, куда угодила энергия, а зеркало над комодом треснуло. Шепард потянула за дверцу и отодвинула ее в сторону. Она утром извинится за это перед Гарднером.

Ее взгляд сам метнулся к иллюминатору над кроватью. С включенным светом вид за ним не казался теперь таким пугающим. Все выглядело мирно – как и в те времена в детстве, когда она была в походах, напомнила Шепард себе. Только там звезды были иными. Звезды…

Шепард вздрогнула, вспомнив сон. Она была на Нормандии в этой кровати, пока они приближались к Хестрому. Как только они достигли системы, сияющее, красное солнце возникло над ней в иллюминаторе. Нормандия внезапно остановилась, но не она. Шепард вылетела через иллюминатор, пройдя сквозь него, словно призрак. Она продолжала скользить, быстро ускоряясь, пока ее несло дальше умирающей звезды, дальше планет, дальше света. Она двигалась через систему к ее краю. Вместо того чтобы вырубиться, чтобы погибнуть, она была жива и в сознании. Она продолжала плыть дальше: через газовую туманность розового оттенка, мимо космического мусора, осколков льда, а затем, после ужасного мгновения балансировки на краю пространства, она падала мимо границы ударной волны и полностью выпала из этой галактики.

Линия, которая некогда была диском Млечного Пути, быстро удаляется за ее спиной. Перед собой она видела слабые светящиеся точки: множество других галактик, которые мало ее волновали, которые были вне ее досягаемости. Она продолжала скользить в истинное ничто темного пространства.

А затем она увидела их.

Они заполняли пространство в поле ее зрения, их гладкие очертания освещались пока что еще слабым сиянием звезд Млечного Пути. Они были огромными. Их число было бесконечным.

И они приближались.

Шепард застыла, глядя в собственное отражение в разбитом зеркале.

Жнецы все еще были в пути, и она была единственной, кто верил в них.

Шепард сосчитала про себя вдохи, напоминая себе, что у нее еще есть время, что все еще жива, но страх из-за сна уже посеял зерна в ее сознании. Она одна, дико подумала Шепард, всего один человек против…чего именно на самом деле? Армии? Пожинателей? Она едва знала, что грядет. Черт, она едва знала, где заканчиваются ее собственные тревоги и начинаются ведения протеанского маяка.

Шепард схватилась за голову. Это на самом деле было адским испытанием носить чужие мысли в собственном разуме. И так было очень сложно справиться со своими собственными мыслями и эмоциями. Еще тяжелее было беспокоиться за все эти жизни. Она предположила, ей повезло, что она каждый день выдыхалась настолько, что это сдерживало ее ночные кошмары до сих пор. Но мысль о том, что они приближаются к дальним территориям, каким-то образом вызвала ноющее ощущение, что она что-то упускала – темную энергию звезд или…что-то, что было связано со жнецами. Она чувствовала, что по всей галактике сокрыты ключи к разгадке, но у нее нет времени на их поиски. Однако Шепард знала одно: она боится края галактики, хотя она и не могла сказать точно, был ли это страх изнутри ее сознания, или же ее собственный страх.

Таким образом, жнецы приближаются, напомнила себе Шепард, качая головой. Остальная галактика считает, что она спятила, веря в них, и иногда – как например, сейчас – она была склонна думать точно так же.

Но нет, напомнила она себе. Были и другие, кто верил в жнецов. Сарен был свидетелем тех видений, хотя они свели его с ума. Призрак верил ей, хотя в этом было слабое утешение. Ее экипаж, по крайней мере, верил в коллекционеров, хотя она задавалась вопросом, верили ли они в жнецов. Тали может быть, Гаррус - наверняка. Насчет Джокера она не была уверена. Андерсон тоже верил ей, подумала она, даже если толку от этого было очень мало. Лиара верила ей, даже если бы и не видела сообщение маяка сама, лично. А что же касается Кайдена…

Шепард прикрыла глаза. Кайден сразу поверил ей. Он видел доказательства так же ясно, как и она, на каждом шагу их пути. Он не видел сообщение маяков, но он видел другие части головоломки. Но потом, на Горизонте, он сказал, что хотел бы ей поверить, значит, он ей не верил. Он засомневался в том, что Цербер не использует угрозу жнецов, чтобы манипулировать ею, намекая на то, что…

Намекая на что? Она хотела бы знать. Что он больше не верить ей? Что он просто не видит способа остановить жнецов, если выйдет из фракции или предаст свою лояльность. Она верит Церберу не больше, чем ехидне, но если они собираются помочь ей в борьбе против жнецов…

Тогда что? Спросила она саму себя, тупо уставившись на собственное отражение в треснутом зеркале. Ты позволишь им направлять себя? Изменить себя?

Что еще она могла сделать? Подумала Шепард, осторожно собирая осколки зеркала и складывая их в линию на комоде. Это очевидно, что Цербер использует ее. Но это не отменяет факта, что жнецы приближаются, и что она единственная из живых, кто прикасался к маяку, а Цербер единственная организация, которая обеспечила ее ресурсами. Она чувствовала себя так, словно заключила сделку с дьяволом, но как еще ей оставалось поступить? Она не могла винить Кайдена за недоверие к Церберу – она-то точно не доверяла им. Но она будет винить себя, если не сможет остановить угрозу жнецов, когда у нее есть все шансы это сделать.

Это довольно дерьмовое оправдание, Шепард, подумала она про себя.

Так оно и есть, подумала она с сожалением. Словно держать за руку дьявола, размышляла она, такую теплую против своей холодной. Позволить дьяволу вести себя прямиком в ад, не лучший способ выбраться из этой бездны самостоятельно, и она знала об этом. Но она пыталась связаться с бывшими союзниками, а они отворачивались от нее, каждый из них.

Шепард достала последний кусочек стекла и установила ящички обратно на место. В ее голове появились кое-какие мысли, и Шепард направилась к своему терминалу. Андерсон должен знать. Ей придется напомнить ему – придется сказать ему…

Нет сети экстранета. Пожалуйста, обратитесь к своему системному администратору.

Шепард нахмурилась, глядя в монитор, готовая уже позвать СУЗИ, но потом вспомнила то, что читала о Хестроме. На планете было что-то вроде силового поля, которое блокировало всю связь извне. Если здесь не было сети экстранета, значит…

«Мостик коммандеру Шепард», - услышала она голос Джокера в интеркоме. – «Не хочется будить вас, но…»

«Я уже встала», - сразу же ответила Шепард. – «Как мы близко к планете, Джокер?»

«Двадцать минут», - ответил он. – «СУЗИ обнаружила след от корабля кварианцев, и мы выследили, куда именно они приземлились. Похоже, они прибыли сюда за пару дней до нас».

«Хорошая работа, Джокер», - ответила она ему, - «я спущусь через мгновение».

Когда она повернулась, чтобы достать свою броню, Шепард заметила, что свет в каюте изменился. Она с любопытством посмотрела в иллюминатор над кроватью и замерла на месте.

Ее кровь, казалось, превратилась в лед, когда она увидела это: огромная, красная звезда, с мерцающими, темно-красными участками, переливающимися так, словно это была буря темной энергии. Это было в точности так же, как и в ее сне. Она могла чувствовать, как начинает падать вверх, скользя в пустоту…

Шепард встряхнулась, заставляя кошмар отступить в глубину сознания. У нее сейчас нет на это времени. Ей нужно спасти Тали.

Но, надевая свою броню, Шепард по-прежнему всей спиной ощущала это солнце, глядящее на нее, словно око дьявола.

***


Кайден посмотрел через грязный иллюминатор на нечеткое, коричневое облако туманности Эта Хокинга. Некоторые части туманности были красивыми, он знал это, так как уже однажды бывал здесь. Некоторые облака были окрашены в золотой и розовый, некоторые сияли блестящим аквамарином. Но склад горючего был построен отнюдь не в живописной части. Вид отсюда выходил на море из смога. Внутри станции слой пленки покрывал все.

Ему действительно стоит поспать, подумал Кайден про себя, может быть на этой скамейке, или, по крайней мере, найти уборную и умыть лицо. Ты думаешь, что когда человеческий советник галактического правительства посылает за тобой фрегат, полет должен быть без остановок, но ты ошибаешься. Ему сказали, что придется подождать около часа, прежде чем за ним прибудет следующий корабль Альянса. Он был голоден, но от несильного запаха тако, продаваемого неподалеку, ему стало не по себе. Он сильно сомневался, что мясо действительно было коровьим, как это утверждала реклама. Элькор с сигарой, стоящий за прилавком, также не прибавлял уверенности в их кухне.

Кайден расхаживал, чтобы размять свои затекшие ноги. Он заснул в кресле на целых пять минут, пока горстка кричащих саларианских малышей не разбудила его. Кайден как можно быстрее удалился от детей и их осажденного отца, а затем завернул за угол и увидел волуса, выходящего из терминала экстранета. Удаляясь прочь, инопланетянин что-то пробормотал насчет потерянных припасов и идиота ассистента, который не мог не запустить свои пальчики в испорченный красный песок.

Кайден покосился на терминал экстранета, а затем проверил время на своем уни-инструменте. У него по-прежнему оставалось около сорока пяти минут до транспорта, и этого хватить, чтобы отправить Андерсону сообщение по поводу факта, что все на Горизонте было настоящим дерьмом. Он, конечно, не выразится подобными словами, но будет ясен: на Горизонте была неразбериха – и ему необходимы ответы.

Усаживаясь в расшатанное пластиковое кресло, к Кайдену пришла мысль, что он так же может написать и Шепард. Он вспомнил, как наблюдал за той женщиной в истерике, Робин, отправляющей послание Шепард, и использующей при этом адрес почты, который он ей дал. Было больно наблюдать, как колонист ищет и нажимает клавиши на голографическом интерфейсе, а затем кричит на компьютер, когда ее пальцы проходят сквозь дисплей, потому что она не знала, как правильно надавливать на экран.

Было больно наблюдать за ними и в других отношениях. С одной стороны, Кайден почувствовал небольшую…грусть, наблюдая за тем, как женщина просит помощи у Шепард. Он понимал, что Шепард, вероятно, единственная в галактике, кто может остановить все эти атаки. Однако с другой стороны, он до сих пор чувствовал горечь по поводу…в общем-то, всего. Он подумал, что сможет отправить Шепард письмо, конечно же, чтобы просто спросить об ее планах по остановке коллекционеров, но он сразу же подавил эту мысль. Что бы Шепард не утверждала о том, что собирается сделать, она по-прежнему работала с террористами. Он не мог ей написать. В конце концов, что сказать женщине, которую ты однажды любил, но теперь не доверял? Что сказать женщине, которую ты однажды любил, но теперь не знал?

Кайден набрал комбинацию на голографической клавиатуре и вошел в свою учетную запись. Защищенные файлы от Альянса не появились – в конце концов, это был очень небезопасный терминал – но остальная его почта была на месте. Он заметил несколько коротких сообщений от Лизы, что-то от Дина, несколько уведомлений от командования Альянса по поводу несекретных событий и несколько напоминаний о сменах протокола…

Кайден замер, уставившись в свою учетную запись.

Подарок от Шепард: Секретные файлы безбашенного Цербера . Кое-какие сборки файлов и/или зашифрованные данные.

Кайден моргнул, закрыл глаза, затем снова моргнул.

Это не может быть от нее, ведь так?

Остальные непрочитанные сообщения включали в себя приглашение на ежегодный региональный бал офицеров Альянса в Ванкувере и напоминание не носить униформы класса А на личных свиданиях.

Кайден проигнорировал все это и уставился на письмо от Шепард. Оно было прислано с ее старого электронного адреса Альянса. Что ж, подумал он в оцепенении, это было ответом на его вопрос, проверяет ли она этот ящик. Шепард могла бы написать ему раньше, дошло до него – она просто не стала себя утруждать.

Гнев снова начал наполнять его внутри, но он уже не был таким же сильным, как прежде. Сожаление и тоска поселились в нем на корабле по пути сюда, а любопытство теперь требовало узнать, что она написала.

Кайден открыл сообщение. Весомый файл с прикрепленными данными, и он был адресован:

Кому: Капитан Андерсон, Адмирал Хакетт.
[Скрытая копия: Штаб-коммандер Аленко]


Кайден не смог сдержаться: он громко рассмеялся. Она отправила сообщение с темой «файлы безбашенного Цербера» советнику и адмиралу? Либо она была нетрезва, либо сделала это специально для максимального эффекта. Он не был уверен. В конце концов, даже когда он работал с ней, Шепард иногда сбрасывала с себя холодный, безразличный вид, чтобы сказать или сделать что-то, что совершенно сбивало его с толку. Он поинтересовался, что Андерсон и Хакетт подумают об этом, когда увидят. Он должен спросить их…

Нет, понял он внезапно, ему нельзя спрашивать об этом. Потому что Шепард отослала ему это сообщение скрытой копией, показывая тем самым, что она не желала, чтобы Хакетт и Андерсон знали о том, что сообщение было прислано ему тоже. Теперь сгораемый от еще большего любопытства, Кайден прочел письмо:

Уважаемые сэры,

Я все еще помню ваши адреса. Это длинная история, поэтому буду краткой. Я нашла эти доказательства насчет исследований Цербера, проводимых над рахни, которых забрали из лаборатории Сарена на Новерии. Эта информация может быть связана с причастностью Цербера к убийству Адмирала Кахоку, и, возможно, с другими преступлениями. Бывший член моего экипажа знаком с деталями того, что мы обнаружили два года назад, и сможет ответить на любые вопросы касательно этого дела.

Цербер наверняка попытается вернуть эти данные. Мои учетные записи прослеживаются. Было трудно связаться с вами через защищенные каналы связи, и вряд ли я смогу вновь это сделать.

Берегите себя.

Шепард.

P.S. Я хочу, чтобы вы знали, что ваша вера в меня не была напрасной.


Кайден уставился на клавиатуру, чувствуя себя так, словно его ударили в живот.

«Боже мой», - прошептал он в пустоту. – «Шепард…»

Он сглотнул, а затем просто уставился в точку перед собой.

«Шепард», - снова прошептал он.



Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/6047322/1/Valhalla
Автор: http://www.fanfiction.net/u/2369732/SageQueen
Просмотры: 518

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности