Валгалла | Valhalla (ГЛАВЫ 23-24)

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе




Глава 23. Потомство и наблюдение.

(Потомство и наблюдение, или Мордин)


«Я что?» - Шепард уставилась на саларианца. Мордин заморгал своими огромными глазами.

«Что-то не так?» - спросил он.

«Я…» - Первым инстинктивным желанием Шепард было схватить инопланетянина за тонкую шею и сжать. Но этот кровожадный порыв был прерван совершенно невинным вопросом. Ее пальцы сжались в кулаки, и она заставила себя успокоиться, когда сказала:

«Мордин, никогда – слышите, никогда – не спрашивайте женщину, не ПМС ли у нее».

«ПМ…?»

«Предменструальный синдром», - пояснила она, потирая глаза. – «Просто не спрашивайте об этом. Особенно вооруженную женщину».

«У вас нет оружия», - указал он.

«Я биотик», - напомнила она ему.

«Да», - кивнул он. – «Поймите. Гормональные процессы в этот период месяца делают вас неустойчивой».

«Да», - произнесла она, скрепя зубами, - «делают».

«Могу помочь с этим», - сказал ей Мордин.

«Ох», - кашлянула Шепард. – «Как именно?»

«Советы, препараты», - ответил Мордин. – «Можно избавиться от напряженности половым путем. Не вместе», - добавил он, явно не смущаясь подобной фразой, а просто стараясь все разъяснить. – «Не со мной. Саларианцы не-гормональная раса. Не как млекопитающие. Вы понимаете. Но можете сами по себе – или с партнером-млекопитающим. Есть несколько потенциальных партнеров на этом корабле…»

«Нет», - ответила Шепард, гораздо быстрее, чем хотела. – «Нет, и еще раз нет». – Она покачала головой. – «Просто…нет».

«Пуританское поведение», - сказал Мордин, его глаза смотрели на нее с явно беспристрастным взглядом. – «Удивительно, учитывая уровень гормонов».

«Дело не в…у меня есть…кое-кто». – Она нахмурилась. – «Честно говоря, это не ваше дело».

«Не собирался вас оскорблять», - ответил Мордин. – «Если существует притяжение, основанное на гормонах, к отсутствующему партнеру, способствующее тенденции к воздержанию из-за сохранения верности, можно найти другое решение. Мастурба…»

«Мордин!» - оборвала его Шепард. – «Просто…пожалуйста. Не вмешивайте мою сексуальную жизнь в это. Или отсутствие таковой, в зависимости от обстоятельств».

«Вам нужно быть в лучшей форме во время миссии», - ответил Мордин, его большие глаза заморгали, глядя на нее. – «Нужно позаботиться о себе, физически».

«Я могу с этим справиться», - устало сказала она. – «Я и раньше справлялась. Это пройдет».

«Да, но уровень гормонов высок», - сказал он ей. Мордин активировал свой инструментрон. Шепард слегка нахмурилась, когда он помахал им перед ней. – «Как я и думал», - сказал он. – «Цикл овуляции на пиковом уровне. Гормоны, указывающие на готовность к спариванию…»

«Что?» - захлопала ресницами Шепард. – «Я на самом деле…» - Шепард замолчала, когда до нее дошел смысл его слов. – «Дерьмо. Я способна к зачатию?»

Мордин кивнул, опуская руку с инструментроном и выключая его. – «Репродуктивная система полностью функциональна. Видимо, клеточные нарушения были устранены. Неясно, имели ли яйцеклетки устойчивый долговременный ущерб. Могу сделать более глубокий анализ…»

«В этом нет необходимости», - сказала она ему. – «Во всяком случае…не сейчас».

Мордин кивнул. – «Проанализировал данные проекта Лазарь», - сказа он ей. – «Невероятная работа. Поражен, что люди обладают такими продвинутыми технологиями».

«Ага», - рассеяно произнесла Шепард. Но ее мысли сейчас были совершенно в другом месте. До этих пор она в действительности не задумывалась над…этим. Она предположила, что Цербер вернул ее как оружие – просто наполненный воспоминаниями разум, запертый в дорогом теле, способном к борьбе. Но если они вернули ее целиком…

Тогда что? Задавалась она вопросом. Она давно отказалась от нормальной жизни. Хотя часть ее иногда задумывалась над тем, какой бы была ее жизнь, если бы она была обычной – в общем, нормальной с точки зрения консервативного колониального отпрыска – она на самом деле никогда не задумывалась над тем, чтобы завести семью. Она даже не могла сказать, хотелось ли ей этого. Но если все еще существует возможность, что она может…

«Интересно, почему они побеспокоились об этом?» - пробормотала она.

«Ответов может быть множество», - предположил Мордин. – «Нужны были все системы в рабочем состоянии, чтобы тело работало как надо? Необходимо было, чтобы гормональная система работала должным образом? Возможно…»

«Все в порядке, Мордин», - сказала она, резко прерывая его. – «Я спрошу об этом оперативника Лоусон. Она должна знать ответ».

Мордин кивнул. – «Да», - сказал он. – «А тем временем, вероятно, следует позаботиться о противозачаточных средствах. Если вы пожелаете отставить свое пуританство в сторону и снять напряжение…»

«Не пожелаю», - поспешно ответила Шепард. – «Но да, у вас есть хоть что-то, чтобы можно было снять напряженность этого…эм…ежемесячного состояния?»

Мордин кивнул, видимо довольный тем, что она все-таки спросила его совет. – «Обладаю обширными знаниями в человеческой медицине», - гордо произнес он. – «Могу предложить несколько…»

«Просто сделайте мне стандартный укол Альянса, подавляющий цикл менструации», - сказала она ему. Нет смысла в том, чтобы беспокоиться по поводу подобного, пока она находится на такой сумасшедшей миссии. Она, вероятно, уже упустила этот месяц, но в будущем ее уже не будут беспокоить такие вещи.

«В моем распоряжении здесь нет подобных препаратов», - сказал ей Мордин. – «Однако у доктора Чаквас…»

«Конечно», - кивнула Шепард. – «Да. Я совершенно забыла об этом. И у меня есть кое-что для нее», - добавила она, вспоминая про бутылку с бренди, которую купила на Омеге в качестве подарка для старого друга. – «Вам что-нибудь еще нужно, Мордин?» - спросила она, вспомнив причину, по которой она пришла сюда, пока саларианец не ошеломил ее своими странными вопросами. – «Лаборатория вас устраивает?»

«Вполне удовлетворяет», - ответил он, возвращаясь к компьютеру перед собой. – «Нашел несколько следящих жучков». – Он усмехнулся, сказав это. Шепард мрачно кивнула.

«Уничтожил большую их часть», - продолжил он. – «Самый дорогой вернул Миранде».

«Подождите», - моргнула Шепард. – «Что?»

«Ничего неожиданного», - снова продолжил он. – «Нуждаюсь в большем количестве образцов. Большей информации по коллекционерам…»

«Вернитесь назад», - сказала ему Шепард. Инопланетянин удивленно посмотрел на нее. – «Вы обнаружили и деактивировали жучки?»

«Большинство из них», - сказал он ей. – «Нуждаюсь в периодической помощи ИИ, поэтому часть оставил…»

«И никто ничего не сказал?»

«Миранда, казалось, была недовольна», - признался Мордин. – «Но не возражала…»

«Продолжайте уничтожать их», - сказала Шепард, начиная улыбаться. – «Любые, какие сможете найти. И если сможете…» - Она поморщилась, а затем продолжила: - «Мне не нравится идея, что за мной наблюдают. Не могли бы вы зайти в мою каюту и удалить все жучки, какие сможете найти? И в моем…душе».

«С радостью очищу вашу комнату», - ответил ей Мордин. – «Но в душевых нет никаких устройств. Спросите СУЗИ. Даже у саларианцев есть понятие благопристойности относительно следящих устройств в душевых».

Она на мгновение прикрыла глаза и выдохнула. – «Слава Богу», - пробормотала она.

«Призрак не интересуется…» - начал Мордин.

«Эй, я не знаю, чем интересуется этот человек», - пожав плечами, сказала Шепард, чувствуя себя теперь немного глупо. – «Просто…я хочу, чтобы все следящие устройства исчезли. Столько, сколько сможете найти».

«Призрак может не одобрить», - высказал наблюдение Мордин. – «И нужно оставить несколько, чтобы СУЗИ могла…»

«Тогда ему не нужно было делать меня главой всей операции», - ответила Шепард, немного выпрямив осанку. – «Уберите их. Оставьте те, что установлены в общественных помещениях, чтобы СУЗИ могла общаться с нами, но уберите все, что находятся в жилых помещениях – особенно в моей каюте».

«Очень хорошо», - сказал Мордин, кивая. – «Но некоторые устройства будет трудно обнаружить. Возможно, в них использована технология, которая не поддается обнаружению, и программное обеспечение, которое следит за личной почтой…»

«Просто сделайте все, что в ваших силах», - сказала ему Шепард. – «СУЗИ может следить за коридорами, это меня устраивает. И за общими помещениями. Но ей не нужно наблюдать за моим сном. Как и этому извращенцу Призраку». – Она развернулась, чтобы уйти, но внезапно остановилась.

«Спасибо, Мордин», - сказала она, кривобоко улыбаясь. – «Вы не совсем то, что я ожидала, но я ценю нашу беседу».

«Пожалуйста», - ответил он.

Шепард кивнула и направилась прямо к лифту. Ей нужно поговорить с Мирандой и сделать остановку в лазарете, а также, возможно, стоит проверить Касуми и Заида – Гарруса тоже, запоздало поняла она.

Но в первую очередь ей необходим еще один душ.

***


Это был долгий день. Кайден вздохнул, поднимаясь по лестнице дома, где жили Марк и Лилит. Он все утро осматривал место, где будут установлены оборонительные башни, а днем пытался придумать способ борьбы с атмосферой Горизонта, которая блокировала радиоволны. Он даже не потрудился снять свою броню, направившись прямо на кухню. Он надеялся, Лилит не будет возражать, если он пороется в холодильнике. Он был голоден.

Кайден вошел в комнату, обнаружив Марка, сидящего одного за кухонным столом. Тот посмотрел на вошедшего, оторвав взгляд от напитка. Казалось, у фермера тоже был длинный и тяжелый день. Он был весь в грязи, испачканный так, как может испачкаться только тот, кто весь день работал на пыльном поле. Кайден видел достаточно колоний к настоящему времени, чтобы быть знакомым с подобной работой.

«Не возражаешь, если я перекушу?» - спросил его Кайден.

«Обед в холодильнике», - ответил ему Марк. – «Лилит сегодня на заседании. Сказала, что вернется поздно».

Кайден благодарно посмотрел на мужчину. – «Спасибо», - произнес он. Он достал свой обед и даже не стал разогревать его. Кайден сел за стол и начал уплетать блюдо так, как делал это всегда: с жадностью.

«Биотика, да?» - спросил Марк, сузив глаза. – «Я слышал, что вам приходится много есть, но, черт возьми».

«Прости», - сказал Кайден, заставляя себя замедлиться. – «Это просто очень…»

«Лилит хороший повар», - знающе произнес Марк. – «И она любит, когда ты съедаешь все то, что она наготовила».

«А», - протянул Кайден, не уверенный, сможет ли это наладить отношения между ним и Марком.

Оба мужчины замолчали, Кайден ел, а Марк уставился в свой напиток в руке. Внезапно Марк взглянул на Кайдена и спросил:

«Ты женат?»

«Нет», - ответил Кайден. Он заставил свой разум не следовать за печальными размышлениями по поводу того, что могло бы быть в его жизни.

«А дети есть?»

«Нет», - снова ответил Кайден, подумав, что это весьма странный порядок вопросов.

«Ты натурал?»

Кайден слегка подавился, рассмеявшись. – «Да», - ответил он, усмехаясь. – «Я натурал».

«Хм», - произнес Марк. Его лицо оставалось бесстрастным, когда он снова вернулся к своему напитку.

«Есть какие-то причины спрашивать меня обо всем этом?» - поинтересовался Кайден. На самом деле он не был оскорблен, просто ему стало любопытно. Может быть, поэтому он так не понравился этому парню. На Земле гомосексуализм считался нормальной вещью, но люди в колониях обычно были несколько старомодными во взглядах.

«Просто стало любопытно», - сказал Марк, пожав плечами. – «Сам я не смог понять».

«Не смог понять, что я натурал?» - спросил Кайден. – «Серьезно?»

«Ну, твои волосы», - произнес Марк, кивая на макушку Кайдена и указывая взглядом.

«А что с ними?» - поинтересовался Кайден, неосознанно проводя рукой по волосам. Он никогда не замечал чего-то странного в них. Его прическа была в рамках устава и устраивала его, подумал он. Шепард тоже никогда не жаловалась.

«Эх», - пожал плечами Марк, не вдаваясь в подробности. – «К тому же, еще твоя броня».

«А с броней-то что?» - спросил Кайден, осматривая свое обмундирование. Обновление брони Оникс включало украшенный светоидами интерфейс щита, который лучше сочетался с его собственным биотическим барьером. Он не задумывался о своей внешности. Броня не была ярко-розового цвета, как предыдущая. А это все, что волновало его.

Марк снова посмотрел на Кайдена и поморщился. – «Скажем так, много народу наблюдало за тем как ты ‘работаешь’ в этой броне», - произнес он. – «И не все из них женщины».

«Включая тебя?» - спросил его Кайден.

«Черт возьми, нет», - ответил Марк, скорчившись. – «Не то, чтобы у меня были проблемы с парнями, которые…» - быстро добавил он. – «Просто…» - Он пожал плечами. – «Дерьмо».

«Я натурал», - сказал ему Кайден. – «И мне все равно, если другие ими не являются».

Фермер посмотрел на Кайден прищуренным взглядом, а затем кивнул.

«Хочешь выпить?» - спросил он.

«Конечно», - ответил Кайден. Он не знал, как именно все произошло, но было ясно, что он прошел что-то вроде испытания. Он не знал, чувствовать себя польщенным или нет.

«Виски», - сказал Марк, наливая ему рюмку. – «Не самый роскошный напиток в мире, но мне пойдет».

«Мне тоже», - ответил Кайден. Он поднял предложенную рюмку и поднял ее в свете заката. – «Твое здоровье».

***


Шепард ввалилась в лифт и ударила по кнопке. Вечер прошел гораздо лучше, чем утро. Она приняла душ – интимный душ, хвала Создателю. Затем она пообедала, но, черт возьми, Руперт не собирался готовить все лучше и лучше с каждым днем. Она также выпила кофе, хотя уже было поздно, а затем зашла к Миранде.

Оперативник Цербера была бесцеремонной, если не сказать более. Женщина рассказала Шепард, что действительно на самом деле они восстановили ее тело полностью. Неуверенные в том, что может повлечь за собой, если они что-то исключат, им пришлось ‘починить’ все органы и системы в ее теле. Как и Мордин, Миранда не была уверена, повлияла ли подобная травма на клетки ее репродуктивной системы. Она подозревала, что клеточные повреждения залатались, но на самом деле не было способа сказать наверняка, если только Шепард сама не попробует…

Черт, если она когда-нибудь зайдет так далеко, сказала тогда Шепард Миранде, то тогда и станет беспокоиться об этом. Она не хотела останавливаться на данной теме более, чем это было необходимо. Она не была уверена, что когда-нибудь захочет протестировать работоспособность своей репродуктивной системы.

Поэтому Шепард поспешно удалилась в лазарет, чтобы убедиться, что ей сделана контрацептивная прививка на следующие полгода. Она не была уверена, понадобится ли она ей вообще – это вроде как зависело от того, как скоро она пересечется с Кайденом. Но смысла рисковать не было – как и смысла в том, чтобы иметь дело с тампонами каждый месяц, когда есть возможность избежать этого.

Она воспользовалась этой возможностью, чтобы отдать доктору Чаквас бутылку Серрис Айс Бренди. Она была похожа на ту, которую доктор потеряла, когда первая Нормандия была разрушена. Чаквас, что было совсем непохоже на нее, открыла бутылку сразу же прямо в лазарете. Шепард не могла отказать ей, поэтому они выпили по стаканчику, потом по еще одному, и еще, пока бутылка совсем не опустела.

А теперь Шепард неуверенной походкой направлялась к себе в каюту, чувствуя себя легко и счастливо пьяной.

Нет, не совсем пьяной, подумала она, улыбаясь. Просто хорошей и на веселее. Ее новые имплантаты и новое тело очень быстро переработали алкоголь в крови. Это было такое приятное чувство. А тепло от ее повторно налаженных отношений с доктором Чаквас заставляло ее чувствовать себя еще лучше. Она и Чаквас выпили за каждого, кого знали, а также за всех в Траверсе. Доктор охотно рассказала Шепард истории о ее бывшем экипаже с первой Нормандии. Шепард и не знала, что доктор видела и слышала так много, при этом скрываясь в лазарете. Большинство историй были о Кайдене, Джокере и Дженкенсе, что очень позабавило Шепард. Она и понятия не имела, что с Чаквас бывает так весело. Ей стоит навещать ее в лазарете намного чаще.

Потом, прямо перед тем как доктор отрубилась, Шепард услышала бормотание Чаквас:

Ах, Шепард, наша незыблемая сердцевина. Пространство, где человек может остановиться и перевести дух.

Незыблемая сердцевина? Усмехнулась Шепард. Она себя сейчас не чувствовала такой уж незыблемой. Скорее неустойчивым флюгером, поворачивающимся в ту сторону, куда подует Цербер. Но слова доверия от Чаквас очень много значили для нее. В такие мгновения как эти, когда люди показывали ей свое абсолютное доверие, заставляли чувствовать себя менее одиноко. Это заставляло ее жить ради этого доверия. Сейчас ей как никогда нужны все ее друзья, а также все доверие, которое она может получить в галактике.

Когда лифт добрался до ее каюты, Шепард вошла через двери, чувствуя приятное головокружение. Она взглянула на письменный стол и улыбнулась.

Кайден.

Она вздохнула и упала в кресло. Шепард посмотрела на фото, которое появилось перед ней, и едва остановила себя, чтобы не прикоснуться к нему.

Говоря о незыблемой сердцевине. Кайден всегда доверял ей, всегда был рядом. Он был возле нее еще до того, как она вообще просила его об этом, прежде чем осознала, как сильно она нуждалась в нем. Она была тем, кто прежде гордился тем, что ему никто не нужен, но Шепард была вынуждена признать, что сейчас ей нужен был Кайден.

Вот если бы только она смогла найти его.

Шепард взглянула на экран своего терминала. Она снова задумалась над тем, чтобы связаться с ним через почту. Он все еще может проверять свой старый адрес…

Нет уж, подумала Шепард, она не может рисковать, по крайней, до тех пор, пока она не избавится от всех устройств слежения на корабле и в ее личных приборах. Возможно, Цербер не был в курсе того, что значит для нее Кайден. Если это так, то она хотела бы сохранить эту неосведомленность. Она все еще была уверена, что ее новые ‘союзники’ из Цербера смогут использовать любого и каждого, кого смогут, чтобы поставить ее на колени.

Шепард поморщилась, когда в голове появилась мигрень, прямо за правым ухом.

Ох, так вот она, обратная сторона того, что ты выпил полбутылки бренди. Новые имплантаты, несомненно, были слишком чувствительны в эти дни. Они слишком часто вызывали головные боли. Кроме того, то, что в каюте было слишком яркое освещение, тоже не помогало. Сейчас она могла полностью понять Кайдена. Его мигрени, тем не менее, были намного сильнее, чем это неприятное гудение в голове. Она все еще не могла представить, через что ему пришлось пройти за эти годы. Несомненно, ее незыблемая сердцевина.

Шепард спустилась по лестнице к своей кровати и плюхнулась на спину.

Кайден, подумала она, когда ее веки начали медленно закрываться.

Она хотела бы вновь найти его. Очень хотела. И когда Шепард сделает это, она крепко ухватится за эту ее незыблемую сердцевину и больше никогда не отпустит.

***


«Отчет».

«Шепард отключает устройства слежения в своей каюте», - сказала Миранда, беспокойство в ее голосе эхом раздалось в огромной и пустой рубке. – «Ей помогает профессор Солус. Теперь только общественные помещения останутся под надзором».

«Не волнуйся», - выдохнул сигаретный дым Призрак. В голографическом виде перед Мирандой он представлял собой пиксельное облако, пока полностью не растворился. – «Она оставила для меня достаточно, чтобы я смог наблюдать за происходящим».

Он улыбнулся, и Миранда слегка вздрогнула.

Вот уж действительно наблюдать за происходящим. И как это Миранду ранее не беспокоило это наблюдение? Конечно же, она заметила свечение кибернетических зрачков. Она заметила их еще в первую встречу с Призраком. Но разве они всегда выглядели так…жутко?

До этой миссии Миранда никогда не сомневалась в явлениях Призрака, никогда не сомневалась в нем. Но каким-то образом Шепард посеяла сомнение в ее сознании по поводу Призрака, и Миранда никак не могла избавиться от него:

Как ты можешь быть так уверена в нем, когда так мало знаешь о нем?

Миранда нахмурилась. Как Шепард удалось донести это сомнение до ее сознания?

Может быть, виной тому была беззаветная преданность Шепард делам по спасению пропавших колоний? Шепард помогала Церберу с их миссией, но руководствуясь собственными методами и идеологией. И, тем не менее, она была такой же эффективной, каким был в прошлом Цербер – возможно, даже в большей степени.

По опыту Миранды, в галактике существовало два типа людей: идеалисты, и те, кто доводит дело до конца. Странно, но Шепард относилась к обоим типам. Миранда на самом деле не знала, что думать об этом. Она неохотно начала восхищаться Шепард, что было…странным. Шепард не относилась к тем женщинам, с которыми Миранда заговорит, если у нее будет выбор. Но с другой стороны, Миранда не заговорит со многим типом женщин. Она не была уверена, почему все выходило так. Но это просто…так получалось.

«Шепард также спрашивала о своей…» - Миранда осеклась, не зная, как закончить фразу.

«Способности иметь детей в перспективе?» - закончил за нее Призрак. – «Я знаю».

Миранда удивленно моргнула. Спустя все это время она прекрасно знала, что Призрак всегда узнавал информацию намного раньше нее, но это не прекращало удивлять ее. И вот сейчас, впервые за все это время, она также посчитала этот факт тревожным.

«Я хотел, чтобы это было возможным», - сказал ей Призрак. – «Я не знаю, что – если вообще – выйдет из этого. Но если Шепард найдет партнера…» - он пожал плечами.

«Вы что-то планируете?» - спросила Миранда, чувствуя смутное беспокойство.

«Совсем нет». – Призрак стряхнул пепел с сигареты в пепельницу. – «Уилсону едва удалось клонировать все ее репродуктивные клетки. К сожалению, все образцы были уничтожены во время нападения на станцию Лазарь. Но внутри нее по-прежнему есть здоровые клетки».

Миранда почувствовала себя так, словно пол уходит из-под ног. – «Я не знала об этом», - удивленно произнесла она. – «Я думала, Уилсон не работал над Шепард без моего присутствия».

«Он не навредил ей», - заверил ее Призрак. – «Или сделал что-то…неподобающее. Я проследил за этим».

«Но почему я не принимала в этом участие?» - спросила Миранда, делая шаг вперед. – «Почему вы скрыли это от меня…?»

«У меня были причины», - ответил Призрак резким тоном. Рот Миранды тут же захлопнулся, однако ее глаза сузились.

«Шепард не пострадала», - снова повторил Призрак. – «Я хотел собрать столько материала ДНК, сколько бы смог, на случай, если что-то случится и нам придется вырастить ее клон – или даже дитя».

«Вы добыли ее тело, чтобы…собрать образцы генов?» - спросила Миранда, ее голос снизился почти до шепота.

«Я хотел вернуть Шепард назад», - холодно произнес Призрак. – «И мы это сделали. Однако у меня были запасные планы». – Он откинулся в кресле и стряхнул пепел. – «Как ты знаешь, Миранда, у меня всегда есть запасной план». – Он выдохнул тонкую струйку дыма.

«Конечно», - сказала Миранда. Она сказала самой себе, что это логично. Она напомнила себе, что Призрак не навредил Шепард.

Но, тем не менее, это обеспокоило ее.

Какое мне до этого дело? Спросила саму себя Миранда. Шепард не была ее подругой. Коммандер едва доверяла Миранде, и, бога знает, Миранда не доверяла Шепард.

Но, подумала женщина, никто не должен быть генетически усовершенствован без их ведома.

Тогда почему ты сделала это с Шепард? Спросила она саму себя. Миранда нахмурилась. Она знала причину ‘почему’, причину, которую ей дал Призрак, причину, которую она дала самой себе. Но сейчас, даже зная эти причины, она не была больше уверена, как ответить на этот вопрос.

Миранда глубоко вздохнула и расправила плечи.

«Хорошо», - сказала она. – «Должна ли я установить новые устройства слежения взамен старых?»

«Не волнуйся», - произнес Призрак. – «СУЗИ знает как обойти слепые пятна и снабжать меня информацией. Есть еще…почта, в конце концов. Ты пока что просто сосредоточься на помощи Шепард в наборе команды, которая необходима для миссии. Миранда, у тебя впереди много работы, которую необходимо сделать».

Глава 24. В одиночку.


«Здравствуйте, коммандер».

Шепард шла по палубе для экипажа, но сразу же остановилась, когда услышала свое имя. Она внезапно обернулась, а затем улыбнулась, увидев доктора Чаквас. Она сидела в столовой, чашка горячего чая стояла перед ней на столе.

«Доктор», - произнесла Шепард, подойдя к ней и вставая рядом. – «Рада видеть вас на ногах».

«О да», - доктор поерзала на своем стуле, выглядя немного смущенной. - «По поводу вчерашнего…Мне понравился бренди. Но надеюсь, я не была…слишком непрофессиональной».

«Мне было приятно увидеть, что вы расслабляетесь», - ответила Шепард, улыбаясь.

«Я и не подозревала о том, насколько сильно мне нужно было выговориться», - грустно произнесла Чаквас. – «Я ценю нашу беседу. Но я так и не предоставила вам возможности самой выпустить все накопившееся. Как у вас дела, Шепард?»

Шепард задумалась об этом на мгновение. Она переложила шлем, который удерживала подмышкой, из одной руки в другую, а затем ответила: - «Там много колоний, которые рассчитывают на нас. Они могут не догадываться об этом, но это так и есть. Мы не подведем их».

Доктор непонимающе посмотрела на нее, затем усмехнулась и покачала головой. – «Таких как вы больше нет, Шепард», - сказала она. – «То, через что вы прошли, изменило бы большинство людей. Но как я вижу, только не вас. Обещайте мне, что мы каждый год вот так будем проводить время за бутылочкой бренди».

«Договорились», - согласилась Шепард. – «Каждый год. Пока мы обе рядом, чтобы насладиться подобным моментом».

«Кто-то пил и даже не пригласил меня?» - спросил знакомый голос. Шепард обернулась, увидев, что Гаррус входит в столовую и подходит к ним.

«Боюсь, не на эту пьянку», - сказала она, слегка улыбнувшись. – «Мы тут обсуждаем девичник».

«Боюсь, что вам также стало бы не по себе от бренди», - добавила доктор Чаквас. – «Хотя мне тоже вряд ли хорошо от него».

Гаррус кивнул и зубасто улыбнулся доктору в ответ. А затем он посмотрел на Шепард и внезапно опустил мандибулы.

«Почему ты мокрая?» - спросил он.

«Что?» - Шепард посмотрела на себя и провела рукой по броне. Вставки из плотной синтетической ткани намокли. На полу, где она стояла, образовалась небольшая лужица. – «Я и не заметила», - ответила она. – «Думаю, это из-за того, что я так спешила сюда, чтобы увидеть тебя».

«Меня?» - удивленно моргнула Гаррус.

«Я слишком была занята делами руководством в последние дни», - сказала она. – «Но я хотела узнать, как ты устроился. Команда хорошо с тобой обращается?»

«Ага», - ответил Гаррус, наклонив голову. – «По крайней мере, они вежливы. Думаю, то, что я был частью команды, которая уничтожила Сарена, помогло в этом. Не волнуйся, коммандер, мы все работаем сообща».

«Что ж», - пожала плечами Шепард. – «Цербер был прочеловеческим в прошлом. Я просто хотела убедиться, что они не испытывают твое терпение».

«Никто ничего не испытывает», - уверил ее Гаррус, рассмеявшись.

«Вы оба извините меня», - сказала Чаквас, поднимаясь с места, - «но мне нужно возвращаться к работе. Было приятно поговорить, Шепард».

«Спасибо за бренди, доктор», - ответила Шепард, кивая. – «Нам нужно как-нибудь повторить это».

«Коммандер», - произнесла Чаквас, уходя прочь с тарелкой в руках. Шепард повернулась к Гаррусу.

«Итак, где ты расположился, Гаррус?» - спросила она.

«В главной батарее», - ответил Гаррус, указывая дальше по коридору. Он направился в том направлении, и Шепард последовала за ним. Она запоздало поняла, что оставляет за собой мокрые следы по палубе. – «Руперт будет в восторге», - пробормотала она, оглядываясь назад.

«Так что же с тобой случилось, Шепард?» - спросил ее Гаррус.

«Я погулялась по планете», - сказала она Гаррусу, снова поворачиваясь к турианцу, когда они дошли до дверей, ведущих к оружейным системам корабля. Дверь открылась, и Гаррус вошел внутрь, чтобы проверить системную панель. Шепард села на ящик, стоящий внутри помещения. Он был хорошо запечатан, поэтому она не волновалась за то, что его содержание промокнет.

«Там было много снега», - продолжила она. – «Я и не думала, что в моей броне окажется его столько».

«На какой планете ты была…?» - нахмурился Гаррус. – «Не на…Алкере?»

«Ага», - ответила Шепард. – «Нашла свой старый шлем». – Она подняла его, чтобы показать Гаррусу, а затем положила на колени. – «Не могу поверить, что я потеряла его, и меня после этого смогли восстановить. Я даже не хочу знать, на что была похожа моя голова».

Она вздрогнула, а потом провела рукой по волосам. Ее волосы уже немного отросли, став золотистыми на кончиках, вместо медного цвета.

Гаррус уставился на нее с открытым ртом.

«В общем, я передала Джокеру двадцать личных жетонов», - продолжила Шепард. – «Заняло некоторое время, чтобы найти их все. В следующем же крупном форпосте мы упакуем их и передадим Альянсу». – Она нахмурилась, добавив: - «Это должно помочь некоторым скорбящим семьям – хотя бы чуть-чуть».

«Стой-ка», - произнес Гаррус, качая головой. – «Альянс просил тебя о помощи?»

«Можешь в это поверить? Это был Хакетт», - со смехом ответила Шепард. – «Знаю, знаю. Они не верят мне на счет жнецов и практически бросили обратно в Цербер. Ты бы видел это, Гаррус».

«Могу представить», - пробормотал он, его мандибулы разошлись в стороны. – «Я оставался на Цитадели некоторое время, пока мне не стало противно от их…клеветнической компании против тебя».

«Да», - сказала она, качая головой. – «Альянс не собирается помогать мне, но Хакетт до сих пор просит меня об услугах». – Она горько усмехнулась. – «Можно подумать, что больше некому выполнять эти задания, судя по тому, как они засыпают меня просьбами».

«Итак, они послали тебя поискать в обломках старой Нормандии…как вы их называете? Интимные значки?» - недоверчиво спросил Гаррус.

«Личные жетоны», - поправила она его, подавляя смех. – «Они попросили меня установить там монумент. Не то, чтобы кто-нибудь увидел его там. Это не туристический маршрут. И все же», - пожала она плечами. – «Я установила его рядом со старой рабочей станцией Эшли в оружейной. Эту часть корабля сильно потрепало, но я все равно узнала это место».

«Эшли…» - грустно произнес Гаррус.

«Я тоже скучаю по ней», - со вздохом произнесла Шепард. – «Я бы хотела, чтобы она сейчас была рядом. Мне так не хватает ее чувства юмора». – Она уставилась в пространство.

«Для меня прошло не так много времени, Гаррус», - сказала она спустя мгновение. – «Мне кажется, что прошло всего несколько недель, когда я последний раз слышала, что Кросби и Лоу заглядываются на задницу Эшли». – Она рассмеялась, но это прозвучало так пусто и грустно. – «Я и не знала до того дня, что Лоу интересуется людьми. Я думала, она предпочитает только азари. Я знаю, что она присматривалась к Лиаре…» - Она замолчала и нахмурилась. – «Бедная девочка. Джокер сказал, что она погибла, пытаясь помочь Пресли».

Гаррус наблюдал за ней мгновение, а потом спросил: - «Каково там, внизу?»

«Нехилый разброс обломков», - сказала Шепард. – «Ледник смещается, дробя то, что осталось от корабля. Не знаю, сколько продержится тот монумент, который я установила. Знаешь, я едва не решилась установить его на Мако».

«Там был Мако?» - спросил Гаррус.

«Ты будешь рад услышать, что он совсем не пострадал. Приземлился прямо на колеса, как обычно. Но не загорайся идеями», - предупреждающе добавила она. – «Мы не возьмем его с собой. Я всегда ненавидела эту вещь».

«Я тоже», - ответил Гаррус, слегка ухмыляясь. – «Во всяком случае, когда ты была за рулем».

«Эй», - произнесла Шепард, поморщившись. – «Гаррус, тебе повезло, что я слишком устала, чтобы подойти и надрать твою турианскую задницу за то, что оспариваешь мои навыки вождения».

«Ты всегда можешь попробовать», - ответил Гаррус, скрещивая на груди руки. – «В любое время».

«Может позже», - ответила Шепард. – «Как я сказала, я слишком устала».

Гаррус немного потоптался, а затем отвернулся. Спустя несколько мгновений он снова повернулся к Шепард и спокойно произнес: – «Так кого ты брала с собой? Лоусон? Касуми?»

«Что?» - Шепард непонимающе посмотрела на него, заморгав.

«Я спрашиваю об этом, потому что надеялся, что снова окажусь в твоей команде», - сказал Гаррус. – «Мне, конечно, не нравится, когда в меня стреляют», - поспешно добавил он, - «но ты сказала, что хочешь, чтобы я прикрывал твою спину».

«Хочу», - заверила его Шепард. – «Я хочу, чтобы ты пошел со мной, когда мы пойдем за этим преступником. Мне совсем не по нраву это досье, но я все же хочу проверить его». – Она слабо улыбнулась. – «Я хочу, чтобы рядом со мной был бывший страж правопорядка, если я собираюсь прогуляться по тюрьме, чтобы забрать оттуда уголовника».

«Логично», - сказал Гаррус, довольно кивая. – «Итак, кого ты брала на Алкеру?»

«Эм», - Шепард пожала плечами. – «Никого».

«Никого?» - нахмурился Гаррус.

«Я полетела туда одна».

«Ты отправилась туда в одиночку?» - Гаррус сделал шаг вперед и повысил голос. – «Ты полетела одна в неизведанный мир, чтобы прогуляться в обломках среди льдов?»

«Со мной было все в порядке», - сказала Шепард. Она переложила свой старый шлем N7 на другое колено. – «На самом деле там было довольно умиротворенно».

«Могли возникнуть проблемы», - настаивал Гаррус. – «Ты должна была взять с собой кого-то. Ты должна была взять меня».

«Ты ненавидишь холод», - напомнила ему Шепард.

«Я бы все равно пошел».

«И все время ныл».

Гаррус открыл было рот, а затем замолк на мгновение. – «Может быть», - сказал он.

«Гаррус», - сказала Шепард, усмехаясь. – «Это не было личным».

«Нет, это было глупым. Ты погибла на этой планете».

«Технически, я погибла над ней. Я просто упала на нее, когда была уже мертвой».

Мандибулы турианца разошлись в стороны. – «Ты думаешь, это смешно, а?»

«А разве нет?» - спросила она. – «Ледяная дева умирает на ледяной планете?» - Когда Гаррус отвернулся от нее так, словно был сердит, она попыталась поймать его взгляд. – «Ладно тебе, Гаррус. Это человеческие заморочки, помнишь? Мы шутим над тем, что больше всего тревожит нас. По крайней мере, я так делаю».

Гаррус фыркнул.

«Со мной было все в порядке», - заверила она его. – «Кроме того, я должна была сделать это в одиночку».

Казалось, ее слова привели его в замешательство. – «Почему в одиночку?»

«Потому что…» - Она тяжело вздохнула и пожала плечами. – «Потому что Нормандия была для меня домом. Я не была дома уже довольно давно, и тот корабль – заменил мне его. По большей части это из-за людей, которые там служили – теперь я это поняла, прогулявшись среди обломков – но мне также нужно было проститься с этим кораблем».

«Большинства из этих людей нет», - ответил Гаррус тихим голосом.

«Знаю. Тела хорошо сохранились во льдах…» - Она замолчала и вздрогнула. – «Это был адский могильник, но, по крайней мере, я нашла личные жетоны».

«Я не это имел в виду», - покачал головой Гаррус. – «Я не хотел спрашивать тебя о…» - Он замолчал и попытался снова. – «Я имел в виду выживший экипаж. Они оказались рассеяны еще сильнее, чем обломки корабля. Они все исчезли».

«Но ты же со мной». – На ее лице появилась полуулыбка. Гаррус застыл и посмотрел на нее в ответ. – «И Джокер», - продолжила она. – «И Чаквас. Так что это только начало».

«Но не Аленко», - произнес Гаррус. Его тон был на гране раздражительности.

«Нет, еще нет», - согласилась Шепард. – «Но мы же можем надеяться, так? Было бы неплохо собрать нашу старую команду. Ты, я и Кайден были просто адской командой. Было бы неплохо, чтобы он был в отряде, когда мы пройдем через Омегу. И если бы он был с нами на твоей базе, возможно, нам удалось бы уберечь твое лицо». – Она, поддразнивая, улыбнулась Гаррусу, а затем замерла, когда услышала его рычание, настоящее горловое рычание. – «Гаррус?» - удивилась она. – «Ты в порядке?»

«Его здесь нет, Шепард», - отрезал Гаррус, уставившись своими небольшими глазами прямо ей в лицо.

«Нет», - ответила она опешивши. – «Его здесь нет. Эй, прости. Я не хотела напоминать тебе о твоих шрамах. Ты мне нравишься таким. Ты выглядишь иначе».

Гаррус покачал головой. Шепард внимательно наблюдала за ним. – «Эй», - произнесла она. Шепард встала, подошла к нему и положила руку на плечо. Гаррус вздрогнул, но не отпрянул.

«Я думала, ты предпочитаешь правду вместо брехни насчет того, что твои шрамы это пустяк», - сказала она. – «Хотя я не та, с кем стоит разговаривать о шрамах. Правда. Просто посмотри на мое лицо».

Гаррус так и сделал. Он поднял свои глаза, чтобы встретиться с ее взглядом. В глубине его голубых глаз Шепард увидела…боль?

«Гаррус», - пробормотала она. – «Что с тобой случилось на Омеге?»

Турианец издал смешок отвращения и отвернулся.

«Гаррус», - нажала она на него. – «Ты обещал мне все рассказать. Я все еще хочу услышать об этом». – Когда он не ответил, она мягко добавила: - «Ты расскажешь мне?»

Гаррус посмотрел на длинное орудие в батарее, а затем опять на нее. – «Ты действительно хочешь обо всем услышать, Шепард?» - спросил он ее.

«Да», - ответила она, опираясь на перила.

Гаррус вздохнул. А затем поднял голову и все ей рассказал.

***


Кайден уставился в свою тарелку. Беседа заставила его почувствовать себя неуютно.

Кайден пожалел, что Лилит пригласила двоюродного брата Марка на обед. Делен был таким же болтливым, каким молчуном был Марк. Но в отличие от Марка, Делен совсем не подобрел к Кайдену, и вовсе не оказался достойным уважения под этой грубой внешностью. Мужчина опоздал, жаловался на счет пищи, уже как минимум десять раз оскорбил Кайдена, и даже щедрая порция картофеля с зеленью от Лилит не выявила в нем кого-то более похожего на цивилизованного человека.

«Итак», - произнесла Лилит после продолжительной паузы, – «коммандер, как сегодня продвигалась работа?»

«Достаточно хорошо», - ответил Кайден. – «Думаю, я смог решить проблему с блокировкой сигнала в атмосфере, но потребуется произвести уйму настроек, чтобы сеть защиты работала должным образом. Нам нужно все установить, а затем проверить в широком диапазоне, чтобы убедиться, что все работает. Тем не менее, возможно, мы по-прежнему окажемся вне общей сети продолжительное время».

«Разве вы не должны были сделать все эти калибровки и настройки до того, как прибыли сюда?» - фыркнул Делен. Он отхлебнул пиво, которое вытащил из холодильника и вытер рот тыльной стороной руки.

«Каждая колония отлична от других», - ответил ему Кайден. – «Именно поэтому посылают меня, а не простой набор техники в коробочке».

«Бе», - произнес Делен, беря еще одну порцию картофеля и поливая его кетчупом. – «Чертов Альянс. Ищут любой предлог, чтобы прислать сюда своего человека, чтобы следить за нами…»

«Делен!» – воскликнула Лилит, хмурясь на него.

«Я прилетел сюда, чтобы избавиться от этих козлов», - продолжил Делен, - «но они продолжают выслеживать нас».

«Ты же понимаешь», - отметила Лилит, - «что Альянс просто так дает нам эти защитные башни? Они хотят защитить нас».

«Они тратят деньги налогоплательщиков, чтобы сделать это», - ответил Делен, протыкая пищу вилкой. – «Хреновы фашисты».

Кайден продолжал есть дальше, ничего не говоря. В одном Делен был прав. Совет расходовал деньги налогоплательщиков на все это – и именно поэтому его миссия в колониях была засекречена. Если вдруг общественности станет известно, что Альянс тратит деньги на защиту колоний в системах Термина – колоний, которые не платят налоги, в общем, люди-налогоплательщики в пространстве Совета будут в ярости.

Однако Альянс был в трудном положении, и Кайден понимал это. С одной стороны, Альянс не захотел бы тратить деньги на проекты, которые могли бы вызвать волнения. Но с другой стороны, пропадающие человеческие колонии – даже колонии, находящиеся вне юрисдикции Альянса – могут выставить человечество в слабом свете. И Кайден знал, что Альянсу нужно, чтобы человечество сейчас оставалось сильным. Если батарианские пираты или банды наемников решат, что люди отличная добыча, из-за нескольких пропавших колоний, это сулит проблемы для всей человеческой расы. Но, конечно же, эти контрмеры должны быть приняты без шума. Следовательно, причина, почему он занимался всем этим – необходимость действовать в одиночку.

«Черт», - произнес Делен, - «Альянс не может помочь тем пропавшим колониям. Так что я не понимаю, зачем они вообще суетятся. Эти башни сделают из нас мишени. Проклятый Альянс. Они когда-нибудь делали что-то правильное?»

«Они спасли Совет от гетов, придурок», - отметил Марк. Кайден кривобоко ухмыльнулся фермеру.

«Совет», - фыркнул Делен. – «Да, именно. Альянс слишком глубоко зарылся в карманы инопланетян, чтобы ему можно было доверять. Я же говорю, что мы, люди, должны сами о себе побеспокоиться. Как та организация. Как они там называются? Цербер».

Кайден напрягся и отложил вилку в сторону.

«Они выполняют свою работу», - продолжал Делен, указывая своей вилкой на Марка. – «Цербер выступает за человечество».

«Цербер», - произнес Кайден, его голос был тихим и холодным, - «кучка террористов».

«Ну конечно же», - сказал Делен, делая еще один глоток пива, - «Конечно же Альянс скажет…»

«Моя старая команда прикрыла более полудюжины проектов Цербера», - прервал Кайден. – «Цербер уничтожил целую колонию, только чтобы протестировать инопланетную технологию. Они обратили невинных гражданских в безмозглых хасков, пытаясь получить послушных рабов. Они обратили группу ученых в хасков, а затем наблюдали, как те рвут друг друга на части. Они убили отряд из пятидесяти космопехов, только чтобы посмотреть, как кислота молотильщика подействует на них, и они убили одного из самых лучших адмиралов Альянса, чтобы сохранить все свои грязные тайны». – Он замолчал и перевел дыхание.

«Цербер вовсе не заботится о человечестве».

Делен уставился на него, не донеся вилку до рта. Марк посмотрел на Кайдена со смесью уважения и развлечения. Лилит нервно посмотрела на всех, а затем уронила вилку на тарелку.

«Откуда ты знаешь?» - спросил Делен, приходя в себя. – «Ты кого-то знаешь в Цербере?»

«Когда я служил на Нормандии», - сказал ему Кайден, - «нам поступило множество сигналов бедствия из колоний, с которыми прервалась связь. В большинстве случаев, во всем был виноват Цербер. На самом деле, мы думаем, что за недавними нападениями на человеческие колонии стоят они».

«Подожди-ка. Нормандия?» - переспросил Делен. – «Черт, это разве не корабль, которым командовала…ох, как там ее?»

«Шепард», - сказал Марк, засовывая кусочек картофеля в рот.

«Она самая», - кивнул Делен. – «Все время забываю ее имя. Она та, про которую все думали, что она мертва, да? Но она тоже присоединилась к Церберу теперь, разве не так? Как я уже сказал, Цербер всегда доводит дело до конца…»

«Коммандер Шепард мертва», - ответил Кайден, словно почувствовав неприятный привкус от этих слов во рту. – «И даже если бы она не погибла, она бы никогда не вступила в Цербер».

«Откуда ты знаешь?» - спросил Делен. – «Из того, что я слышал…»

«Это все ложь!» - отрезал Кайден, немного более резко, чем собирался. Затем более тихо он добавил: - «Шепард мертва».

«Господи», - моргнул Делен, - «ты этого не знаешь. Она может быть жива».

«Это не так», - сказал Кайден. – «Если бы она была…»

Если бы она была жива, то была бы со мной.

Конечно же, Кайден не мог сказать этого. Если бы Шепард пережила атаку на Нормандию, Кайден ни за что бы не отпускал ее из своего поля зрения. И если бы он мог вернуть время назад, он бы не позволил ей уйти из своего поля зрения тогда. Если бы он тогда не подчинился ее приказу, то мог бы спасти ее. Или умереть вместе с ней. Это был бы конец, который он смог бы принять. Вместо этого он выжил, и теперь был одинок и переполнен виной.

Внезапно Кайден встал. – «Спасибо за ужин Лилит», - сказал он. – «Я наверное пройдусь немного на свежем воздухе. У меня разболелась голова».

«Черт», - произнес Делен, - «Ты заработал мигрень из-за Цербера?»

«Оставь его в покое, Делен», - сказала Лилит так сердито, как Кайден еще не слышал. – «У коммандера мигрень, потому что он биотик».

«Ну дерьмо», - произнес Делен, посмотрев на него. – «Ну, разве ты не образец для подражания?»

«Заткнись, Делен», - сказал ему Марк. – «Любой заработает мигрень, слушая твои бредни». – Марк кивнул Кайдену. – «Ужин будет в холодильнике, когда ты вернешься. Прости за Делена. Он полное дерьмо».

«Марк!» - зашипела на него Лилит.

«Но это правда», - пожал плечами Марк.

«Эй», - произнес Делен, нахмурившись на него. – «Я твой кузен».

«Знаю», - ответил Марк, поднося ко рту очередной кусочек картошки. – «Это единственная причина, по которой тебе всегда рады в этом доме».

Кайден слышал, как Делен и Марк продолжили припираться, пока он выходил через заднюю дверь на вечерний воздух. Непосредственно за этим домиком находилось одно из орошаемых полей Марка, засеянное новой выведенной культурой, представляющей собой скрещенную пшеницу с ячменем. Кайден подошел к краю поля и протянул руку. Колоски защекотали его ладонь. Он глубоко вдохнул. Это был чудесный аромат. Ему не хватало его, когда он покидал колонии, этот чудесный запах созревшего зерна прямо перед бурей.

А буря должна была быть. Кайден научился понимать погодные условия этих непохожих друг на друга миров. Он всегда прежде ассоциировал запах озона с биотической энергией, поскольку рос в биотическом тренировочном лагере на космической станции. Но теперь он понял, что на самом деле все было наоборот. Запах озона был предупреждением о буре в природе задолго до того, как он стал сигналом сброса биотической энергии.

В любом случае, этот запах напоминал ему о Шепард.

И это было неожиданно, подумал он, опуская руку. Даже сейчас, когда он начал справляться со всем произошедших, так много вещей по-прежнему напоминало ему о Шепард. Он подумал о том, не напоминал ли ей запах пшеницы и надвигающегося шторма о детстве. Он никогда не задумывался о том, чтобы побольше расспросить ее о прошлом. Если бы она была жива, он бы захотел узнать ее получше – узнать каждую мелочь о ней.

Если бы она была жива.

Вот только все было иначе, подумал Кайден. Она была мертва. Если бы она была жива, то была бы рядом с ним эти два года, а он рядом с ней. Они бы вместе отправились остановить жнецов, а не позволили бы проблеме пропасть в залах заседания и на бюрократических совещаниях.

Кайден знал, что Андерсон работал над проблемой жнецов. В то время он подумал, не нужна ли Андерсону помощь в этом, но он был не из тех, кто имеет право спрашивать об этом. Андерсон скрывал результаты работы над проблемой жнецов, а остановить текущие атаки на колонии было задачей Кайдена.

И иметь дело с раздраженными местными жителями тоже была его проблема.

Кайден вздохнул. Он пожалел, что потерял контроль над собой. В прошлом он редко показывал эмоции, но казалось, что в последние дни он все чаще терял свое хладнокровие. Два года попыток все время вести себя как машина прошли даром. Два года попыток игнорировать слухи по поводу Шепард совсем не помогли. Поэтому, когда Делен начал говорить о том, что Шепард присоединилась к Церберу…

Цербер. Кайден покачал головой. Черт, он был здесь, чтобы расследовать деятельность Цербера, а не слушать чушь по поводу того, что Шепард, возможно, с ними заодно. А это значило, подумал он с болью сожаления, что ему следовало держать информацию по поводу прошлых действий Цербера при себе. Это было засекречено, так что было абсолютной глупостью говорить об этом. Но он был так зол, что не мог ясно мыслить. Он действительно был на грани срыва в эти дни.

Во всяком случае, сказал он сам себе. Не важно, что думает этот Делен. Шепард никогда не присоединилась бы к террористам, даже если бы она выжила. Она бы никогда не покинула Альянс и не оставила его.

Но даже когда Кайден думал об этом, мысли о том, что могло бы быть, померкли в его сознании. Было так мучительно думать о том, что Шепард могла бы сделать, поскольку, в общем, она ничего уже не могла сделать. Она погибла, и уже прошло два года с момента ее смерти. И потому что ее не было здесь, Кайдену пришлось путешествовать по таким отдаленным мирам, как этот, где вокруг были идиоты, подобные Делену – и, конечно же, такие хорошие люди как Лилит и Марк, это тоже правда – и он снова пытался остановить сумасшедшие замыслы Цербера.

Только на этот раз Кайден действовал сам по себе, в одиночку.



Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/6047322/1/Valhalla
Автор: http://www.fanfiction.net/u/2369732/SageQueen
Просмотры: 559

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности