Валгалла | Valhalla (ГЛАВЫ 16-18)

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе

Название: Валгалла
Оригинальное название: Valhalla
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 2
Жанр: Romance, Drama, Het, Action
Аннотация: История Валькирии Шепард и Кайдена Аленко, начатая в первых двух частях трилогии и охватывающая сюжет ME2 с вкраплениями событий из прошлого.
От переводчика: Глава 1 полностью совпадает с Главой 10 "Избранный среди павших". Так что если вы помните содержание, можно начинать сразу с Главы 2.
Статус: в процессе
Статус перевода: в процессе




Глава 16. Прощение.

(Корабли и доки)


«Что значит, ты не можешь найти ее?» - рявкнул Джокер. – «Она же не могла испариться с корабля».

«Мои устройства слежения не могут отыскать коммандера Шепард уже четырнадцать часов», - ответила СУЗИ. – «Последний раз камеры зафиксировали ее, входящую в инженерный. Она может быть все еще там».

«Инженерный?» - спросил Джокер. – «Четырнадцать часов? Это же безумие», - он повернулся к интеркому и заговорил в него. – «Кен? Гэбби? Ребята, вы там?» - Ответа не последовало. Джокер стиснул зубы. – «Ну же, люди. Кто-нибудь там внизу видел Шепард?»

«Джокер?» - послышался сонный голос. Пилот сразу же расслабился.

«Где, черт возьми, ты была?» - спросил он, его голос получился более рассерженным, чем он рассчитывал.

«Я обнаружила коммандера», - сказала ему СУЗИ.

«Да неужели», - ответил он. – «Как и я. Что ты делаешь, Шепард?»

«Я…» - она замолчала, и он не расслышал остальное.

«Коммандер, уже почти полночь», - сказал ей Джокер. – «Ты уже должна спать».

«Забавно, что ты это сказал», - загадочно произнесла она. – «Я как раз уже на пути».

Джокер покачал головой и выключил интерком.

«Вы назвали коммандера ‘Шепард’», - произнесла СУЗИ своим слишком спокойным и нейтральным голосом.

«Разве?» - спросил Джокер. – «Я не заметил». – Он сделал все возможное, чтобы проигнорировать голубую сферу за его плечом. Присутствие здесь СУЗИ чисто техническое, сказал он сам себе. Она – оно – не смотрит. Искусственный интеллект не уставился сейчас на него, пытаясь изучить реакцию. Вполне очевидно, что все эти следящие устройства сделали его параноиком. В смысле, сильнее обычного.

«Да», - сказала ИИ спустя мгновение. – «Дважды на самом деле».

«Что ж, когда мы, органики, обеспокоены, то обычно немного отодвигаем протокол», - пожал плечами Джокер. – «Какого черта ты не сказала, что ее так долго не было в поле видимости? Я-то думал, что при том, как следишь за нами, ты сразу же замечаешь, когда кто-то из нас пропадает».

«Мне не нравится шпионить, мистер Моро», - ответила ИИ, в ее словах послышался небольшой укор. – «У меня есть задача следить за работой устройств мониторинга. Когда Призрак просит обновление, я отправляю ему данные. Это все».

«Как часто он просит обновления?»

Джокер обернулся и увидел, что Шепард стоит в дверях кабины. Выглядела она ужасно. Одна сторона ее лица покраснела, а глаза были влажными.

«Во мне встроена блокировка, которая не позволяет говорить об этом», - ответила СУЗИ.

«Кто бы сомневался», - пробормотала Шепард одновременно с тем, как Джокер произнес: - «Ну, конечно же». – Оба человека обменялись взглядами, а затем одновременно криво усмехнулись. Джокер внезапно почувствовал себя странно, и его улыбка померкла.

«Так где же, черт возьми, ты была?» - спросил Джокер, немного откашливаясь, пока говорил.

«В инженерном», - ответила Шепард.

«Все это время?» - спросил пилот. – «Почему же мы не видели тебя?»

«Устройства мониторинга спустя некоторое время после пребывания рядом с ядром приходят в негодность», - пояснила СУЗИ. – «Вместо того чтобы постоянно заменять их, было решено сделать окна, выходящие на инженерный отсек».

«Кроме того, вид ядра такой успокоительный после отбоя», - насмешливо добавил Джокер.

«Не упоминай про это слепое пятно Призраку, СУЗИ», - произнесла Шепард. – «Это приказ».

«Призрак уже в курсе о нем», - ответила СУЗИ. – «Его методы слежки учли это место».

«Какие методы?» - спросила Шепард, нахмурившись.

«У меня блокировка…»

«Неважно», - сказала Шепард, зажмурив глаза. – «Я поняла. Пока мы здесь, за нами постоянно следят».

«Призрак не постоянно просматривает все записи с корабля», - сказала СУЗИ. – «Он просто записывает все происходящее на случай, если понадобится просмотреть что-то».

«От этого мне не становится легче», - пробормотала Шепард.

«Мне тоже», - согласился Джокер.

«Призрак считает необходимым…»

«Знаешь что, СУЗИ?» - сказал Джокер, повернувшись к голубой сфере, - «просто заткнись, окей?»

«Завершаю сеанс», - ответил голос. Возможно, Джокеру просто послышалось, но она прозвучала почти…оскорбленной. Голубая сфера исчезла. Пилот посмотрел на Шепард, обнаружив, что она смотрит на него с приподнятыми бровями.

«Что?» - буркнул он.

«Это было действительно необходимо?» - спросила она его.

«Это ИИ», - ответил Джокер.

«И это значит, она разумное существо», - ответила Шепард. – «Я бы предпочла, чтобы она была на нашей стороне, насколько это возможно».

«Ты хочешь работать с ИИ?» - уставился на нее Джокер.

«Мы уже работаем с ней», - сказала Шепард. – «Хотелось бы также быть в хороших отношениях. А, кроме того, Джокер, она по-прежнему слушает».

«Знаю», - нахмурившись, произнес пилот. – «Она всегда слушает».

Шепард кивнула и устало провела рукой по лицу.

«Ты ужасно выглядишь, коммандер», - произнес Джокер без задней мысли. – «В смысле», - спохватился он, - «я…»

«Все нормально», - сказала она. – «Я и чувствую себя ужасно». – Она рассеяно провела рукой по коротко стриженой голове.

«Что ты делала в инженерном?» - спросил ее Джокер.

«Ну, я нашла слепое пятно», - ответила она. – «Присела там на мгновение, чтобы все обдумать без боязни того, что за мной наблюдают, и, кажется, заснула».

«На полу?»

«Ага. Поверь мне, Джокер. С видом на ядро, я уверена, что палуба для экипажа лучшее место для каюты».

«И ты просто проспала весь день там?»

«Ага», - кивнула она. – «И я все равно чувствую себя усталой. В общем», - пожала она плечами, - «этого следовало ожидать. Я не спасла с тех пор…как меня разбудили. Я три дня была на ногах».

Джокер нахмурился. - «Цербер изрядно потрудился, чтобы вернуть тебя, и теперь они просто изводят тебя».

«Я и сама себя извожу», - сказала она ему. – «Но да, они неплохо запрягли меня». – Она замолчала, а затем посмотрела на Джокера, внимательно рассматривая его.

«Скажи правду, Джокер. Без шутливых уверток. Почему ты присоединился к ним?»

Джокер моргнул и отвернулся. Ему на самом деле не хотелось говорить об этом, но он также знал, что ему не удастся вечно избегать эту тему.

«Чтобы вернуть тебя», - пожал он плечами.

Казалось, она задумалась над этим. Потом она подошла к пилоту и села в соседнее с ним кресло – то же самое, которое всегда использовал Аленко на старой Нормандии, когда приходил в кабину пилота к Джокеру. Каким-то образом, это показалось ему странным.

«Значит», - произнесла она, поворачиваясь в кресле лицом к нему и наклоняясь вперед, оперевшись локтями на колени, - «ты присоединился к Церберу – террористической организации – чтобы работать со мной?» - Она покачала головой. – «Да ладно, Джокер. Ты никогда не был сентиментальным типом – так или иначе, не по отношению к старшему офицеру».

«Да, только ты не была просто старшим офицерам, разве не так?» - спросил он. Он поморщился и неуютно поерзал в кресле. – «По крайней мере, они снова дали мне шанс летать», - сказал он беспечно. – «Больше никто не хотел брать меня».

«Ты пил все это время», - сказала она. Он удивленно посмотрел на нее. – «Я прочла досье на каждого», - пояснила Шепард. – «В смысле, йомен Чамберс дала мне досье на каждого члена экипажа».

«Черт», - пробормотал пилот. – «Я и забыл, как ты обычно проверяешь свой экипаж».

«Серьезно, Джокер», - выпытывала она. – «Ты присоединился к Церберу, чтобы снова летать и потому что так ты мог снова работать со мной?»

«Я хотел…» - Джокер поморщился, а потом подумал, что сейчас самое лучшее время, чтобы сказать это. – «Они рассказали мне о том, что планировали сделать с тобой, и ведь это была моя вина в том, что ты… Я хотел убедиться, что ты действительно вернешься». – Его голос стал таким тихим, что Шепард едва слышала его. – «На этот раз я хочу сделать все, чтобы ты выжила».

Она немного отпрянула назад. – «Ты винишь себя в моей смерти?» - спросила она. Когда он промолчал, Шепард покачала головой. – «Боже, Джокер. Прости. Я и понятия не имела».

«Ага, в общем», - он пожал плечами.

«Джокер», - произнесла она, сузив глаза. – «Нападение было неожиданным. Ты никак не мог увести корабль из-под обстрела».

Она наблюдала за выражением на его лице, пока он продолжал пялиться в монитор, каждый его мускул был напряжен. Шепард поняла, что попытка заставить его почувствовать себя легче по поводу того, что случилась, не удастся. Джокеру нужно было отпущение грехов, и она предположила, что он, вероятно, хочет заслужить их.

«Хорошо, ты прав», - сказала она, внезапно прекратив утешение. – «Ты был засранцем».

Джокер пораженно посмотрел на нее.

«Ты обязан был покинуть корабль по моему приказу», - продолжила она, - «и если ты снова не подчинишься моему прямому приказу, я лично использую каждый биотический прием, который знаю, на твою жалкую задницу. Понял меня, Моро?»

Джокер выпрямился в кресле. – «Да, мэм», - ответил он немного ошеломленно.

«И в то же самое время, управляй этим кораблем, приглядывай за моей спиной, вставай на мою сторону, если дело дойдет до противостояния с Цербером, и если мы оба переживем эту миссию, можешь считать, что мы квиты».

Джокер посмотрел на нее, за несколько мгновений на его лице сменилось столько выражений. Шепард смогла скрыть свое удивление. Она всегда видела его только саркастическим или саркастически-злым. Увидеть все стороны Джокера за один раз было весьма необычно.

Наконец, на его лице появилось решительное выражение, хотя его глаза были немного влажными.

«Есть», - произнес он наконец, уверенно кивая ей.

«Хорошо», - сказала она, кивая в ответ. – «А теперь иди спать. Ты выглядишь ужасно».

«Ты выглядишь еще хуже», - сказал он ей. Шепард закатила глаза.

«Не испытывай судьбу, Джокер».

«Я лишь хочу сказать…»

«Свободен, лейтенант», - произнесла она строго, поворачиваясь, чтобы уйти. – «А также прощен», - добавила она более мягко. – «Если ты еще не понял».

Затем она искренне улыбнулась ему. Джокер и раньше видел подобное тепло от нее, однако, не в его сторону. Он понял, только что коммандер официально причислила его к группе своих друзей. И он также не был уверен, как относиться к этому.

«Коммандер», - смог он выговорить. Шепард кивнула и направилась прочь. Джокер смотрел ей вслед, а затем тупо уставился в свой компьютер.

«И ты ничего не скажешь, СУЗИ?» - спросил он через некоторое время после долгого молчания.

«Я не понимаю вас, мистер Моро», - последовал ответ, когда голубая сфера мгновенно появилась за его спиной. – «Что я должна сказать?»

«Ничего», - произнес он. – «Совсем ничего». – Набрав несколько комбинаций на консоли, он отключил свой компьютер на ночь.

«Подежурь за меня, СУЗИ», - сказал он. – «Думаю, я сейчас смогу как следует выспаться. Впервые за долгое время».

***


Проснувшись на следующее утро, Кайден впервые за долгое время почувствовал себя хорошо отдохнувшим. Смесь из высококачественной еды, пары пива и беседы – хотя поначалу и весьма неловкой – оставила его в приподнятом настроении. Он проводил Лизу до ее квартиры, а затем встал там, когда она открыла двери и пригласила его войти. Она на самом деле не казалась уверенной, что хочет, чтобы он остался, поэтому он…пожал ее руку. Это было лучшее, что он мог придумать в тот неловкий момент. Однако она, казалось, была очарована жестом и улыбнулась ему, когда он развернулся, чтобы уйти. Она предложила, что, когда он вернется на Цитадель в следующий раз… Кайден кивнул и сказал, что с удовольствием.

На этот раз слишком много багажа, подумал он. Но опять же, у него был целый фрахтовщик, забитый багажом. Поэтому, когда он обнаружил от нее послание, где Лиза спрашивала, может ли она писать ему, пока он на задании, он согласился. Кайден предупредил ее, что он несколько месяцев может быть вне зоны доступа сети, но все равно согласился на это. И тогда они договорились, что обязательно встретятся еще, когда он вернется. Это была мелочь, подумал он, но все же уже что-то.

И это было заделом на будущее, а не погружение в прошлое, а значит, это еще лучше.

Кайден осмотрел комнату, чтобы убедиться, что он все упаковал, и удовлетворенно кивнул. В общем, этот маленький перерыв оказался намного лучше, чем он рассчитывал. Он оставил сообщение для Дина, поблагодарил его за все и сообщил, что у него изменились планы, а затем отправился в сторону доков.

SSV Рочестер был кораблем, на котором отправлялся Кайден этим утром. Он удобно устроился там, активируя датапад, чтобы проверить цели следующего задания, и выглянул в иллюминатор на огни Цитадели. На самом деле ему было немного грустно оттого, что приходится покидать станцию. Он с нетерпением ожидал похода в бар с Дином, также как и свидания с Лизой, и Кайден был немного разочарован, что ему не удалось пересечься с Советником Андерсоном до отбытия. К сожалению, тот был занят.

Тем не менее, подумал Кайден, он не помнил, когда последний раз хотел остановиться где-то. Явно он смог наконец-то свернуть с прошлого пути. И ему потребовалось два года, чтобы сделать это.

Рочестер закончил предполетную подготовку и был готов покинуть Цитадель, и пока Кайден сидел на нижней палубе, читая свой датапад, капитан запросил разрешение на взлет у диспетчерской Цитадели.

***


Главный диспетчер, огромный турианец с акцентом Порта Ханьшань, стучал шестью пальцами обеих рук по компьютерной панели перед ним, давая SSV Рочестер разрешение на отбытие.

«Допуск есть», - объявил он в рацию. – «Можете взлетать». – Последовала благодарность в ответ, и несколькими этажами ниже центра управления крейсер Альянса врубил свои двигатели и отчалил из доков.

«Сэр?»

Диспетчер турианец поднял взгляд на свою помощницу, которая явно нервничала.

«Корабль просит стыковки, сэр», - сказала азари. – «Но он принадлежит…» - Диспетчер встал и подошел к ней, взглянув через плечо на монитор, где было изображение судна, которого он еще не видел. Нет, подумал он, вообще-то это не совсем так. Он видел подобный корабль два года назад, но тогда это было судном Альянса, а не…

«Цербер?» - яростно проговорил он, его мандибулы дернулись.

«Да, сэр», - запинаясь, произнесла азари. – «Они просят стыковку».

«Соедини меня с ними», - приказал он ей. Она кивнула и подчинилась.

«Говорит Нормандия SR-2», - послышался голос в диспетчерской Цитадели. – «Запрашиваем разрешение на стыковку. На борту Спектр Совета».

«Назовите имя Спектра», - попросил диспетчер, подозрение было заметно в каждом его слове.

Ответил другой голос.

«Это коммандер Шепард, Военные силы Альянса», - сказал голос. – «А также член Специального Корпуса Тактической Разведки Совета Цитадели. У меня назначена встреча с Советником Андерсоном. Прошу разрешения на стыковку».

Система распознавания голоса мгновенно вспыхнула красным цветом. Изображение высокой, бледной женщины в броне спецвойск Альянса появилось рядом со схематичным изображением фрегата. Слова «Пропала без вести» несколько раз промелькнули на ее лице. Диспетчер турианец уставился на экран, а затем обернулся, обнаружив, что все до единого в комнате – турианцы, азари, люди, саларианцы, и даже единственный волус, работающий в диспетчерской – удивленно столпились за ним. Он сглотнул комок, опустив мандибулы во время этого движения.

«Сэр?» - нервно произнесла помощница. – «Нужно проверить. В смысле, это необычно, но…это просто голос».

«Пускай ее просканируют в СБЦ», - ответил диспетчер. – «Оправьте ее через район Бейли, пускай он все выяснит. И свяжитесь с Советом. Им захочется узнать о том, что она здесь».

Затем он наклонился к рации и произнес:

«Стыковку разрешаю, Спектр. Добро пожаловать на Цитадель».

Глава 17. Веревки.


Шепард вошла в грузовой отсек, увидев пространство, застеленное матами для тренировок.

Хорошо, Шепард, посмотрим, сможешь ли ты меня одолеть.

Одолеть тебя, Кайден? Думаю, я очень легко смогу это сделать.


Шепард зажмурила глаза и попыталась сдержать нахлынувшие воспоминания: она и Кайден много дней провели в грузовой отсеке первой Нормандии, в тесноте, но в единственном месте на корабле, где они могли практиковаться в биотике между миссиями. Однако, по крайней мере, в одном случае их практика окончилась поспешным отступлением в лифт, а затем к ней в каюту.

Шепард вздохнула. Все это время, пока они были вместе, она беспокоилась по поводу того, что остальные узнают о них. Однако теперь, когда его не было рядом с ней, она жалела, что так волновалась о подобных вещах. Ей следовало отбросить все правила в сторону и придумать способ, чтобы он был рядом с ней каждую ночь.

Она все равно найдет его, подумала Шепард. Она знала, что, по мнению Андерсона, он сделал как лучше, но быть отстраненной таким образом на самом деле разозлило ее.

«Кай…Коммандер Аленко все еще думает, что я мертва? Неужели все так думают? Или они думают, что я все это время скрывалась у Цербера?»

«Я не знаю, коммандер», - последовал загадочный ответ. – «Мы получали множество противоречивых сообщений».

«В общем», - произнесла она, разрываясь между тем, чтобы использовать Андерсона как посланника и избавить его от вмешательства в отношения между ней и ее бывшим лейтенантом. – «Если кто-нибудь спросит, скажите им, что я была недееспособной все это время, а сейчас я снова в строю. И, пожалуйста, дайте знать моему бывшему экипажу, что мне нужна их помощь в этой миссии, и я готова принять любого из них».

«Конечно, Шепард», - ответил он, но по его тону было понятно, что он не собирается передавать подобные сообщения никому. – «Я буду держать ухо востро».


Но, не сообщив ему больше информации, она не могла требовать от него большего.

По крайней мере, она была благодарна Андерсону за то, что он предоставил ей шанс объясниться, вместо того, чтобы отправить за ней Спектра. Вероятно, именно этого и хотели остальные члены Совета. Узнав, как он прознал про ее связь с Цербером, Шепард подозревала, что он купился на всю эту шумиху вокруг нее и теперь не доверял.

Да, подумала она, нахмурившись. Все из-за слухов о том, что она была с Цербером.

Забавно как быстро эти сплетни и слухи распространились по Цитадели. Казалось, что кто-то сообщил Андерсону о том, что она жива – возможно, еще до того, как она очнулась и у нее появилась возможность связаться с ним. Шепард сразу же поняла, чьих это рук дело. В конце концов, в этом был смысл, думала она, для Призрака и его подручных оттолкнуть ее бывших друзей и союзников, заставив тех думать, что она теперь была в лагере Цербера. Если хорошенько задуматься, это была весьма тонкая работа. Теперь каждый, кто ранее доверял ей, будет считать ее предателем. Каждый день она все сильнее была связана с Цербером.

Шепард посмотрела на пустое пространство перед ней. Сняв ботинки и носки, она отставила их в сторону, а затем ступила на мат. Шепард также сняла китель и рубашку, пока не осталась лишь в брюках и топе. Она вдохнула воздух через нос, позволив глазам закрыться.

Пустое пространство. Место для движений и размышлений. Ей нужно сложить кусочки головоломки.

Как только она выдохнула воздух через рот, ее глаза открылись. Ее руки вытянулись на уровне ключицы. Шаг в сторону – быстрый присест вниз, снова вверх, удар в солнечное сплетение. Рывок в сторону, удар. Вздох.

Она почувствовала, как корабль слегка вздрогнул, когда они отстыковались. Она спустилась сюда сразу же, как вернулась на Нормандию, успев рявкнуть Джокеру приказ убираться со станции как можно скорее. Он казался встревоженным, но подчинился.

«Что случилось?» - спросил пилот.

«Они засунули свои головы слишком глубоко в зад, если процитировать нашего заведующего столовой сержанта», - ответила Шепард. – «Они даже не дали мне возможности объяснить про коллекционеров и тому подобное. Единственный положительный результат всего этого бардака то, что я купила провизию. А еще я купила рыбок».

«Рыбок?» - брызнул Джокер.

«Они красивые», - сказала Шепард.


«А как насчет меня?» - спросил веселый голос. – «Ты еще наняла меня, ведь так? Я же красивее рыбок?»

Шепард вздохнула и попыталась натянуть вежливую улыбку.

«Добро пожаловать на террористическое круизное судно, Касуми. Найди себе каюту и располагайся. До Омеги путь не близкий».

Она покачала головой. Джокер услышал ее бормотание, когда та направилась прочь: - «Что за пустая трата времени».


Шепард закончила упражнение и перешла к другому. Она сделала несколько шагов, прежде чем поняла, ей нужно пнуть что-то более материальное, нежели воздух. Подойдя к консоли в стене, она запрограммировала несколько двигающихся боксерских груш, которые в случайном порядке появлялись над ее головой. Шепард нырнула под первую и эффективно заблокировала вторую. Вскоре, обливаясь потом, она подошла к монитору, чтобы проверить свою скорость и счет.

Они даже не пригласили ее наверх, в Башню Совета, горько подумала она. Они говорила с ней посредством голограмм, как делали это в ее самый первый визит, когда она еще была коммандером Альянса – героем войны, но практически неизвестной для инопланетных рас.

Шепард предположила, что это скорее была мера безопасности, но все равно такое поведение все еще было чертовски оскорбительным. Она спасла их, но они явно думали, что она может попытаться всадить пару зарядов в их черепа. Черт возьми, если бы она состояла в Совете и столкнулась с некогда причисленным к мертвым Спектром, теперь работающим с Цербером, она бы подумала о нем точно также. Только Андерсон доверял ей достаточно, чтобы встретиться лично. Она была польщена этим, даже если ей пришлось покачать головой на его глупость.

С другой стороны, у него, вероятно, где-нибудь в Президиуме затаился снайпер на случай опасности. Этот человек, может, и был ее наставником, но он не был дураком.

«Вы с Цербером сейчас», - сказала ей Советник азари – а точнее ее голограмма. – «Вы работаете с общепризнанным врагом Совета. Это измена. Карается смертной казнью».

Шепард не успела открыть рот, чтобы запротестовать, прежде чем Андерсон произнес: - «Это уже слишком. Шепард герой. Я все еще являюсь членом Совета и не позволю этому продолжаться».

Шепард была благодарна ему, заметив его кривую ухмылку. Эта встреча становилась все хуже и хуже с каждой минутой.

«Возможно, есть компромисс», - предложила азари. - «Ничего официального, учитывая ваши связи», - она нервно покосилась в сторону Миранды и Джейкоба. Шепард стиснула зубы. Эти двое отказались оставить ее одну, и она не хотела начать бороться за право остаться наедине посреди людной Цитадели. – «Но мы можем восстановить ваш статус Спектра», - закончила азари.

«Это значит…?» - спросила Шепард. Было ясно, что ее обычно прохладная манера снова дала трещину, поскольку она начала звучать вспыльчиво.

Азари пояснила, что имела в виду, и Шепард нахмурилась.

«Таким образом, вы не собираетесь помогать», - сказала Шепард. – «Вы не предоставите мне никакой помощи, никакой команды, оружия и корабля. И теперь ожидаете, чтобы я возглавила предложенный Цербером корабль», - она махнула в ту сторону, где по идее располагались доки, - «и работала с их оперативниками», - она ткнула пальцем в сторону парочки в бело-черных одеждах, стоящую позади нее, - «и все ради того, чтобы я рисковала своей жизнью в самоубийственной миссии по устранению того, кто угрожает всей галактике?» - Она удивленно посмотрела на них. – «И при всем при этом вы ‘милостиво’ не собираетесь осудить и казнить меня?» - Шепард покачала головой. – «Это так любезно с вашей стороны».

«Это человеческий сарказм?» - спросил турианский Советник. – «Потому что если это…»

«Нет», - парировала она, - «это человеческое отвращение. Сарказм – это ваши», - она подняла руки и сымитировала его движение, которое он сделал пару минут назад, - «воздушные кавычки».

«Шепард», - предостерегающе произнес Андерсон. Его тон звучал в точности как у ее отца, который уже давно погиб. И это сразу же вернула ее к настоящему.

«Хорошо», - сказала она. – «Я понимаю вашу позицию. Но помяните мои слова, жнецы реальная угроза, и вы вскоре столкнетесь с этой угрозой лицом к лицу. Я лишь надеюсь, что еще не слишком поздно».

Она сделала глубокий вздох. – «Восстанавливайте меня», - согласилась она. – «И если вы сможете помочь в этом, я была бы очень признательна, чтобы вы избавили меня от сопутствующих проблем, чтобы это не мешало моему расследованию».

Турианский Советник фыркнул, однако остальные кивнули.

«Очень хорошо», - произнесла азари. – «Добро пожаловать назад, Спектр».


Шепард ударила следующую грушу так сильно, что погнула штангу. Компьютер внезапно остановился, экран заморгал, указывая на неполадку. Шепард встряхнула руками и посмотрела на них. Она содрала кожу на нескольких пальцах. Почему-то это вызвало у нее улыбку. Эта слишком гладкая кожа была еще одним напоминанием о ее новом теле. На руках не было привычных мозолей. Она размяла пальцы и направилась к компьютеру, чтобы запрограммировать еще несколько груш.

«Я же говорила вам, что они ничего не будут предпринимать», - произнесла Миранда спустя несколько минут, когда они садились в такси, чтобы отправиться в район Закера. – «Альянс даже не помогает людям…»

«Лоусон», - рявкнула на нее Шепард. – «Держите свои комментарии при себе». – Миранда побледнела.

«Если вы не заметили», - продолжила Шепард, - «я только что добилась официального признания нашей миссии. Хотя бы это Цербер должен оценить. Так что вам лучше заткнуться и позволить мне самой заниматься своими делами».

«Да», - кивнула Миранда.

«Это произносится ‘Да, мэм’», - строго сказала Шепард. – «Итак, напомните, где нам найти эту воровку, о которой вы упоминали ранее?»


Позже оказалось, что эта воровка, Касуми, оказалась вполне приятным человеком. Однако это многое говорило о ее миссии, поскольку человек, которому она доверяла больше всего в группе высадки, являлся вором, а Шепард только что встретила ее. Она не была уверена на счет планов женщины по поводу грабежа. Это звучало просто безумно. Однако Шепард сперва хотела уладить дела на Омеге, прежде чем заняться этим.

Да, глаза Шепард сузились. Омега.

Итак, она собиралась вернуться туда, откуда начала. Полет на Цитадель – три дня пути через Траверс – и она снова собиралась вернуться туда, откуда Призрак хотел, чтобы она начала.

Шепард лизнула кровоточащую рану на пальцах и поморщилась. Это было не в ее стиле. Она на самом деле была плоха в этом…как однажды Кайден обозвал подобное? Дела плаща и шпаги. Она была пехотинцем. Она знала тактическую точность, она была знакома с холодной логикой. Она также была прекрасно знакома с этим безумным порывом реакции, почти животным инстинктом, во время боя и каким-то образом могла видеть происходящее вокруг себя в замедленном действии, а также сражаться так, словно это было то, что ты просто делаешь, а не то, что ты первоначально обдумываешь. Она знала, что это значило для выживания.

Но ее методы всегда были прямыми – всегда. Она провела почти всю жизнь, считая, что если ты можешь сдерживать линию врага достаточно долго или атакуешь врага с фланга достаточно быстро, чтобы бросить в них как можно больше гранат, то, в общем, это обычно могло спасти день. Ситуации, подобные установке бомбы в исследовательской лаборатории, пробивание с боем через бесконечные лабиринты из ящиков и контейнеров – она знала все это. Но она пыталась выяснить, что злой гений Призрака задумал, держа свои карты при себе и планируя в течение двух лет, пока ее восстанавливали, как впрочем, и до сих пор планировал …

В общем, она была просто…

В западне.

Шепард сглотнула комок в горле.

Пока она не поговорила с Андерсоном, не увидела, как все двери захлопнулись перед ней одна за другой: сначала Совет, потом Альянс, и, наконец, как это было не мучительно, сам Андерсон, Шепард не осознавала, насколько сильно она рассчитывала на их помощь. Даже не подозревая этого, она прилетела на Цитадель ожидая, будучи в безнадежном положении, что Альянс или Совет, или оба сразу, примут ее назад с распростертыми объятиями, а уже имея их за своей спиной, она сможет сказать Церберу, чтобы проваливали – и уже на собственных условиях продолжить борьбу с коллекционерами.

Но прошло все совершенно иначе. Обе структуры назвали ее предателем, если кратко, а затем бросили ее обратно к волкам – а точнее, к трехголовому псу – с обещанием не убивать ее за это.

Черт возьми, подумала Шепард. Она же была мертва.

Только вот казалось, что никто не верит в это. Они все думали, что она была что-то вроде под прикрытием, или ей просто промыл мозги Цербер. Их аргументация была такой необоснованной, какую только можно придумать, но все теории сходились на том, что все это время она была жива. Шепард едва понимала, почему никто, казалось, не был удивлен, увидев ее, но после того, как она увидела всю эту ‘официальную’ рекламу от Шепард в магазинах района Закера, до нее начало доходить. Она стала даже не легендой, а…насмешкой. Она была на одной ступеньке с йети и Левиафаном из Дис. И кто теперь, черт возьми, поверит ей?

Ей бы хотелось думать, что все это проделки Призрака, но это было лишь отчасти правдой. Он только лишь знал, куда дует ветер, и было очевидно, что сейчас он несет ее обратно на Омегу, прямо к той точке, где начинались планы этого человека, где было рукой подать до дома коллекционеров.

Он знал маршрут. У него была карта. И ей придется пройти очень долгий путь, прежде чем она сможет дойти до конца.

Когда компьютер тренажера не ответил, Шепард вернулась к матам. Ей стоит вернуться к упражнениям, поскольку она сейчас точно не могла вернуться на палубу для экипажа, когда так напряжена. Иначе она наверняка на кого-нибудь наорет и размажет его по стенке.

Глубоко вздохнув, она начала с обычных упражнений, которые она часто выполняла. Это была смесь биотики и ударов, направленных на повышение ее прочности и гибкости. Проделывая упражнение, она ощутила удовольствие от движений, от того, как новые мышцы так быстро и так легко отвечают на ее действия. Ее биотика также не отставала, становясь все более сильной и контролируемой с каждым днем, отчего она могла позволить себе небольшой риск, используя немного больше мощи каждый раз. Это новое тело было просто невероятным. Они прекрасно смогли восстановить ее.

От этой мысли она застыла.

Ее родителям претила сама мысль о генетических усовершенствованиях. По их собственному кодексу правильного и неправильного, исправление того, чтобы было создано естественным путем, было злом. Но после Миндуара ей сделали столько реконструкций, которые спасли ей жизнь, что она была вынуждена признать, иногда поступать вне кодекса родителей было просто необходимо. Может, было к лучшему, что их давно не было в живых, и они не застали все это. Ее тело было удивительно, но оно шокировало бы их.

А что касается ее собственных мыслей по поводу нового тела… Что ж, это было тело. Оно выглядело почти таким же, так что Шепард нормально относилась к нему. Ее сознание, вот что беспокоило ее, и, тем не менее, оно казалось нетронутым. Она могла думать и рассуждать, и, по крайней мере, это уже было что-то. Она не чувствовала, что чего-то…не хватает. И внутренне она ощущала, что все еще остается – самой собой.

Это уже радовало.

Она замедлилась и опустилась в сидящее положение, скрестив ноги на мате. Положив руки на колени, Шепард закрыла глаза и начала глубоко и медленно делать вдохи-выдохи. Она никогда не могла очистить свой разум от мыслей, чтобы помедитировать, но сами действия, казалось, помогали замедлить ей поток мыслей в голове.

Итак, что дальше?

Будущее было неясно и запутанно. Ее опутывали веревки и узлы: теперь она видела это. Цербер с его ложью, Альянс и Совет с их колебаниями. Ее экипаж…

Ее мысли опять метнулись к Кайдену. Где он сейчас? Опасно ли его назначение? Слышал ли он слухи ‘об очевидцах, видевших Шепард’, и беспокоили ли они его? Знал ли он, что она на самом деле жива?

Шепард нахмурилась. Андерсон не захотел говорить ей о Кайдене, потому что она была с Цербером. До сегодняшнего дня Шепард и не подозревала, как сильно эта организация будет держать ее от прежних союзников. Она искренне надеялась, что сможет отыскать Кайдена, но опять же, она понимала, что это будет не так-то просто. Он думал, что она мертва, а Цербер считал террористами. Новости о том, что она работает с ними, явно шокируют его. Если бы у нее только была возможность первой связаться с ним, передать сообщение…

Но, даже думая об этом, Шепард уже знала, что это слишком рискованно. Призрак, казалось, был из тех людей, кто с радостью использует Кайдена, чтобы добраться до нее. Если бы он узнал, как много Кайден значит для нее, то мог сделать все что угодно с лейтенантом – то есть, штабс-коммандером – чтобы держать Шепард в узде. Это был риск, который она пока что не была готова взять на себя. Пока она не узнает, что именно преследует Цербер…

Потому что было вполне очевидно, что Цербер что-то хочет от нее. Они не могли вернуть ее лишь за прошлые заслуги. Ее услугами снова хотели воспользоваться – но зачем?

Возможно, Церберу нужны были политические позиции. Они были подозрительны. Их методы были – больше, чем просто жестоки, как выразилась йомен Чамберс. У них было ужасное прошлое. Но если Цербер хотел доминирования, то им нужен был кто-то такой, как она. С точки зрения пиара, Шепард знала, что она чиста так же, как Цербер был грязен. Или, по крайней мере, была такой до смерти. Конечно, у нее были плохие отзывы в прессе, но после спасения Цитадели она стала героем – снова. Может быть, Цербер хотел использовать ее как девочку с плаката, образец подражания, чтобы выставить себя в хорошем свете. В этом был смысл. Она знала эту игру.

Но Цербер явно пытался привязать ее к себе. Они не хотели, чтобы она восстановила хорошие отношения с Альянсом и Советом, и они явно не собирались извиняться за то, что натворили в прошлом. Так что она скорее была инструментом, а не символом.

Однако Шепард была чертовски уверенной в том, что глубокая и неизменная обеспокоенность Цербера за судьбу колонистов была не совсем искренней. Они убили достаточно колонистов в прошлом, чтобы опровергнуть это.

Веревки и еще раз веревки, подумала она.

Что ж, лучший способ развязать узел – проследовать через все петли и повороты веревки, чтобы отыскать концы, а затем все это распутать. Ей нужно каким-то способом избавиться от оков и освободиться от Цербера. Ключ ко всему был в пропавших колониях.

Она нахмурилась и открыла глаза.

Пропавшие колонии. Пропавшие без вести люди – дети и их родители, и…Черт!

Если Цербер и хотел найти в ней чувствительное место, это им удалось. Она не могла отвернуться от этих людей, в независимости от того, как сильно ей не нравились обстоятельства ее возвращения в строй.

Ладно, подумала она, вставая, и снова чувствуя себя успокоенной. С помощью или без помощи Альянса, пришло время проследить все запутанные концы веревки и развязать их.

Глава 18. Взгляд в прошлое: Мигрень.

(Взгляд в прошлое: Тринадцать потерянных часов)


Кайден вышел из душа и открыл дверь. Он сразу же осознал свою ошибку. Смена с тускло освещенной ванной на яркий свет спальни была словно удар по голове. Он схватился за дверной проем и осел.

«Вот дерьмо», - пробормотал он.

«Что?» - Шепард взглянула с того места, где она сидела на краю кровати и вытирала волосы полотенцем. На ней были только трусики и ничего сверху. Если бы перед его глазами не плясали размытые пятна, Кайден по достоинству смог бы оценить вид перед ним.

«Кайден, что такое?» - спросила Шепард, нахмурившись, когда кинулась в его сторону. – «Ты в порядке?»

«Черт побери», - проговорил он, качая головой. Кайден проскользнул мимо нее, ложась на кровать. От него по простыне расползлось мокрое пятно, но ему было все равно. – «Я думал, что переборол это. Она не появлялась уже несколько месяцев».

«Мигрень?» - спросила она, вдруг нахмурившись.

«Да», - кивнул он. Кайден положил ладонь на глаза, прижимая к ним большой и указательный пальцы. – «О, боже, она быстро усиливается…»

«Что я могу сделать?» - спросила она, мгновенно став заботливой. – «Убавить свет? Подать лекарство?»

«Свет, да…» - кивнул он. – «Лекарство…я его забыл…»

«Я схожу и куплю». – Шепард убавила свет, а затем отыскала свой бюстгальтер и начала надевать его. – «Какое тебе нужно?»

«Мне…просто…обезболивающее…любое…»

«Доктор Чаквас в увольнительной», - сказала она, скорее самой себе. – «Но я видела клинику по пути сюда. Что еще поможет, Кайден?» - Когда он промолчал, она снова спросила: – «Кайден?»

«Прости…» - пробормотал Кайден. – «Прошло меньше дня нашей…увольнит…и я…»

«Не волнуйся об этом», - сказала она, натягивая брюки. Шепард застегнула их, а затем протянулась к сапогам. – «Просто скажи, что тебе нужно».

Кайден не ответил. Шепард застегнула сапоги, все время хмурясь в сторону Кайдена. Она не знала, что сказать или сделать. Она знала, как убить врагов один за другим. Она знала основы первой помощи и как пользоваться медигелем. Как помочь Кайдену при внезапном приступе боли? Она не имела ни малейшего понятия. Шепард нашла чистую рубашку – рубашку Кайдена, увидела она – и нацепила ее. Она была немного большой. Шепард закатала рукава, заткнула ее за пояс и схватилась за спутанный клубок, в который превратилась ее куртка. Она начала разбираться с рукавами и кобурой внутри.

«Я скоро вернусь», - сказала она, проверяя свой пистолет и убирая его в кобуру, а затем застегнула куртку.

Кайден взглянул на нее сквозь пальцы.

«Ты взяла с собой пистолет…на соблазнение?» - спросил он слабым голосом.

«В районах может быть опасно», - наклонилась она к нему, чтобы поцеловать в щеку. – «В смысле, только сегодня меня удерживал один биотик…»

Кайден усмехнулся, но его улыбка быстро пропала, когда он вздрогнул от боли. Брови Шепард обеспокоено сдвинулись.

«Ладно», - тихо произнесла она, - «я вернусь как можно быстрее. Просто отдыхай». – Она вдруг поняла, что он лежал на кровати совершенно голый. Шепард осторожно натянула на него одеяло, и какой-то странный импульс заставил ее подоткнуть его под плечи Кайдена. Она быстро поцеловала его в подбородок, стараясь не обидеться, когда он в ответ зашипел и отстранился.

«Лекарство скоро будет, Кайден», - сказала она ему. – «Я постараюсь вернуться быстро». – После этого она вышла из номера, жалея, что не может сделать для него большего.

***


«Я могу вам чем-то помочь?» - спросил инопланетянин в приемной клиники более женственным голосом, который она слышала от турианцев. Она сразу поняла, что, видимо, это одна из тех призрачных женщин-турианок, о которых она столько слышала. Шепард часто дразнила Гарруса тем, что она сомневалась в их существовании, поскольку так ни разу и не видела ни одной. Ну вот, подумала она, одна из них. Теперь если ей удастся повстречать женщину-волуса, можно считать, что она видела почти всех инопланетян пространства Совета. С другой стороны, возможно, она уже встречала женщину-волуса, просто она не знала об этом.

«У моего друга головная боль», - тихо произнесла Шепард, оглядывая приемную, где сидело несколько других инопланетян различных рас, выглядящих очень взволнованными, усталыми и, что не удивительно, больными. – «На самом деле, мигрень. Мне нужны препараты для него – и любую информацию по мигреням, какая у вас есть. Я много не знаю об…»

«Мы не можем выдать вам лекарство», - ответила турианка с усталым вздохом. – «С той неразберихой, которая сейчас творится на Цитадели, черный рынок по торговле лекарствами просачивается через каждую щель. Поэтому вашему так называемому ‘другу’ придется придти самому и доказать, что у него мигрень, и даже после этого…»

«Я Спектр», - быстро сказала Шепард, решив воспользоваться своим положением. – «Я коммандер Шепард с SSV Нормандия. Просто выдайте мне лекарство и информацию по лечению, чтобы я смогла помочь своему другу».

«Коммандер…?» - турианка посмотрела на нее своими желтыми глазками-бусинками и моргнула.

«Проверьте сами, если не верите мне», - сказала Шепард, резко прерывая ее. Ей не нужно, чтобы эта дама объявила о ее личности на всю приемную. Турианка явно не поверила ей, поскольку сразу же проверила свой компьютер.

«В моей команде есть человек с мигренями…» - продолжила Шепард, понизив голос.

«Биотик?» - спросила турианка.

«Да, он», - кивнула Шепард. Ладно, подумала она, разговор переходит в опасное русло. Но на Нормандии сейчас проводились подготовительные работы перед отбытием на следующую миссию, поэтому она не могла пойти сейчас в собственный медотсек. И все еще существовала такая вещь, как врачебная тайна. Она была уверена, что сможет аккуратно пройти через это все.

«Лейтенант Аленко был в увольнительный, когда у него случился серьезный приступ головной боли. Я была единственной, с кем он смог связаться. Наш корабль сейчас на обслуживание, а мне нужно достать для него лекарство». – Она почувствовала некую гордость за то, как смогла выкрутиться. Это прозвучало слишком откровенно, и все же, это было правдой.

«Он сам не может придти сюда?»

«Он говорит, что не может двинуться, чтобы не вызвать сильную боль».

Турианка нахмурилась. Во всяком случае, Шепард поняла это по тому, как свелись ее мандибулы.

«Строго говоря, мы не можем выдавать лекарства не пациентам…»

«Если только не появится кто-то, кто сможет разрешить подобную процедуру», - сказала ей Шепард, скорее догадываясь о подобном правиле, чем зная наверняка. – «Будучи командиром корабля и», - добавила она, - «Спектром, я могу просто потребовать…»

«Хорошо, хорошо», - нахмурилась турианка. – «Я пропущу вас к доктору прямо сейчас. Просто, не задерживайте его. Мы и так загружены в эти дни».

«Вы и моргнуть не успеете, как меня тут уже не будет», - пообещала ей Шепард.

***


Кайден лежал на кровати, ощущая лишь одно: ужасную пульсацию прямо в центре своего лба, прямо за переносицей, а потом немного вверху справа. Он практически не мог думать, но несколько мыслей сосредоточились вокруг идеи, что было бы просто здорово, если бы он смог проникнуть пальцами прямо в череп и вытащить эту пульсирующую массу, выбросив ее прямо в окно на кишащие людьми районы за ним.

Где-то слева послышался звон. Он вздрогнул от этого звука, а затем от звука открывающейся и закрывающейся двери, звука шагов и, наконец, от звука голоса Шепард.

«Я тебе кое-что принесла», - сказала она. Его желудок буквально перевернулся, когда его нос почуял запах еды.

«Нет…» - простонал он. – «Не могу есть».

«Ах, да. Тошнота». – Он слышал, как она отошла, как открылась дверь в ванную комнату. Запах еды исчез, но тошнота осталась.

«Потише», - проворчал он ей.

«Вот», - сказала она тихо, хотя даже так это было для него убийственно. Она отбросила край одеяла и вытащила его руку. Он опустил ее рядом с собой. Кайден услышал шуршание, а затем ее бормотание: - «Основы первой помощи – не подведите меня теперь».

Он почувствовал, как Шепард растирает ему кожу рядом с локтевым сгибом, а затем услышал несколько постукиваний. – «Ты почувствуешь укол», - сказала она. Он почувствовал это, укол, сопровождающийся ощущением жжения на своей руке. Кайден зашипел.

«Не двигайся», - сказала она, по-прежнему удерживая его руку. В ее голосе, которым она говорила сейчас с привычной громкостью, слышались командные нотки, и было такое ощущение, словно у него прямо в голове взорвалась граната. Он застонал в ответ.

Спустя мгновение почувствовалось резкое, болезненное ощущение, когда Шепард вытащила иглу, а потом он почувствовал жжение, распространяющееся по его руке до пальцев и до плеча. Последовало какое-то мягкое прикосновение в том месте, куда был сделан укол. Кайден с трудом открыл глаза, увидев, что Шепард целует его в руку.

«Спасибо», - пробормотал он. Она улыбнулась ему улыбкой, которая одновременно была волнующейся и довольной.

«Кайден…» - начала она, но замолчала, когда он снова поморщился.

Он лежал и чувствовал, как жжение превращается в онемение, как это чувство карабкается вверх по его шее, вокруг горла и, наконец, милосердно расползается, словно паучья сеть, по его лицу, достигая пульсирующих ощущений внутри его головы. Он почувствовал, как эта сеть обхватывает пульсирующую боль, замедляя ее, так же, как чувствовал, что Шепард лежит рядом с ним, положив руку ему на грудь. Обычно он бы предпочел, чтобы его оставили наедине с мигренью, не желая быть окруженным людьми, которые бы обеспокоено и непонимающе наблюдали за ним. Но либо забота Шепард была совсем иного рода, либо лекарство на этот раз было сильнее. Кайден почувствовал, что проваливается в сон, а она крепко обнимала его при этом.

***


Кайден проснулся в темноте комнаты, чувствуя слабость, однако от мигрени осталась лишь небольшая головная боль. Он поднялся и увидел, что лицо Шепард освещено оранжевым светом. Она сидела в кресле в углу с датападом на коленях.

«Эй», - произнес он.

«Ой», - сказала она, посмотрев на него и сразу же выключив датапад. – «Ты проснулся». – Во внезапно наступившей темноте он услышал, как она спросила: - «Как ты…» - Она замолчала и повторила уже шепотом: - «Как ты себя чувствуешь?»

«На самом деле, хорошо», - ответил он. – «Только есть хочется».

«Будешь есть?» - прошептала она. – «Еда уже остыла, но…»

«Да», - сказал он обычным тоном. – «Знаешь, ты можешь больше не шептать».

«Хорошо», - ответила она, снова повышая голос до обычной громкости. – «Я не была уверена, что тебе полегчало». – Последовала пауза. – «Ничего, если я включу свет?»

«Да», - сказал он, наклоняясь к лампе. Он зажмурился, включая свет. Со все еще закрытыми глазами, Кайден отвернулся от яркого света.

«С тобой все в порядке?» - спросила она.

«Шепард, не нужно носиться со мной как с инвалидом», - сердито отрезал он.

«Я не…» - она растеряно выдохнула. – «Ладно, я не буду себя так вести. Я просто буду выполнять твои указания. Тебе просто надо сказать, что мне нужно сделать».

«Давай поедим», - сказал он ей.

«Понятно». – Она зашла в ванную и вытащила оттуда большую сумку, заполненную коробочками разных размеров.

«Китайская кухня?» - спросил он.

«Азарийский вариант», - печально ответила она. – «Около транзитной станции есть закусочная с раменом, но сегодня она была закрыта. Может, завтра мы перекусим там, прежде чем вернуться на Нормандию».

Кайден посмотрел на сумку с едой перед ней, и внезапно у него пропал аппетит.

«Завтра?» - он взглянул на часы. – «Боже мой, я потратил впустую тринадцать часов из всей нашей коротенькой увольнительной из-за мигрени».

«Было бы меньше», - сказала она ему, - «если бы я столько времени не искала лекарство. Прости за это».

«Нет», - сказал он ей, - «это лекарство было…» - Он замолчал, вспомнив о нем. – «Эта штука была невероятна. Что это было за лекарство?»

«Экспериментальное что-то там», - ответила она. – «Что-то, что азари разрабатывают для людей-биотиков – начиналось разрабатываться как военный заказ для Альянса, все еще ограничено в большинстве мест. Тебе повезло, тебе за покупками ходил Спектр».

«Ты же не сказала им…что мы…вместе?»

«Мне удалось избежать всей правды», - сказала она. Шепард пересказала свой разговор с турианкой в приемной клиники и с врачом после этого. – «Поэтому врач предложила этот препарат. Она оказалась азари, и я подозреваю, что она работает на компанию-разработчика препарата. Я купила несколько обычных лекарств тоже, потому что я не хотела накачать тебя непонятно чем, но когда я вернулась сюда и увидела тебя в таком состоянии…» - Она замолчала и обеспокоено посмотрела на него. – «В общем, я решила дать тебе сперва самое сильное лекарство. Надеюсь, оно помогло».

«Это так», - согласился он. – «Оно полностью вырубило меня».

«Я рада, что оно подействовало. Я знаю основы первой помощи, но я мало знаю о хронических припадках».

«Потому что у тебя их не бывает», - сказал он немного резко.

«Да, это правда», - кивнула она. – «Мои недуги обычно психологические». – Когда он не улыбнулся после этих слов, она добавила: - «Кайден, это была шутка».

«Ага», - сказал он уклончиво.

«Вот», - произнесла она, возвращая внимание к еде. – «Ешь». – Она начала накладывать ему в чашку рис и какие-то непонятные овощи, которые пахли очень вкусно, несмотря на то, что уже остыли.

«Полагаю, я должна извиниться», - сказала она спустя мгновение.

«Почему?» - спросил он, принимая из ее рук чашку.

«В общем, я прочла о твоем состоянии», - Шепард махнула рукой на датапад. – «И честно говоря, я не подозревала, насколько тебе может стать плохо. Ты был таким крепким в течение всей миссии, что я посчитала…»

«Что я не стану обузой?» - предположил он. Кайден взял горсть рис палочками для еды.

«Не обузой, Кайден», - сказала она, слегка прикоснувшись к его руке. – «Ты никогда не был обузой. Я просто совершенно забыла, что в последнее время у тебя был определенный режим. Ты сам сказал», - она начала накладывать миску для себя, - «что чем чаще ты участвовал в боевых миссиях, тем реже тебя беспокоили головные боли. Я на самом деле не задумывалась над этим, однако когда ты был на миссии, то переставал сдерживать себя. Ты также получал шесть пайков в день, спал по десять часов ночью и использовал свою биотику на полную мощь как минимум три раза в неделю – иногда даже чаще. Я бы назвала это довольно здоровым режимом». – Шепард вытащила пару палочек для еды и начала тыкать ими в еду.

«Однако после последнего боя наш график сна полностью сбился. Казармы кормят всего три раза в день, и не знаю как ты, но я просто не могу есть дрянь из столовой. А затем я притащила тебя сюда и заставила бодрствовать всю ночь, совершенно забыв покормить…»

«Эта еда была рассчитана на два дня», - сказал он, глядя на отставленную в угол сумку.

«Да, в общем, мы же биотики», - напомнила она ему. – «Я должна была продумать это. И говоря о биотике, это не помогло, что ты за последние две недели использовал свои силы всего один раз во время…» - Она улыбнулась и покачала головой. – «Не то, чтобы мне это не понравилось, но все же. Я думаю, это в итоге было неизбежно, что у тебя случился приступ. Я просто чувствую себя виноватой, что не проследила за этим ранее».

«Это не твоя вина», - сказал он ей.

«Ну, это и не твоя вина также», - ответила она. – «Просто не повезло. И я рада, что лекарство так хорошо смогло помочь».

«Ага», - кивнул он. – «Теперь, поев, я чувствую себя почти нормально. Нам стоит достать еще лекарств, прежде чем мы вернемся на корабль».

«Ох…» - Шепард поморщилась. – «Оно…довольно дорогое».

«Сколько?» - спросил Кайден, и она ответила ему. Его челюсть отвисла. – «Ты потратила столько кредитов на одну дозу?»

«Эй», - сказала она, - «у меня были с собой деньги. Просто у меня не было с собой достаточно, чтобы забить наш лазарет этими препаратами».

«Шепард», - нахмурился он. – «Ты не можешь…»

«Что? Приглядывать за тобой? Кайден, мне нужно, чтобы ты был в лучшей своей форме. Эти деньги были потрачены не зря».

«Нужен в лучшей форме, значит?» - спросил он ее.

«Ну, естественно», - сказала она, широко улыбнувшись. – «В смысле, кто еще сможет присоединиться ко мне для пикника в обнаженном виде? Рекс?» - Кайден рассмеялся, представив это.

«Я вижу лишь один изъян в этом, Шепард», - сказал он ей. – «Ты все еще одета».

«Да?» - невинно спросила она. – «Я даже и не заметила».

«А я вот заметил», - ответил он, протягиваясь к ее куртке.

«Эй», - произнесла она, слегка ударяя его по руке своими палочками для еды. – «Сперва еда. Секс потом».

«Это приказ, мэм?» - спросил он, его глаза сверкнули.

«Черт», - пробормотала она, - «мне не сказали, что лекарство заставит тебя возбудиться».

«Для этого лекарство мне не нужно», - ответил он, позволяя своему взгляду пройтись по ее телу.

«Аленко», - сказала она, изогнув бровь, - «Я хочу тебя. Очень. Но для начала тебе нужно съесть эти овощи».

Они посмотрели друг на друга, их взгляды встретились, а уголки губ дрогнули. Затем оба брызнули внезапным взрывом хохота.

«Боже, Шепард», - сказал Кайден, покачивая головой. – «Думаю, это мне никогда не надоест».

«Не надоест что именно?» - весело спросила она его.

«Не надоест…все это. Секс…и шутки. Забота о тебе», - он опустил голову, а затем снова посмотрел на нее с немного глупой улыбкой, - «твоя забота обо мне».

Шепард улыбнулась в ответ, и точно также глупо. – «И я чувствую то же самое», - произнесла она. – «Но ты еще забыл смертельно опасные ситуации и спасение галактики».

«Эм», - он поднял голову, - «Как угодно. Хотя нет», - Кайден задумался на мгновение, - «я очень горжусь этим. Ты проделала колоссальную работу, Шепард. Ты понимаешь, то, что происходит там», - он махнул рукой на окно, - «и даже этот наш маленький пикник здесь, все это возможно благодаря тебе».

«Благодаря нам», - ответила она. – «Благодаря нашей команде. Мы сделал это вместе».

«Ты вела нас».

«Легко вести тех, кто мастер своего дела», - сказала она ему, - «особенно когда цель ясна всем. Нет, Кайден, я очень ценю твой комплимент, но эта похвала относится ко всем на Нормандии. Жаль, что мы все не можем получить статус Спектра».

«Ты действительно хотела бы, чтобы у Джокера появились такие полномочия?» - спросил ее Кайден, изогнув бровь.

Шепард поморщилась. – «Отличный довод».

«Думаю, они сделали верный выбор, когда назначили тебя Спектром, Шепард», - продолжил он. – «Так же, как и я сделал верный выбор, когда…»

«Выбрал меня на роль своего Спектра?» - поддразнивая, спросила она, когда он замолчал.

«Я хотел сказать, что когда пришел лишить тебя девственности в ночь перед Илосом. Но потом вдруг понял, что сравнивать себя с Советом…в общем, это плохое сравнение».

«Нет», - сказала она ему, улыбаясь поверх своей чашки с рисом. – «Тебя невозможно сравнить с Советом – или с кем-то еще, Кайден. Ты выше этого».



Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/6047322/1/Valhalla
Автор: http://www.fanfiction.net/u/2369732/SageQueen
Просмотры: 593

Отзывы: 0