Точка невозврата

Автор: NARADA 
Жанр: Эротика
Предупреждение: Сплошная эротическая ксенофилическая сцена, слегка приправленная элементами БДСМ.
От автора: Родилось это, под впечатлением от сцены в гостинице "Ар Гон" и невозможностью более подробного описания в рамках игры.

Это точка НЕвозврата…
Я сейчас перед тобой
Очень сильно виновата.
Не уйти тебе, постой!

Мы возможно не исчезнем.
Не твоя, а ты не мой.
А, исчезнув, вмиг воскреснем
В жизни лучшей и другой.

Это точка НЕотсчёта…
Старт пути истёрся вдруг.
Точка нашего полёта
Там, на небе, милый друг.


Праздник в поселении Акрис, на Инвиктусе, подходил к концу.
Подошли Иван и Таэс, но Манары не было видно.
- А где жрица? – спросила Амонис. В тот же момент пришло сообщение. Как раз от Манары.
- «Не ищите меня, всё хорошо. Утром буду» – прочла вслух турианка, и усмехнулась. «Забавно, наверное, тот молодой турианец решил показать ей местные красоты. Главное, что бы без местной фауны» – Так, с этим понятно.… Остальные тут? Ну, пойдёмте.
Все загрузились в транспорт. Шат на этот раз не стал подсаживать Амонис. Зато это сделал Дайн, весьма ловко ухватив её за талию, хотя необходимости в этом не было. Сама по себе лёгкая турианка, была как пушинка в сильных руках батарианца.
«Какие у него руки, чёрт, за такое место… и знает ведь, что делает» Думала Амонис, устраиваясь на сидении.

Машина покатила по ночной пустыне к поселению, освещая себе путь голубоватыми фарами. Въехав в пустынный спящий город, Шат сбавил скорость. Вскоре они подъехали к БиКаБи.
На корабле, Амонис взяла свою сумку из каюты, а затем из кухонного шкафа вытащила турианские хлопья, а заодно и сонных, ничего не понимающих Снусмумрика и Арахну.
- Сменим не на долго место жительства. – Пояснила она зверькам, рассаживая их на плечи. Остальные взяли нужные им вещи и снова загрузились в машину. Сложнее всего было затолкать туда Акашу, которая упиралась как пружина, не желая лезть без хозяина куда-либо. Тогда кварианец, залез первым, и позвал змею, после чего она благополучно заняла целое сидение рядом с ним, и раскрыла капюшон, от чего места стало мало и Амонис пришлось прижаться к Дайну вплотную, а он якобы для удобства приобнял её рукой сзади. Действительно стало удобней, но необходимости сжимать ладонью её бедро, не было, хотя это Амонис очень понравилось. Зато не понравилось Шату, который хмурился, поглядывая в зеркало заднего вида.

Через десять минут они подъехали к единственной гостинице Акриса. Называлась она «Ар Гон», что переводилось как тихий дом. Дом действительно был тихим. Маленькая гостиница была заселена только парой саларианских дипломатов, как сказал встретивший их хозяин.
А соседнее здание, как раз и являлось складом инвентаря и конфиската. Амонис там делать было нечего, поэтому она потащила животных наверх, комнаты всем выделили одинаковой планировки, с номерами 3,4,5,6 и 7. Турианка естественно завалилась в седьмой, скинула вещи, покормила животных, которые тут же облюбовали тумбочку, сняла одежду и в полотенце, босиком, цокая когтями по полу, отправилась в душ, потому что с неё до сих пор сыпался пустынный песок.

А Шат тем временем проводил Ивана, Дайна и Таэса с последовавшей за ним змеёй к складу, чтобы те подобрали себе, что ни будь.
«Ну что берем все, что к полу не прикручено». Данте с интересом прошёл мимо стойки с броней, но ничего лучше его "наемника" там не было. А вот экипировка его заинтересовала: Дайн приметил гранатный раздатчик на пять гранат (теперь такие редко использовали, предпочитая тяжелое оружие), и перевязь с тремя метательными ножами, заточенными так, что могли прорезать броню. Прихватив еще пять гранат, которые лежали отдельно две дымовые и три светошумовые, и направился к выходу. По пути он увидел Ивана, который надевал броню черного цвета, кварианец, тоже что-то выбирал у стойки с экипировкой.
- Я пойду. Всё что нужно я уже взял. – Сказал батарианец и направился в гостиницу.

Спросив у хозяина, где выделенные им комнаты, Дайн отправился туда по длинному коридору.
«Так комнаты 3, 4, 5, 6, 7 - последняя занята, и я даже знаю кем»- Данте усмехнулся и выбрал шестую. Войдя в комнату, батарианец первым делом снял костюм, бросил одежду и выбранную им экипировку на кровать. Прихватив полотенце, Дайн в одних шортах отправился в душ.
Только он собрался открыть дверь душевой, как она распахнулась, и Дайн едва не столкнулся с выходящей оттуда Амонис. На её бёдрах как обычно было намотано полотенце «Вот так встреча. Шай-та…. Почему турианки так спокойно разгуливают без верха? Ведь тут есть, на что посмотреть… хотя ещё неделю назад я не знал...» думал Дайн, разглядывая ровные слегка поблёскивающие от влаги пластинки на её груди, и нежную кожу вокруг, покрытую замысловатыми сиреневыми татуировками.

Турианка как раз прикидывала, как расценить сегодняшний эпизод с Данте, и не стоит ли поговорить об этом, пока горячо, когда он вернётся со склада. «Как же поступить… он явно неравнодушно смотрит на меня, и этот комплемент, и то, как подсадил меня, и рука на бедре, всё так однозначно… с одной стороны. С другой…»
Открыв дверь, она застыла, чуть не врезавшись в объект своих размышлений. Перед ней стоял батарианец, в одних шортах с полотенцем в руках.
- Кажется, что-то подобное уже было… – улыбнулась Амонис.

В первую секунду на лице Дайна мелькнуло удивление, но через мгновение его глаза сузились, а на губах заиграла хитрая улыбка.
Турианка хотела, было пропустить его, но не двинулась с места, не в состоянии отвести глаз, как завороженная. Данте тоже не шевелился, молча, изучая её взглядом, и уступать дорогу явно не собирался.
На его шее Амонис заметила, знакомую вещицу, тот самый медальон, из-за которого случилось недоразумение в Логове Коры. «Манара… подарила ему… это?»
Стройная жилистая фигура батарианца, выглядела потрясающе, Амонис как раз нравилось такое, менее «широкое» телосложение, чем у Ивана, например. Шрамы, рассекающие грудь Дайна и его взгляд, окончательно добили и без того взвинченную турианку.

Амонис не удержалась и медленно протянула руку, коснувшись его кончиками когтей, Дайн вздрогнул, но не попытался остановить её. Тогда турианка мягко провела ладонью по его груди.
Кожа батарианца была довольно жёсткой, но при этом ощущалась как бархат, а мышцы под ней напряглись, будто налились сталью, от прикосновений её руки. Дайн закрыл глаза, и вздохнул. Этот вздох стал последней каплей.
- О, Дайн… - прошептала Амонис, резко вцепившись руками в его бока, и рывком прижав к ближайшей стене. Данте не ожидая такого маневра, низко зарычал, и обнял её.

- Дайн… - шептала она ему на ухо, задыхаясь от волнения. - Дайн… я не знаю, что со мной… – Амонис сжала пальцы, и её когти оставили следы на боку батарианца.
- Тише Амонис… - прошептал Данте, и стал нежно целовать турианку в шею. Кожа оказалось не такой жесткой, как он ожидал, зато теплой, упругой и бархатистой. Батарианец провел руками по телу Амонис. По очень красивому гибкому телу. Остановившись на её ярко выраженных бедрах, он приподнял турианку, а она обхватила руками его плечи, а ногами талию. Её грудной гребень и плоский живот, покрытый бархатистыми пластинками, касались его торса. Теперь уже Дайн начинал терять контроль, чувствуя её горячее тело.
- Что же ты делаешь… Амонис… - шептал Дайн между поцелуями.
Шея у неё являлась особо чувствительной зоной, впрочем, как и у всех турианцев, поэтому, от поцелуев, по её телу прошла сильнейшая волна возбуждения. С трудом, сдержав стон наслаждения, Амонис сильнее прижалась к Дайну, а его низкий, густой голос, с тёплой хрипотцой сводил её с ума.
Так же Амонис поняла, что вести себя тихо в руках Данте, она ни как не сможет, а номера тут точно без звукоизоляции… но это промелькнуло где-то на грани сознания.
- Я… ты… не знаю, но продолжай! – Ответила она, крепче обхватив его талию бёдрами, желая продолжения ласк.
Стало ясно, что остановится теперь невозможно….
«Точка невозврата» пройдена.

Данте понес турианку к своему номеру, и с трудом нащупав ручку, открыл дверь. На прикроватной тумбочке, горел светильник и жёлтый свет от него отражался в расширенных зрачках турианки. Вдруг она выскользнула из его рук, и улыбаясь буквально уложила батарианца на широкую кровать, давя ладонями на его грудь, а сама изящно устроилась сверху.
- Расслабься… Дайн. – Она игриво подмигнула, при этом обнажив острые зубки в хищной улыбке. Данте расслабился и отдался во власть Амонис.
Она, то нежно гладила мягкими ладонями его торс, то неожиданно впивалась в его кожу коготками. То мягко целовала, то жёстко пощипывала его шею плечи и грудь. Эта игра контрастов очень возбуждала батарианца. Чувствуя это, Амонис наслаждалась его реакцией и низким рычанием.
Потом она добралась до его подбородка и включила в игру язычок. Осторожно провела им по его нижней губе, чувствуя частое тёплое дыхание батарианца. Он тут же ответил, проведя своим языком, по её губам, а затем неожиданно проник в её рот и начал ласкать её нёбо и язык, при этом обхватив её талию. Амонис застонала, почувствовав вновь набегающую волну возбуждения. Такой поцелуй, был небезопасным делом, учитывая остроту их зубов, но они быстро приноровились друг к другу.

Это конечно могло аукнуться, какой либо аллергической реакцией, но сейчас им до этого не было дела… волновало иное… страсть. Никогда прежде Амонис не задумывалась о межрасовых контактах. Это было не просто в новинку, это было нечто совершенно иное, не подвластное здравому смыслу и её мировоззрению. Даже противоестественное но, тем не менее, оба знали, что это вполне возможно….

Рядом на кровати лежал костюм Дайна, который быстро перекочевал на пол, а так же, выбранные им гранаты, которые турианка осторожно переложила на прикроватную тумбочку, а вот метательные ножи её очень заинтересовали, очень….
- Отличный выбор… Дайн… - сказала турианка, пробуя лезвие одного из ножей на коготь. Только сейчас батарианец заметил, что большая часть шрамов на теле Амонис, получена не в боях… вернее в боях, но иного характера…. «Вот оно что!» догадался Дайн, взяв этот факт на заметку.
Насладившись остротой метательных ножей, турианка так же отложила их на тумбочку, вновь занявшись шеей Данте. Её острые зубки, и коготки доставляли батарианцу особое, специфическое наслаждение, о чем ясно толковали его вздохи и рычание. В определённый момент Дайн не выдержал и схватил Амонис за талию, а спустя мгновение она оказалась под ним, крепко схваченная за запястья. Теперь он стал ласкать её шею, но турианке явно хотелось большего… поняв это, Дайн «нежно» укусил её за основание шеи, а реакция, последовавшая за этим действием, была особенно яркой. «Так вот, что тебе нравиться…» понял он, покусывая её снова и снова.

Её глаза сверкали страстью, а горячее дыхание казалось, обжигало. Дайн отпустил её запястья, и облокотился одной рукой на кровать, а другой стал изучать и ласкать её тело, разбираясь на какие действия Амонис реагирует сильнее.
- Пластины... они чувствительны? – спросил он, гладя её грудные пластинки, как оказалось, они тоже были покрыты тонкой кожей, и вовсе не являлись наростами сверху, как сперва подумал батарианец.
- Да… чуть меньше, чем кожа… но твои руки, Дайн… я всё чувствую! – Амонис сгорала от удовольствия, пока Данте поглаживал её пластины. А когда он переместил руку на грудной гребень турианки, та вздрогнула.
- Ах! Вот так… да! – Простонала Амонис, слегка царапнув коготками плечо батарианца.
- Значит, твой гребень… - Улыбнулся Дайн, лаская его.

Этот гребень весьма чувствителен, как и талия, а нежные руки батарианца, без когтей, оказалось, способны на многое. Амонис не знала таких ощущений до этого, и чувствовала, что уже близка к оргазму.
Дайн, постепенно опуская руку ниже, ласкал уже её живот, в месте, где гребень плавно заканчивался. Пластинки на животе были совсем тонкие, и явно более чувствительные.
Он осторожно потянулся к полотенцу, которое всё ещё было на её бёдрах. Турианка слегка задрожала, крепче схватившись за плечо Дайна одной рукой, а другой, сжав покрывало, которое было под ними. Тогда он решительно развязал полотенце и, откинув его, провёл самыми кончиками пальцев по обнажившемуся низу её живота, а затем сразу соскользнул на внутреннюю сторону бедра. Амонис напряглась, и тихо зарычала, от удовольствия, а Дайн улыбнулся, наслаждаясь своей властью над турианкой.

Внизу её живота, кожа оказалась нежнее, чем на шее, и там было всего две узкие пластинки, прикрывающие пах. И эти пластины соблазнительно блестели, покрытые естественным соком. Батарианец окинул взглядом напряжённое тело Амонис, застывшее в предвкушении. Всё это выглядело для Дайна весьма соблазнительно, и не казалось таким уж чуждым.
Турианка учащённо дышала, прикрыв глаза, а он всё ещё нежно водил ладонью по её бедрам.
- Ты прекрасна, Амонис... – прошептал Данте и осторожно перевёл руку на низ её живота, слегка надавив. Турианка вздохнула и прогнула спину, он тут же переместил опорную руку под её талию, а второй снова надавил на её живот, и застыл, на несколько мгновений, чувствуя под ладонью лёгкую вибрацию и наслаждаясь этим новым ощущением и стоном турианки.

Затем он ослабил давление и стал медленно опускать ладонь ниже….
Под пальцами Дайна, её влажные паховые пластинки плавно разошлись, обнажив сочное лоно и маленький бугорок над ним…. Турианка расслабилась и что-то прошептала на своём языке.
- Оох… Гуер-ла - простонал Дайн, удивившись открытию, «вот оно как… сладкая…» он стал ласкать пальцами заветный бугорок, без труда догадавшись о его назначении, по бурной реакции Амонис.
Через минуту её сумасшедшее возбуждение дошло до предела, она выгнулась дугой, и закричала, вцепившись руками в кровать. А затем, почти перестала дышать и застыла, секунд на десять, при этом её тело пронзала мощная вибрация, Дайн даже не сообразил, физическая или нет, и не кажется ли ему, но это безумно возбуждало. Амонис вновь часто задышала, и обхватив шею Дайна, страстно зашептала:
- Это… было великолепно, Дайн… я хочу тебя!

Мгновенно освободившись от шорт, которые всё ещё сдерживали его, Данте лёг сверху, и склонился над лицом турианки, облокотившись на локти.
Амонис обхватила его спину руками, её коготки впились в кожу рядом с позвоночником. По телу Дайна прокатилась волна возбуждения, он прижался к турианке, дав ей почувствовать себя. Амонис заурчала, и он ощутил, как вновь разошлись её пластинки, дразня его и без того напряжённую плоть. Он медленно вошёл в узкое горячее лоно, чувствуя невыносимое желание проникнуть резко, с силой, и максимально глубоко, но сдержался, опасаясь повредить её.

Амонис дрожала, принимая его всё глубже, всё теснее.
- О, Да… Дайн, давай… не сдерживай себя…. Ох… - зашептала турианка, чувствуя его напряжение, сильнее впиваясь коготками в спину батарианца и обхватив его бёдра ногами. Он стал двигаться смелее, активнее придерживая турианку за плечи. Она так плотно обволакивала его, так сладко стонала….
Дайн вошёл глубже, резче и зарычал испытывая невероятно мощный оргазм, сопровождаемый восторженным стоном Амонис.

***
Кварианец спавший в четвёртом номере проснулся от какого то шума, и с неудовольствием перевернувшись на другой бок, выключил динамик шлема. Но понял, что это его не спасёт. Несчастного эмпата накрыла волна чужих эмоций, которым ни тонкие стены комнат, ни его скафандр не были помехой.
-Бош’тет! – Кварианец попытался ментально закрыться от внешнего мира, и свернувшись калачиком накрылся одеялом с головой.

***
Данте лёг на бок, повернув и прижав к себе турианку, она всё ещё была сильно возбуждена, но Дайну требовалось немного времени.
- А я слышал… что турианки холодны как сталь. – Сказал он поглаживая её грудной гребень.
- Ха! Я похожа на лёд? – Усмехнулась Амонис.
- Ты похожа на пламя костров, что горели в пустыне… но и стали мы найдем применение. – Дайн хитро сощурился и молниеносным движением снова уложил турианку на спину, а в его руке блеснул метательный нож, так же, как блеснули глаза Амонис при этом. Она задышала чаще, когда Дайн поднял её руки и крепко прижал её запястья к кровати. Так же он положил правую ногу, поверх её ног, максимально ограничив её в движениях. Холодная сталь ножа коснулась её грудных пластин, пока что тупой стороной. Амонис приподняла голову, наблюдая за движением лезвия, взгляд её был безумным, а пульс, как ощущал Дайн, сильно участился.

- О… как тебе это нравиться… да… - шептал Дайн, снова возбуждаясь всё больше. Амонис не отвечала, похоже, она сейчас плохо воспринимала реальность, находясь в каком-то трансовом состоянии.
Дайн перехватил нож удобнее и осторожно провёл острым кончиком по шее Амонис. Острие оставило тонкий, едва заметный след. Турианка старалась не двигаться но давалось ей это с трудом, мышцы её рук и ног непроизвольно сокращались, она то и дело впивалась когтями в руку Дайна, которой он держал её запястья. И это ему нравилось, как и то, что приходилось контролировать себя и улавливать её дыхание, что бы не порезать сильнее кожу, целиком и полностью отдавшейся ему Амонис. Никогда ещё Данте не ощущал такого полного доверия и такой эмоциональной отдачи.

Сознание турианки работало мерцающее, то включалось, то уносило её куда то. Прикосновение лезвия, вызывало немыслимые ощущения на грани боли, удовольствия и страха. Она не знала, на что способен Дайн, сейчас она практически беззащитна в его руках. И это чувство было острее, чем лезвие ножа. Её желание снова ощутить его плоть… его тело… становилось невыносимым, безумным.
- Ах, Дайн… я хочу… тебя… - задыхаясь от возбуждения, шептала турианка. И батарианец видел это, чувствовал всем телом, и еле сдерживал себя, наслаждаясь неимоверными ощущениями.
- Да… вижу, тише Амонис… тише… - острие лезвия оставило на животе турианки тонкую нить, на которой тут же выступила голубоватая капля, Амонис вскрикнула от острого удовольствия, снова впившись когтями в руку Дайна, на этот раз проткнув его кожу до крови.
- Аррр… что же ты… делаешь… Амонис… - рычал он, опуская лезвие к низу её живота. Но турианка уже не контролировала себя, её тело напряглось как пружина, и Дайн понял, что она снова близка к заветной грани. Он отбросил нож, отпустил её руки, обнял и стал покусывать её шею.
- Хочу тебя! Дайн… хочу! – шипела турианка, извиваясь в его руках, и кромсая покрывало когтями. - Возьми меня… ох, Дайн! – Её пластины уже давно разошлись и она истекала соком, от неистового желания.
Это было уже слишком горячо и Данте, сгорая от вожделения, грубо и весомо вошёл в неё, насладившись стоном турианки. Она приподняв бедра, подалась на встречу, расставила ноги шире, чувствуя его предельно остро. Он двигался всё резче, всё активнее, вслушиваясь в её стоны, пока не почувствовал, как её лоно сжалось, плотно обхватив его.
- О, Шай-та! – простонал Дайн, по телу прошла волна наслаждения, как электрический разряд. Амонис закричала, выгнулась, каждая её мышца напряглась, дыхание сбилось и снова пошла сильнейшая вибрация, но теперь Дайн в полной мере ощутил это изнутри. Конец её оргазма, стал началом его. Мощные внутренние сокращения её мышц, доставляли немыслимое удовольствие, на грани боли.
Дайн вскрикнул, когда его тело пронзило безумное наслаждение неведомое ранее, будто усиленное, странными вибрациями, исходившими от турианки, которая в этот момент обхватила его руками и ногами прижав к себе. Она словно поделилась ощущениями….

Они долго лежали, обнявшись, пытаясь отдышаться.
Дайн старался собраться с мыслями, но после пережитого, это было не просто. Столько новых, странных ощущений, такая неожиданная страсть с обеих сторон. Он закрыв глаза нежно гладил гребни на её голове.
- А что это было? Та вибрация… - тихо спросил Данте. Ответа не последовало. - Амонис? – Дайн открыл глаза.

Турианка уже крепко спала, уткнувшись в его грудь, и обхватив рукой его талию. Дайн осторожно обвел пальцем контуры замысловатых татуировок на её плече и улыбнулся.

Сейчас она не выглядела той грозной и сильной Амонис Артериус.
В его руках была красивая, нежная, беззащитная женщина, которую хотелось согреть в объятьях и защитить от всех невзгод этого жестокого мира. «А утром ты проснёшься, и снова станешь холодной, железной турианкой...» Вздохнув, Дайн подцепил край покрывала, и укрыв им Амонис, осторожно обнял её. Вскоре, убаюканный мерным дыханием турианки, он тоже провалился в глубокий, странный как всегда, сон.
Просмотры: 2414

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности