Темный переулок. Часть 5. Кошмары на двоих

Автор: Metal_Naklz
Бета-автор: DV, Shelest
Персонажи: свои
Жанр: Angst, Darkfic, Drama, психологический триллер
Аннотация: В колонии, находящаяся очень далеко от экономических и транспортных центров, происходит серия зверских убийств.
Предупреждения: насилие
Статус: в работе

Автор: Metal_Naklz
Бета-автор: DV, Shelest
Персонажи: свои
Жанр: Angst, Darkfic, Drama, психологический триллер
Аннотация: В колонии, находящаяся очень далеко от экономических и транспортных центров, происходит серия зверских убийств.
Предупреждения: насилие
Статус: в работе

Сигарета оказалась примята губами. Щелчок заправленной зажигалкой выдал такой нужный сейчас огонек. Глубокий вдох… Дмитрий прикрыл глаза, ощущая живительный яд в легких, после уставился в окно. Теплые лучи заходящего солнца освещали белые обои с редкими коричнево-золотистыми вертикальными полосами, придавая месту ностальгическую теплоту. Хорд лежал рядом, положив голову хозяину на колени. Лишь этот верный пес понимал хозяина, особенно в такие тяжелые моменты. Тихо сопя и поддергивая ухом, четвероногий друг успокаивал своим присутствием. Казалось бы, один из тех приятных вечеров, когда можно было расслабиться, отдохнуть, насладится приятным тихим вечером но… Штайнер смотрел на экран своего небольшого дат-пада старого поколения, похожего больше на ноутбук. Смотрел с болью в глазах. На столе рядом стоял стакан разбавленного ринкола, чтобы облегчить боль. На экране развивалась не очень приятная пикантная сцена с участием Дмитрия, снятая судя по всему, турианкой, она же и прислала ему это видео со словами: «мистер “я не ксенофил”, посмотрите каким развратником вы стали в ту ночь, и эта бы ночь мне запомнилась весьма приятной, если бы не ваш наезд утром. С любовью, Рейгра.» Дмитрий долго колебался смотреть ли этот позор, тем не менее он все-таки решился, надо же увидеть то, что натворил.
- Скажи, Хорд, почему все так паршиво в этой жизни? – Дмитрий сверлил монитор взглядом, после чего залпом допил ринкол в стакане. Пес поднял голову и непонимающе посмотрел на хозяина,- ты не знаешь много об этом мире, тебе хорошо, мой верный друг, от тебя скрыта надменность и эгоистичность многих гуманоидов, алчность и разврат, ложь и предательство, тебе хорошо…- Штайнер тяжело выдохнул, разврат набирал обороты а смотреть становилось все противнее.
________________________________
В помещении было пыльно и душно, ей казалось, она ощущала, как этот затхлый, наполненный перегаром и запахом пота воздух, разъедал её лёгкие. Излучая невозмутимое ледяное спокойствие, она полыхала праведным гневом Тессианских звёзд в душе. Изнурительный восемнадцатичасовой перелет с Иллиума в самую убогую часть галактической помойки, видимо был не достаточным наказанием за грехи прошлой жизни. Она, ведущий специалист центра ксенопсихолгии, доктор клинической психологии, дочь матриарха Турниг, должна была сидеть в этой убогой комнатёнке уже около часа и ждать, когда этот ментовский сброд захудалой колонии, набьётся в это и без того убогое помещение.

На небольшом исцарапанном столике перед ней, лежало несколько датпадов, видимо с материалами дела. Если отбросить всё, что произошло за последние 20 часов, то этот случай, казался ей весьма любопытным. Стараясь абстрагироваться от гнетущей атмосферы пребывания в участке, она рассуждала сама с собой, мысленно перелистывая самые яркие моменты, этого весьма пикантного дела. "Маньяк ксенофоб... Скорее мужчина... определённо особь мужского пола.... но основная причина не ненависть к гуманоидам других рас , а скорее всего к чему-то внутри себя... к тому что совершил... чему-то грязному и страшному, и теперь он пытается это искупить, красивой идеей....
Естественно, большая часть посетителей тут была "для приличия", мол большая шишка чуть ли не с самых верхов была направленна сюда. Видимо, резонансное дело поставило на уши не только колонию, что странно. Альберт презрительно фыркнул, смотря на гостью.
- Гррен, что ты знаешь про эту азари? - детектив прищурился, смотря поверх голов сослуживцев, тихо спрашивая у своего стажера.
- Катари Т’ Элл, судя по документам, что я успел лишь мельком посмотреть, она с Иллиума прилетела.
- Это уже интересно. Я не удивлюсь, если окажется что какой-то захудалый родственник, какой-то шишки, был убит этим убийцей. - Альберт посмотрел на часы, где же носит этого разгильдяя, из-за которого невозможно начать сие мероприятие?
Доктор начинала нервничать. Даже рассуждения об мнимых причинах интроверсии замещения внутренней реальности субъекта, не могли полностью укрыть её от той ситуации, в которой она оказалась. Азари поднялась и подошла, как ей показалась к единственному, более или менее приличного вида человеку в подобии формы.
- Я конечно понимаю, что ваша работа и долг перед обществом являются приоритетными, но я, то же в какой-то мере слуга общества, и я весьма настойчиво надеюсь, что мой приезд на эту пом... отдалённую, но подающую надежды колонию, не будет напрасным. - на последней фразе она сделала акцент. - А также надумаю, что в моём отчёте должны фигурировать психолго-профессиональные характеристики, замечательных сотрудников правоохранительной организации. Альберт повнимательнее уставился на гостью, что разговаривала со старшим офицером. Благо, он сидел рядом.

- Я очень рад что вы посетили нашу колонию, надеюсь, вы сможете направить наших детективов в нужное русло,- дернул жвалами турианец, немного улыбаясь,- тем не менее, кажется наш стажер Колиенс опять уснул в туалете, - после этих слов половина собранного народа посмеялось, хотя Альберту с Грреном было не до шуток, - так что... Я думаю, вы можете начать, - и еле заметно подмигнул.
Детектив пытался понять из чего сделана эта азари? Так умело скрывать эмоции... Он покосился на своего стажера что рылся в своем датпаде, казалось, Гррену сейчас вообще до лампочки где он сидит, и роется в каких-то своих документах. Тем не менее, турианец отвлекся от своего датпада как только дама "с верхов" начала говорить.
- Ну что ж, благодарю. - Она протокольно улыбнулась. Нужно отметить, что доктор имела некую, определенного толка слабость к представителям турианской расы. Азари присела на отведённое ей место и сделав глубокий вдох начала.
- Господа, не будем тратить наше с вами время впустую и переедем сразу к тому зачем меня сюда направили. Начнём с того, что он, а это именно он, судя по характеру увечий жертв, может быть кем угодно. Соседом, который каждое утро выгуливает варена на клумбе возле вашего дома, продавцом компьютерных игр с центрального рынка, учителем в школе, даже Вашим коллегой - Она многозначительно скользнула взглядом по комнате, забитой до отказа офицерами. - Вся проблема в том, что он сам считает себя совершенно нормальным, а если он так считает, то и вы все воспринимаете его таковым. - Она переложила ногу на ногу и откинулась на спинку стула.
- Что за бред. - кто-то с галёрки многозначительно выдохнул усталость вслух.
Уголков губ синекожей красавицы, едва коснулась улыбка.
- Вот вы, да вы например, - азари изящным жестом указала на мужчину средних лет, сидевшего у окна - Как давно Вы бросили курить? Офицер посмотрел на неё из-подлобья. Ему явно было не по душе всеобщее внимание к его персоне. - Три года назад. - сухо ответил он.
- Замечательно, но ведь Вы, считаете совершенно нормальным, курить пару раз в неделю, оправдывая это тяжёлой неделей, встречей с друзьями, желанием расслабиться и ещё богиня знает чем. При этом все ваши знакомые ни чего постыдного и не нормально в этом не находят.
- К чему всё это буркнул капитан.
- К тому, что особенность нашего ... эм... - она приложила ладонь ко рту и сведя надбровные татуировки оживила морщинки на лбу - искомого субъекта в том, что он воспринимается совершенно нормальным. Нам не нужно искать в злачных местах, подворотнях среди глубокой ночи, в нарко притонах и т.д. он один из нас, он рядом, совсем близко. - она широко и ехидно улыбнулась - и так же как мы ищем ...
- Новых ксенофилов?- спросил Гррен. Альберт едва ухмыльнулся. По крайней мере прислали не абы кого, толковая азари, дела пойдут без особых конфликтов, тем не менее, сам человек пока не хотел высказываться, хотелось послушать какие были выводы у синей девы и насколько хорошо они дополнят, а где-то и просто подтвердят его картину виденья преступника.
- О нет, ксенофилы ему не нужны, он ищет не их, он ищет последователей, он ищет тех, кто, как и вы все, считаете, что в том, что капитан курит тайком от самого себя, ничего плохого нет. - она как-то странно скривила лицо - ведь и правду на первый взгляд нет, ведь никто не хочет капнуть глубже... Его задача, показать борца, но только если он будет вести пропаганду шокирующе на неё обратят внимание. - Доктор замолчала, послышался шёпот и тяжёлые вздохи, но никто, никто из присутствующих не был занят посторонними делами все смотрели на неё.
- И так, если хотите сухо и сжато, то начнём, пожалуй, - она активировала довольно изящный визор, и стала прохаживать по кабинету насколько, позволяло пространство. - Субъект, обладает высоким интеллектом. Контролирует себя, выдержан, следит за собой, возможно имеет близкого друга, или питомца... Учитывая материалы дела, он может быть медиком, военным, учёным, в меньшей степени... хотя, нет... только эти три категории.
Его особенность в нормальности, движущая им сила... - она на мгновение задумалась и её глаза сверкнули, - не просто власть над жертвой, нет для нашего субъекта, это слишком просто - власть над мыслями эмоциями, вот что приоритетно, но, - она многозначительно подняла указательный палец и облизнув пухлую нижнюю губку, прикусила её неестественно белоснежными зубами, - но не цель, - азари присела на край столика и глубокий разрез юбки обнажил её бедро. - Цель это изменить ход этих мыслей, вложить своё понимание реальности. Жертва должна подчинить не сознанием... - доктор задумалась, и бросила взгляд в окно - как же у вас тут жарко.
- Тогда ты можешь снять свою блузку, тебе сразу станет комфортнее, - гыгыкнул какой-то не молодой засидевшийся на одной должности очень долго. Альберт не отреагировал на эту шутку никоим образом, картина стала складываться воедино, где-то слова действительно оказались верными, а где-то только дополняли картину. Эта азари ему нравилась все больше и больше, но только как сотрудник. Гррена же... Эта азари интересовала совсем в другой, так сказать, плоскости.
- Понятие комфорта, довольно относительно, тем более для понимания наших с вами рас, это, во-первых, а во-вторых, как-то странно с Вашей стороны демонстрировать при коллегах свою сексуальную немощность и неудовлетворённость, - она провела пальцами одной руки по шее, а другой отключила визор. - У меня всё, если есть вопросы по предмету дела, я отвечу, но кратко. Остальное в шестнадцатичасовом отчёте.

- Так коллеги, всем спасибо, теперь я с радостью передаю это дело одному из лучших детективов в этой колонии, а именно Дрездену и его стажеру Арексу. - Альберт тяжело вздохнул, все эти формальности из-за большой шишки, он и так вел это дело, но нет, надо показать, что дела тут кипят, все работают. Детектив вместе со своим помощником встал.
- Надеюсь, наше дальнейшее сотрудничество будет только плодотворным. - произнес человек, остальные начали расходится.
- О, я тоже на это надеюсь, в противном случаи, моё прибытие на эту... в эту... - она хищно улыбнулась и слегка прищурилась - ну Вы меня поняли. Если в частности, то субъект совершивший данные акты насилия, мне весьма интересен, а ещё моему руководству интересна реакция обывателей на сами акты и то что за ними мыслиться. - Она пронзительно посмотрела на человека, стараясь дать ему понять, что в этом деле не всё так просто и что оно на особом контроле. - Мы можем встретиться чуть позже шестнадцати часов и обсудить все интересующие нас вопросы. А сейчас мне нужно принять душ, и заказать хорошего массажиста. - Она многозначительно посмотрела на турианца смерив его взглядом, и покачивая бёдрами отправилась к выходу из участка.
________________________________
Темный тоннель. Дмитрий аккуратно шел по нему, вскинув винтовку. Он задыхался. Как будто глотку драли какие-то неведанные силы. Каждый шаг давался с трудом, гулко расходясь по тоннелю. Эхом пронесся женский короткий смешок. Штайнер резко стал осматриваться, водя из стороны в сторону винтовкой. Фонарик, прикрепленный к оружию не помогал, из-за густого дыма свет выхватывал совсем немного пространства, а после шла стена из дыма. Человек попытался тихо откашляться, но как назло это получилось очень сильно, разрывая горло. Вновь раздался смешок откуда-то издалека. «Иди сюда,- эхом прошелся по стенам женский голос». И опять смешок. Такой знакомый… Такой родной. Дмитрий вспомнил этот голос, голос своей сестры. Он побежал, задыхаясь в этом дыму на звук, не веря своим ушам. Карина. Штайнер любил свою сестру, но перестал ее поддерживать, когда та попала в психбольницу, боялся… Сейчас он жалел об этом поступке, но не тогда. Кашель сбивал дыхание, да и дышать было нечем, человек спотыкался, придерживаясь за стены, шепот становился все громче, ему так много надо ей сказать и извиниться за все. В очередной раз споткнувшись, Дмитрий упал, обессиленно смотря на выход из тоннеля. Яркий лунный свет озарял этот выход, освещая сквозь дым все вокруг. Человек вцепился в землю и пополз, вдавливая свои пальцы во влажную землю, продолжая задыхаться. Взор выхватил ровную поляну, и одинокое дерево на нем, дыма там было меньше всего. Взяв себя в руки, Штайнер умудрился встать. Жгучий дым не оставлял легким ни капли кислорода. Ноги еле слушались. Шаг. Еще шаг. Свежий воздух… Как сейчас был рад Дмитрий этому воздуху на поляне. «Иди сюда,- вновь раздалось, на этот раз куда громче и четче, будто девушка была за деревом,- иди ко мне». Штайнер хотел было вновь взяться за оружие, на всякий случай, но… Не нашел. Видимо, уронил пока бежал. Аккуратно подходя к дереву, он не решался его обходить, что-то было не так, но он не мог понять в чем дело.

- Ну же, не бойся, иди ко мне, - раздалось совсем рядом. Дмитрий прикоснулся к одинокому дереву, которое, судя по всему, уже давно было мертвым, сухим. Дмитрий медленно ступал, ожидая какого-то подвоха, - Дима…
- Карина? - человек впал в шоковое состояние, оставшись на месте. Он видел свою сестру, повешенную на простыне, тем не менее, она улыбалась и смотрела пряма на него пустыми, мертвыми и белыми глазами.
- Убей их… Убей их всех, Дима, - произнесла она, смешок, который она выдала после этого вновь эхом распространился по пространству, цепляя каждым звуком душу, оставляя неприятное и неуютное впечатление,- ты помнишь, что они со мной сделали?
- Да, - не в силах двинуться, произнес Штайнер, девушка попала в свое время в псих больницу из-за жесткого изнасилования, три турианца и батарианец жестко издевались над ней.
- Убей их всех, им не зачем жить, как и мне, Дима…
Дмитрий очнулся в тоннеле с винтовкой на руках, позади слышался смешок Карины, но Дмитрий не имел никакого желания возвращаться назад, поэтому пошел в другую сторону. Дыма здесь было меньше, поэтому дышалось относительно свободнее. Отдаляющийся шепот сестры пробирал до костей. Тоннель становился все темнее, но фонарик выхватывал куда больше пространства. Шаг. Еще шаг. Вдалеке человек увидел свет от похожего, как у него, тактического фонарика, поэтому резко упал и выключил свет, ожидая выстрела, но… С той стороны свет тоже исчез. Штайнер аккуратно поднялся на корточки, держа под прицелом темное пространство впереди, аккуратно и бесшумно делая шаг за шагом. Палец нервно лежал на спусковом крючке, готовый отправить пули в невидимого пока врага. Шаг. Еще шаг. Дмитрий увидел размытый силуэт и упал на землю, пытаясь разглядеть его вновь. Но… Внезапно тоннель озарился слабым красным светом, человек увидел, что в паре шагов от него был обрыв, а на той стороне лежал силуэт, державший винтовку точно так же, как и Дмитрий. Ничего не понимая, боец пополз обратно во мрак, «тень» поступила так же. Штайнер резко стал на колени, прицеливаясь в это. Дымчатый силуэт с красными светящимися глазами повторил позу человека точно так же, держа винтовку. Дмитрий встал, убирая винтовку за плечо, на свой страх и риск, с той стороны «тень» поступила точно так же. Человек подошел к краю обрыва, пытаясь разглядеть силуэт с той стороны. Но что то пошло не так, видимо, грунт был слабым, и Штайнер полетел в темноту, увидя мельком, что тень смотрела ему в след. Человек упал в какую-то жидкость, водой это назвать язык не поворачивался. Встав, Дмитрий оказался по колоне в этой густой, не понятного цвета жидкости. Винтовку в этой жиже совсем не хотелось искать, поэтому человек пошел по этой жиже вперед. На свет. Скоро начали слышаться стоны, смех, и что-то еще. Шаг еще шаг. Скоро он уже мог увидеть цвет жидкости, в которой шел. Смесь оранжевого и синего, с оттенками красного, жидкость напоминала кровь разных гуманоидов. Дмитрию стало противно, но он шел на свет, другого пути все равно не было. Он был измазан этой кровью, но ему было уже все равно.

Штайнер увидел странную и тошнотворную картину. Множество ксенофилом разных рас в разных позах сношались, они были все изрезаны, в крови, но… Судя по всему это им никак не мешало, или, наоборот, возбуждало.
- А, Дмитрий, здравствуй! - произнес Родеон, вонзая мачете в крогана, который после этого возбужденно рыкнул, сильнее входя в азари, которая смеялась сквозь стон,- давай, присоединяйся, мы должны наказывать этих ксенфилов, пока они не утонут в собственной крови!
Человек тяжело задышал, смотря по сторонам.
- Иди к нам, испытай весь спектр ощущений, - эротично произнесла азари, скача на турианце.
- Кто-то хочет еще? Сейчас устрою, - ехидно произнес Родеон, вынимая топор с турианки и с силой вонзил его в азари, которая только засмеялась в ответ, - да сучка, смейся громче! Не слушай их, Штайнер, ты вкусил запретный плод, но тебя еще можно спасти, ты можешь отчистить свою грязную душу кровью, - он достал из крогана мачете и понес в сторону Дмитирия,- давай, докажи что ты готов.
- Прими веру исключительности, - Штайнер оглянулся, увидев на стене висящую голову того самого главного фанатика,- не слушай Родеона, он исказил мою веру, ты должен убить их всех, а не калечить.
- Зачем тебе марать руки? Лучше присоединяйся к внеземному…А-а-ах! Наслаждению, - проурчала турианка.
- Дмитрий, не подводи старого товарища возьми нож и вонзи в этих надменных кабелей и сук.
Голоса начали говорить на перебой, повышая голос, пока не слились в одну какую-то какофонию криков, Штайнер схватился за голову, пытаясь закрыть уши от этой непонятной какофонии, но все было тщетно, они кричали на перебой, вбивая каждый звук в голову Дмитрия будто гвоздь. Он закричал и открыл глаза, часто дыша.
________________________________
На улице было промозгло и сыро, с самого утра, не переставая, моросил дождь, свинцовые тучи низко провисали над городом, окрашивая его в унылый серый цвет. Эрана шла по лужам не разбирая дороги, периодически протирая намокшее лицо рукой. Очень сильно хотелось курить, но для этого нужно было остановиться и зайти в бар, а на это у неё просто не было времени. Вот она уже миновала магазин Равла, и уютный бар «На троих», где так часто они сидели после игры, уже виднелся старый госпиталь, который за последние годы скатился до богадельни для малоимущих. Именно за ним, начинался спальный район, и в пятую многоэтажке была его квартира. Женщина была напряжена, на душе скребли кошки. Вот уже несколько дней Дмитрий не появлялся на работе, да Халланес тревожилась за него, но такое случалось и раньше…. Запои – мерзкие отголоски военного прошлого. Он никогда не рассказывал о том, что видел и через что прошёл, да и говорить не нужно было – у войны нет морали. В этот раз всё случилось иначе. Он пропустил ежеквартальный отчёт, а главное игру, такого никогда не случалось. В последнее время он вообще как-то странно себя вёл, много курил, часто ездил в центральный госпиталь, приходи поздно, уходил рано, она даже было начала ревновать, но вид у него был явно несчастливый, и тогда на смену ревности пришла тревога. Эрана активировала омнитул и сверилась со временем. «Четырнадцать сорок две… Надеюсь ты дома в луже дерьма, иначе я обеспокоюсь по-настоящему» - женщина открыла металлическую дверь подъезда и шустро, не сбив дыхания, поднялась на седьмой этаж. «7/463» - пробубнила она себе под нос. Ох, как же она хотела прийти сюда совершенно по другому поводу и при других обстоятельства, но увы…

Квартирку она нашла довольно быстро. Она остановилась на пороге и застыла. Переминаясь с ноги на ногу, и покусывая нижнюю губу, она долго не решалась, но тревога, приправленная сильным желанием и любопытством, придали ей решительности. Она приложила руку к сигнальной панели, замок померцал и загорелся красным, Эрана нахмурилась. На несколько секунд на впала в замешательство, но быстро собралась и вспомнила, что однажды, после бурной вечеринке в по поводу их победы в играх, они с Дмитрием сидели молча в баре и говорили о странных вещах, которые происходили в их жизни. Внезапно он взял её за руку - … послушай, Эр, в жизни всякое может случиться, – он замешкал, словно прогоняя последние сомнения – вот – мужчина активировал свой и её омнитул – это ключ от моей квартиры, зная, что он у тебя, мне будет – он снова замолчал и посмотрел куда- то в лиловую темноту полупустого бара – спокойнее, что ли… не знаю, в общем вот - и он отправил код на её инструментрон.
На это раз она не заставила себя ждать и открыла дверь. В квартире царил сумрак, воздух был спёртым, наполненным жестким перегаром и запахом сигаретного дыма. Она сделал пару шагов, и чуть не упала, споткнувшись о две пустые канистры ринкола.
- Штайнер? Эй ты дома? – она ступал уже аккуратнее, периодически посматривая под ноги. В комнате послышалось движение. – Дим, это ты?
- Гав! – это всё что она услышала в ответ. Пёс радостно веля хвостом подбежал к ней, громко фыркая и приглушённо гавкая. Эрана улыбнулась и наклонившись присела перед псом.
- И тебе гав, ну и где твой непутёвый хозяин? Что молчишь? Жрать небось хочешь, – она потрепала его по голове и почесала за ухом. – Ща всё будет.

Пес радостно гавкнул и сел, ее Хорд знал очень хорошо, хозяин доверял этой девушке, и не смотря на немного потрепанный и истощенный вид, пес был крайне позитивным. Можно сказать, волкособ был неутомимым оптимистом. Эрана открыла холодильник и увидела полупустую канистру с ринколом, какой-то заплесневелый суп и... Все в холодильнике толком ничего такого больше не было. Закрыв холодильник, она обернулась и увидела шкаф, со свежими следами когтей и зубов.
- Эх... Бедолага, ща, подожди. - пёс юркнул между её ног, норовя вцепиться зубами в пакет с кормом, но она вовремя среагировала, зажав бёдрами его голову - я сказала подождать! Хорд, сидеть! Место, я сказала, место. - Пёс нехотя, и виновато поскуливая, попятился назад и сел. Хорд возбуждённо дышал, не спуская с женщины глаз. Эр немного растерянно осмотрелась, пытаясь найти в груде грязной посуды, хоть что-то подходящее, для того чтобы насыпать корм. "О чудо! Нашла, хорд, малыш, иди сюда" - пес так резко сорвался с места, что проскользил по полу, и чуть не врезался пустые канистры из-под ринкола. - "Ну вот и хорошо" - она погладила его по голове, и вышла в небольшой коридор. Пройдя сан узел и кладовую, она зашла в гостиную и застыла. Вещи были разбросаны как попало, на полу в куче окурков и пакетиков от "спайса" валялась старая разбитая лампа и искрила, шторы были опушены, но сквозь разрывы от собачьих когтей и прожоги от сигарет, в комнату проникал тусклый свет с улицы. Смрад был практически осязаем, её едва не вытошнило, но она совладала с желудком. Быстрым шагом, миную пустые бутылки и контейнеры из-под ринкола она направилась к окну. Справившись с заедающим механизмом прокопчённых штор, одним резким движением Халланес открыла окно, запустив в квартиру тягучий, влажный, но такой свежий воздух. Сделав пару глубоких вдохов, она обернулась.
На диване в невероятной позе лежал Штайнер. Его голова свисала практически у самого пола, одна рука была заломлена за спину, другая закинула за голову, правая нога покоилась на спинке дивана, левая беспомощно свисала. Лицо было землисто-бледным, бледность проступала даже из-под четырёх дневной щетины. На мгновение ей показалось, что он мёртв. Но пересохшие подрагивающие губы и странные рычаще- булькающие звуки, вырывающиеся из его глотки, развеяли её опасения.
- Дим, проснись! Штайнер, подъём! Вставай мать твою, сука! - Эр подошла к нему и приподняв голову попыталась придать обмякшему телу более приемлемую позу. - Какой же ты тяжёлый, сколько же ты в себя этого дерьма залил?! Удивительно что не сдох, - она достала из кармана влажные салфетки и стала протирать ему лицо. Дмитрий закашлялся, бормотав что-то непонятное. После чего сонно открыл глаза и внезапно закричал, часто дыша. Он был в некой растерянности, панике, и пытался оглядываться по сторонам, но в руках Эраны это было неудобно. Внутренний страх, непонимание, опасения, и не было до конца понятно сон ли это или реальность?
-Дима, Дима! Всё хорошо, ты дома, ты в безопасности.
- Где моя винтовка?! Нам надо обороняться! - заплетающимся голосом начал орать Штайнер, пытаясь махать руками и ногами, из-за чего упал с дивана,- они идут! Бери снайперку, брось меня!
- Дим, ты дома, Дима, посмотри на меня! Посмотри - она схватила его лицо в ладони, и заглянула в мутные и воспалённые глаза - Дима это я, Эрана! Эр, посмотри... Ты слышишь меня?
- Боец, бери Смоука и вали отсюда! Перегруппируйтесь и сможете одолеть противника! Мы не используем имен на поле боя! Это же правило! Их нельзя нарушать, - Дмитрий пытался что-либо сделать руками или ногами, но по сути просто ими перебирал по полу, - я ничтожество! - он стиснул зубы, прикрывая глаза, его пронзала боль, глубокая, душевная, пробирающая до костей. Он потихоньку приходил в себя, а значит, приходило и осознание того, что его жестко использовали в качестве ксенофила.
Эр хотела ударить его по лицу, чтобы привести в чувства, но оба раза Штайнер перехватывал её руку, продолжая нести бред. Женщина встала и быстро пересекая комнату влетела в кухню. Миска Хорда была давно пуста, а он сам лежал на мишке с кормом. Халланес налила миску до краёв ледяной водой и направилась обратно в комнату. К тому времени, как она пришла Дмитрий уже лежал на боку и пытался пристроить ножку сломанного стула как оружие. Она застыла над ним. - Дима, Дима очнись! Очнись тварь такая! Не вынуждай меня! - но ответа не последовало. Её запястье дрогнуло, и вода с остатками собачьего корма опрокинулась на лицо Штайнера.
- Черт! Что ты творишь! - пес прибежал и стал вылизывать намокшего хозяина,- Хорд! Хорд отстань! - у Дмитрия трещала голова, но вроде бы он пришел в сознание, пытаясь вяло отмахнуться от пса палкой, - кто?! Кто тут воду на меня вылил! Черт Хорд, уймись, я уже чистый! - пес радостно гавкнул, продолжая лизать хозяина.

- Дим, это я Эр. Ты как? - она прижала к груди миску, а затем медленно и аккуратно спрятала её за спину - Ты так нажрался, что в пьяном бреду валялся четыре дня, - она вспомнила про игру и осмелела. - Какого хера, Штайнер! Мы пропустили игру! Нас дисквалифицировали, потому что не было капитана! Нас сняли, понимаешь, с-н-я-л-и! - Эрада захлёбывалась в эмоциях. Она конечно была зла, что так вышло, они много сил потратили, с другой стороны она была рада, что он пришёл в себя, а другое, другое не имеет значения. Она сейчас с ним, она ему поможет, она его поддержит, и возможно он поймёт.... Ход её мыслей внезапно прервался, ей стало страшно, что её тайному желанию не суждено сбыться.
- Налей ему воды, а то он меня до смерти залижет...- устало произнес Штайнер, - это не имеет значение, соревнования проходят каждый год,- он приложил руку к голове, -уже ничего не имеет значения,- ему как-то стало безразлично все происходящее, казалось, что, если бы он был при смерти, он бы не горевал, но и не радовался, ему бы было просто все равно. - Зачем пришла? - человек тяжело выдохнул, боль с новой силой навалилось на его сознание.
- Ч.. что прости? Зачем я пришла?! - женщина начинала закипать, но нет его пофигистского отношения к игре и работе, а от тона, которым он с ней говорил. Она пихнула ногой кучу каких-то вещей, подняла с пола перевёрнутый табурет, наигранно брезгливо протёрла его салфеткой и села. Она несколько секунд буравила его взглядом, затем достала сигареты и закурила. - Начнём с того, что тащится через весь город сюда, не самая приятная перспектива, это раз, топтать новыми сапогами вонючий межпланетный "навоз" этих трущёб ещё менее приятно, а созерцать твою рожу с перепоя, я вообще промолчу, - она выпустила в его сторону кольца сизого дыма. - Но так случилось, Штайнер, что ты работаешь со мной в одной компании, я мы приходимся друг-другу… вроде как напарниками, - она встала и затушила сигарету о подоконник - Так вот, тебя не было на работе четверо суток, и я уже просто не могла больше прикрывать тебя. Вот и пришла. - она злобно посмотрела в его сторону - как-то заподло потерять работу из-за твоей пьяной рожи. А что касается твоего отношения к игре, пойдёшь и сам расскажешь ребятам. - она подошла к псу и потрепала его по голове, он гавкнул и потёрся мордой о её бедро. - Пойдём, я налью тебе попить.
________________________________
Вот уже второй месяц тянулось это безумие. Кошмары по ночам, похмелье по утрам и лишь странное влияние кварианки, что лежала в госпитале, не давало ему совсем затеряться в чертогах собственного разума. Сначала он был против этих встреч, но Эра, которая каждый день «пинала» Дмитрия, была права, надо было смотреть на что тратятся эти средства и как лечат эту кварианку. Вот и сегодня он лениво курил сигарету, стоя у выхода своей квартиры. Халланес была против того что бы он курил смесь из привычного табака с небольшим добавлением каких-то турианских трав, но поделать ничего с этим не смогла. Вообще, Дмитрия раздражало, что девушка живет у него в квартире, с другой стороны он понимал, что очень быстро загнулся бы, если не сокомандница. Докурив, он быстро вышел и попытался раствориться в толпе прохожих, что, впрочем, не особо получалось, из-за надменных и эгоистичных репортеров, которые только и пытались выудить пару слов у молчаливого "героя дня" в лице Штайнера. Заезженные вопросы, как на подбор, одни и те же: "Почему? С какой целью? Не жалко денег? Почему помогли какой-то кварианке, а не людям?" И все эти вопросы выражали одну мысль: репортерам плевать на мораль, все вопросы изобилуют эгоизмом, циничностью и жадностью. Хотелось изничтожить каждого и их назойливость, но он понимал, это их работа, как и когда-то его работа убивать… А вот и госпиталь. Журналисты остались позади, медсестра, старая саларианка, уже не спрашивала куда он идет, запомнила за время посещений. Доктор все так же говорил рутинно: «Состояние Лессанас Фураксы средней тяжести, посетить можно, но все так же аккуратно вести беседы».

И вот… Он стоит у двери. Немного помешкав, все же он вновь решается аккуратно войти. В палате было уныло и серо, словно свинцовое небо колонии проникало сквозь мутноватый стеклопластик окна, наполняя помещении меланхоличным настроением природы. В центре стояла большая мед капсула, скорее всего снятая с военного корабля, она казалась какой-то чуждой в неказистом помещении колониальной больницы. Монотонно пища и подмигивая разноцветными огоньками справа от неё стоял пульт управления. Он сделал шаг вовнутрь, осторожно пытаясь разглядеть её, за обилием трубок и проводов. Дмитрий нахмурился, обстановка была слишком непривычной, он никак не мог привыкнуть, что медсестры, несмотря на то что это "вип палата" не всегда убирают здесь, хотя ситуация была куда лучше, чем в других палатах. Пройдя до окна, он вновь присел на подоконник, смотря на кварианку. Ей было значительно лучше со слов врачей, словами подтверждалось и то, что трубок было меньше и часть блоков этой мед капсулы были отключены. Штайнер ни разу не разговаривал с ней. Хотел, но понимал, что ее мучают детективы расспросами, то врачи, обычно они оба смотрели друг на друга и все. Она плохо могла его разглядеть из-за того, что он всегда сидел на подоконнике и даже пасмурный свет мешал его разглядеть. Человек просто смотрел на этот серо-голубой потертый костюм, который чудом тут завалялся. Ведь по одной из межрасовых конвенций, любая колония с населением от тридцати тысяч человек должна иметь при себе хотя б один резервный кварианский костюм на особый случай. Со слов все тех же врачей, ее иммунитет стал крепче, тем не менее, без костюма она могла ощущать себя "не так" да и насколько окреп - не понятно. Его взгляд переместился за окно, там стояли толпой репортеры, несмотря на то, что уже начинался дождь. Они там стояли, ждали что бы попробовать получить хотя бы словечка от "местного героя", который и обеспечивает лечение кварианки. Скоро, наконец с Лессаны снимут все трубки и проводки, переведя костюм на автономное питание систем жизни обеспечения.

- И как тебя угораздило оказаться в этой треклятой колонии? - выдохнул Дмитрий, переведя взгляд на светофильтр кварианки. Она не спала, и это было видно. Серый свет проникал сквозь мутноватое, исцарапанное и тусклое стекло скафандра, такого же истерзанного, как и её жизнь. Она прижала ноги к животу, и закрыла глаза. Внутри всё ныло. Боль... Мерзкая тягучая тягомотина, медленно переползающая по её телу, не давая ей ни на одно мгновение забыться. Даже сон не отпускал её из цепких когтей боли и кошмара. Он снова и снова преследовал её по узкому лабиринту грязных и холодных улиц колонии. Он снова и снова настигал её, он прикасался к ней. Кто она теперь? Что за существо? Эту грязь не смыть, эту боль не преодолеть... Кто она теперь? Кварианский народ не примет её "такой", она сама не примет себя такой, никогда... Она отчаянно хотела умереть, но ... но она боялась смерти, боялась потому, что ещё не увидела восхода солнца, не вдохнула аромата цветов, не услышала пения птиц на рассвете. Мечта, дикая, сумасшедшая мечта, терзавшая её душу, даже сейчас не оставляла её, удерживая на хрупкой ниточке от бездонной пропасти смерти, в которую она хотела упасть. Лесанна открыла глаза. Всё тот же тусклый свет окутывал её. Снова он. Опять будет стоять и смотреть, потом сядет на подоконник помолчит о чём своём и уйдёт. Но не сегодня: "И как тебя угораздило оказаться в этой треклятой колонии?" - девушка растерялась, её словно ударило током, то что он заговорит с ней было полной неожиданностью. Подбородок задрожал, она часто заморгала и сделала глубокий вдох: " Лессана Фуракса" - выдохнула она.
- Дмитрий Штайнер,- кивнул Дмитрий, - я не детектив и не следователь, я тот человек, который...- он посмотрел опять в окно,- и не журналист коих пару раз здесь вылавливали,- взгляд вновь перешел на нее, - как себя чувствуешь? - он наклонил голову, все так же сидя на подоконнике и пытаясь разглядеть этот мерцающие-тусклый взгляд сквозь серый светофильтр.
- Я... чувствую? Ощущения не совсем корректные, сенсорная система костюма интегрируется на шестьдесят девять процентов, я не могу корректно воспринимать часть раздражителей, некоторые сигналы вообще не проходят, но основные группы ощущений есть, так что, можно сказать, что я чувствую не очень, но с тенденций наполнения. - она осторожно облокотилась на локти, и медленно, чтобы не отсоединились некоторые трубки, присела на край медкапсулы. Леса не хотела жаловаться, костюм спасает её от мучительной смерти, и всё было бы ничего, но он не только старый, но и мужской. - Я паломница, ищу нечто особенное, а особенное не лежит на виду, особенное, не сверкающий огнями Иллиума абмирсиант, особенное пугает просвещенных, и раздражает знающих. Так мой путь привел меня сюда. - она замолчала, неосмелясь, поднять на него глаз.
- Гхм... - Дмитрий почесал голову,- я про твое самочувствие, болит что-нибудь, или что-нибудь тревожит?- он смотрел на нее с неким недоумением, лежала бы да и лежала, а тут чуть ли не вскочила. - Не нервничай, можешь лечь обратно я тебя не хотел дергать.
Вся эта ситуация была странной и неловкой. Она не понимала, что сделала не так, а может и так, но что? Девушка часто заморгала, сердце её забилось, а дыхание перехватило. Как ответить на его вопрос? Что принято говорить в таких случаях, она не знала. - Мне... мне проще сказать, что у меня не болит, если Вы конечно позволите? - неожиданно поняв, что должна лечь, она стала подтягивать ноги, но замерла. Она не хотела ложиться, она хотела говорить, смотреть изучать... его. Люди всегда казались ей странными и противоречивыми существами, они сочетали порой не сочетаемые качества разны рас, и ей очень хотелось понять как. Леса сделала глубокий вдох, и набравшись смелости посмотрела на него. Он был большим. Пока это было всё что промелькнуло у неё в голове.
- Конечно, как это не странно может прозвучит, я пожертвовал деньги на твое лечение, не беспокойся, это безвозмездно, мне все равно их некуда девать, а тут... Тут хоть кому то помогу, - он опустил голову после посмотрел на нее и встав с подоконника подошел к ней, - раз ты уже села, не против что я сяду рядом? - он был странным, в глазах читался местами выжженный взгляд с нотками надежды, интерес, такое же изучение, все это скрывалось под томной печалью. - Чем больше ты сможешь сказать что тебя не устраивает здесь, тем больше я смогу приспособить их к более-менее комфортным условиям для... - он задумался на некоторое время, вспоминая врачебное слово, - реабилитации.
Она медленно и нерешительно опустила руку рядом с собой, давая понять, что не против того чтобы человек сел. Вот оно, то что ставило в тупик, та самая противоречивость и странность, эмоциональная и интеллектуальная нелогичность. Она опустила голову, а когда он присел, рядом не поднимая её покосилась в его сторону. Вблизи он оказался ещё больше. "У него сильные руки, руки... военного, может он полицейский..."
- Почему? Почему Вы... помогаете мне? - она боязливо повернулась к нему, человек смотрел вперёд, но не куда-то, а в пустоту.
- Я копил деньги, просто так, до так называемого особого случая, и подумал, что вот он настал, тот особый случай, - человек пожал плечами. - Кварианцев у нас тут не бывало. - Дмитрий окинул взглядом ее костюм что несколько мешковато висел на ней, после посмотрел в окно, - так... что же у тебя не болит?
- Голова, - невнятно прошипела он в коммуникатор, который засветился бледно-голубым цветом. - Но.. Я не жалуюсь, я просто ответила на Ваш вопрос. И ... - снова опустила голову и устремила взгляд в пол - Вы уверенны... - она не решалась продолжить. Заламывая пальцы, и с опаской оглядываясь по сторонам, она собиралась с духом - Уверенны, что я Вам ничего не должна? У меня нет кредитов, но я, неплохой киберинженер и немного генетик, так что как только я смогу ходить... я могу отработать.
- Нет, в этом нет необходимости. Ты сможешь продолжить паломничество здесь, я помогу чем смогу, - он слабо ухмыльнулся, - может тебе костюм другой? А то этот явно тебе велик.
Он смерил её взглядом, и она почувствовала, как сердце ускоряет свой бег. Ей стало очень неловко, она резко опустила голову, и прикусила нижнюю губу.
- Костюм... да он.. не велик, то есть.. . он большой на меня, но не по той причине... - она занервничала - я не жалуюсь, просто он... он не плох, можно сказать хорош, но... - она хмыкнула и сглотнула, пытаясь подобрать приемлемую формулировку, но в голову так ничего и не пришло. - Он мужской, - выпалила наконец-то она, и сгорая от стыда закрыла глаза и на несколько мгновений задержала дыхание.
- Эх... Опять врачи филонят что бы побольше денег содрать, - вздохнул Штайнер,- мне сказали что он как раз на тебя и женский... Ладно с этим вопросом разберемся, это не сложно. Если тебе будет не очень сложно, и ты не будешь в большом смятении, мне... Нужны размеры что бы я не промахнулся с костюмом, который по идее будет для тебя более удобным, - он задумался. - Говорят, ты идешь на поправку, меня это не может не радовать.
- Я обязана Вам благодарностью - кварианка активировала инструментрон, - не сочтите это наглостью с моей стороны, но ... в мужском костюме... он не приспособлен... - её лицо зарделось фиолетовым румянцем. Человек не мог этого видеть, но ей казалось, что он может это почувствовать. Большой, потерянный, странный, он словно не из этого мира, в нём что-то, что она не могла понять, но ей очень захотелось этого понимания. - Я надеюсь у вас не будет проблем из-за моего костюма. И... - она задумалась на секунду. - Я хочу отплатить Вам за участие в моей судьбе. Возможно это покажется странным, но я знаю точно, что люди бескорыстно помогающие другим, сами нуждаются в помощи, - голос её дрогнул, создав в коммуникаторе писклявый отклик
- Ерунда, - он махнул рукой. - Если ты так хочешь помочь, то уже помогла, - Штайнер ухмыльнулся, косо посмотрев на нее, - я раздобуду костюм в ближайшее время, если все сложится удачно, то наверное через неделю тебе будет комфортнее.- Дмитрий посмотрел на нее,- отдыхай и не напрягайся, встанешь на ноги, окрепнешь и будет все хорошо.
- Нет, не будет. - неожиданно, для себя, резко и холодно отрезала она. - То, что произошло со мной... изменит, ели уже не изменило, отношение ко мне моего народа, - она попыталась встать, но у неё не вышло. - Что касается меня... я потеряла себя навсегда, возможно единственным что удерживает меня... - она заглянула ему в лицо, - удерживает меня, то что я могу помочь и ещё... ещё поиск того, что нечто особенное, то что было смыслом моей жизни до... до инцидента, - она снова попыталась встать, но потеряла равновесие.
Он придержал ее, и она вновь неаккуратно села на мед капсулу.
- Не суетись, тебе надо отдыхать, - человек отпустил руку с ее пояса. - Даже если изменит, все равно все наладится, может и не сразу... У тебя фильтр хороший в костюме? Курить рядом можно или лучше не стоит?
Кварианка поёжилась от его прикосновений, это был странный опыт, и вдруг её затрясло. Воспоминания набегающими волнами накрывали её сознание. тусклый свет, дождь, удар, и вот его руки на её горле... яркие вспышки ... и он тащит её держит... она пытается кричать, но ком в горле спазмом давит, она хватает воздух... Девушка дрожала, задыхалась, на пульте управления замигали индикаторы. Леса обхватила себя руками и стала ритмично раскачиваться взад-вперёд. Её коммуникатор засветился бледно-голубым цветом.
- Н...неет... не недо, прошу, неттт, - она еле слышно произносила слова, часть которых прибор просто превращал в шипение.
Просмотры: 149

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности