Темный переулок. Часть 1. Начало.

Автор: Metal_Naklz
Бета-автор: yontari
Персонажи: свои
Жанр: Angst, Darkfic, Drama, психологический триллер
Аннотация: В колонии, находящаяся очень далеко от экономических и транспортных центров, происходит загадочное зверское убийство,никто и не догадывается что это начало... Начало чего то большего.
Предупреждения: Насилие, убийство.
Статус: в работе

Автор: Metal_Naklz
Бета-автор: yontari
Персонажи: свои
Жанр: Angst, Darkfic, Drama, психологический триллер
Аннотация: В колонии, находящаяся очень далеко от экономических и транспортных центров, происходит загадочное зверское убийство,никто и не догадывается что это начало... Начало чего то большего.
Предупреждения: Насилие, убийство.
Статус: в работе

Новостные ленты сегодня просто взорвались, жестокое убийство азари почти в центре городка. Человек выключил телевизор: "Одной больше одной меньше, еще шум подняли. Ну, подумаешь, кишки по дороге разбросаны и грудь вырезана. Раздувают в новость планетарного масштаба". Он выпил крепкого чая, что заварил совсем недавно. Солнце за окном ярко светило, хотя было утро.
- Ну что? Сегодня я опять на работу, а ты не скучай, - человек присел на корточки. Пес немного поскулил и успокоился. Догадливый зверь, - Принесу тебе вкусного мяса, в магазине распродажа, - он улыбнулся и, погладив питомца, поднялся.

Вскоре он уже надевал куртку. История убийства азари будет обсуждаться среди коллег, это злило, но слухи разносятся быстро, ничего не поделаешь. Улица отдавала рутиной, все спешили по своим делам, ни на что не обращая внимания. Человек взглянул на светло-зеленое небо, ни одного облачка. Ухмыльнувшись, он отправился на работу: "Работа... Как же она надоела, все эти личности, сотрудники... пустое место, не более".
Дмитрий Штайнер, именно так звали человека, был очень своеобразной личностью. "В молодые годы", так он называл события пятилетней давности, Дима был сотрудником спец.служб, но всего одна операция перевернула все с ног на голову.

Операция... Уничтожение адептов секты, что жестоко убивали любого гуманоида во имя очередной, только им известной, великой цели. После той миссии выжили немногие. Да и из них всего пару человек остались в своём уме. Дмитрия признали здоровым, но кошмары и постоянные рассказы жене об увиденных зверствах сделали свое дело. Она ушла, теперь лишь верный пес разделял его одиночество. Он лишился работы: по официальной версии ушел сам, но кто верит в эти версии. На самом же деле его заочно сочли сумасшедшим, хотя психологи не выявили никаких наклонностей к убийствам или суициду.

Но это было "в молодые годы", сейчас же офис и рутинное печатание документов, таблиц, и всего того, что олицетворяет бюрократию любой компании. Погрузившись в ностальгию, он вспоминал о своей любимой, об их совместной жизни, о планах завести ребенка. "Та операция все изменила... "Испортила" не подходящее слово, ведь в любом изменении есть как и плюсы так и минусы", - отметил в сотый раз человек, добравшись до офиса.

- Привет Джеймс, ну, как дела? - поздоровался Штайнер с охранником.
- Да как обычно, запрещенных предметов не проносили, посторонние не проходили, - отшутился тот, - а у тебя как? По-прежнему тишина, или кто появился на личном фронте.
- А-а, все по старому, - Дмитрий махнул рукой и улыбнулся. - Ладно, я пойду, а то не успею в офис первым.
- Ну, давай, надо бы с тобой пивком побаловаться, а то давно не разговаривали. И да, ты сегодня припаздываешь, первым уже точно не будешь.
- Посмотрим, - все так же расслабленно и с улыбкой произнес "офисный планктон", но как только он отвернулся, улыбка на лице сменилась равнодушием.

"Вот надо было ему про личную жизнь заводить шарманку! Как он меня раздражает", - в размышлениях Штайнер поднялся в свой отдел. Рутинная работа, назойливые коллеги и озабоченная начальница, что успела переспать, наверное, со всеми, кроме него. Это подстегивало азари, ведь никто еще не отказывал ей, а Дмитрий будто ломал стереотипы.
- Привет, Дима, слышал уже страшные новости? - Поприветствовала его главная сплетница отдела.
- Да, надеюсь, этого убийцу найдут, - безынтересно произнес человек, идя к своему рабочему месту.
- А ты в курсе, что эта азари была из соседнего отдела? - Спросила уже другая работница офиса.
- Мне вот больше жалко ее семью, если она у нее была, - ответил Дима, включая компьютер и разбирая накопившиеся бумаги.
К слову, о Штейнере всегда отзывались положительно, образцовый работник, общительный, доброжелательный, никто не мог понять, почему от него ушла жена.
- Да... Страшно, наверное, если дочь осталась без матери, - вздохнула турианка, что тоже работала на этом этаже.
- Давайте работать, еще успеете обсудить новость на перекуре, - доброжелательно произнес Дмитрий.
Ему хотелось их заткнуть хотя бы на время, но вежливость никто не отменял, не охота настраивать против себя весь отдел из-за какого-то убийства. Довольно вздохнув, он насладился тишиной, которую сам же нарушил, стуча по клавишам, сколько времени прошло, все уже давно пользуются виртуальными клавиатурами, а он купил старую антикварную, на которой работали еще поколения два назад. Главная, как обычно задерживалась где-то. Это надоедало каждый раз Штейнеру, но с другой стороны расслабляло. Не надо будет выслушивать предложения азари о том, что бы пойти куда-нибудь после работы, или придется, но меньше. Человек всячески намекал, что ему не нужны отношения, но начальница отказывалась понимать. Оставалось только терпеть, работы лишаться не хотелось, вряд ли с таким прошлым как у него, возьмут куда-то ещё и азари, зная, наглым образом этим пользовалась, даже зарплату урезала. Но Дмитрий не унывал. Платили достаточно, хватит на пропитание и на оплату квартиры. Спустя два часа пришла и глава отдела.
- Дмитрий зайдите ко мне, - сегодня азари была не в лучшем настроении, это напрягло Штайнера.
- Хорошо, мэм, только закончу отчет.
- Я сказала зайти ко мне, - произнесла настоятельно синяя дева и направилась к себе в кабинет.
Человек вздохнул и пошел следом, гадая какой еще предлог она выдаст, что бы пригласить на чай, который плавно переплывет в секс. Как только он прикрыл дверь, азари немного оживилась.
- Дим, - Штайнер не любил когда к нему так обращаются, но поделать ничего не мог. - Мне сейчас, как никогда нужно крепкое плечо, на которое можно опереться, - она тяжко вздохнула.
Обычно, она играла чувствами и лож была видна сразу, но сегодня... Действительно была искренность.
- Мы, кажется, уже не раз обсуждали этот вопрос, - сухо произнес Дмитрий.
- Дим, мою хорошую знакомую убили, мы с ней общались чуть ли не с детства...
Штайнер обречённо закатил глаза, прекрасно, теперь надо согласиться на вечерний чай, что бы она не слишком расстроилась.
- Гм... Соболезную, но что ты хочешь от меня?
- Сможешь прийти сегодня вечером ко мне? Мне надо выплакаться кому-то, - грустно ответила азари.
Человек задумался, эта азари была предсказуемой, но вряд ли все закончится постельной сценой, скорее просто напьются и разойдутся по домам. Но риск есть, несомненно. Повисло гробовое молчание, Дима тщательно взвешивал все за и против. Риск и помощь в сложившейся ситуации, стоит ли одно другого или нет? Полные боли, грусти и мольбы глаза просили только одного... Согласиться, не обращая внимания на последствия, не обращая внимание на то что было, забыв про принципы...
- Я приму твои условия лишь для того, что бы успокоить, но, я не потерплю домогательств.
- Мне они сейчас самой не к чему, спасибо, Дим.
- Мне можно вернуться к прямым обязанностям? - Человек немного поежился.
- Да, - азари облегчённо вздохнула.

Рутинный рабочий день теперь уже не казался таким рутинным, хотя все те же сплетницы говорили о разной чепухе, будь то новый турианец ухажер Леренси из соседнего отдела или новые модные брюки того мажорчика-человека Джо, что работал в углу офиса. Дмитрий раздраженно вздохнул, пытаясь сконцентрироваться на работе. Если бы эти разношерстные сплетницы знали какие-нибудь секретные данные, то... За полчаса разболтали бы их четверти колонии, если не половине.

Щелчки клавиш, компьютер медленно рождает текст. Отчёты, отчёты, отчёты. Казалось, эти трещотки будут шуметь ещё долго. Щелчок. Ещё щелчок. Вот и новый лист готов. Нет, им бы работать молча. Щелчок. Ещё щелчок. Турианка и девушка начали болтать о похудении и о том, что турианка набрала лишний килограмм. Дмитрий поморщился, представив полуголую турианку, забирающуюся на весы. Нет, так дальше продолжаться не может. Дописав до точки, человек быстро ушёл в курилку. Тишина... Только шуршит вентилятор. Дмитрий вытащил сигареты. Курил он редко, и в основном на работе, что бы нервы не шалили. В другой руке появилась лазерная зажигалка, сейчас много других приборов появилось, но... Эта именная, досталась от деда, тогда они были своего рода прорывом. Пять секунд. Край сигареты немного обуглился, после чего появился ароматный дым. Глубокий вдох и сладкий яд, собранный с полей Иден Прайм, наполнил легкие, пытаясь заполнить все пространство и выдавить душу наружу. Штайнер не был единственным, кто курил в конторе, отнюдь нет. Но почти всегда получалось так, что он курил один. Это и к лучшему. Успокоиться в такой компании сотрудников вряд ли получиться.

Анерина Дэ'Лисс. Сейчас именно это имя тревожит его. Имя начальницы. Успокаивать азари, особенно ту, что будет под градусом опасно. Эти их феромоны с гипнозом могут повлиять и на Дмитрия, а для Анерины это будет похоже на маленькую победу в своих сомнительных достижениях. В мыслях сразу же всплыл пьяной азари, что тащит в постель. Брр. Ещё один глубокий вдох сигаретного дыма помог оставить отвратительные ксенофиличные мысли позади. Человек терпеливо относился к другим видам, но вот ксенофилию не переносил, именно межрасовую ксенофилию.
- Долбанная работа, - произнёс он в слух, нарушая устоявшуюся тишину.
Но делать было нечего, его сослуживцев выкинули, кого-то в психушку, кого-то на гражданку. Они сходили с ума или спивались. Нет. Дмитрий с собой такого не допустит, он выше спиртного. Дома его ждёт верный друг, единственный, кто его поймёт. Для кого-то это простая псина, но не для Штайнера. Сигарета почти выгорела. Работа. Сейчас главное работа.

Выбросив окурок, человек вернулся на рабочее место, писать очередной отчёт и слушать бесконечные сплетни. Оставшаяся часть дня прошла более-менее обыденно. Единственное различие, это то, что после окончания он не ушёл, потому что не ушла начальница, а ведь это породит новые слухи, что Штайнеру не нравилось. Его знали как противника межрасовой любви. Хотя сам Дмитрий не ходил ни на какие собрания, просвещенные такой тематике. Он был против, но ксенофилов открыто не осуждал. Основной свет выключается, оставляя тот минимум, который нужен, что бы не ударится о соседние кабинки и столы. Яркий монитор разгоняет мягким светом полутьму. Кипа отчётов почти готова. Почему бы пока не доделать часть, если начальница ещё не вышла? Тишину нарушали лишь щелчки старой клавиатуры. "Бедный пес, ведь он ждёт мяса... А успею ли я сегодня в магазин за угощением? Гм..." Пес волноваться не будет, он поймёт, что у хозяина дела, но может расстроиться.

- Дим, пошли, тебе за переработку никто не заплатит, - устало произнесла азари.
- Лучше побыстрее закончить, потом отдыхать буду, - произнёс Штайнер, сохраняя документ и выключая компьютер.
Анерина промолчала. Ей было не до этого. Они вместе вышли из здания, оставив Джеймса с недоуменным взглядом. Ночь почти полностью вступила в свои права, небо быстро темнело, уже зажглись фонари и разноцветные огни рекламных вывесок. Если бы не азари рядом, Дмитрий бы отметил, что в такое время суток город смотрится красиво. Шли молча, каждый думал о своём. Начальница жила рядом, поэтому на месте оказались быстро.

- Проходи, - грустно произнесла она, показывая расположение комнат. – В гостиной посидим?
- Все равно, - Штайнер начал снимать ботинки.
Дима посмотрел как спешно удалилась азари на кухню, сам же пошёл мыть руки, параллельно оценивая добротную квартирку. Это была одна из люкс квартир, двух этажная, с ровными прохладными оттенками. Нежные голубые узоры на серебристом фоне украшали стены, пол был преимущественно из паркета серо-кремого цвета и приятно сочетался со стенами и белой мебелью. Мда уж, столько денег в пустоту... Дмитрий, к слову, деньги особо не тратил, остатки от уплаты налогов, еды и редких растрат на одежду, откладывал на свой банковский счёт. Так, за годы одинокой жизни он скопил приличную сумму. А так же Штайнер не понимал, зачем нужен большой дом, если живёшь один. Убирать муторно, служанка дорогое удовольствие. С этими мыслями он направился в гостиную, где начальница уже крутилась, накрывая стол. Дмитрия удивил голограммный камин, что дарил тепло и мог менять направление огня в зависимости от лёгкого ветерка. Даже сложно представить, что эта новая технология так быстро добралась до такой отдаленной пускай и хорошо освоенной колонии.

На удивление, сейчас трёп Анерины успокаивал, а лёгкое азарийское яблочное вино не воспринималось как алкоголь вовсе. Но Дмитрий в основном молчал. Постоянный анализ состояния азари помогал человеку не терять бдительность. Не хотелось оказаться в одной постели с ней. Ни при каких обстоятельствах. Огонь в камине все так же ровно горел, немного покачиваясь из-за включенного кондиционера. История ее подруги немного бесило, но можно было послушать, даже скорее нужно, когда выговариваются, им становиться легче.

Красивая подруга, училась вместе с Дэ'Лисс в университете, там же они вместе впервые опробовали плотские страсти. Одно время хотели завести ребёнка, потом все же отказались от идеи, считая, что молоды. Потом страсть остыла, но они остались хорошими подругами. Вместе переехали в эту колонию, часто общались и изредка даже обсуждали своих любовников и любовниц. От такой сопливой истории хотелось отгородиться и не слушать, но минимальное уважение к начальству все же присутствовало.

Дмитрий спросил, есть ли что покрепче. Алкоголь затуманит рассудок и можно будет спокойно расслабиться, настолько, насколько это возможно с азари, которая может совратить. Увы, Анерина не пила ничего крепче. На что Штайнер уже мысленно пристрелил себя. Это было сродни пытке, да ещё и изощрённой. Но человек знал, как можно отвлечься. Он вспоминал былое время, когда выполнял разного рода опасные задания. Вот было время...

Разговор плавно смещался от подруги к самой азари. Интересно, чего она хочет добиться? Впечатлить? У неё это уже не получиться. Хотя не уже, вообще. Дмитрий же просматривал время от времени на инструментрон. Все же слишком поздно возвращаться домой не хотелось.
- Тебе скучно? - спросила Дэ'Лисс.
Он посмотрел на неё. Не уж-то что-то задумала?
- На время посматриваю, обещал своему псу мяса купить, - плавно ушёл от ответа Штайнер.
- Знаешь, можно разнообразить этот вечер, а мясо можешь взять у меня, в холодильнике. Изысканное мясо ланеллы, - дева положила свою голову ему на плечо.
- Я не думаю, что мясо этого животного понравиться моему псу, - человек проигнорировал ее действие.
Ее рубашка была расстегнута на пару пуговиц и сейчас Штайнеру открывался неплохой вид с такого ракурса на женские прелести. Соблазнить, что ли решила? Не получиться у неё ничего. Возможно, она рассчитывала, что Дмитрию уже туманит голову алкоголь. Увы, расчёт был неправильным, не смотря на то, что он выпил больше, восприимчивость была ниже, чем у азари. "Голубые" любили пить очень лёгкие напитки, обычное человеческое вино большинству казалось чересчур крепким. Человеку вспомнился случай, из армейского прошлого. Сослуживец с кроганом устроили соревнование, кто больше выпьет. Естественно кроган побелил и сказал, что водка для него не более чем вода. Штайнер же вспомнил, что в ринколе чуть ли двести процентов алкоголя. Ринкол годился для всего: напалм, коктейль Молотова, топливо для старых машин с двигателем внутреннего сгорания, жидким химическим оружием, которое можно использовать против большинства биологических видов, кроме самих рептилий, что изобрели этот напиток. В общем, годился для всего, кроме питья. Поэтому не удивительно, что кроган перепил человека, и так же неудивительно, что человек может перепить азари.
- Хорошо... Тогда давай поиграем в игру. Доставай несколько бутылок, посоревнуемся кто кого перепьет.
- А может, поиграем в другую игру? - азари грустно провела пальцем по его плечу.
- Возможно, но только после моей, - Штайнер понимал риск, но если Анерина напьётся, то ее можно попробовать уложить спать и спокойно уйти домой.
- Знаешь… давай так просто посидим и помолчим? - Вдруг неожиданно выдала она.
Человек молчаливо кивнул. Этот вариант устраивал обоих куда больше. Сейчас они ушли в свои мысли, но… Дэ’Лисс было приятно, конечно, она ожидала большего, но и это успокаивало. Как ни крути. Человек смотрел на камин, эта бутафория могла быть вполне принята за настоящую, если бы не небольшая рябь. Языки пламени тоже были немного «неправильными», хотя смотреть на этот огонь можно было долго, совсем как на настоящий.

Дмитрий не знал, сколько времени прошло, не было желания смотреть на часы. Но ему, определённо, было уже пора. Анерина перед выходом любезно вручила кусок нежного мяса. Штайнер лишь про себя отметил, что псу этот кусок может не понравиться. Он вышел на улицу. Ночь одарила прохладным ветром. Звезды были необычайно яркими, спутника у планеты не было, поэтому небо смотрелось куда интереснее, нежели земное. Шаги гулко раздавались в тихих переулках. Отсутствие других прохожих не беспокоило Дмитрийя, он был уверен, что сможет за себя постоять.
- Так-так-так, я смотрю ты уже готов переспать с азари за кусок мяса. Что, денег не на еду хватает? - Раздалось где-то за спиной. Человек сразу узнал этот голос, он мог бы узнать его из сотни.
- Ты же знаешь, Родеон, что ничего не было, - Штайнер обернулся.
Казалось, этот его знакомый никогда не вылезал из военного комплексного костюма нового поколения. Даже его лица толком никогда не видели.
- Я-то знаю, но доказательств нет, - Родеон прислонился к стене.

Дмитрий припомнил, как познакомился с этим типом. Это было давно, в самом начале службы. Он ничем не отличался от остальных, ровно до тех пор, пока ему не доверили неплохой военный костюм специального назначения. Сослуживец был гением военной тактики и хорошо разбирался в анатомии многих рас, что помогало эффективно поражать цели. Сам он никогда разговоров не заводил, если спрашивали, отвечал односложно, оставаясь в тени социальной жизни. Но, ни одно из тех заданий, в которых им пришлось учувствовать вместе, не окончилось провалом. Потому, его хоть и недолюбливали, но уважали. Обоих скинули со счетов после той злополучной операции. На удивление, Штайнер так и не знал его настоящего имени, лишь эту кличку «Родеон».
- Скажи, зачем ты здесь? Хочешь начать карьеру наемника?
- Нет, просто я живу тут пока что. Но ты знаешь, что это ложь.
- Конечно, - человек знал это. Странно конечно, но они понимали друг друга с полуслова. Убить? Да легко. Зачистить территорию? Даже обмениваться жестами не надо. Но, это было там, на войне, не здесь, не на гражданке.
- Я лишь предлагаю свою помощь.
- Родеон, ксенофоб не значит инопланетный ненавистник.
- Подумай, здесь много этой грязи скопилось.
- Ты всегда боролся за идеалы человечества, почему же сейчас ты так низко пал?
- Ты сам знаешь, что это не низость и что ксенофилы, особенно азари хорошо навредят в дальнейшей перспективе человечеству.
- Ты был солдатом, но сейчас мы на гражданке, нет смысла затевать эту войну, - Дмитрий развернулся и продолжил свой путь домой.
- Ты же знаешь, что война была и будет! Война это мир! - Произнёс вдогонку Родеон.

Так и разошлись. Дома пес послушно ждал хозяина, а после его появления, выражал свою радость, но… мясо не понравилось. Выкидывать тоже было жалко, поэтому Штайнер решил отложить в холодильник, может, завтра приготовит что-то приемлемое.
- Не расстраивайся, друг мой, поешь пока корма, знаю, гадость, но что ж, ты сам отказался, - человек погладил своего питомца. А после того как накормил пса, отправился спать.

В эту ночь ему вновь снилась незнакомка. Он шел вместе с ней гулял по вечерним улицам просто так, бесцельно. Она была в маске, и Штайнеру каждый раз хотелось увидеть лицо. И каждый такой сон они заходили в переулок, где незнакомка снимала свою маску. Дмитрий замирал на секунду, глядя на неё. Светящиеся словно маленькие звезды глаза смотрели в ответ на него, а нежное молодое личико выдавало скромную улыбку. Это незнакомка не была человеком, но не была похожа и на турианку или азари... В полутьме улиц ее юное красивое лицо, с гладкой розово-фиолетрвой кожей, нельзя было разглядеть полностью, но очертания были четкими. Эта незнакомка прикрыла глаза и поцеловала Дмитрия. Секундное замешательство. Штайнер не знал что делать, но расстраивать ее не хотел, так что он жадно ответил страстным поцелуем вопреки своим ксенофобным настроениям. Не было отвращения, не было неприязни, но было что-то тёплое, романтическое, то забытое, что дарила когда-то жена, а именно сладкую и невинную любовь без намеки на пошлость. Инопланетянка одарила его вновь очаровательной улыбкой, неотразимой и незабываемой, на нее хотелось смотреть бесконечно...

Он проснулся. Три ночи. Несмотря на приятные ощущения от сна, Дмитрий считал его кошмаром. И довольно частым. Первый он увидел давно, через пару месяцев после развода. Почему же кошмар? В первую очередь сон ломал некоторые принципы, сложившиеся ещё в юношеском возрасте, когда отец променял семью на азари-стриптизершу. А этот сон грозил повторить горе, но на этот раз лично для него. Человек вяло поднялся с кровати и взял пачку сигарет. Дым всегда помогал успокоить и отвлечь от таких грязных и отвратительных мыслей. Штайнер вышел на балкон. Прохладный летний ветерок нежно ласкал заспанное лицо, помогая взбодриться. Единственный вопрос, который крутился у него - кто она? Он задавал этот вопрос раз за разом, каждую ночь, видя ее прекрасное лицо. Были разные догадки. Может это кварианка, а может его воображение "играло" и он видит несуществующую деву. Но тогда вставал вопрос, почему мозг так издевается? Не уж то показывает идеал? Бред, просто бред.

Один раз человек нарисовал ее. Просто для того что бы повесить на стену, смотреть и ненавидеть это лицо. Но... Пытаясь вызвать ненависть к рисунку, он лишь ненавидел себя за то, что хорошо ее нарисовал и просто не мог возненавидеть. Сладкий яд наполнил лёгкие, пытаясь избавить от страданий. Когда же закончится этот постоянный кошмар? Дмитрий мучил сигарету в руке. Может, она "пришла" в последний раз? Наивно так полагать, но Штайнер каждый раз надеялся, что больше не увидит этот сон, никогда.

Докурив, человек пошёл обратно в квартиру. Вновь посмотрел на рисунок на стене. На него смотрела красивая инопланетянка, хоть Штайнер и не старался рисовать. Смешанные чувства вновь возникли у человека. К черту, если этот рисунок доконает, он его просто выбросит. Усталость одолевала человека и он вновь уснул, на этот раз до утра и не видя никаких снов.
__________________________________
Ночь сгущалась над городком, но никто уже сильно не опасался за свою жизнь, прошел месяц, парочки и просто прохожие вновь спокойно гуляли по вечерам, несмотря на то, что убийца так и не был найден. Предполагали, что это была простая месть за что-то.

Азари одиноко шла по темному переулку, до дома оставалось совсем не много. Она даже не обратила внимание на странного человека, одетого в полную броню. Глаз мельком зацепился за него, и она вновь уставилась на дорогу. Но тёмный силуэт вскоре оказался совсем рядом. Не церемонясь, он воткнул мачете девушке в живот и резко повернув, вытащил, заляпывая тротуар кровью. Та попыталась кричать, но убийца лишь хмыкнул и ударил наотмашь с такой силой, что она сползла вниз, налетев на ближайшую стену.
-Что ж, у нас есть минут пятнадцать, пока желудочный сок не разъел тебе кишки, - произнес человек, доставая топор из-за спины, если бы не шлем, то с большой вероятностью можно было сказать, что человек ухмыльнулся.
- Прошу, не надо! Отпустите меня... не убивайте! - азари пыталась отползти, зажимая рану на животе.
- Не убедительно орешь, сука, - он замахнулся топором и смачно заехал ей по ступне. Раздался хруст костей, ступня почти разделилась на две части.
- А-А-А, - азари захлебнулась криком, - ПОЖАЛУЙСТААА ХВАТИТ!- ее руки сразу же подтянулись к ступне, будто это могло ослабить боль. Слезы уже во всю текли из глаз, боль была невыносимой.
- Ори сколько влезет,- произнес спокойно человек, пнув её по лицу. - Ксенофилам тут не место, особенно таким как ты! - Он резко "отодрал" топор от ее ступни.
Снова хлынула кровь, окрашивая всё вокруг синим. Рыдания не разжалобили маньяка, наоборот, раззадорили. Он замахнулся топором еше раз.
- НЕТ! - Прокричала азари сквозь слезы.
- Да, шлюха, да!- хохотнул человек нанося удар вдоль другой ноги. Топор застрял в колене, практически сломав кости. Резкая боль накатила с новой силой. Азари продолжила кричать и умолять отпустить.
- Не убедительно, сука! - Он схватил ее за гребень и мачете начал медленно резать щупальца. Человек знал, что это одно из самых чувствительных мест у азари. Раздался еще один истошный вопль, от боли она чуть не потеряла сознание. Отрезав все щупальца, воткнул мачете в грудь, меж ребер, разрывая лезвием легкое. Азари захрипела, хватая ртом воздух, легкое наполнялось кровью.
- Ну же! У нас осталось мало времени.
Он яростно выдрал большой нож и вновь ударил, на этот раз в живот, выше первой раны, и повел вниз, разрывая внутренности. Миллиметр за миллиметром, медленно и с наслаждением он опускал нож. Буквально вся улица была в синей крови. Азари уже охрипла, задыхалась и больше не могла кричать, она смотрела на маньяка умоляющим взглядом, в котором было полно боли и смирения со смертью.
- Признай, что твои грязные ксенофильские наклонности это полная низость.
- ДАаа,- бессильно, сквозь рев, прохрипела азари, глаза все так же смотрели на маньяка, прося закончить это.
- Ты насладилась мучениями достаточно, пришло время умереть, хорошо, что ты раскаялась в своей низости, - он выдрал нож, а следом и топор из ее тела, - теперь я подарю тебе смерть, не благодати, - он занес топор над ее головой... Это было последнее, что видела азари, через мгновение топор с хрустом проломил ей череп, разделяя голову практически на двое.
Просмотры: 257

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности