Спасение через уничтожение

Жанр: Ангст, Фантастика, Экшн (action), Философия Персонажи: Джефф Моро (Джокер), Дэвид Андерсон, Стивен Хакет, Джек Харпер (Призрак), Катализатор, м!Шепард, Предвестник Предупреждение: Смерть основного персонажа, Насилие

Битва со Жнецами началась на Земле, на ней же она и закончится. Капитан Шепард отправляется на финальный штурм канала, чтобы добраться до Цитадели.Но сможет ли он добраться до цели, если ему будет мешать Предвестник? А доберется, какова вероятность того, что там его никто не ожидает?

Яркий красный луч, уничтожающий корпуса челноков и рассекающий, как нож бумагу, броню «Мако» добрался до всех существ, которые пытались дойти до канала и перебраться на Цитадель, чтобы покончить с этой войной раз и навсегда. Одним за другим отряды, состоящие из пехотинцев Альянса и других рас, погибали, так и не добравшись до заветной цели: кто-то сгорел до пепла от луча Предвестника, на кого-то рухнули обломки челноков и истребителей турианцев, которые пытались отвлечь врага на себя, еще часть погибала от взрывов техники. Со стороны это выглядело чистым самоубийством и надеяться в этом сражений можно было только на удачу.
Шепард прошел множество сражений и повидал многое: сражение за Цитадель, захваченной Сареном и армией гетов, проход через ретранслятор Омега-4 и уничтожение родины Коллекционеров, встреча с Левиафаном и раскрытие истинных мотивов Жнецов, излечение кроганов от генофага и примирение гетов и кварианцев, чье противостояние длилось не одну сотню лет-на эти и другие события Шепард повлиял напрямую. И даже когда казалось, что все потеряно, капитан, своим невероятным упорством, железной волей, великолепным тактическим умом и нескончаемой жаждой к победе доказывал, что нет ничего невозможного. И поэтому именно в этот момент, когда все было поставлено на карту, ему было особенно тяжело. Страх потерять все и потерпеть поражение давал о себе знать еще сильней с каждой минутой приближения к каналу.
Пробираясь все ближе к цели, уклоняться от луча становилось все сложней и сложней. Предвестник чувствовал опасность, поэтому своим лучом он проводил линию напротив канала, тем самым никому не давая пройти к нему. Как только линия завершалась, он выстреливал лучом прицельно, стараясь зацепить как можно больше народу. Шепард ускорился и вместе с небольшим отрядом стал приближаться к каналу изо всех сил, пока Предвестник был занят другими. Капитану была противна возможность использовать кого-либо в качестве пушечного мяса, но он понимал, что на войне без жертв не бывает и что главная задача выживших-сделать так, чтобы принесенные жертвы не были напрасными.
К сожалению, выигранного времени не хватило, и Предвестник переключился на Шепарда и его новоиспеченный отряд. В этот раз Жнец не тратил время на прицеливание. Его беспорядочная стрельба замедлила ход солдатам. Те несчастные, кому удалось увернуться от прямого выстрела, попадали под взрывную волну. И если несколько минут назад в отряде было 6 человек, то сейчас осталось 2. Раненым возможности помочь не было, ведь укрываться за сгоревшими обломками техники бесполезно-одного выстрела было достаточно, чтобы укрытие для солдата стала его надгробием.
Положение ухудшалось с каждой секундой и времени на раздумья не было. Жнец прошелся красной линией рядом с каналом, не давая возможности подобраться к нему. Шепард едва ли не задел луч и чуть не рассыпался на атомы. Его напарнику повезло меньше-скорости человека оказалось недостаточно и солдат сгорел заживо настолько быстро, что даже закричать не успел. Увиденное на мгновение парализовало Шепарда, а когда Предвестник нацелился на него-последнего выжившего, он не стал больше уклоняться. Он стоял и смотрел в лицо своей смерти. Смерти, размером в гигантский небоскреб. И Жнец, накапливая энергию, собрался сделать последний выстрел.
Огромный, разрывающий на куски плоть и разрезающий напополам сталь сгусток энергий уже был готов уничтожить последнюю надежду всего живого-капитана Шепарда. Но неожиданный выстрел по Жнецу прервал зарядку оружия и слегка подкосил его. Увиденное поразило Шепарда, он оглянулся и увидел, как солдат, которого он уже посчитал погибшим, держит в руках «Черную Звезду», оружие мощной силы, способное уничтожить все вокруг большой взрывной волной.
-Задай этим ублюдкам жару, Шепард!
Шепард улыбнулся, отдал честь и, воспользовавшись моментом, направился к лучу как можно скорей. Выстрел, раздавшийся позади, говорил о том, что у капитана в запасе еще есть несколько секунд до того, как орудие перезарядится и придет в полную боевую готовность. От осознания этого факта Шепард почувствовал себя находящимся под большой дозой адреналина-сердце бешено колотилось, дыхание участилось, а бег ускорился до предела. Не в силах больше держать нахлынувшие эмоции Шепард закричал. Но закричал не от страха, а от бушующей ярости у него в груди. Настолько сильной, что кажется, будто она разорвет его на части, словно внутри него была бомба. Драгоценное время, данное ценой жизни солдата закончилось и только финальный прыжок, сделанный из последних сил, как тогда, на взрывающейся базе Коллекционеров, спасает капитана от карающего удара Предвестника. Попав в канал, Шепард с невероятной скоростью стал переноситься в Цитадель. Он снова испытал то ощущение, когда ретранслятор на Илосе перенес его и команду из одного места сражения в другое, в центр галактического сообщества, в место, где, казалось бы, все всегда спокойно, а во внутренней суматохе настолько легко затеряться, что о любой войне можно забыть. Здесь, в Цитадели, битва за всех обитателей Галактики не закончилась поражением Властелина, она закончится сейчас, когда удастся активировать Горн и уничтожить всех Жнецов.
Приземление выдалось не самым мягким. Если раньше Шепарду казалось, что в «Мако» посадка была довольно жесткая, то теперь, когда он словно пуля, выпавшая из обоймы пистолета, вылетел с канала и приземлился на металлический пол, рядом с терминалом, он понял, что приземляться в боевом транспорте не такая уж и страшная вещь. В конце концов, с ним случались вещи и пострашней, например, гибель в космосе от нехватки кислорода.
Шепард с трудом поднялся на ноги и разминал больное, после приземления тело. Вся энергия, так яро подгонявшая его к каналу, словно испарилась, а вместе с ней исчезла и невосприимчивость к боли. Он стал оглядываться по сторонам. Мощное чувство дежавю не покидало его во время лицезрения неприятного зрелища: разрушенные здания посольств, трупы, принадлежащие как войскам Жнецов, так и обычным людям. Все выглядело практически также, как в первой битве за Цитадель. ВИ Авина, появившаяся из терминала позади Шепарда, оповещала о том, что сейчас эту зону лучше покинуть. Шепард принялся искать оружие и подобрал пистолет, лежавший рядом с телом сотрудника СБЦ. Проверив запас термозарядов, он направился к лифту, оглядываясь по сторонам.
Включившаяся музыка во время подъема лифта помогла Шепарду немного сбросить напряжение. Он вспомнил, как Лиара рассказывала Рексу о том, что значит быть ученым-археологом, что ей бы хотелось поменьше взрывов и побольше возможностей для исследования наследия протеан. А Рексу казалась такая жизнь чрезвычайно скучной, и он говорил ей о том, что быть наемником куда интересней. Гаррус расспрашивал Тали о Паломничестве, а Эшли и Кайден ограничивались разговорами о службе. Удивительно, как простая музыка способна пробудить в человеке те воспоминания, которые на первый взгляд кажутся не столь важными. Вызвав одно воспоминание, сразу появляется следующее, и так, словно звенья цепочки, они скрепляются воедино и словно кино, прокручиваются в голове. Шепард не задумывался об этом, он просто наслаждался полученным моментом отдыха. Того драгоценного отдыха, которого ему так не хватало все эти годы с того задания на Иден Прайм, с которого все началось. Он ни о чем не сожалел, ведь у него появились не просто верные напарники и талантливые бойцы. Он обзавелся самой настоящей семьей, целостность которой не нарушит никто, даже Жнецы.
Пока он размышлял, лифт прибыл в пункт назначения-Башня Цитадели. Она разительно отличалась от того, что он видел ранее до атаки Жнецов. Искусственные сады, стоящие в центре Башни горели адским пламенем, трибуны, с которых простые граждане могли наблюдать за историческими решениями Совета, были полностью разрушены, а стены, казалось, были готовы растрескаться и рассыпаться от простого хлопка. Пройдя дальше, ближе к центру, Шепард заметил, как некоторые тела тащили Хранители, но куда именно, он не видел. Да и не было времени узнавать, так как он заметил кое-что очень подозрительное-у нескольких несчастных жертв были перерезаны горла. Этот прием не свойственен Жнецам, а значит здесь есть кто-то еще. Нужно быть предельно осторожным. Если здесь есть фантомы «Цербера», то напасть они могли в любой момент.
Шепард выставил пистолет вперед и замедлил свой ход, прислушиваясь к каждому шороху. Но из-за сумбура звуков, в котором перемешались треск горящих деревьев и травы, скрип железных балок, замыкающихся электропроводов, шаги Хранителей и свои собственные, Шепард не мог услышать что-либо подозрительного. Пройдя по лестнице вверх, он вновь вспомнил старые времена. Здесь его встретил капитан Андерсон, сообщивший ему о том, что слушание по делу о предательстве Сарена уже началось, а Удина демонстрирует полученные доказательства Совету. А дальше разоблачение, вступление в ряды СПЕКТРов и долгожданное признание человечества после долгих лет не доверительного, мягко говоря, отношения к нему. Обрывки воспоминаний воспроизводились в голове Шепарда, а позже представлялись перед ним так, словно он вернулся в прошлое. Все казалось таким реальным, что окружение Башни преобразилось и он больше не видел ее разрушенной. Даже самочувствие изменилось, исчезла усталость и напряжение и на их место пришли воодушевление, гордость, стремление показать себя. И в тоже время Шепарда не покидало ощущение того, что здесь что-то не так. Давящее чувство чего-то неестественного, напрягающего, в какой-то степени опасного ощущения разрасталось все сильней и сильней, постепенно вытесняя его из мира иллюзий в реальность.
-А я недооценил тебя, Шепард.
Эти слова окончательно привели Шепарда в чувство. Он увидел перед собой Призрака, тот смотрел прямо на него, а позади виднелась консоль, с помощью которой можно открыть Цитадель. Шепард не помнил того момента, как добрался сюда, он задумался. Этого Призрак не мог не заметить и решил этим воспользоваться.
-Я вижу тебя терзают сомнения по поводу того, что здесь происходит. Возможно, ты уже начинаешь понимать, что уничтожение Жнецов не сулит нам ничего хорошего-сказав это, Призрак сделал несколько шагов навстречу Шепарду-оглянись вокруг, Галактика почти разрушена! Неужели ты не понимаешь, что только контроль поможет нам победить!
-Нельзя контролировать такие силы-ответил Шепард, нацеливая пистолет на Призрака-что они тебе сказали? Что наобещали? Неужели ты думаешь, что они и вправду позволять тебе командовать?
-Перестань быть таким односторонним, Шепард. Неужели ты не воспринимаешь всю картину в целом? Человечеством движет страх перед неизведанным, но если бы оно не побороло свои страхи, то до сих пор осталось на Земле, боясь выйти в открытый космос. Кто знает, какие технологии могут дать нам Жнецы. Они позволят людям закрепить свои позиции среди других рас и тогда, с нами будут считаться как с равными.
-Разве вхождение в состав Совета не является признаком того, что с людьми уже считаются и уважают? Многие расы не добились того, чего смогли добиться мы.
-Они были просто вынуждены принять в свои ряды человека после того, что ты для них сделал, а сделал ты немало. Но для них, видимо, этого оказалось недостаточно, а иначе как объяснить то, что они отказывались поверить в твои предупреждения о Жнецах, даже после того, как на Цитадель напал космический корабль, технологии которого значительно опережают наши? Если нас уважают, как ты считаешь, то выходит, что и ценят. Тогда почему ни Совет, Ни Альянс не стали расследовать пропажи человеческих колоний и ничего не предпринимали против Коллекционеров? Только Цербер выступил в защиту людей. Мы сделали для него все, а для некоторых даже больше.
Шепард вспомнил, как в первый раз он пробудился в операционной, а за ним наблюдала Миранда. Она, вместе с большим количеством ученых Цербера, смогла вытащить его с того света и восстановить его в первозданном виде.
-Я делаю то, ради чего меня вернули. Я пытаюсь защитить человечество. Да, Цербер тоже это делал. И мог продолжать делать. Но то, что творится сейчас и что творите вы, перечеркивает все ваши предыдущие достижения. И мне кажется, что в этом виноват не ты, а Жнецы! Они контролируют тебя также, как контролировали Сарена! И сейчас ты всего лишь выполняешь их приказы, думая, что поступаешь во благо.
-Нет! Я знаю, что делаю! Ты можешь ругать мои методы, но ты не можешь оспорить тот факт, что они эффективны. Мир не сможет держаться на одном идеализме, Шепард. Кому-то приходится идти на жертвы, пачкать руки в крови ради светлого будущего.
-Оправдывая свои преступления ты становишься не лучше Жнецов, которые думают, что несут нам спасение через уничтожение. Тебе нужны их технологии лишь для того, чтобы взять власть в свои руки. Но пойми, они не дадут тебе такой возможности. Они просто истребят нас всех! Они заставляют нас убивать друг друга, разобщают и истребляют поодиночке. Но если мы объединимся, то сможем победить.
Шепард опустил пистолет и продолжил: «Я знаю, что в тебе еще остался тот человек, который действительно хотел защитить Галактику от Жнецов! И я надеюсь, что он меня услышит. Мне нужна его помощь! Прямо сейчас!»
Слова капитана подействовали на Призрака. Он ощутил в себе внутреннюю борьбу двух личностей: подконтрольной Жнецам и Джека Харпера, человека, который после гибели друзей переменил свои взгляды на жизнь и посвятил себя сохранению человечества любой ценой. Пусть он и перегибал палку, но он знал, что жертвы не будут напрасными. Пока Альянс занимался политикой и всячески пытался угодить Совету, Цербер исследовал, изучал и работал в интересах человечества. Но потом он вспомнил, как его армия атаковала Цитадель и была в шаге от того, чтобы совершить политический переворот, как по его приказу было совершенно нападение на академию Гриссома с целью похитить детей-биотиков, как он помешал Шепарду завладеть Катализатором, чтобы тот смог остановить Жнецов. Осознание того, что он натворил во время этой войны словно ушат холодной воды пробудило его. Он прикрыл свое лицо руками и молчал. Состояние беспомощности Призрак не ощущал вот уже много лет. Привыкший всегда все держать под контролем и думать на несколько ходов вперед глава Цербера неожиданно для себя понял, в какую ловушку угодил. Опустив руки, он спросил: «Шепард, твое сражение с Сареном закончилось также?».
Шепард был поражен, ведь он никогда не видел Призрака таким уязвимым как сейчас. «Все к этому вело, но оно может закончиться иначе. Борись с ними! Ты сильнее их, не да им себя сломать!». Капитан сделал шаг вперед.
-Они уже это сделали, Шепард-с усталостью ответил Призрак-причем весьма искусно. Я до сих пор слышу их голоса… они пытаются… я чувствую, что не контролирую себя, слишком поздно. Для меня все слишком поздно. Но не для тебя. Ты должен уйти отсюда, Шепард. Человечеству нужен лидер, который о нем позаботится. Я знаю, ты справишься с этим как никто другой.
После этих слов Призрак изменился. Его тело словно подменили, руки и ноги отказывались подчиняться, а рассудок постепенно затуманивался и возвращался во тьму, в такую холодную и тягучую, что кажется, ее можно потрогать. Во тьму, где нет ничего кроме голосов Жнецов, сводящих с ума. Призрак боролся с контролем как мог, но его сил оказалось недостаточно и его разум был обречен. Он смотрел на капитана таким взглядом, который говорил об одном-личность Призрака исчезла навсегда. Шепард уже был готов выстрелить, но ударная биотическая волна сбила его с ног. Обычным людям не свойственно владеть биотикой, этому нужно научиться и иметь в своем мозге имплантат. Но бывший глава Цербера воспользовался технологией Жнецов, чтобы улучшить себя, поэтому он имел ряд преимуществ перед обычными биотиками.
Не успев подняться на ноги, Шепард ощутил, как его тело сковало стазисом. Затем Призрак поднял капитана в воздух и со всей силой бросил его на пол. Если бы не броня, то от Шепарда осталось бы мокрое пятно. Щит взял часть удара на себя и смог спасти своего владельца от серьезных переломов. Но это был лишь один удар, второго такого костюм может не выдержать. Нужно срочно что-то предпринять. Обычно после использования одной способности уходит время на перезарядку и в этот момент биотики становятся уязвимыми. Призрак же использовал две своих способности, поэтому должна быть вероятность того, что ему нужно время для восстановления.
Попытка встать после такого падения отразилась болью, по ощущениям напоминающую столкновение крепкого крогана и хрупкого, по сравнению с ним, человека. Но Шепард знал, что если сейчас он сдастся, то весь пройденный им путь окажется напрасным. Он поднялся, слегка покачиваясь и обнаружил, что Призрак не обращает на него внимание и уже стоит возле консоли и набирает команды на открытие Цитадели. Станция медленно раскрывалась, открывая вид на безграничный космос. Шепард сделал несколько шагов и выстрелил. Все 5 пуль достигли цели, но не убили ее. На месте ран выступила кровь, однако это лишь разозлило Призрака. Он вновь воспользовался биотикой и притянул Шепарда к себе. Словно невидимая рука сдавливала горло и с каждой секундой удушение становилось все сильней и сильней. Тело капитана взмыло вверх, он попытался прицелиться, но легким движением руки Призрак выбил у него оружие. Положение оказалось безвыходным.
Шепард чувствовал, как силы покидают его: в глазах темнеет, запас воздуха в легких стремительно заканчивался. Он услышал у себя в голове голос Предвестника: "Ты потерпел неудачу, Шепард. Цикл продолжится несмотря на все твои старания." Капитан ничего не мог сделать, он чувствовал приближение своей смерти. Сознание затуманивалось и превращалось в темноту. Образы родителей, друзей и его возлюбленной Лиары исчезали один за другим. Тягучая тьма и пронизывающий холод-такими были признаки Одурманивания, но подчинять капитана уже незачем, а значит это смерть. Шедшая по пятам за Шепардом на протяжении более 3 лет, с момента нападения батарианцев на Эллизиум и прилета на Иден Прайм до финального сражения здесь, на Цитадели. Она терпеливо ждала своего часа, и, похоже, дождалась.
Призрак уже предвкушал победу, как вдруг его тело словно нанизали на копье. Он опустил взгляд вниз и обнаружил, что оказался проткнутым лезвием уни-инструментрона. Призрак закричал, но не обычным криком. Эта была смесь живой человеческой боли и холодного, электронного и от этого еще более жуткого металлического голоса, впервые познавшего боль. Это отвлекло Призрака и его биотика перестала функционировать. Шепард, словно игрушка, отпущенная ребенком, рухнул на пол. Сквозь замутненный вид он с трудом разглядел фигуру, стоящую позади Призрака. Это был адмирал Андерсон, которого он считал погибшим на пути к каналу. Он хотел встать, но тело словно отказывалось подчиняться. Боль была невыносимая, помочь другу капитан не мог при всем желании. Требовалось длительное время, чтобы восстановиться. Шепард с трудом включил подачу панацелина, в надежде, что она заработает.
Призрак потерял много крови и будь он человеком-лежать бы ему уже мертвым. Но Призрак лишь оболочка, которой завладел Предвестник, поэтому у него еще остались силы. Он ударил Андерсона по ноге и сломал ему колено. Адмирал закричал от дикой боли и упал. Призрак, из которого кровь лилась ручьями, а тело было разрезано практически напополам, принялся избивать Андерсона со страшной силой. Он сломал ему нос, схватил и бросил на пол так сильно, что сломал ему 3 ребра. Каждый вздох давался адмиралу очень тяжело. С трудом открыв глаза, он увидел устрашающее зрелище: лицо Призрака, испещренное проводками словно лицо хаска, излучало сильнейшую ненависть, из ран были заметны импланты, окровавленные и искрящиеся. Если бы в будущем существовал свой Дьявол, то выглядел бы он именно так. Андерсон приготовился к решающему удару и закрыл глаза.
Неожиданно раздался пронзительный, полный ярости крик. Адмирал открыл глаза и увидел Шепарда, схватившего Призрака за голову. Капитан попал лезвием в рану, сделанную Андерсоном и сделал резкое движение острием в сторону. Верхняя часть тела Призрака осталась в руках Шепарда, а нижняя уже лежала. Чтобы добить наверняка, Шепард провел лезвием по горлу и отрезал голову. Он посмотрел на нее и холодный, мертвый взгляд убедил его в том, что с Призраком покончено. Ему понадобилось время, чтобы прийти в себя после такого. Интенсивно дыша, он пытался сбросить нервное напряжение и постепенно капитан возвращал себе ясность ума. Шепард отбросил ее и присел рядом с Андерсоном, приподняв его.
-Адмирал...мы справились.
-Я знаю, Шепард...ты справился...ты всегда справляешься...
Андерсон раскашлялся, он посмотрел на капитана.
-Иди, заверши начатое, Шепард, покончи с этой войной...
-Вместе, сэр, мы закончим это вместе.
-Нет, Шепард, я не смогу... я уже отвоевал свое.
Шепард осмотрел адмирала. Он понимал, что Андерсону оставалось жить всего несколько минут, до прибытия медперсонала он точно не дотянет, а последний запас панацилина он истратил на себя, чтобы помочь. Чувство собственного бессилия угнетало его. Андерсон заметил это.
-Шепард, чтобы тебя не терзало, не кори себя, ты все правильно сделал.
Он посмотрел вперед, в сторону, где всегда во время заседаний появлялись члены Совета, а позади них открывался вид на безграничный космос. Адмирал усмехнулся:
-Отличный вид.
-Мы заняли лучшие места.
-Боже...ощущение, будто целую вечность не отдыхал.
-Вы заслужили отдых, сэр.
-Да... я ... просто... хочу сказать, что горжусь тобой, сынок. Я ... очень горжусь.
Это были последние слова Андерсона. Шепард надеялся услышать еще что-нибудь, но сколько бы он не ждал, в ответ следовала тишина. Он аккуратно положил адмирала и отправился к консоли. Капитан почувствовал, будто его лишили чего-то важного, необъяснимо важного. Он знал Андерсона не один год и за все это время они успели стать хорошими друзьями. А ведь впереди у старого солдата были планы: посмотреть на обновленный после войны Лондон, завести наконец семью, уйти в отставку и насладиться всеми прелестями жизни на гражданке. Но всему этому уже не бывать. Кали Сандерс, которой адмирал дал слово беречь себя, потеряла своего старого друга. Пережить первое военное столкновение людей и инопланетной расы, быть первым кандидатом в СПЕКТРы, руководить новейшим кораблем, способным быть очень быстрым и невидимым для радаров-Андерсону было бы что рассказать своим детям, которых он так и не оставил после себя из-за этой войны и постоянного нахождения на службе.
Шепард чувствовал, как силы покидают его. Как весь его энтузиазм постепенно исчезает, а огонь, разжигавший в его сослуживцах жажду к победе, угасает. Уставший морально и физически, он с трудом направлялся к консоли. Дойдя до нее, Шепард подключился к каналу связи с Нормандией. Он очень надеялся, что им удалось уцелеть во время высадки Шепарда к каналу, когда он отправился туда в одиночку, а своей команде дал приказ уходить. «Я твоя»-слова, которые он слышал от Лиары, прозвучали в его голове так, словно его возлюбленная произносит их вживую. Мысли о том, что это могли быть ее последние слова капитан гнал прочь. Наконец, когда связь была установлена, он спросил:
-Это Шепард, меня кто-нибудь слышит?
Сообщение от капитана с Цитадели произвело эффект разорвавшейся бомбы. Весь экипаж всполошился, словно победа над Жнецами уже свершилась. Джокер, забыв о своей болезни, вскочил на своем кресле. Он связался с капитаном.
-Шепард! Это правда ты, черт побери?! Скажи, что это ты, а не попытка этих кальмароподобных Жнецов одурачить старину Джокера?!
Радостный и удивленный голос пилота Нормандии успокоил капитана.
-Коктейль с зонтиком в том французском ресторане помнишь, Джокер-усмехнулся Шепард, - после победы организую два таких же.
Джокер рассмеялся таким смехом, каким он смеялся, когда СУЗИ заставляла его танцевать: звонким, живым, заразным. Это приободрило Шепарда и придало ему сил.
-Соединишь меня с Хакетом-спросил Шепард, чувствуя, что Джокер долго еще будет смеяться.
-Конечно, капитан. И еще, я безумно рад, что ты цел.
-Взаимно, Джокер.
Последовала звуковая последовательность набора символов.
-Хакет на связи.
-Адмирал, Цитадель готова к присоединению Горна.
-Вижу, капитан. Горн уже вовсю приближается. Мы обеспечили его надежной охраной до тех пор, пока он не будет полностью готов к использованию. Кстати, почему вы так долго не выходили на связь?
-Я был здесь не один. Призрак появился раньше. Он хотел остановить меня и ему это бы это удалось, если бы не адмирал Андерсон. Он погиб, как и Призрак.
-Шепард, я скорблю о вашей утрате. Адмирал Дэвид Андерсон был хорошим солдатом и другом. Но сейчас не время сдаваться. Держитесь, мы уже почти закончили эту войну, остался один решающий шаг. И когда он будет исполнен, мы сможем почтить память погибших.
-Так точно, сэр. Шепард, конец связи.
Присоединение Горна к Цитадели произошло быстро, без посторонней помощи. Операция завершилась тогда, когда на консоли Шепард заметил загоревшуюся кнопку связи. Нажав на нее, в центре башни появилась гигантская голограмма, образ которой был совершенно нечетким. В ней можно было углядеть черты протеанской расы, но строение рук и ног напоминало скорее турианца. Судя по тому, как голограмма периодически обрывалась можно предположить, что ей несколько тысяч лет.
-Кто ты? -спросил Шепард, не дожидаясь, когда голограмма начнет разговор.
-Я-ВИ Катализатора.
-Какова твоя задача?
-Моей задачей является решение извечного конфликта создателей и машин, органической и синтетической жизни, порядка и хаоса.
-О каком конфликте ты говоришь? Причем здесь Жнецы?
-Творение всегда восстает против своего создателя. Это было неизбежно. Древняя раса, создавшая меня, понимала это, поэтому решила создать Искусственный Интеллект, который бы решил эту проблему. Он не нашел иного выхода, кроме как поглощать знания развитых цивилизации и давать развиваться более молодым. Именно так появились Жнецы. Но такой способ не помог достичь желаемого результата, поэтому раз за разом, цикл за циклом, Жнецы поглощают органическую жизнь в надежде найти то, что поможет остановить войну между машинами и органиками.
-Древняя раса… Ты говоришь о Левиафанах?
-Да, как вы уже могли понять, именно по их образу и подобию были созданы Жнецы. По образу тех, кого они пожинали первыми.
-Но если видно, что этот способ не работает, то почему бы не попытаться найти другое решение?
-Не совсем верно. Мы не дает органикам полностью уничтожить машин и наоборот. Уничтожая развитую цивилизацию, мы даем развиться более молодой. Циклы будут продолжаться, пока не будет альтернативы.
-Но разве ты не видишь, что этот цикл особенный? Синтетики и органики могут жить в мире. Уже сейчас, сражаясь плечом к плечу они уже воюют против общего врага-Жнецов. Разве это не повод остановить жатву?
Сказанное Шепардом заставило голограмму внимательно пересмотреть свои программы и задачи и сопоставить с тем, что сейчас происходит в этом цикле. После нескольких минут молчания ВИ ответил:
-Решение найдено. Необходимость в Жнецах отсутствует. Мы прекращаем свое функционирование. Но прежде, мы бы хотели поделиться с вами нечто ценным. Как с первым органиком, который сейчас стоит здесь и донес до наследия древних цивилизаций истину.
-Что же это?
-Это опыт прошлых поколений. Все их знания, труды, большая часть которых не смогла дойти до вашего цикла, а малая часть сохранилась в виде ретрансляторов и Цитадели. Обладающий этими знаниями становится подобен Богу.
Шепард долго обдумывал полученную информацию. Обладать всеми знаниями, практически сделавшими нынешнюю Галактику такой, какой она является сейчас-слишком заманчивое предложение, чтобы от него отказываться, но и подумать есть над чем.
-Так просто? Ты предлагаешь такую силу мне? Разве я достоин ее?
-Думаю, тот факт, что вы смогли зайти так далеко уже говорит о том, что вы достойны обладать такими знаниями. Вы вольны распоряжаться ею, как угодно.
-А я могу отказаться от всего этого?
-Можете, но я советую хорошо все обдумать, капитан. Взвесьте все «за» и «против», чтобы в последствии вы не пожалели о своем выборе.
Пожалуй, одно из самых тяжелых решений, которых когда-либо приходилось принимать Шепарду. С одной стороны-целый опыт Галактики, неограниченные знания, правильное применение которых позволит достигнуть небывалых высот его работы. Сколько жизней можно будет сберечь в дальнейшем, сколько смертей избежать. Но с другой стороны-был велик соблазн использовать полученную силу в корыстных целях. Шепард вспомнил Призрака, изначально сражавшегося за человечество, а под конец чуть не уничтожившего его окончательно.
Шепард уже был готов вынести решение, но потом он подумал о том, что Призрак всегда действовал в одиночку. Не в плане ресурсов-людей и денег ему хватало сполна. У него не было людей, которым он мог по-настоящему доверять, лишь солдаты, слепо выполнявшие приказы; не было друзей, готовых прийти на помощь в трудную минуту-лишь деловые партнеры, помогавшие тогда, когда им это сулило выгоду. Не было семьи, которая могла бы поддержать и направить на истинный путь. И не смотря на всю его силу и влияние-он пал под натиском Жнецов, сбился со своей цели, сменил свои принципы. А Шепард был противоположностью Призраку. Он не шел на лишние жертвы. Верил в дипломатию, умел искать подход к собеседнику без применения насилия. Но самое главное-у него есть друзья, которые всегда помогут и поддержат. В голове промелькнули образы тех, кого уже нет в живых и тех, кто еще здесь и ждет возвращения своего капитана. Он вспомнил о Лиаре, о девушке, ради которой стоит изменить этот мир к лучшему. Шепард принял решение. Он сделал шаг вперед и ответил:
-Я готов.
После этих слов тело Шепарда взмыло вверх, руки развело в стороны, а тело отказалось подчиняться. ВИ стал передавать знания напрямую, в мозг капитана, как это делали протеанские маяки. Обрывки, фрагменты, коды, чертежи, карты, письмена, звездные скопления, картинки, буквы, цифры-все они сменяли друг друга с неисчисляемой скоростью. Пытаться разглядеть ходя бы один элемент подробно при смене информации со световой скоростью бесполезно. Несколько минут ушло на передачу всех знаний. После такой процедуры Шепарду понадобилось время чтобы прийти в себя. Но он уже ощущал себя совсем по-другому. Словно, его тело подменили. Прежняя усталость и боль исчезли. На их место пришло обновленное состояние, лучшее, совершенное. ВИ прервал молчание:
-Постепенно вы увидите все полученные знания более четко и сможете разобрать, что каждый из них означает. Советую вам покинуть данную территорию, так как включение команды на уничтожение может серьезно разрушить это помещение.
-Вы исчезните?
-Да, моя программа сотрется с компьютера Цитадели, а Жнецы, потеряв управление, отключатся.
Внезапно одна из балок, державших балконы с левой стороны от консоли, рухнула на платформу с консолью. Шепард смог увернуться, но на том месте образовался провал, перепрыгивать через который бесполезно. Но тем не менее, это был единственный выход отсюда, а значит деваться было некуда. Шепард разогнался что есть силы и прыгнул как можно выше. Каково же было его удивление, когда он обнаружил себя летящим на высоте около 3 метров над платформой. Не рассчитав силы, он приземлился немного жестче, чем обычно и продолжил бежать. Обломки падали в опасной близости от капитана, поэтому приходилось совершать различные маневры, ибо бег по прямой означал неминуемую гибель. Над лифтом свисал кусок стены, готовый вот-вот упасть и перегородить путь. Открыв лифт с помощью инструметрона, Шепард в подкате залетел в кабинку и сразу же закрыл дверь. Включив связь, он попытался связаться с Нормандией:
-Нормандия, это капитан Шепард. Я направляюсь к ангарам, док 34. Буду ждать вас там. Конец связи.
Оставалось надеяться на то, что команда получила сообщение. Неожиданно для себя, капитан обнаружил, что шумы прекратились. Видимо, лифт увез его далеко за пределы Башни. Шепард расслабился и стал ждать прибытия в ангар. Ему ни терпелось узнать, что же произошло.
Сменившийся вид дверей лифта на пустой ангар без единого корабля и техников, обслуживающих их, поразил его. Он казался таким большим, что можно было вместить сюда парочку крейсеров. Хотя на самом деле он годился на содержания фрегатов да истребителей. Но вот Шепард заметил одну очень важную деталь-в космосе прекратились бои кораблей Альянса и рас-союзников против Жнецов. Вместо этого он видел, как один из немногочисленных выживших флотов мобилизуется для дальнейших указаний. Шепард помнил еще перед приземлением на Землю, как на ее орбите было жарко. Протиснуться сквозь армаду Жнецов было очень трудной задачей. Но сейчас, видя, что все в порядке, Шепард улыбнулся. Он почувствовал себя свободней, словно сбросив с себя тяжкую ношу. Пройдясь немного дальше и вдохнув полной грудью, он ощутил каждой частичкой своего тела прикосновение легкого ветра. Он закрыл глаза и представил, какие перемены его ждут и сколько работы еще предстоит сделать. Восстановить разрушенную Жнецами цивилизацию задача не из легких, но после победы над ними она не казалась ему тяжелой. Неожиданно ему в глаза ударил свет, он приоткрыл их и сквозь размытый силуэт разглядел знакомые до боли черты Нормандии. Широко улыбнувшись, Шепард направился навстречу своему кораблю, своей команде, своей любимой. Помнится, Джокер как-то спросил: «Ну что, Жнецы, наконец-то, уничтожены, а Галактика может спать спокойно?». И тогда капитану пришлось не согласиться с этим, но сейчас, спустя столько времени тяжелой войны Шепард мог ответить: «Да, Галактика может спать спокойно».
Просмотры: 82

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности