Сказка о хранителях. Глава первая, в которой шаттл разбивается, а Сид и Мышь очень хотят пить.

Автор: Ilostana
Персонажи: человек/кварианка
Жанр: джен, экшн, романтика, приключения
Предупреждения: PG-13 , AU (!)
Аннотация: История о том, как одно внезапное несчастье открыло двери в новый, удивительный мир, где незаметные жители Цитадели стали вдруг теми, кого пришлось заметить. История о любви и предательстве, о трудном выборе между народом и человеком и о том, почему же все-таки хранители носят свои рюкзачки...
Большая благодарность за помощь в написании Росе.
Дорогие читатели, обращаю ваше внимание, что это AU, а еще это сказка, поэтому ничего нет удивительного, что здесь вы, возможно, встретите не совсем то, что ожидаете.
Статус: в процессе

Автор: Ilostana
Персонажи: человек/кварианка
Жанр: джен, экшн, романтика, приключения
Предупреждения: PG-13 , AU (!)
Аннотация: История о том, как одно внезапное несчастье открыло двери в новый, удивительный мир, где незаметные жители Цитадели стали вдруг теми, кого пришлось заметить. История о любви и предательстве, о трудном выборе между народом и человеком и о том, почему же все-таки хранители носят свои рюкзачки...
Большая благодарность за помощь в написании Росе.
Дорогие читатели, обращаю ваше внимание, что это AU, а еще это сказка, поэтому ничего нет удивительного, что здесь вы, возможно, встретите не совсем то, что ожидаете.
Статус: в процессе



Все сказки начинаются с волшебных слов “жили-были”. Или “однажды, давным давно в одном прекрасном королевстве”. Или, на худой конец, “в далекой-далекой галактике”. Но не в этот раз. В этот раз сказка началась не с самого лучшего дня жизни героев, она началась лишь в тот миг, когда у них осталось лишь одно - надежда. А как известно, надежда - это самый главный катализатор чудес.


***

Холодные лучи Шедара почти ослепляли. Время замерло, бесконечная кривая условной дороги вела в никуда. И это правильно. Так и должно быть.
Он молчал. Она молчала тоже. Сид слышал лишь, как скрипели ремни на ее скафандре, да постукивал прицел винтовки о заклепки на плече. При желании он мог бы обернуться и разглядеть россыпь маленьких трещин в стекле ее шлема, мог бы даже провести ладонью по руке, туго обтянутой в перчатку или просто прижать ее к себе сильно-сильно и погладить по спине. Нет, даже не надеясь на взаимность. Просто прижать ее, чтобы почувствовать себя не так одиноко, чтобы представить хотя бы на несколько секунд, что все решится благополучно.

- Пить… как же хочется пить, - она пробормотала это тихо, явно не желая просить его или жаловаться. Просто прошипеть эти слова хотелось так же отчаянно, как и почувствовать прохладу воды на пересохших губах. Или не прохладу - нет, пусть это будет затхлая вода с зеленцой и привкусом отстойника. Пусть в ней кучами будут кишеть бактерии и вирусы, а, может, что и похуже, но самое важное – это будет вода, теплая или почти горячая, но вода.

- Дотянем до той дюны, а там видно будет, - парень не обернулся. Просто не хотел видеть поникших ее плеч, или потускневший от пыли значок на скафандре (“Единожды поступив по совести – вы спасаете Галактику”) и потухшие глаза. Это демотивировало бы куда сильнее, чем осознание, что шаттл разбился почти сорок пять часов назад; бредут они уже почти десять в поисках не то чтобы какого-нибудь лагеря ученых - на это надежды почти никакой - а хотя бы силясь обойти эту пустыню и найти воды или какой-никакой еды.

- Кила, Сид, - она рассмеялась хрипло и очень безнадежно, но даже как будто весело. – Не найти нам ни хрена.

Они помолчали еще немного, прислушиваясь к шуршанию песка под ногами и постукиванию прикладов.

- Я сейчас вспоминаю, сколько гребаной воды я вылил на себя в душе корабля за прошедшие годы, и мне становится дурно.

Кварианка засмеялась в ответ и даже как-то приободрилась: где-то там их корабль, их друзья, и они точно будут их разыскивать и, конечно же, найдут.

- А все-таки хреновый из тебя пилот, Мышка, - Сид утер рукой пот со лба и остановился – впереди белел хребет дюны, мелко рябящий в поднимающихся от песка раскалённых потоках воздуха, что упрямо никак не мог приблизиться к ним хоть на миллиметр.

- Иди лесом, - она ответила это, очевидно, улыбаясь из последних сил. Никому не хотелось говорить, что движок (еще с позавчерашнего утра барахливший, но будто бы проверенный Найро с пяток раз) взорвался очень уж красочно и дико вовремя, а система связи оборвалась в тот же момент, стоило им открепиться от корабля и приблизиться к поверхности планеты. И ни один из них не хотел бы произносить такое червивое словечко как «подстава». – Я первоклассный пилот.

- Рассказывай… - он прохрипел это, а потом закашлялся – от поднявшегося ветра в рот ему набилась куча мелкого противного песка. Теперь уж Сид выскребал из глаз и носа песчинки, а затем резво обернулся: смерч, сначала такой безобидный и ласковый, как пушистый щенок сенбернара, вдруг разозлился и опутал его фигуру длинными зернистыми руками, словно хотел проглотить, подзадоривал и лишал зрения. Некоторое время он стоял столбом, прислушиваясь к завываниям и соображая, а потом дернулся.

- Мышка! – Сид выхватил ладонь кварианки среди высоких теней и буйства ветра, а сообразив, что происходит, ловко принялся нахлобучивать себе шлем на голову. Мышь что-то кричала, только разобрать все никак не получалось – слышался лишь пыжачий писк, и сразу становилось ясно, откуда у нее такое прозвище. От проклятого ветра скрыться уж было почти невероятно, и видеть он не мог даже света Шедара, только чувствовал, как стремительно оттолкнула его руки Мышка, сама, по-видимому, помогая скрепить застежки на его скафандре. Он согнулся еще ниже, чертыхаясь про себя, и как в замедленной съемке прилаживал свой шлем, полный того же демонова песка.

- Дай мне руку! - он просипел это в микро, надеясь, что связь не подведет хоть на этот раз, но безрезультатно. Сид инстинктивно сделал шаг в сторону кварианки, которую, к слову, уже и не видел и даже не догадывался, где она; нащупал в пелене песка ее невысокую фигуру и сгреб в объятия – на этот раз просто, чтобы выжить, а не потому, что ему уж очень этого хотелось.

***

Не сказать, что он рассчитывал очнуться в своей каюте от негромких похрюкиваний соседа-волуса – это было бы слишком шикарно, учитывая даже тот факт, что еще пару дней назад он просто проклинал это свистящее дыхание. Не то, чтобы он надеялся очнуться в своей комнате в доме родителей от шума прибоя, что доносился бы из открытых настежь окон – мама всегда открывала их, когда пекла пироги с тмином и хотела, чтобы в гости прибежали соседи на чай. Не то, чтобы он вообще надеялся проснуться. Тут ведь такое дело – не часто в принципе кто-то может проснуться после безжалостного песчаного урагана. Особенно, если он к нему не был готов.

Но Сид очнулся. И не просто очнулся, а даже повел плечами-ногами-руками-шеей и ощутил, что силами неизвестных местных богов ничего не сломал и не повредил. И даже удержал Мышку в объятиях.

- Ты цела? – он аккуратно стряхнул с ее плеч песок и только тогда осознал, что все еще в шлеме с неработающей связью. Непослушные пальцы никак не хотели откреплять зажим и разгерметизировать скафандр. Сид провел по песочным губам своим песочным языком и занервничал: Мышка валялась все так же, ничуть не подавая признаков жизни.

- Черт бы тебя подрал! – прокаркал он и, наконец, снял шлем. – Мышка?

Кварианка свела брови на переносице и сморщила нос – ей снились космические дали, а этот демон не давал ей спокойно поспать.

- Иди лесом, Сид, - голосок ее и так всегда тихий, на сей раз показался ему просто отвратительно неслышным.

- Что? – он наклонился прямо к стеклу ее шлема, стараясь разглядеть лицо, а руками уперся в землю, отчего ладони его почти по локоть утонули в пылающем песке. – Ты жива? Все в порядке?

Она тряхнула головой, приподнимаясь и снова почти проваливаясь в песок. В поисках равновесия рукой ухватилась за плечо Сида и, наконец, аккуратно села.

- Я нормально, - она лихорадочно провела рукой по скафандру, проверяя цельность, и вдруг зашипела. – Где? Где, мать ее, снайперка?

- Демон! – Сид подался вперед, выискивая свой дробовик, наткнулся на него и с облегчением выдохнул. – Мой на месте…

- Да мне параллельно, на месте ли твой! Где моя снайперка?! – Мышка принялась раскапывать песок руками, отчаянно рылась в нем, похоже, надеясь, что вот-вот знакомая рукоять выглянет из земли как шляпка гриба. – Да чтоб тебя…

Сид тяжело поднялся и принялся отряхиваться – смотреть, куда их отнесло ветром, совершенно не хотелось, да и выслушивать изобретательные ругательства Мышки тоже. Шедар светил в спину.

- Поднимайся и пошли, - он попытался сплюнуть песок, да только у него мало что получилось – во рту совсем пересохло, и песчинки просто застревали на языке и зубах и теперь просто премерзко поскрипывали, стоило ему сжать челюсть.

- Бош`тет! Я не сдвинусь с места, пока мы не найдем снайперку, Сид! - Мышка ударила кулаком по земле и нервно задышала - человек слышал это очень отчетливо.

- Мышка, - он оглянулся на ее согбенную фигуру и наклонился за ней следом. - Мы не можем так сидеть тут. Нужно найти воду и связаться... связаться с кораблем.

Она угрюмо кивнула и поднялась на ноги.

- Без снайперки от меня мало толку, если что-то произойдет... - продолжать она не стала, а Сид и не мог ничего ей отвечать.

- У скал может быть вода, - еле двигая языком, предположила Мышь. Она приподняла голову, разглядывая небо без единой тучки, и прикидывала, как далеко их занесло.

Ноги утопали в песке, передвигать их было безумно тяжко, и всех лет тренировок не хватало, чтобы поддерживать бодрый ритм и идти вперед. Сид тяжело дышал, от нечего делать, собирая и разбирая перочинный ножик, и снова не оглядывался назад: там плелась Мышь, склонив голову, и считала шаги. Примерно на тысяча сороковом идти стало слегка легче. А на тысяча восемьсот двадцатом она даже приподняла голову.

- Шедар садится... - голос Сида был таким хриплым, что разобрать слова казалось просто невозможно. Но она поняла - она всегда понимала его с полуслова. Так уж повелось, что почти десять лет в постоянно меняющемся составе корабля они всегда оставались рядом. Ну, и собственно, понимание стало частью их самих.

- Скоро дойдем? - выдохнула кварианка, и вместо ответа мужчина махнул рукой. Мышь подняла голову: до горной гряды оставалось всего ничего, но главное - впереди была благодатная тень и, скорее всего, вода.

Она осознавала, что ей куда легче: защитный скафандр на этой жаре постоянно пускал в ход систему очистки, а вот Сид таким удовольствием похвастаться не мог - скафандр, более подходящий для боевых действий и коротких перебежек, здесь был абсолютно бесполезен. Шаги Сида, шаркающие, как у ходячего мертвеца, становились все медленнее и медленнее, пока в один момент он вообще не остановился. Мышь тупо смотрела на него несколько мгновений, силясь понять причину промедления, а потом все внезапно поняла, стоило человеку рухнуть на песок подобно кулю с рисом.

- Сид! - она выдохнула это и подхватила его за плечи. Его раскрасневшееся лицо неприятно опухло, мокрые волосы прилипли ко лбу, а губы страшно потрескались. - Сид...

Она потрепала его по щекам, приводя в чувство, но это не особо помогло.

- Бош'тет, Сид! Вставай... - она подтянула его на себя, скорее заставляя подняться, нежели помогая. Подхватила под плечо, и Сид почти повис на ней - тот едва держался на ногах, всем телом опираясь на Мышь. - Клянусь предками, ты поплатишься мне за это, Сид... Тысяча девятьсот тридцать восемь... Тысяча девятьсот тридцать девять...

- Мышка...

- Заткнись, Сид... и хоть чуть-чуть передвигай... ноги, ты тяжелый до ужаса! - она с усилием сделала пару шагов, подпихнула его плечом и ойкнула, когда приклад его дробовика пребольно ударил ее по колену. - И не молчи, Сид!

- Язык... больно... - он тряхнул головой и из последних сил принялся шаркать по песку. - Мышка...

Кваринка активировала омни, про себя проклиная все на свете и, рискуя перегрузить систему, усилила циркуляцию охлаждения по трубкам скафандра.

- Что тебе? - от напряжения лоб ее покрывался испариной и тут же высыхал, не смея сопротивляться системе очистки. "Кила, как же хочется пить..."
Сид хлопнул себя по щеке, еще раз и еще, пока глаза его не сфокусировались, а затем просто нагнулся, руками оперевшись о колени и долго моргал - в голове все никак не хотело проясняться.

- Мышка, - просипел он, приподняв глаза на смутную на фоне заходящего солнца фигуру кварианки. - Ты в курсе, что я даже не знаю твоего... твоего настоящего имени?

Если он мог видеть сквозь стекло ее шлема, то наверняка заметил, как удивленно вскинула она брови. Но только видеть он мог лишь тяжело вздымающуюся ее грудь и устало повисшие, как прутья ивы, руки.

- Мое настоящее имя? - чуть помедлив, переспросила она.

Он кивнул и выпрямился, вздернув подбородок к небу, а ослабевшими, дрожащими пальцами придерживал шлем. Мышка нервно дернула плечом, словно позабыв о жаре и пустыне, словно этот вопрос сейчас был куда важнее их жизней. Кварианка смотрела в мутнеющие с каждой секундой глаза Сида, пока тот не провалился во тьму. Последнее, что тот ощутил, было разочарование, что в тень они все же вступили, но сил, чтобы насладиться этим, уже не осталось.

***

Просыпаться дважды за последние двадцать четыре часа, осознавая, что это чистой воды случайность, и выжить ему вовсе было не суждено, казалось очень странным. Хотя, что уж говорить, Сид был несказанно рад.

В первое мгновение пробуждения он чувствовал, как лицо его щекотало нечто, очень похожее на листья - как те из супа, который варит у них Кви на корабле. Открыв глаза он заметил мелькнувшие и тут же испарившиеся вдалеке крылья мотылька. И вместо того, чтобы озадачиться, откуда здесь мотыльки, в его голове всплыл непрошенный вопрос "а, собственно, почему еду у них готовит мех, который вряд ли в курсе, как на самом деле вкусен суп?"

- Мышка? – та молча сидела, не слишком соображая, что происходит и глубоко дышала. По пещере, а скорее всего по гроту, эхом прокатился его голос и тут же затих, задушенный мокрым песком. - Как ты?

Кварианка молчала, пальцем в перчатке вырисовывая на полу узоры. Честно говоря, она злилась. Пока еще не знала, на кого, но очень злилась. А Сид бесил ее больше всего, хоть тоже по совершенно непонятным. Он приподнялся, обессиленный и очень уставший, обхватил руками голову и вдруг почуял. Журчание.. или скорее капель.

- Ты слышала? - он вскинулся, враз обнаружив в себе новые силы, дернул дальше по хитросплетениям переходов пещеры. Мышка не спеша поднялась, пошатнулась от усталости, но все же поспешила за ним - по его отпечаткам подошв на песке, по затихающему в стенах пещеры звуку голоса.

- Подожди, Сид, где?... - она провела пересохшим языком по потрескавшимся губам, поморщилась от боли в саднящем от жажды горле и еле передвигала ноги. - Сид! Сид!

Он не слышал, безошибочно, на слух выбирая коридоры, спеша и очень надеясь.

- Сид... - она скользнула в последний переход, обнаружив его у самой воды. На лице разочарование - как у ее сестры, когда та получила вместо сборного меха на день рождения куклу. Только у Сида это разочарование отдавало могильным холодом. - Сид, я уже здесь проверяла… Вода соленая...

- Погоди, - Сид махнул рукой, прерывая ее потоки жалости, вперился взглядом в едва заметные кустики там, в самом углу и почти упал на песок, расшвыривая мерзкие песчинки во все стороны и дерганными неаккуратными движениями вспарывал бок чего-то, дивно похожего на кактус, до крови царапая руки о колючки. Мякоть, слегка зеленоватая, такая же слизкая и водянистая как труп утопленника была, пожалуй, самым привлекательным видением, что встречалось Мышке за последние дни. Сид дрожащими руками вырезал кусок мякоти и тут же, испытывая почти эйфорию, впился в нее зубами. По его подбородку покрасневшему от жары и загара стекали сочные прозрачные капли теплой жидкости. Мышь истерически засмеялась и потянулась к карману с трубкой.

- Бош'тет, Сид! Вырежь кусок мне! - он тут же сильными ударами вогнал кинжал в растение, радостно, почти взлетая от счастья.

- Мышь! Мышь! - он жевал, медленно насыщаясь влагой, улыбаясь и подмигивая ей. - Стой, Мышка!

Она сама, выхватив из его рук ножик, полоснула по колючкам, одим ударом отсекая острые иголки, резанула и вырвала мягкую плоть растения.

- Оно левобелковое, Мышь! - Сид он подтянулся к ней, стараясь выхватить кусок мякоти из ее рук, но Мышь совсем не по-мышиному прорычала и отошла на пару шагов. Ее трубочка - отсюда не было видно, но он точно это знал - резная трубочка с узором из листьев и цветов медуницы, та, которую он подарил ей на прошлый день рождения, ловко проткнула сочащееся влагой растение, и кварианка с непередаваемым наслаждением принялась тянуть. И этот свежий поток, слегка зеленоватый с кусочками мякоти лился в рот самый вкусный, а на самом деле кислый и противный напиток на свете.

- Тебя ж залихорадит, Мышь... Ну, Мышь! - Сид поднялся, его самого колотило, от перенапряжения или от теплового удара, сложно было сказать, но ощущение было точно не из приятных. Кварианка все тянула и тянула сквозь трубочку воду, смеясь как заведенная - Сид видел мелькающие за тусклым стеком шлема ее белые как жемчужины зубы и тоже не удержался - от души и облегченно расхохотался.

- Сид, великие Предки, до чего ж хорошо, - она откинула в сторону остатки мякоти - клубок зеленоватых почти сухих волокон и ребристую корочку самого растения. - До чего ж хорошо...

Он молча кивнул, по-дурацки улыбаясь. В полумраке грота, отражаясь от соленой до головной боли воды озерца, поблескивал такой знакомый мигающий желтым огонек ее шлема. И глядеть на него хотелось до бесконечности долго, тем более, что отдых напрашивался сам собой: ноги подкашивались, как будто их ботинки кто-то обмакнул в жидкий свинец да дал застыть.

- Давай, поспишь? - голос Сида послышался ей каким-то хриплым, незнакомым, и Мышь вздрогнула. - Ты ж меня дотащила...

- Заткнись... - улыбнулась она, увлеченно программируя защитный костюм. Система очистки скафандра, последние сутки работавшая на износ, сейчас начала барахлить, а подзаправить его и как следует починить вряд ли бы получилось. Мышь подняла глаза на Сида. - Главное, не рассказывай никому, что я способна таскать такие тяжести.

Сид рассмеялся ей в унисон, с удовольствием и заливисто, как будто сам этот смех радостным комком вырывался откуда-то из груди.
Мышь слышала этот смех сотни раз, а может и тысячи, там на корабле, в кают-компании и в столовой, всегда заражаясь его весельем, но сейчас звук казался чем-то особенным, домашним и обнадеживающим - как уверения, что совсем скоро они будут дома, в безопасности наслаждаться обществом друзей.

- Ты отдохни сейчас, а я тебя позже разбужу, - тихо предложил Сид и подтянул к себе ноги.

Лучи Шадара, проникающие сквозь щели в потолке пещеры, шаловливыми пыжаками прыгали по воде озерца, отражаясь на стенах и слепя глаза.

- Ладно... - отозвалась Мышь, уже засыпая. - Только разбуди.

Он посмотрел несколько минут, как мерно подниматься Мышина грудь при каждом спокойном вдохе, а потом подполз ближе и аккуратно уложил ее голову к себе на колени.
Конечно, только для ее удобства.

Почти уже ныряя в бескрайние просторы сна, Сид совершенно случайно нащупал на плече Мыши неровные края дыры в скафандре - малюсенькой, незаметной, но дыры. Она смахивала на белеющий в ночном небе полумесяц или ослепительную улыбку загорелого хулигана.
“Так вот какого цвета ее кожа,” - эта мысль промелькнула непрошено и даже бесконтрольно. Он автоматически сжал на ткани пальцы, стараясь стянуть края прорехи, заставляя “губы” сомкнуться, как будто это поможет починить подведший их, и Мышь, и Сида, защитный костюм.
Но это уж вряд ли. Глубоко спала Мышь - все так же ровно вздымалась ее грудь при каждом вздохе.

***

В поясной сумке аккуратно проложенная листьями сочилась мякоть так и не распознанного растения. Песок под ногами опять знакомо скрипел, где-то таинственно падали гулкие камушки, но возвращаться обратно под палящие лучи Шадара ни у кого желания не было.

- Как ты себя чувствуешь? - он пихнул носком ботинка булыжник и поднял глаза на Мышь.

- Ммм? - та задумчиво оглянулась, рукой сминая пыльную ткань капюшона. Ее слегка колотило. - Да никак, честно говоря. Устала и есть хочется... А ты?

Сид покачал головой.
Он не рассказал ей о порезе - не стал накручивать, ведь все равно что-то изменить у них не хватило бы ни сил, ни возможности. Порез в скафандре изредка скалился ему, по всей видимости издеваясь или отсчитывая часы до смерти Мыши. Сид шел сзади, размышлял, смотрел на предательскую дыру и ждал - сам не мог понять чего, но все же ждал. Вообще-то все происходящее никак не укладывалось в голове - сначала скафандр повредился, потом тот “кактус”... Сканирование растения, что они пили, показало: в нем, хоть и немного, но все же присутствовали белковые вещества. А если там был белок, то...

- Мышь, тебя не лихорадит? - он аккуратно обхватил ее запястье, заставляя остановиться.

- Сид, проклятье, все хорошо... - кварианка задумчиво наклонила голову, смешно - как будто так можно было что-то лучше услышать, притихла на мгновение и приоткрыла в удивлении рот.

- Тише! - она приподняла руку с оттопыренным указательным пальцем. Сид увидел, как округлились ее всегда прищуренные глаза за густо-коричневым стеклом. - Тише!

Он повернул голову и сам услышал, как дробным перестуком по стенам что-то отдается в безжизненных коридорах пещеры.

- Что за?... - начал было он, но возникший из ниоткуда и пропавший в переходах звук уже исчез.

- С ума сходят по одиночке, верно, Сид? - Мышь высвободила свое запястье из плотно обхвативших его пальцев и поспешила вперед.

- Мышь, ради бога... Мышь! - Сид тихо выругался и вскинул свой дробовик. - Дьявол!

Но она не оглянулась, стремительно удаляясь дальше по коридору. Он чертыхнулся еще раз, замешкался, но все же побежал следом - не оставлять же подругу одну, да и еще без оружия.

- Я больше никогда - слышишь? - никогда не поведусь на твои уговоры, Мышь!

Но она не ответила. А что отвечать, если на самом деле она никого не уговаривала бежать за собой. Кварианка быстро удалялась по коридору вперед и вперед, не останавливаясь, петляя, как испуганный пыжак. Кричать на бегу сил не было - откуда силы на таком пайке, считай, вегетарианском - да и небезопасно это, а вдруг кто действительно услышит.

Догонялки кончились так же быстро, как и начались - ход пещеры вильнул еще раз, и Сид едва успел затормозить, случайно не налетев на замершую у края обрыва Мышь. Но не это было примечательно, и не это заставило стоять Мышь с распахнутой в удивлении варежкой - ее разинутый рот был виден даже за темным стеклом шлема. Поразило кварианку скорее то, что по краю ущелья, темного как тысяча самых черных оттенков акварели или куда темнее черной дыры, полз зеленый, похожий на гигантского богомола…

- Хранитель! Это хранитель, боштет, Сид! Здесь! - она наклонилась еще ниже, потом и вовсе присела на корточки, вглядываясь в темноту, пока Сид, тяжело дыша и упираясь о колени ладонями, пытался уместить в голове два факта: хранители живут только на Цитадели и хранитель только что прытко скрылся в пасти ямы.

- Это не хранитель, Мышь, просто не может быть, - решил он, наконец, и выдохнул. - Это что-то вроде насекомого-мутанта или еще какая хрень.
Кварианка упрямо мотнула головой, и Сид услышал знакомое насупленное пыхтение там, где-то за защитным скафандром.

- Это хранитель, только без датчиков и рюкзака.

- Ты тоже без рюкзака, но ведь ты не хранитель, - попытался отшутиться Сид, но не слишком удачно, по всей видимости: Мышь запыхтела еще сильнее - почти как закипающий чайник. - Ну, будет тебе, Мышь, ну, не злись...

Она устало потерла шею и кивнула. Не то, чтобы она была особенно сильной фанаткой хранителей, но это была почти разумная раса, да и если хранители здесь - значит, они что-то тут налаживают, что-то чинят и кому-то помогают. Главное, конечно, тут было слово “кому-то”. Ведь если есть это пресловутое “кому-то”, то “кто-то” им, возможно, поможет.

- Куда дальше? - он виновато закрепил дробовик на бедре, старательно отводя от кварианки глаза.

- Может, спустимся? - Мышь снова наклонилась к краю. Хоть она и скрывала, но дышать из-за того кактусового пойла становилось все тяжелее, а ладошки ужасно чесались. - Лебедка ж есть.

Сид отрицательно махнул головой.

- Почему? - кварианка поежилась и встала. Из расщелины знатно дуло сыростью и солью, так что спускаться туда Сиду решительно не хотелось. - Все одно мы не сможем перейти ее или перепрыгнуть. А возвращаться… не стоит.

Она чуть наклонила голову, будто измеряя расстояние до той стороны на глаз.

- Лучше вернуться, Мышь, - он устало поморщился и провел рукой по слегка влажному от пота короткому ежику волос. - Тебя вечно тянет куда-то к крогану в за…

- Сид, ты не понимаешь, - она перебила его, уже раздражаясь. Мышины пальцы слегка подрагивали, и если бы он мог хорошенько разглядеть ее лицо, то увидел бы как упрямо сжаты ее губы. - Если это хранитель... Ты только подумай!

- Да не хранитель это, - раздражение прошедших дней давало о себе знать, так что Сид просто сбросил ее ладонь своего плеча и с силой пнул мелкий камешек, вложив него все свою злость. Несправедливо обиженный, тот ухнул куда-то в пропасть и вскоре отозвался гулким эхом - запоздалое проклятье на головы споривших. Сид и Мышь притихли.

- Здесь неглубоко, - Мышь отправила следом товарку камня, что уже лежал на дне. - Все равно разницы нет, где дохнуть, так что....

Кварианка, не спрашивая, отстегнула с ремня веревку и уже деловито приценивалась, куда можно ее приладить. Сид ругнулся, с удовольствием и грязно, поминая всех пилотов, шаттлы, технику, пещеры и упрямых кварианцев, а потом, плюнув, забрал из ее рук веревку.

- Обмотай вокруг той скалы и закрепи карабином, - если бы в голосе Мыши был хоть намек на насмешку, он отправил бы ее вместе с лебедкой следом за камнями.

- Сперва я, а ты за мной, - он прикрепил конец веревки к ремню и, подойдя к обрыву, пару раз пнул край выступающей стены - та даже не подумала крошиться. - И, Мышь, иди-ка сюда...

Кварианка шагнула к нему, без слов ухватившись за спасительную лебедку и махнула рукой изготовившемуся спуститься Сиду. Перед его глазами в последний раз оскалилась щербатая улыбка дыры на Мышином скафандре, и Сид вдруг понял, что злиться на самом деле не на урчащий желудок, и не на безмерную усталость, а на вот эту дурацкую ситуацию, в которой кварианка глотает мякоть растений с левоаминокислотным белком, разгуливает в рваном скафандре и ничего ей не делается. Он спускался в темнеющую расщелину, думал и понимал, что еще чуть-чуть, и ему придется признать, что это либо дурацкий сон, либо бред бессознательного разума, покинувшего высыхающее под палящим Шадаром тело.
“Или Мышь не кварианка,” - промелькнул последний вариант, совсем уж безумный.

Острые камни выныривали из поверхности отвесной скалы неожиданно, и даже сквозь толстые перчатки он ощущал болезненные их “укусы”. Сид упирался ногами, вслепую разыскивая новый уступ, пыхтя и потея. Собственно, внезапно сорваться и улететь в темное никуда решительно ему не улыбалось, так что он просто ловко, но осторожно полз по стене, напоминая собой неторопливого кузука.
“Вот вернемся, сразу поеду к матери. И Мышь с собой возьму,” - было темно и тихо, так, что мысли казались ему очень громкими. Где-то там наверху кварианка не решалась крикнуть ему что-нибудь ободряющее, даже пошевелиться она боялась, удерживая в руках съезжающую лебедку. “Наемся коблеров до отвала, а потом усну в саду под яблонями. И Мышь рядом.”

- Долго тебе еще там, Сид? - кварианка слегка перегнулась через край, тяжело дыша и нервничая. - Сид?

- Да черт его знает, не видно ни хрена, - он глянул вниз, но разглядеть ничего так и не смог. Неловко поставленная нога предательски дрогнула, не устояв на покачивающемся выступе, и Сид, смешно изогнувшись всем телом, только в последний момент мотнул веревку вокруг своей руки и повис как газовый пузырь.

- Боштет! - хриплый голос Мыши показался Сиду далеким и чужим, а еще, пожалуй, недосягаемым. - Держись, Сид!

Лебедка впилась в руку так, что, казалось, она пройдет сквозь перчатку и распилит ладонь пополам. Он носком сапога нащупывал хоть какую-то впадинку, рукой подтягивался выше за острый как бритва выступ, ощущая как расходится перчатка, рвется кожа, а капли крови катятся по тыльной стороне ладони.

- Вот дерьмо, - прошипел он сквозь зубы.

- Сид! - кварианка крикнула из последних сил, дернула веревку и вдруг почувствовала легкость, а сердце Мыши ухнуло куда-то туда, где, по всей видимости, летел Сид.

На самом же деле парень почти не почувствовал страха, когда истертая о зубцы скалы веревка все же оборвалась. Только и успел что подумать, что на том свете точно должно быть воды вдоволь, распрощаться с жизнью… и крепко приложиться позвоночником к каменистому полу.

- Сид! Сид!

- Я в порядке… В порядке, Мышь, - от удара из его груди вышибло весь воздух, а перед глазами поплыли галактические дали.

“А вот это точно бред,” - подумалось ему, когда Сид повернул голову, и перед глазами его, очевидно, нездоровым миражом, промелькнул все тот же гигантский богомол. Или хранитель - точно определить он не брался. Промелькнул и исчез, пред этим внимательно посмотрев на хрипящего Сида умными большими глазами, похожими на два оникса.
Просмотры: 298

Отзывы: 11

3
5 Shelest Shelest

1
6 Ilostana Ilostana

какая милая картинка) и тоже пустыня)

2
4 Vladimir_N7 Vladimir_N7

Много загадок, интригующе! :)

2
7 Ilostana Ilostana

спасибо, будем потихоньку разгадывать)

3
1 trem200 trem200

Очень понравилось, а особенно интересно следить за Мышью и Сидом.

3
2 Ilostana Ilostana

Спасибо) история длинная, так что это только начало))

2
3 trem200 trem200

Буду ждать, а то как всегда на самом интересном месте любят заканчивать.

1
8 Ilostana Ilostana

ох, нет) это точно нет)

2
9 trem200 trem200

Ну и где прода? Я жду, а проды нет.

1
10 Ilostana Ilostana

хорошо, что пинаете) прода на подходе) думаю, в конце недели выложу)

1
11 trem200 trem200

Буду ждать, а если не будудет проды, напомню

Рейтинг квестов в реальности