Риторический вопрос

Автор: Azura
Персонажи: Вистелла Арус
Жанр: Vignette, AU
Аннотация: пока Галактика потихоньку оживает после вторжения жнецов, некоторые её жители пытаются забыть войну
Предупреждения: пересекается с "Началом нового пути", весьма сильно отступает от канона
От автора: это небольшой рассказ о турианке, которая лишилась всего, можно сказать, что в колонии она начинает жизнь заново и любит поразмышлять об окружающем её мире. Планируется несколько рассказов о ней, каждый со своим сюжетом.
Статус: завершен

Автор: Azura
Персонажи: Вистелла Арус
Жанр: Vignette, AU
Аннотация: пока Галактика потихоньку оживает после вторжения жнецов, некоторые её жители пытаются забыть войну
Предупреждения: пересекается с "Началом нового пути", весьма сильно отступает от канона
От автора: это небольшой рассказ о турианке, которая лишилась всего, можно сказать, что в колонии она начинает жизнь заново и любит поразмышлять об окружающем её мире. Планируется несколько рассказов о ней, каждый со своим сюжетом.
Статус: завершен

Тяжёлый тягач полз по недавно проложенной дороге. Всего каких-то две недели назад здесь гремели взрывы, круша вязкую, прочную вулканическую породу. На прицепе машина тащила установку для глубинного сканирования. Путь неблизкий – сорок километров. Иногда накрапывал дождь. Прицеп в девяносто тонн массой ощутимо нагружал двигатели, поэтому ползти приходилось на пониженной передаче, а это чуть больше десяти километров в час, если идти в подъём. К тому же и установка нежная. Настолько чувствительная, что её не решились везти на платформе с генераторами масс-поля – у учёных возникло опасение, что поле может повлиять на аппаратуру, а так же на контрольно-измерительные приборы. Поэтому выбрали метод, который люди называют дедовским – прицеп на шинах сверхнизкого давления со стабилизированной платформой, на которой и разместилась установка.
Вистелла поглядывала на монитор, куда выводились параметры тягача и прицепа, небезосновательно опасаясь распороть пневматик об острый обломок породы. Правда, доработанные колёса от знаменитых «Мако» пока держались неплохо.
-Внимание. Угроза перегрева силовой установки – сообщил ВИ – рекомендуется задействовать дополнительное охлаждение.
Вистелла рыкнула. Вместо включения дополнительного охлаждения она остановилась, зная, что впереди будет перевал, и подходить к нему с перегретым хладагентом в системе было совсем ни к чему. Вистелла спрыгнула из кабины. Решила подождать минут пятнадцать. А пока стала обходить тягач и прицеп. От радиаторов било сухим жаром. Композитные траки гусениц держались хорошо, твёрдая, похожая на обсидиан порода была им нипочём. А вот колёса прицепа после рейса, вероятно, придётся заменить. Но это уже проблема техников. Турианка постояла, оглядываясь. Никого. Где-то за облаками гудели корабли. Вдоль берега реки, подскакивая на ухабах, резво пылил «Мако». Она вновь взобралась в кабину. Температура силовой установки пришла в норму. Можно было ехать. Гул двигателей и клацанье гусениц вновь наполнили кабину. Уже полгода как она уехала с Палавена. А с окончания войны прошло и того больше. Работали тут всё больше вахтовым методом. А она была одной из немногих, кто осел тут.
Перевал приближался. Двигатели стали подвывать, а гусеницы с лязгом проскальзывать, высекая снопы искр. Турианка теперь работала с масс-ядром тягача – то увеличивала массу машины, почти убирая тягу двигателей и подтормаживала машину, чтобы не дать гусеницам проскользнуть, то наоборот, убирала ток с ядра и одновременно давала тягу двигателям в этот момент вся сцепка на несколько метров проползала вперёд. Так шаг за шагом она и проходила перевал. А шкала температуры силовой установки ползла вверх. Тут и пригодилась резервная система охлаждения. Грелись бортовые фрикционы. Датчики нагрузки на задних торсионах вместо зелёного мигали оранжевым и красным. Под выхлопом из топливных элементов сейчас, вероятно, можно было не только разогреть консервы, что часто делалось, но и приготовить что-нибудь, как в пароварке. «Гризли», из тех, что в колонии были транспортом на все случаи жизни, держался на почтительном расстоянии, не рискуя соваться под сцепку в сто тридцать тонн.
- Только бы не разуться. Давай, давай, родной. Ещё немного.
Вот и перевал, дальше серпантин шёл вниз, к долине, где учёные разместили одну из своих исследовательских площадок. Водитель «Гризли» наконец смог обогнать. Густо пошёл дождь, темнело, пришлось включить фары. Капли барабанили по кабине и шипели на радиаторных панелях. Ни в одной точке Галактики Вистеллу никто не ждал. Она и сюда приехала, чтобы забыть. Забыть, как выглядит война. Была она в войну водителем бронетранспортёра. До сих пор воспоминания причиняли тупую боль, которая долго не желала отступать. Силы турианцев таяли. Командование перегруппировывало их и снова бросало в бой. Война состояла не только из боёв. Ещё – из банки консервов на двоих в сутки. Ещё – из постоянного ожидания, что кто-то из тех, с кем делили эту банку, против своей воли кинется на тебя же. Или ты на него. Потом было ранение. Лечение в госпитале при постоянной угрозе, что в него просто ворвутся безумные твари жнецов. И в один момент всё закончилось. Когда она выписалась, был ещё один удар – у неё не осталось никого. Вообще никого. Первые месяцы, пока не было межзвёздного сообщения, она работала на восстановлении планеты. Прошли эти месяцы как в тумане. Когда Вистелле стало ясно, что долго она так не протянет, она пошла к командованию с рапортом о направлении её в другую колонию. Тогда перелёты уже возобновились. Желательно на должность без воинского звания. Кадровик прочёл рапорт. И вызвал на беседу.
- Значит, тяжело оставаться на Палавене? Может отпуск? Родных поищете.
- У меня никого не осталось. Вообще никого. Меня тут ничто не держит, но всё напоминает о том, что у меня была семья – голос звучал затравленно
- Ладно. Вы ведь механик-водитель по военно-учёт…
- Я же просила!
- Не торопитесь. Вы механик-водитель. Есть заявка на водителя спецтехники. На Аведан. Для обслуживания международной экспедиции. Объём работ велик, поэтому время работы экспедиции, думаю, будет измеряться десятками лет.
- Аведан? Не слышала… - она покачала головой
- Колонизировали его недавно. Планету вообще-то контролирует Альянс. Но там нашли целый комплекс древних сооружений. Им дали статус наследия международного значения. Теперь там работают почти все расы. Азари одними из первых примчались, несмотря на разруху на Тессии. Вы как, ладите с остальными?
Вистелла молча кивнула.
- Ну вот. Для начала отправим вас на вахту – два месяца. А там уже сами решите. Альянс заявил о намерении открыть колонию. Добывающие предприятия будут работать в интересах людей, а всё остальное без ограничений. Если понравится то и останетесь.
С тех пор прошло шесть месяцев. Неприветливые на первый взгляд пейзажи почему-то очень запали в душу. Работа на тягаче HCT-110D была не из лёгких, но за ней война постепенно забылась. Армейский тягач Альянса, казавшийся чем-то трудноуправляемым и неповоротливым, понравился. Люди ласково звали его бегемотом. Он таскал тяжёлые грузы, ворочал глыбы породы, пока были проблемы с централизованным электроснабжением, давал ток, хватало на несколько домиков, в которых жили учёные и рабочие. Ещё на них же монтировали горные лазеры, которыми прожигали скважины под взрывчатку, когда не было возможности применить мощные лазеры, способные плавить породу тысячами кубометров. Когда она немного обжилась в посёлке Шеелит, долго задавала себе один и тот же вопрос – верно ли поступила, когда уехала с Палавена? Так продолжалось до тех пор, пока она не сформулировала – никому бы легче и лучше не стало, если бы она сорвалась и стала бы менять душевную боль на головную, проще говоря, пить часто и помногу.
Дорога вилась под гусеницами, по стёклам лилась вода. Вистелла даже забеспокоилась, как бы не залило её груз. Она включила проверку состояния груза и выдохнула – в норме. Она ещё поразилась другому – была же когда-то такой, что не мыслила себя без военной службы. Война прошлась по ней сполна. Больше не хотелось брать в руки оружие. Там, на Палавене ничего не хотелось. Просто перестать быть. Здесь же, в гудящей и лязгающей машине, ползущей через темноту, она ощущала – жить. Было одно горькое утешение – не они затеяли эту войну. Впереди показались прожектора исследовательской площадки. Жить! Без войны! А тем, кто покусится на мирную жизнь, пусть мало не покажется. Вистелла улыбнулась сама себе:
– Добро, но с кулаками и когтями. Какой была, такой и осталась.
Так же быстро, как возникла, улыбка погасла. Вистелла вдруг подумала:
– И тут ведь становится неспокойно. Только немного оправились от вторжения, снова начались какие-то стычки. Аведан они пока не затрагивали, но если началось, то это дело времени. И вообще, странные времена настали – говорил кто-то, что Омега, столица Терминуса теперь чуть ли не на одной стороне с официальными властями. И посторонние корабли видели здесь…
Ещё турианка вспомнила – видела их. Когда работала на установке прожекторных вышек в космопорту и заезжала туда со служебных ворот. Какой-то странный отряд. Они не были ни полицией, ни военными Альянса, у них не было знаков различия, но были все четверо вооружены. Прилетели на небольшом корабле. Из космопорта выходили, минуя все кордоны и сканеры. А в столовой слышала она – перешёптывались – то ли на окраине Шеелита, то ли в Научном Городке стреляли. Из «Аргуса» выворотили кишки кому-то. У той странной четвёрки был «Аргус». И почему-то из памяти не шла та, что ими командовала – весьма высокая, подвижная. Была она не болезненно худой и не изнеженно-стройной. Вистелла сразу определила в ней тренированного и очень ловкого бойца. Волосы, из которых было сплетено что-то похожее на верёвку и узкие глаза придавали ей сходство с кочевницей из недавно увиденного фильма.
– Что-то нехорошее начинается. Такой отряд сюда заглянул явно не для того, чтобы на местные пейзажи любоваться.
Вистела тряхнула головой, отгоняя мысли. Она сбавила ход и аккуратно повела тягач через брод. Глубины в нём меньше метра, но течение сильное – с ног валит, легкие машины сносит. Она помигала фарами – поздоровалась с водителем такого же тягача, который дежурил у брода, на случай, если понадобится помощь. В ответ тоже мигнули фарами.
- Больше боялась – выдохнула она, когда брод остался позади – и ведь не первый и не второй раз тут еду.
Четыре прожектора ярко освещали площадку – буровую, баки для воды, тёмно-серые потёки вокруг скважин, сваленные кучей изношенные буровые коронки, навес, под которым были разложены керны. Рядом с кернами ходили геофизик и его помощник. На руке геофизика попеременно жёлтым и синим светился инструметрон. Напарник что-то торопливо заносил в датапад. Под другим навесом стоял наполовину разобранный аэрокар. Когда прицеп уже стоял на исследовательской площадке, и вокруг него, несмотря на позднее время и дождь, суетились учёные и техники, Вистелла, откинувшись в кресле, смотрела на это и задавала вопрос, на который ответа у неё не было:
- Зачем? Во имя чего устраивают войны сейчас? Неужели мало было вторжения? Кому плохо, когда солдаты при встрече не поминают погибших, а хвастаются победами на любовном фронте?
Просмотры: 298

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности