Протеане: Живое наследие

Протеане: Живое наследие
Автор: Gankutsuou
Фэндом: Mass Effect
Основные персонажи: Явик, ф!Шепард, ОЖП, ОМП
Пэйринг или персонажи: Явик/ОЖП (протеанин), ОМП/ОЖП (протеане)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Ангст, Экшн (action)
Аннотация: Олицетворение кристалла памяти. Поток воспоминаний аватаров и всей Империи.
От автора: Не совсем по заявке, но здесь будут и рассказы о протеанах до встречи со Жнецами.
Позаимствовала название у Лиары, прошу прощения. Драбблы и более длинные и содержательные фанфики о протеанах будут пополнять этот небольшой кристалл памяти.

Протеане: Живое наследие
Автор: Gankutsuou
Фэндом: Mass Effect
Основные персонажи: Явик, ф!Шепард, ОЖП, ОМП
Пэйринг или персонажи: Явик/ОЖП (протеанин), ОМП/ОЖП (протеане)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Ангст, Экшн (action)
Аннотация: Олицетворение кристалла памяти. Поток воспоминаний аватаров и всей Империи.
От автора: Не совсем по заявке, но здесь будут и рассказы о протеанах до встречи со Жнецами.
Позаимствовала название у Лиары, прошу прощения. Драбблы и более длинные и содержательные фанфики о протеанах будут пополнять этот небольшой кристалл памяти.

Аудиозапись: Dido – My Lover's Gone
Rammstein – Onne dich

Под ногами хрустели засохшие ветки, и едва ощутимый ветер щекотал пальцы, будто бы беря нежно за руку и прося следовать за ним, но прибывшие гости знали, куда следует отправиться. Мирно пролетали облака, напоминавшие небольшие перышки певчей птицы. За пятьдесят тысяч лет планета разительно изменилась, прорастив из своей земли прекрасные растения и деревья, на которых обитали на удивление спокойные животные. Это место можно назвать второй планетой Земля, но почва под ступнями гостей, украшенная мягкими буграми и выползшими корнями старых деревьев, тихо шептала о проходящих здесь предках, кому и принадлежала планета. От слепящего солнца не хотелось закрыться рукой, пусть оно кололо в глаза и ярко светило с небес, однако подаренное лучами тепло впитывалось в кожу, проникая сквозь все тело и вместо крови заставляя сердце стучать быстрее. Сделав еще один шаг, можно достигнуть цели или проиграть в бою; протянув руку к небу – почувствовать легкую прохладу или увидеть горящий воздух, пощупать его окровавленной ладонью.

Никто из идущих вперед не активировал инструментрон, чтобы изучить карту и маршрут к точке назначения. Одного из них направляла неизвестность, надоедливо щекотавшая диким нетерпением, отчего пальцы то сжимались в кулак до ноющей боли, будто секунду назад лихорадочно держали оружие, то расслаблялись, кончиками вздрагивая от маленьких порывов ветра. Где-то позади вскрикнула птица, подстегнув этим чувства в душе, и заиграли внутри струны, невольно пробудили воспоминания. Рядом с ним тенями плыли по воздуху покинувшие его друзья и товарищи, и Явик нахмурился, уверенно поднял голову и зашагал чуть быстрее. Огонек в его сердце, по мере приближения к точке сигнала, чиркал искорками, отлетавшими в черную пустоту и оставляющими после себя маленькие звезды. Внутренний спор тяготил все больше, и Явик впервые не знал, поддаться ли глупой и хрупкой надежде или позволить гневу превратить кожу в сталь, а тело – в машину для убийства.

Вместе с Шепард и Лиарой он подходил к базе раскопок. И снова узрел кости города, торчащие из земли, и все же величественно и с силой тянувшиеся к светлому небу. Группа ученых окликнула команду и пригласила их пройти внутрь. После быстрого знакомства и ввода в курс дела, Лиара удалилась за руководителем раскопок и оставила Явика и Шепард в ожидании.

- Командир, - обратился Явик к женщине и через секунду посмотрел в сторону двери, - я благодарен Вам за помощь. И… Лиаре также благодарен.

- Как-то Рекс сказал мне, что я ради команды всегда лезу в самое пекло, - с усмешкой ответила Шепард и сложила руки на груди. – Что ты ожидаешь увидеть в кристалле?

- Неважно, что я увижу, это будут лишь отголоски и куски от старой Империи, эхо моего народа, - пояснил протеанин и быстро отреагировал на возвращение азари.

В ее руках была подставка со слабым полем, которое содержало кристалл памяти. Протеанин позволил легкому волнению взять над собой вверх, ибо при виде кусочка времени, замершего в кристалле, он приблизился к Лиаре и взял с осторожностью артефакт.

- Я бы хотел сделать это снаружи, - с этими словами Явик, уже не слыша слова командира и азари, вышел на свежий воздух, чтобы удивиться разнице пейзажа в настоящее время и в тот период, когда все начало рушиться.

По ладони разбрелась мелкая дрожь, и волны времени начали расплываться вокруг него, то замедляясь, то быстро прокручивая моменты, на которые не заострялся взгляд. И он дернулся на месте, резко обернувшись и увидев за собой отряд протеан из трех десятков: инженеры, медики, запуганные гражданские, солдаты со звериным оскалом острых зубов и с пятнами крови на лице, и лидер, отличавшийся от всех. На ней была торжественная одежда из одного полотна золотистой ткани, которое было обмотано вокруг бедер, переплеталось узлом на талии, тянулось вверх, закрывая плотный жилет на груди, обхватывало плечи и за спиной заканчивалось капюшоном. Бляшка, крепящаяся на поясе, не отдавала тот блеск от позолоченного узора, который отмечал ее социальное положение, он нес на себе след оскверненной крови, и не нужно было подсказок, чтобы догадаться, чей след протеанка на себе оставила. Она возвела оружие на плечо, выжидая буквально секунду, и повернулась лицом к Явику. Конечно, она его не видела, она глядела в горящие здания, ее сознание летело над поверхностью всего города, вслушиваясь в крики и проникаясь болью к тем, кто оказался слаб и беззащитен. Конец известен, но она вновь развернулась к отряду и передала оружие одному из солдат, что с поклоном принял его, словно дар от Императрицы. Четко заученное поведение перед вышестоящими выдавалось даже сейчас, когда Жнец, сделав шаг вблизи них, сотряс землю под их ногами.

- Я знаю, что вы думаете о нашем конце, - обратилась протеанка к выжившим, - но вспомните, кто мы такие.

С этими словами она подошла к мертвому воину, одетому в укрепленную броню черного цвета, тому бойцу, который охранял ее до последней пролитой капли крови, до последнего вздоха, который нельзя было назвать свободным, наклонилась к нему и с осторожностью, будто спрашивая разрешения, расправила его ладонь и взяла оружие, напоминавшее копье. Крепче сжав его и активировав прикосновением, по черному металлу пронесся ток, и его обволок зеленоватый цвет биотики воина. Протеанка воткнула тупой конец копья в землю и невольно от злости задрала верхнюю губу, оскалившись.

- Уничтожить можно любую Империю, но уничтожить Империю в нас не сможет никто. Никогда! Империя живет внутри нас! – вскрикнула протеанка и сделала шаг вперед, возводя вверх копье, которое уже источало лишь свет ее биотики. – Я веду вас в последний бой. За Императрицу! За Империю!

- Во славу Империи! – закричали остальные и в один миг стали увереннее.

Волна чувств накрыли солдат и гражданских с головой, стремительно впиваясь храбростью в каждую клеточку их тела. Протеанка увидела огонь в их глазах, в ее теле возросла сила за счет ее отряда, и она, поддавшись эмоциям, закричала, поворачиваясь к наступающим силам Жнецов. Ужас не перекосил ее лицо, когда она увидела вместо своих собратьев уродливых чудовищ. Она лишь вскрикнула и метнулась в их сторону, а за ней в воздухе оставался след биотики зеленоватого цвета, и от нее самой мощь оставляла след в каждом шаге.

Явик задержал дыхание, стоя среди этого небольшого отряда с удивленным взглядом, в то время, как все вокруг замедлилось: обломки огромного величественного сооружения падали в бездну почерневшего города, протеанка бежала среди крика умирающих, и ее одежда развивалась почти под огнем, исходящего от земли. Позади неслись невинные жертвы войны, в последний момент отбросив желание жить, инстинкты сошли на ноль, и в них вопили воины. Лидер бежал в толпу врагов, ловко опрокидывая и через секунду убивая каждого, кто препятствовал ей. Черная кровь пачкала ее лицо, попадая в глаза и окрашивая руки поверх гари в скверну. Выстрелы истребителей гремели в небе, и свистящие звуки лазера подбивали двигаться вперед, пока еще были силы, пока тело еще могло двигаться.

Дыхание перекрыло, как только Явик увидел смерть бойца: на него бросился один из его братьев, дико вереща, но протеанка, хоть и слышала отчаянный крик, шагнула вперед и проткнула копьем монстра, направив в него сгусток биотики, отчего тот разорвался на куски. Закусив губу до крови, Явик понял, что она была аватаром и даже больше. Причиной этому было ее проникновение сознанием в разум членов отряда, всей кожей проникалось любое их движение, ибо она их направляла; она вместе с ними нажимала на курок, словно стояла позади каждого протеанина, одной рукой обняв их за плечо, а другой помогала стрелять.

Воспоминание оборвалось внезапно, и протеанин тихо прохрипел, пошатнувшись на месте и ухватившись рукой за голову. Шепард подошла сзади и не осмелилась прикоснуться к Явику, понимая, что получит ту же волну чужих воспоминаний, ту же боль.

- Я в порядке, - отозвался протеанин и обхватил второй ладонью кристалл памяти, не отрывая от него взгляд.

- Что ты увидел? – тихо спросила Джейн и сочувствующе осмотрела товарища.

Пауза тянулась недолго, и губы протеанина едва заметно дрогнули в печальной улыбке. Он поднял голову в голубое небо, абсолютно чистое от горящих облаков, подбитых истребителей. Затем закрыл глаза, вслушиваясь в редкие крики птиц, шелест густой кроны дерева над ним, и позволил ветру впитаться в его кожу.

- Сама Империя была в их сердцах, билась вместе с ними, - более спокойно ответил протеанин и повернулся к Шепард, - и она же умерла за них.

Шепард оставалось лишь молча кивнуть и оставить Явика наедине со своими мыслями. Может, народ его мертв, но эти воспоминания что-то задели в его душе, заставив почувствовать нечто иное, чем простое стремление к победе. В нем навсегда останутся слова:

- Уничтожить можно любую Империю, но уничтожить Империю в нас не сможет никто. Никогда! Империя живет внутри нас!
Просмотры: 183

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности