Последнее соло Хопкинса

Последнее соло Хопкинса

Ласло еще раз оглядел проулок, и затянулся сигарой. «Ну и дыра. Сандро, ты всегда умел выбирать места для встречи, но в этот раз ты, похоже, специально постарался. Грязная, захламленная всяким мусором и отбросами (как людьми, так и представителями других рас) планетка. Да и проулок от неё недалеко ушёл. Ласло бросил сигару в грязь - что была тут вместо мостовой, и пошел искать нужный дом. Вообще после того как он оставил Дайна и Амонис все пошло как то наперекосяк, похоже за этой парочкой охотится весь сброд Терминуса и Траверса. Подсобил дружок, ничего не скажешь, ладно хоть я вовремя соскочил.

Дома тут преимущественно были сделаны из грубого кирпича и даже дерева, да такое на Земле уже не увидишь. И стояли так близко друг к другу, что в проулке было темно и днем. Но хуже всего, то, что шел дождь, его Хопкинс не любил, больше дождя он не любил только грязь, а грязи здесь было еще больше. Он не намок только благодаря тому, что надел дождевик с капюшоном, хотя он надевал его от не погоды, а что бы скрыть бронежилет, и два пистолета болтающихся на поясе, сейчас ему лишнее внимание нужно, как зайцу оглобля. Хотел надеть полную броню но отказался лучше быть более подвижным, он надел бронежилет, наколенники и подлокотники из того де материала армейские камуфлированные штаны, и тяжелые ботинки.

Вот, похоже, и нужное место, Ласло притаился в тени под небольшим козырьком и замер. Со стороны его практически не было видно.

« Тупик, ведущий сразу к трем дверям чьих - то домиков, сиротливо смотрящих в грязный проулок темными окнами. Тупик был захламленный и замусоренный еще больше других - тут даже лежало даже несколько газовых баллонов в мусорной куче прямо у входа со стороны улицы. Путей отхода почти нет, если только по крышам, но туда еще надо залезть что тоже не всегда с кондочка получалось». Лил дождь, и вся улочка превратилась в раскисшую лужу. Но вот следов ведущих к нужному дому не было, и это радовало. Стояла пронзительная тишина, лишь капли падали с легкими шлепками. Постояв еще немного, и взглянув в серое небо, вернее в небольшой кусок серого неба, который выглядывал из-за сгрудившихся крыш домов. Поежившись, и положив левую руку под дождевиком на рукоять пистолета, Ласло направился к нужной двери. Дверь, когда то давно была бежевая, а сейчас вся обвешала и держалась лишь на ржавых петлях, выбить её можно было лишь парой хороших пинков. Хопкинс, однако, когда ходил в гости редко выламывал у хозяев двери, поэтому он постучал. Никакой реакции, вообще тишина - ни скрипят старые половицы в доме, ни слышно шагов на лестнице, ни голосов в доме. Хопкинсу это очень не понравилось, но все, же он постучал еще раз, уже более настойчиво. Опять же с таким же успехом, и начал медленно отходить от двери.

- Твой друг съехал, - раздался наглый голос из подворотни.- Из проулка, откуда, совсем недавно вышел человек, стояло четверо вооруженных до зубов бойцов, в черной тяжелой броне. Двое было батарианцами, кем был и тот, кто начал беседу, один человеком, а четвертый вообще саларианец, он единственный сжимал в руках не винтовку, а дробовик.- Что ты от него хотел? Мы с ребятами ему обязательно передадим.- Заговорил вновь тот же самый батарианец в центре, медленно вместе с компаньонами выходя из проулка.

- С чего вы взяли, что он мой друг, он мне денег должен.- С невинным лицом нагло врал Ласло, в голове которого уже созрел, очень неплохой план, как свалить от этой зондер - команды, а потом и с этой чертовой планетки. У меня и расписка есть - человек запустил руку под плащ, с задумчивым лицом там пошарил - Вот! Со счастливым лицом произнес Ласло, вытаскивая, и протягивая наемникам вместо расписки - пистолет. Те даже сразу, и среагировать не успели, на это и был расчет. Ласло не стал по ним стрелять, это было бессмысленно, он стрелял по газовым баллонам, на которых уже почти исчезла надпись « Пропан». Один из баллонов взорвался, а остальные как торпеды пролетели между наемниками и Ласло. От вспышки гои взрыва газа бандиты на мгновение потеряли из виду человека, мало того один из баллонов, не хило вмазал одному из их напарников буквально впечатав саларианца в стену одного из домов. Ласло на месте уже не было, после взрыва он бросился к двери одного из домов (разумеется, не к той в которую шел). И выбив дверь одним хорошим ударом, бросился наутек, на бегу стреляя назад. Пробежав по дому и выбив вторую дверь, уже на улицу, Ласло выскочил вновь на свежий воздух, на еще одну улочку, идущую параллельно железной дороге, которая виднелась между домов, и самое главное по дороге ехал железно дорожный состав, уже набирая скорость. Человек бросился к нему что есть силы, перемахнув - как спортсмен олимпиец через довольно высокий забор и не обращая внимания на крики « встречающих», его других наемников. « Что много их, интересно кому я дорогу перешел»? Подумал Ласло когда перебегал железную дорогу почти у самого носа локомотива и не оборачиваясь пробежал еще пару улочек. Свернул пару раз налево, и направо вышел на центральную улицу, и растворился в толпе народа, снующих здесь. Хвоста вроде нет, Хопкинс не оборачивался, чтобы не привлечь внимание, и двигался к рыбацким пирсам, где стоял его « Шершень». Вряд ли этим увальням придёт в голову мысль о том, что корабль может садиться на воду. Довольный своей хитростью и кораблем, Хопкинс свернул в неприметную улочку и, проходя мимо, по-видимому, стекольной лавки так как, там повсюду стояли стекла вертикально по три штуки в специальных держателях, у стен, его окликнули. Он повернулся и тут же получил, какой- то невероятной силы удар по лицу.

От удара он налетел на стекла боком, разбив одну из «пачек», Ласло увидел того кто ему врезал. Здоровый детина батарианец, ростом под два метра, который подходил к человеку для продолжения. Ласло выхватил пистолеты, но выстрелить не успел, так как противник выбил у него оружие. Схватил человека за плечи, и нанес удар головой, от которого у Ласло подкосились ноги, он рухнул на осколки, первой «пачки».

«Твою мать, у него, что башка из чугуна сделана? Думал Ласло, стоя на четвереньках, на битом стекле с гудящей головой. Вдруг рука нащупала острый осколок, по форме напоминавший нож.

-Он здесь, к своему кораблю бросился, я же тебе говорил Салки этим дебилойдам из Немезиды, не стоит доверять.- Проговорил батарианец, пару раз пнув Ласло в живот. От чего человека отбросило к стене. Затем батарианец прижав Хопкинса к стене, еще пару раз врезал ему по голове, и, схватив за шиворот, выкинул его на середину улицы.
-Что ты считал себя самым умным человек. Убили девку хозяина и скрылись. Но от Удуна еще никто не уходил. Ты слышишь?- произнес батарианец, тяжело дыша. Подходя к лежащему на животе в грязи Ласло.
« Да что он меня все кидает. Ну, давай подними меня, засранец и я покажу тебе, что сила не главное».

-Ты что там уснул?- батарианец пнул человека по ребрам, а затем, схватив за дождевик, поднял и повернул к себе.- Эй, а ну не спать.- Батарианец потряс человека за плечи, но глаза на измазанном грязью и кровью лице человека были закрыты, и голова висела. А из рукава дождевика в изрезанную ладонь «съехал» осколок.

Удун смотрел в лицо человека, вдруг его глаза измазанном на лице раскрылись и, сверкнув гневом, Хопкинс вонзил ему в шею кусок стекла. От удара обломок сломался в руке остался лишь небольшой кусок. Удун выпустил человека из рук, схватившись руками за перерезанное горло, с торщащим из него обломком.

- Ну что получил, урод!- рявкнул Хопкинс и заехал Удуну в челюсть. Тот повернул на него полные гневом глаза, и оторвав окровавленные руки от раны, нанес свой последний удар, от которого Ласло отбросило, на еще одну « пачку», последнее что Ласло помнил, был звук разбивающегося стекла.

Приходя в себя Ласло первым делом, почувствовал сильную боль в правой ноге, и, открыв глаза, увидел торчащий из ноги окровавленный осколок стекла. Так же он был не один, подошло несколько вооруженных зрителей. Общим числом шесть. Один склонился над лежащим неподалеку Удуном.
-Все готов!- констатировал он очевидную вещь.
-Так, а этот в себя пришел. Доброе утро Солнышко! – писклявым голоском произнес один из батарианцев, на что остальные заржали, все кроме одного. Одного который с нескрываемой горечью смотрел на труп Удуна. Затем он перевел взгляд на Хопкинса и подошел к нему, по пути вырвав, из рук одного из наемников дробовик.
- Ну, здравствуй! Давай не будем тратить, наше время и ты мне просто скажешь - где они?
- Кто? - осипшим голосом спросил Ласло.
-Твои друзья батарианец и турианка? Где ты их высадил.
- А, эти. Я их отвез в Диснейленд.- Ласло засмеялся, даже не глядя на нависшего, на ним батарианца.
-Шутник, значит, только ты учти, я все равно узнаю….
-Только не от меня …- перебил его Ласло твердым голосом.
Батарианец оскалился и выстрелил из дробовика в одну из кистей человека. От чего Хопкинс застонал, но сжал зубы и стерпел.
- Ну как расскажешь, или еще раз пальнуть? - спросил батарианец, но человек ему не ответил, просто сидел и с прострации разглядывал кисть висевшую плетью.
-Позволь представиться, меня зовут Салки. Салки Гальвар помнишь такого? А, ублюдок? Говоря эту фразу, батарианец изучающим взглядом осматривал улочку, и, заметив довольно длинный кусок старой трубы, взял ее, вернув, дробовик хозяину.
-Что молчишь?- заорал Гальвар, и заехал куском трубы по колену Хопкинса, раздробив его. Человек вскрикнул, а затем произнес сквозь сжатые зубы.
-Да я знаю кто - ты. Ублюдок, и большая бездарность получивший от отца компанию едва не обанкротил её. А затем нашел несчастную, больную редкой болезнью азари, и решил за её счет вылезти из долговой ямы. Настоящий мужик. – Хопкинс улыбнулся.
-Я тебя тоже знаю Ласло, или лучше сказать Ариман? - Хопкинс услышав это имя, встрепенулся. – Да-да. Мы знаем, кто был "кротом" на Торфане, причем таким кто вне подозрений. Хорошо ты внедрился, рассказал слезную историю про погибших родителей, про тяжелое детство. Признаюсь, меня тоже слеза прошибла - Гальвар картинно хмыкнул носом. Тоже мне - Австралиец, ты ведь не из какого не Сиднея, а из Африки. Сулейман Саммин, из "Черных ангелов", Ариман. Лучший разведчик, двойной агент, и скоро труп. Ну что молчишь - где они?

-Да пошел, ты знаток хренов! Не фига ты обо мне не знаешь, и вообще ты достал меня, и твои вопросы. Твою смерть я тоже вижу, она уже занесла над тобой косу, Салки Гальвар - тебе осталось не долго. Но тебе, я себя убить и дальше мучить не дам! Сам ищи, урод. - сказав это, Хопкинс надавил на железные зубы, и ампула с синтетическим ядом вылила свое содержимое прямо в кровь человека. Хопкинс улыбнулся, дернулся и замер, остекленевшими глазами уставившись, в серое небо.
Все наемники, и сам Гальвар с занесенной трубой над вторым коленом так и замерли с раскрытыми ртами. Тот наемник, что осматривал Удуна подошел к Хопкинсу и приложил руку к его шее, пощупал пульс, и сказал – Этот тоже готов.
«Хопкинс исполнил своё последнее соло».
Просмотры: 498

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности