Полет Валькирии

Бета: Ingwar Жанр: фантастика, экшн, пропущенная сцена Персонажи: Рик Трентон, Призрак (Джек Харпер), Миранда Лоусон Предупреждение: ПУБЛИКУЕТСЯ ВНЕ КОНКУРСА!

Литературный ивент MEU-2020. Заявка № 7 (автор: Вася_Штопор). "Я сволочь, и я это знаю". Философия и размышления высокорангового офицера Цербера об деяниях своих и своей организации и как Церберусы под его командованием против Иллюзорного незадолго до битвы за Землю сговаривались. Операция "Валькирия", только в профиль.



Рик Трентон в очередной раз проверил, крепко ли сидит на нем его серо-желтый шлем. Операцию, на которую их сейчас вез бронетранспортер, ему поручил Призрак лично. Ну как, лично? Передал на датапад приказ. Но зато сам, из своего личного кабинета, судя по обратным данным.
По сравнению с предыдущим годом, в этом набрали слишком много рекрутов, и их следовало постепенно вовлекать в дела организации. Сам Рик уже довольно давно не участвовал в таких рядовых вылазках, тем более, что в его подчинении было несколько отрядов, а не один маленький взвод, но раз глава "Цербера" сказал "надо", то ослушаться приказа мог только идиот. Хотя в последнее время задания казались Рику все более бессмысленными, а порой и излишне жестокими.
Рик осмотрел сидящих рядом людей и остановился взглядом на новичках. Да уж… Из школ что ли уже набирают? Пацаны сопливые! Всего в этот взвод пришло четверо новеньких, но и этого было много, если говорить о слаженной работе, особенно в боевых условиях. Командир повернулся к новичку, который сидел на соседнем месте. Тот, очевидно, нервничал, но старался внешне этого не выдавать.
– Рядовой Родман, – начал было Рик. Парень весь подобрался и было похоже, что перестал дышать. – Тебя как по имени? – чуть мягче добавил Трентон.
– Сэмюэль, сэр, – ответил рядовой.
– Слушай, Сэм. Когда я пришел в "Цербер", мне лет было, чуть меньше, чем тебе. Не дрейфь. Держись возле старших товарищей, смотри и запоминай. Под пули не лезь – их еще хватит на твою долю. Я буду с вами от начала и до конца.
– Так точно, сэр, – ответил рядовой, – А другие группы тоже отправили на задание?
– Почему тебя это интересует? – удивился Рик такому вопросу.
– У меня есть друг детства, с которым мы пришли сюда вместе. Он попал по распределению в другое подразделение. Хотел узнать, вдруг пересечемся на миссии.
– Не знаю, что вам рассказывали в учебке, но у каждой ячейки есть свое начальство – оперативник, который отчитывается лично перед Призраком. В нашей такой оперативник – я. Так что я головой рискую на каждой вашей операции. Конечно у Призрака есть и более приближенные сотрудники, у которых в свою очередь есть свои ребята, но ячейки друг о друге не знают, в основном из соображений безопасности. Так что, отвечая на твой вопрос – нет. Скорее всего вы больше не увидитесь.
– Жаль, – только и ответил Сэм.
Рик ничего не ответил. Да и что тут ответишь? Сам он сирота, без родных и друзей. Попал сюда юнцом, и "Цербер" стал его семьей. Никто его не ждал и никто не скучал по нему.
– … а попка просто супер, так бы и куснул! – сквозь мысли долетел до него голос одного из рядовых с другого конца бронетранспортера. Бойцы заржали, но увидев взгляд Рика, стушевались.
– Кого обсуждаем, рядовой? – бросил Трентон.
– Никого, сэр, – ответил один из бойцов.
– Я бы не хотел, чтобы ваши разговоры каким-то образом дошли до мисс Лоусон, – отмахнулся от их отговорки Рик. Он прекрасно знал, о ком по ночам мечтает добрая половина его отряда. – Поверьте мне, этот орешек вам не по зубам. Можно инвалидом остаться на всю жизнь, или этих зубов не досчитаться.
Миранда Лоусон была одним из оперативников, находящихся на особом положении – она была правой рукой Призрака и руководителем сверхсекретного проекта "Лазарь". Она обладала не только совершенным телосложением, но и острым умом, что делало ее весьма опасным противником для врагов "Цербера".
Бронетранспортер дернулся и остановился.
– Приехали! – Крикнул водитель и заглушил мотор.
– Выходим по одному, ждем приказаний снаружи. Оружие держать наготове, но без моей команды не применять, – отчеканил Рик и снова поправил шлем.
***

Операция прошла не безупречно – двое мертвы, еще четверо ранены. Оказалось, что гнездо рахни охраняло гораздо больше взрослых особей, чем доложила разведка. И не просто рабочих, а рахни-солдатов. Зачистка территории от этих тварей не являлась основной задачей, но несколько особей они все-таки положили. А самое главное – удалось добыть три нераскрытых яйца с детенышами. Отступали быстро, убитых забрать не удалось.
Обратный путь до корабля прошел в тишине. Только слышен был тихий стон одного из тяжелораненых, а еще то, как всю дорогу рядовой Родман блевал в углу бронетранспортера.
Сопровождать добытые яйца в лабораторию Трентон поехал лично, отправив свой взвод на базу, где раненых ждал лазарет, а остальных – выпивка. После подобных операций Рик закрывал глаза на то, как его бойцы снимают стресс.
***

Лаборатории “Цербера” были неприступной крепостью, и каждый проект был тщательно законспирирован. Рик бывал там всего пару раз, но почти ничего не видел, лишь слышал мельком, как двое ученых говорили между собой об одном проекте. Даже не говорили – спорили, кто будет докладывать руководителю проекта “Лазарь” об очередной неудаче.
Миранду Лоусон боялись все. Обожали, восхищались, но боялись до дрожи. И неудивительно. Она не давала ни единого шанса на ошибку. Ни себе, ни кому-то еще. Рик как-то был свидетелем, как она отчитывала лаборанта за беспорядок на столе. А проект “Лазарь”, как понял Рик, был очень важен для Призрака и для мисс Лоусон. И она из кожи вон лезла, чтобы все шло как надо.
Сегодня на этаже, куда Трентон доставлял биологический материал, было слишком людно. Один из секторов перестраивался, рабочие в желто-черной униформе передвигали стеновые панели, туда-сюда ходили люди, которые носили оборудование, столы, возили на тележках колбы и различные инструменты. Мимо быстрым шагом прошуршал молодой лаборант с клеткой, полной белых мышей.
Рик, не торопясь, толкал перед собой тележку с контейнерами и озирался по сторонам. Нечасто ему доводилось наблюдать за работой на этом этаже, обычно все происходило за закрытыми дверями и глухими стенами. Дойдя до нужного места, он остановился около стойки дежурного администратора, но того не было на месте. Рик нажал на кнопку вызова и развернулся спиной к стойке, чтобы увидеть, откуда пойдет дежурный. В это время слева разошлись створки двери, и два лаборанта начали проталкивать через довольно узкий проем огромный стеклянный аквариум на колесах, который наполовину был заполнен какой-то зеленоватой жижей. На крышке было установлено какое-то оборудование с кучей трубок и проводов. В жидкости шевелилось что-то живое. Рик смотрел во все глаза, и ему показалось, что он сумел рассмотреть то, что было в аквариуме. Тут его заметил один из лаборантов:
– Эй, ты что тут делаешь? Тебе нельзя здесь находиться!
Он выхватил из кармана рацию и что-то быстро начал говорить в нее:
– Здесь посторонний, пришлите охрану.
– Спокойно, – оперативник вытянул руки и сделал шаг вперед, активируя омнитул, – Я Рик Трентон, у меня есть допуск на этот этаж. Вот.
Он нажал несколько сенсорных кнопок и вывел голограмму пропуска, но лаборант не обратил на него никакого внимания. И тут в аквариуме раздался плеск и из жидкости показалась рука, а потом и голова. Человеческая голова! Но с ней что-то было не так.
"О, Боже! Что случилось с этим бедолагой?" – успел подумать Рик. Человек в аквариуме дернулся, зеленые брызги ударили о стекло. Изуродованная рука скребла по стенке аквариума. Лаборанты засуетились. Один продолжал орать в рацию, а второй судорожно шарил по карманам, пытаясь, видимо, что-то отыскать. Раздался хриплый стон, и вслед за головой показалось тощее тело с торчащими из груди тонкими суставчатыми лапками, как у…
"Рахни!" – Трентон автоматически схватился за то место, где обычно у него находилось оружие. Но пистолет, как и винтовка лежали в камере хранения пропускного пункта на станцию. Рика окликнули по имени и он обернулся на голос – администратор подошел принять груз. Лаборанты резво покатили аквариум прочь по коридору. Существо, больше не являющееся человеком, продолжало дергаться в нем, оставляя на полу зеленые лужицы расплескавшейся жидкости.
– Мистер Трентон, вы что-то привезли для лаборатории, насколько я знаю, – проговорил администратор.
Рик несколько раз обернулся вслед аквариуму, все еще недоумевая, открыл было рот, чтобы что-то спросить, но передумал и полез в карман за сопроводительной документацией.
Трентон отметил своей подписью и отпечатком пальца передачу груза и собирался уже уходить, как заметил идущую по коридору Миранду Лоусон в сопровождении молодого человека в белой униформе лаборатории. На ней был неизменный обтягивающий комбинезон, больше демонстрирующий, чем скрывающий все ее изгибы. Локон шикарной черной гривы то и дело падал ей на лицо, а она изящным движением отводила его за ухо. Она и лаборант о чем-то оживленно разговаривали, но сразу же замолчали, увидев посторонних. Пройдя мимо Трентона, женщина даже не удостоила взглядом замершего на месте оперативника. Рик проводил взглядом пятую точку мисс Лоусон и мысленно присвистнул:
"Все-таки правы ребята – шикарная задница!"
Миранда подошла к одной из дверей и приложила пропуск к электронному замку, на экране которого сразу же высветилась надпись: “Проект “Лазарь”. Большая створка отъехала в сторону и взгляду Рика открылся небольшой участок помещения. Он сделал шаг влево, чтобы получше разглядеть, что там происходит. Но не увидел почти ничего, кроме огромного стеклянного инкубатора, в котором лежало человеческое тело, издалека было не разобрать какого пола.
– Мистер Трентон, у вас что-то еще? – от стойки администратора раздался голос, в котором проскользнули нотки раздражения.
– Нет, я уже ухожу, – Рик с сожалением заметил, что дверь за мисс Лоусон уже закрылась.
***

Позже, лежа на своей койке, слушая Вагнера, он прокручивал в голове то, что увидел в лабораториях. Ему не давало покоя то существо в аквариуме. Рик никогда не задавал вопросов, для чего он выполняет то или иное задание, не его это было дело. Но сейчас прослеживалась четкая связь между тем, что он видел, и яйцами рахни, которые не впервые привозил по заданию. Рик почувствовал себя так, как будто наступил в дерьмо варрена – месяц потом от этой вони не отмыться. А это дело очень дурно пахло, судя по всему.
"Чертов Призрак ставит эксперименты над людьми?" – этот вопрос не давал покоя Трентону, и он продолжал лежать и перебирать в памяти все, что увидел и узнал за все время службы в "Цербере". Дело выходило очень скверное. Кусочки пазла сложились, и многое вдруг стало понятным. Рик много повидал, случалось и убивать таких же солдат, во имя великих целей и процветания человеческой расы, но такого, чтобы живых людей с разными тварями скрещивали…
Его мысли были прерваны сигналом омнитула.
– Командир, ты бы подошел. Тут у нас конфликт назревает, – раздался голос сержанта.
Ни дня не обходилось, чтобы кто-нибудь не собачился. В основном задирали молодняк. "Старички" были не прочь подшутить над новенькими, а ответная реакция могла быть разной.
Рик вошел в один из блоков и сразу же обнаружил источник конфликта – рядовой Бракс и новичок Родман стояли друг напротив друга и молча сопели. Было видно, что основная часть разборок уже пройдена, оскорбление нанесено, и им осталось выяснить, кто выйдет из этого конфликта поверженным, а кто победителем.
– Отставить! – сразу с порога гаркнул Рик. – В чем тут дело?
– Я не намерен жить рядом с биотическим выродком, – процедил рядовой Бракс. – Кто знает, что от него ожидать?… Сэр, – добавил он в конце.
Рик тяжело вздохнул, этот Бракс – невежда, как и многие другие, выросшие вдали от нулевого элемента и никогда не видевшие живого биотика вблизи. Трентону регулярно приходилось просвещать таких вот дремучих солдат, которые любое отклонение в природе человека ставили на одну ступень с врагом.
– Биотика – это не болезнь, – уставшим тоном школьного учителя начал объяснять Рик. – Это длительное воздействие нулевого элемента на организм человека, ребенка или эмбриона, вызывающее у него положительные мутации и способности. Что плохого, что среди нас есть те, кто может в бою помочь сослуживцам с помощью, например, биотического щита? В "Цербере" существует не одно подразделение, состоящее исключительно из биотиков.
– Вот и пусть туда валит… мутант, – Бракс плюнул под ноги Родману.
– Это не тебе решать, рядовой, – холодно произнес Трентон. – Всем разойтись, а ты, Родман, иди за мной.
Он махнул рукой молодому солдату и вышел из общего блока. Биотик вышел за ним и продолжил следовать на небольшом расстоянии, пока они не дошли до помещения, служившего Рику не только рабочим кабинетом, но и жильем.
– Почему ты не сказал о своих способностях при поступлении на службу в нашу организацию? – спросил Рик, когда они зашли внутрь.
– Меня не спрашивали, – пожал плечами Родман.
– Сэмюэль, не держи меня за дурака, вам всем были выданы анкеты, в которых обязательно присутствовал такой вопрос. Это было необходимо для распределения таких, как ты, в особое подразделение.
Трентон опустился на стул и жестом предложил сесть рядовому. Тот воспользовался предложением, но при этом опустил голову и виновато произнес:
– Я догадывался, что меня назначат в другое место… Я хотел служить вместе с Крисом.
– Так вы эти? Пид… у вас отношения?
– Нет! – резко выкрикнул Сэм, – Мы не из этих… мы друзья детства! – и уже тише добавил: – Мои родители переехали в шахтерское поселение, когда я был еще ребенком. А когда погиб отец, то мать меня часто оставляла в семье Криса, когда работала по ночам и выходным. Мы росли, как братья.
– Понимаю, рядовой. Я, конечно, должен доложить о биотике, и возможно тебя переведут, но я не думаю, что ты встретишься со своим другом. Постарайся не провоцировать сослуживцев, а я что-нибудь придумаю.
– Спасибо, сэр. Я пойду? – рядовой встал.
– Можешь идти, – Рик махнул рукой, а когда боец вышел, он подпер голову руками и задумался. Сегодня ему придется отчитываться перед Призраком о проведенной операции, заодно нужно упомянуть и Родмана. Биотиков к ним обращалось немного, а Призрак очень ценил людей с такими способностями. Видеосвязь с главой организации “Цербер” была назначена на пять часов, поэтому Трентон решил отправиться в тренировочный зал, чтобы убить время.
***

Неизменный стул посреди большой комнаты с кучей экранов, дым от очередной сигареты, который в удаленной голо-версии Призрака создавал иллюзию помех, – все это Рик видел много раз, и этот “видео отчет” был не исключение. Волосы, чуть тронутые сединой, несмотря на солидный возраст, неброская, но очевидно дорогая одежда, и стальной отсвет кибернетических имплантов в его роговицах. Лишь немногие слышали имя, которое носил глава Цербера в своей прошлой жизни – Джек Харпер, остальные же знали его под кодовым именем “Призрак”, которое отражало суть скрытого существования этого человека. Глава “Цербера” затянулся, выдохнул дым, и Рик невольно поморщился, хотя не мог почувствовать запаха от этой голографической сигареты.
– Я доволен проделанной работой, Рик, – раздался чуть сиплый голос этого, еще не старого мужчины. – Лаборатория получила материал и приступила к новым испытаниям.
От слова “испытания” у Рика зашевелились волосы на голове, перед глазами снова встал аквариум с мутно-зеленой жижей и тонкая изуродованная рука, скребущая по стеклу. Он сглотнул и промолчал.
– Очень жаль, твоих людей, которые не вернулись с задания. Их семьям уже отправлены соболезнования и материальная компенсация.
“Смитсон и Кенрик их звали, а ты наверное даже не видел никогда их в лицо”, – мысленно добавил Трентон, но вслух снова не проронил ни слова.
– Насчет биотика, – Призрак снова затянулся, облако дыма на мгновение скрыло из виду его лицо. – У меня есть соображения, куда его определить, там как раз не хватает людей с его возможностями. У них и жалование повыше, и новейший биотический имплант ему поставят совершенно бесплатно. Оформи перевод, его заберут через пару дней.
– Да, конечно, сэр. Документы на перевод будут готовы сегодня, – кивнул Рик, но связь не оборвал, колеблясь.
– У тебя что-то еще, Трентон?
– Сэр, я бы хотел кое-что узнать. Не сочтите за дерзость, возможно это не мое дело, но я стал свидетелем некоторых вещей и хотел бы понять что я видел.
– Говори.
Внешне в облике Призрака ничего не изменилось, но в голосе прорезались стальные нотки.
– Там был человек… или уже не человек...
Рука на стекле. Зеленая жижа. Стон. Изуродованная грудная клетка.
Рик перевел дух от нахлынувших воспоминаний и продолжил:
– Мне показалось, что это был результат какого-то скрещивания, я хотел бы узнать, что происходит в этой лаборатории, и имеет ли мое задание какое-нибудь к этому отношение?
Призрак замолчал на какое-то время, и Трентон подумал было уже, что связь прервалась, оставив голографический след последнего движения, если бы не легкая струйка дыма, извивающаяся над сигаретой Харпера.
– То, что ты видел, было новой разработкой усовершенствования нашей армии, – похоже Призрак все-таки принял решение ответить на вопрос. – Ты же понимаешь, что идет война? Пусть неявная, но скрытая война против человечества идет. И на этом поле боя все средства хороши. Нам нужны “суперсолдаты”!
Призрак выделил голосом слово “нам”, как будто лично им двоим – ему и Рику, это было жизненно необходимо.
– Нам приходится добавлять в генетический код человека новые звенья. Для выносливости, силы и других преимуществ. Это неизбежно, Рик! Человечество превыше всего! Цель оправдывает средства!
“Да ты же безумен!” – вдруг пронеслась мысль в голове Трентона, и как будто пелена упала с глаз, теперь он ясно видел то, как Призрак нервно стряхивает пепел, как подергивает головой, как будто у него свело шею.
– Я понял, сэр, – ответил он, стараясь ничем не выдать своих сомнений. – Мы делаем общее дело, я не должен был задавать вопросы и сомневаться в ваших методах.
– Рик, ты же с нами очень давно, – Призрак затушил окурок и прикурил новую сигарету. – Я думал, что мы уже прошли этот этап сомнений и вопросов еще лет десять назад.
– Так точно, сэр. Виноват.
– Закончим разговор, Трентон, – Призрак набрал какую-то команду на терминале, встроенном в подлокотник его кресла. – Меня ожидает сейчас еще один сеанс, а к этому вопросу, если хочешь, мы вернемся позже, в более свободное время. Конец связи.
Комната переговоров опустела, а Рик все стоял, чувствуя себя, как будто на него вылили ведро холодной воды. Тон, которым говорил с ним глава “Цербера” не предвещал ничего хорошего.
“Если он настолько безумен, как я думаю – мне несдобровать” – подумал Трентон. – “Он искренне верит в то, что говорит, и не остановится. Черт меня дернул задать этот вопрос!”
Теперь у Рика было два пути: прикинуться фанатиком и убедить Призрака, что он полностью разделяет его взгляды, но при этом смотреть на своих ребят и знать, что любой из них может попасть под нож, и ему внутрь подсадят какую-нибудь тварь. Второй путь – валить! Но куда? “Цербер” был его домом, родных у него не было, да и денег Рик не накопил, не считая нужным откладывать что-либо, потому что из любой операции он мог просто не вернуться живым. И единственное, что пришло ему в голову – рассказать все своему лучшему другу и спросить совета.
***

За все время, проведенное здесь, Рик был со многими в хороших отношениях, но сблизился только с одним – врачом из местного лазарета. Его звали Натаниель Штейн, он был молод, но прекрасно справлялся со своими обязанностями. Про таких, как он говорили: “врач от бога”.
Штейн был на своем месте, но не один. Рядом мялся один из новичков из отряда соседнего крыла. По сравнению с долговязым и худым врачом, молодой боец выглядел совсем уж ребенком. В руках Натаниеля был датапад, в который он очень внимательно вглядывался.
– Привет, Рик, – воскликнул Штейн и махнул рукой. – Присядь пока, я сейчас освобожусь. А это что за пункт об отказе в претензиях? – спросил он уже паренька курьера. – То есть они будут впаривать мне просроченные медикаменты, а я даже не смогу вернуть за них деньги?
– Я не знаю, сэр, у меня только доставка, – промямлил боец. – Вы подпишите, и я пойду.
– Ничего я тебе подписывать не буду, – решительно сказал Натаниель и отдал датапад курьеру. – Можете забирать медикаменты, я сам напишу в управление. Черт знает что!
Паренек уныло принял электронную накладную из рук врача и принялся неуклюже пропихивать объемную тележку в двери лазарета.
– Совсем обнаглели у себя там! Типа вам, солдафонам, и просрочка сойдет, а вы еще и не жалуйтесь! Говножуи хреновы! Как дела, дружище? – практически без пауз проговорил Штейн и пожал руку Трентону. – Слышал, что у вас сегодня были разборки? И даже видел последствия.
– Ты о чем? – не понял Рик.
– Приходил сегодня ко мне один твой новенький, с рассеченной бровью. Я его зашил. А потом и второй, хамло это… как его? Бракс! С огромным синяком на заднице. Я думал, что копчик сломан. Но вроде ничего, заживет, но сидеть долго не сможет.
– Вот зараза! Я ж их растащил! Наверное, пока я был в конференц-зале, снова сцепились.
– Ну Бракс все время задирается, а тут получил по заслугам. Теперь не сунется. Ты, кстати, чего пришел-то?
– Мне бы поговорить с тобой надо, только если ты не занят.
– Что-то случилось? – С Натаниеля вдруг мигом слетел весь шутливый тон.
Он запер дверь лазарета и установил на ее дисплее режим “не беспокоить”.
– Рассказывай.
И Рик рассказал все, начиная с операции с яйцами рахни и заканчивая разговором с Призраком.
– Мдаа… – Штейн почесал голову, взъерошив свои и без того спутанные волосы. – Говоришь, в тех лабораториях ставят опыты на людях?
– Это то, что я видел. Еще там находится проект “Лазарь”, ну тот, который Лоусон ведет, – пояснил Рик.
– Мирандино детище! Наслышан. А что с ним?
– Я видел мельком в открывшейся двери какой-то бокс с лежащим внутри человеком, возможно там тоже вживляют этому человеку какие-нибудь жвалы молотильщика.
– Да ну, не может быть, – с сомнением протянул Штейн. – Миранда бы не занималась такой ерундой, как генная инженерия или биологическое оружие. У нее там что-то посерьезнее.
– Ерундой? – вспылил Рик. – Для вас, костоправов, жизнь простого солдата – ерунда?
– Тише ты! – Натаниель бросил взгляд на дверь, и добавил уже вполголоса: – Не то я хотел сказать. Прости, конечно не ерунда. Так ты говоришь, что Призрак спятил?
– Ты бы слышал, как он говорил! “Человечество превыше всего! Цель оправдывает средства!” – Трентон передразнил голос Харпера. – Мне кажется, что не человечество у него в приоритете, а мировое господство. И как я раньше этого в нем не видел? Он не остановится ни перед чем.
– И что ты думаешь делать?
– Я? Да что я смогу сделать-то? Убить его что ли? – горько усмехнулся Рик.
– Ну а что? Окажешь человечеству большую услугу, – улыбнулся Штейн.
– Ты что? Убить Призрака? Да кто способен на такое? Это самый неуловимый в Галактике человек, если не считать Серого Посредника.
– Я сомневаюсь, что Серый Посредник вообще человек, – Натаниель многозначительно посмотрел на Рика.
– Тут ты прав. Хотя никто никогда не видел, как он выглядит, так что нельзя утверждать однозначно.
Они помолчали, думая каждый о своем.
– Надеюсь, что все, что я себе надумал – всего лишь моя паранойя, – сказал Рик и протянул руку Штейну. – Ну, пойду я.
– Не думай об этом. Может мы чего-то не знаем. Кто мы такие? Пешки! А управляют нами настоящие игроки, – врач похлопал друга по спине.
– Фаталист! А еще врач.., – фыркнул Трентон и вышел из лазарета.
***

Весь оставшийся день у Рика не шли из головы слова Натаниеля. Если у власти стоит безумец с неограниченными денежными и человеческими ресурсами, то каких он дел может наворотить.
“Завтра надо будет запросить у Призрака еще одну видеосвязь и попробовать разобраться. Может все это безумие мне привиделось.”
С этой мыслью Трентон уснул у себя в кровати.
Проснулся он от того, что кто-то тряс его за плечо. В темноте не было видно лица этого человека. Рик сразу же вскочил на ноги и дернул было рукой в сторону изголовья, где лежала его винтовка, но тут таинственный незнакомец произнес:
– Рик, спокойно. Это свои.
В руках говорившего зажегся фонарь и осветил его лицо.
– Штейн, твою мать! – в сердцах выругался Рик. – Ты чего ночью шляешься и пугаешь людей? А если бы я тебя пристрелил? И как ты ко мне в комнату пробрался, я ж ее запер?
– Все вопросы потом, иди за мной, – вполголоса проговорил он, затем посветил на Трентона и добавил: – Штаны только надень.
В коридоре все еще горел приглушенный свет, который на ночь не отключали. Штейн уверенно шел вперед, изредка оглядываясь, чтобы посмотреть поспевает ли за ним Рик. Трентон умирал от любопытства, и оно боролось в нем со злостью на друга, который, ничего не объяснив, тащит его ночью черт знает куда.
– Мы почти пришли, – шепнул Штейн, остановился и прикоснулся к электронному замку на двери. Натаниель вошел первым. Рик, секунду поколебавшись, шагнул за ним и оказался в раздевалке, которая примыкала к душевой и соседствовала через стенку с небольшим бассейном. Сейчас скамейки были сдвинуты так, чтобы образовывать между собой подобие круга. Почти все места были заняты людьми. К своему удивлению Рик заметил четырех командиров отрядов, пару сержантов и трех рядовых из других взводов. С некоторыми он общался ежедневно.
– Добро пожаловать в штаб операции “Вальгалла”, – торжественно произнес Штейн, а ближайший к нему сержант подвинулся, освобождая место на скамье.
***

Разошлись они уже под утро. Рик с сожалением посмотрел на часы, спать оставалось совсем недолго, но ложиться совсем не хотелось. Мысли бешено скакали в голове, не собираясь укладываться в ровную и понятную схему. Как так? Прямо под носом у Призрака тайное сообщество! Бунт! Заговор! И он теперь его участник. Как объяснил Штейн, они уже давно заметили, что у Призрака “не все дома”. Все больше стало поступать странных заданий, начали пропадать люди, а самое главное – у них появился шпион в лаборатории, который рассказывал такие вещи, что волосы вставали дыбом, и не только на голове. Натаниель уже давно являлся членом сего собрания, но Рику ничего не говорил, не зная, как тот отреагирует, ведь Трентон почти всю жизнь провел в этих стенах. А сегодня все изменилось, когда Рик пришел к нему сам со своими сомнениями, которые отражали всю суть тайного собрания.
Члены операции “Вальгалла” очень воодушевились, заполучив в свои ряды высшего офицера – старшего оперативника, у которого был прямой доступ к главе “Цербера”. Но сам Рик пока находился в смятении, хотя тот факт, что подобное сообщество появилось, говорил о том, что в организации давно нужно было что-то менять.
Следующие две недели пролетели, как один день. Рик механически, как робот, выполнял свою функцию: ходил на тренировки, выполнял задания, составлял планы, заполнял отчеты и раз в два дня по ночам ходил на тайные собрания. За все это время их сборище пополнилось еще одним членом, его привел сам Рик. Документы на перевод этого молодого биотика он так и не подал, а ему никто не напоминал. После того инцидента к Сэму никто больше не цеплялся, а сам парень попросился остаться в отряде.
Заговорщики приносили на собрания разные новые сведения, и было очевидно, что безумия, творящиеся в лабораториях "Цербера", не прекращались, и с этим надо было что-то делать. По всему выходило, что устранить Призрака было самой сложной, но самой правильной идеей. А убить Призрака мог только тот, кто был к нему приближен, то есть один из старших оперативников, кем и являлся Рик Трентон. План был прост на словах, но невероятно сложен в исполнении. Слишком большую роль в операции играла удача. Призрак почти никогда не покидал своего "логова", которое было засекречено даже для своих. Но иногда случалось и ему выходить "в свет", и члены собрания терпеливо ждали благоприятного стечения обстоятельств.
***

День “икс” наступил достаточно быстро, все-таки удача была на их стороне. Шпион из лабораторий передал информацию: по неофициальным каналам до него дошел слух, что Призрак собирается проинспектировать проект “Лазарь” лично. Видимо это было очень важно для него, не зря главой проекта был назначен его лучший оперативник. Вернее – лучшая.
План покушения был достаточно примитивным, что с большей долей вероятности делало его успешным. Эта мысль, поданная Натаниелем Штейном с величайшей долей пафоса была воспринята членами сообщества весьма скептически, но план и правда был до смешного прост, но выполним. Самое трудное в нем было найти и собрать достаточное количество нулевого элемента и смастерить детонатор. Но это уже было готово. Бомба была собрана, помещена в контейнер и ждала своего часа. Рик не спрашивал, где бойцам "Цербера" удалось раздобыть такое количество этого редкого и дорогого элемента. Не иначе, сработали связи на черных рынках Омеги.
План был таков: пользуясь положением старшего оперативника, Рик должен будет отправиться в лаборатории для того, чтобы доставить груз для мисс Лоусон, а именно – контейнер с нулевым элементом для нужд ее проекта. Естественно, никакой груз Миранда не ждет, но администратор знать этого не будет, а оперативники перед ним не отчитываются. Детонатор в неактивном состоянии не обнаружится сканером, и в нужный момент активируется биотическим воздействием. Для этого Рику будет нужно взять с собой молодого новичка-биотика, и вот тут начинались проблемы. Посторонних не пускают в лаборатории, а проникнуть туда извне практически невозможно, если у тебя нет именного пропуска. Решение нашлось спонтанное – буквально за день до операции рядового Родмана удалось записать добровольцем на участие в какой-то программе "Цербера", так что разовый пропуск у него теперь был. Все остальное зависело от слаженности их команды.
– План держится только на том, что администраторы обязаны доверять моему слову – от старшего офицера никто подвоха не ждет, – говорил Рик на последнем перед операцией собрании. – Поэтому всем быть начеку. Реагировать на малейшие сигналы отклонения от плана. У всех будет радиосвязь через омни-наушник. Ну, удачи нам!
***

За стойкой дежурил тот же самый администратор, что и в прошлое посещение Риком лабораторий. Он сухо кивнул Трентону и уставился в экран своего терминала, выискивая информацию о посетителях.
– Вы у меня на сегодня не отмечены, – поджав губы обронил администратор.
– Срочный заказ от мисс Лоусон, – Рик постарался придать своему голосу убедительности и даже непроизвольно нахмурил брови. – Нулевой элемент для проекта.
Дежурный взял в руки сканер и подошел к тележке с контейнерами.
– У меня инструкции, – он развел руками, как бы извиняясь, и просканировал груз. Затем нажал на своем терминале клавишу вызова. Буквально сразу же прибежал тощий лаборант и ловко перехватил ручку тележки у Трентона.
– “Лазарь”, – коротко указал направление дежурный и протянул Рику датапад для подписи. Тот ткнул пальцем в экран, оставляя отпечаток, но остался стоять у стойки. Нужно было дождаться рядового Родмана, а группа добровольцев, в которую его записали, запаздывала.
– Мистер Трентон, у вас все? – с раздражением в голосе произнес администратор и бросил быстрый взгляд на увозившего тележку лаборанта.
– Видите ли, – Рик взглянул на его бейджик с именем, – мистер Смитсон, у пилота моего шаттла… Как бы это поприличнее сказать? У него диарея. Он сейчас проводит время в одном из ваших сортиров.
– Диарея? – администратор уставился на Рика.
– Ну, да. Понос! Бедный парень. Вот я и вынужден тут с вами ждать, когда из него все выйдет… так сказать.
– Ох, избавьте меня от подробностей, мистер Трентон, – Смитсон замахал на него руками, затем кивнул, – Можете присесть вон туда, мне надо заняться оформлением. Сегодня много поступило добровольцев.
Он демонстративно взял в руки датапад, показывая этим, что разговор окончен. Рик улыбнулся уголком губ и направился к небольшому уголку, в котором стояли два полукресла. Лаборант вышел из помещения проекта "Лазарь", и Рик мысленно поставил в уме галочку, что все идет по плану. Он лениво, вполглаза, просматривал один из рекламных планшетов, когда в помещение вошли пять молодых ребят в форме с эмблемой "Цербера" в сопровождении одного из работников лаборатории. Увидев среди них Сэма, Трентон облегченно выдохнул. Теперь оставалось только дождаться самого “виновника торжества”.
Пока очередь из новобранцев подтверждала свои данные у администратора, в коридор из-за угла вывернула процессия в составе четырех человек. Сам Джек Харпер в сопровождении прекрасной мисс Лоусон, а также двух здоровых лбов в новейшей легкой броне “Цербера”. Конечно Рик предполагал, что Призрак не придет без охраны, но вступать с ними в схватку не было необходимости, главное, чтобы они не помешали задуманному плану. Миранда открыла электронный замок и вошла внутрь, за ней проследовал и Призрак. Охранники остались ждать снаружи. Рик прижал кнопку наушника и четко произнес: “Сейчас”.
Новичок Родман в два прыжка оказался около дверей, прямо перед охранниками. Он вскинул руки перед собой, одновременно с этим громилы выхватили оружие. Рик видел все происходящее, как в замедленном видеоролике. Голубой сгусток вырвался из рук Сэма, и сверкающий луч, пройдя сквозь стены и двери лаборатории, попал четко туда, где должен был находиться контейнер с нулевым элементом. Раздались выстрелы, и Родман упал одновременно с охранниками, которые не удержались на ногах, сметенные волной биотического воздействия. Стены затряслись, пол заходил ходуном, и последнее, что увидел Рик – это летящая на него с огромной скоростью одна из створок двери проекта “Лазарь”.
***

– Черт возьми, Миранда, что у вас тут за бардак творится? – Призрак поднялся с пола и отряхнул идеально сидящие брюки. – Я не так часто заглядываю сюда, и вот что я обнаруживаю.
Лоусон огляделась вокруг и деактивировала биотический щит, которым она в последний момент успела накрыть не только себя вместе с главой “Цербера”, но и капсулу с человеком, который, собственно, и являлся важным проектом под кодовым названием “Лазарь”. Призрак поднял стул, который случайно попал в поле защитного купола и поэтому остался цел, перевернул его и сел. Затем достал сигарету и чиркнул зажигалкой.
– Прошу тебя, Миранда, разберись, кто в этом виноват, у меня нет возможности и желания заниматься еще и этим, – сказал он, не глядя на женщину. Его взгляд был направлен на полупрозрачную капсулу, в которой все еще дышал человек.
– Конечно, сэр, – мисс Лоусон, потрясла кистями рук, снимая напряжение. По ним пробежали синие искры, как остаточный биотический импульс, и она вышла сквозь искореженный проем в то, что раньше было коридором лаборатории.
– Ну что же, коммандер, – негромко произнес Призрак, и потрогал капсулу рукой, – как теперь узнать, на кого из нас было совершено покушение?
Но никто ему не ответил.

Октябрь 2020 г.
Просмотры: 51

Отзывы: 2

1
1 Fox666  
Было очень интересно. Жаль, что по объёму это рассказ. Про интриги, моральные дилеммы, и о личностях заговорщиков я с удовольствием почитала бы в формате целого романа ;)
Но с другой стороны, так как это "пропущенная сцена" из канона, то фанфик вполне хорош в своём виде. Ничего лишнего и есть интрига. Всегда приятно посмотреть на знакомую и любимую историю с неожиданного ракурса.

0
2 kzaitc  
Большое спасибо, рада, что понравилось)

Рейтинг квестов в реальности