От войны до мира. От ненависти до любви. Часть 1.

Название: От войны до мира. От ненависти до любви.
Авторы: Metal_Naklz, Volchitsa-Assassin
Персонажи: Ричард "Черт" Леонидов, Рессиана (Рэси) Джейдан.
Жанр: AU, Drama.
Аннотация: Для Ричарда происходит крайне неприятная перемена, в то время как на мировой арене начинается что-то необъяснимое.
От автора: Четвертое произведение во вселенной МЕ. Спасибо моему любимому соавтору за помощь. Не забывайте комментировать, так как автору безумно приятно читать отзывы, мнение и критику.
Статус: в работе

- Ну так что, Черт, сегодня говорить будем? - турианец зарядил тяжелым кулаком в живот человеку.
- Кха... Да шли бы вы!
- Все ясно, покрепче его привяжите, - надсмотрщик удалился из помещения.
Ричард мог лишь гадать, как пытать его будут сегодня. Полутемное помещение. Двое охранников по разным углам с готовыми автоматами на изготовку. Попытка сбежать - смерть или тяжелые ранения. А то, что ему пропишут пулю в лоб, при попытке освободиться, он не сомневался. Турианцы не такие как люди, церемониться не будут, убьют на всякий случай и все. Никаких проблем.
- Пошла! - послышался знакомый голос главного надсмотрщика за дверью. После того, как металлическая дверь разъехалась, и все тот же главный турианец толкнул знакомую турианку в помещение.
- О, да это же наша канцелярщина, - прищурившись, ухмыльнулся Ричдард.
- Рэси, у тебя есть шанс искупить предательство перед Палавеном и Духами, - произнес надсмотрщик - Выведай у этого Леонидова всю информацию о местонахождении баз Альянса и количестве вражеской техники. Даю тебе три часа. Можно пользоваться любыми пытками, но не убивать.
- А если я не смогу? - спросила Рессиана.
- Ну, тут два выхода, либо ты оказываешься рядом с ним в плену, либо, - турианец приложил холодное дуло пистолета к ее лбу.
- Выбирай смерть сразу, я не собираюсь обзаводиться бухгалтерным соседом в камере,- Ричард провоцировал всех, кто его пытал. Так хоть был шанс быть убитым, но, как только Леонидов доводил "пытальщика" до "точки кипения", вбегал все тот же до боли ненавидимый надсмотрщик и оттаскивал разозленного туранца.
- Хорошо... - дрогнувшим голом ответила турианка.
- У тебя еще есть время подумать, умереть или остаться в живых, а теперь, вперед, оголенные провода лежат в том углу, ножи и иглы в другом углу, ну а мы будем наблюдать за стеклом. - Надсмотрщик обратился к охранявшим, - Эй, бойцы, даю вам отгул на три часа, - после, они вышли, оставляя турианку наедине с человеком.

Ричард ехидно ухмыльнулся. Вздохнув, Рессиана подошла к иглам и взяла в руки одну.
- Ну, Ричард, хочешь ты этого или нет, но говорить тебе придется, - сказала она, пробуя острие на пальце.
- Нда... Думаешь все так просто? Ха... Тебе убивать меня нельзя, а другие пытки пустяки, по сравнению с тем, что сделал та группа с моей. - С Леонидова не сходила злобная улыбка. Эта такая игра, когда жертва улыбается, хищник беситься,- Ну так как, хотела славы и повышения? А вот не получилось у тебя нож в спину мне воткнуть, так еще и дезертиром ты стала, канцелярщина.
- Ты не знаешь моих сородичей, - ответила Рэси, натянув на себя маску холодности. Попробовав одну иглу, отложила и опробовала другую. Сочтя ее подходящей, подошла к человеку. - Мы делаем все ради победы и спину турианца можно увидеть, только если он мертв.
Холодная игла коснулась кожи человека и заскользила вдоль выступающей вены, будоража нервы.
- У-у, я смотрю, ты выбрала такой простенький путь, забавно, - произнес человек, - То-то я во время боя прекрасно заходил за спину врага, знаешь, тот звук, что дробит броню, а там же звук дробящихся костей, м-м, блаженство.
Рэси притворно ухмыльнулась.
- Куда лучше звук лопающегося черепа, - хищно сказала она.
Найдя нужную точку, слегка надавила.
- Чувствуешь? Один удар в нужную точку и ты загибаешься, как саларианец с коликами.
- Ну-ну, давай еще, так щекотать и я умею, - он оскалил металлические зубы в безумной улыбки, переставая корчиться, - Да, согласен. Звук вскрывшегося турианского черепа блаженен, один выстрел из крупнокалиберки и голубовато-синеватая жидкость красуется на стенах и полу. А ты когда с войной завязала? Я не верю, что такая слепота застала тебя на поле бое, по-любому, ш-ш-ш-ах ,- Рэси опять задела чувствительный нерв.- По-любому на рабочем месте о стекло сильно ударилась, а там и осложнения.
- Нет... - голос Рэси дрогнул. Она вновь вспомнила события, из-за которых едва не ослепла. - Я тоже солдат, пусть не такой габаритный. Снайпер. Ибо в моей аномальной дальнозоркости есть плюсы - вижу на большом расстоянии как из бинокля.
В стекло постучали, напоминая зачем она здесь.
- Но есть минус, - она вновь надавила на чувствительную точку, отчего человека перекосило. - Без очков ничего не вижу вблизи. Почти не вижу.
- А-а, канцелярский слепой крот, таких в снайперы не берут, - Ричард за долгое время пыток научился терпеть боль, отчасти, - Деточка, хватит летать в облаках, ты дальше компьютера на рабочем месте никуда не ходила, корми своими вымышленными историями кого-нибудь другого.

Когти резко оказались на щеках человека, а в его глаза смотрели бледно-зеленые глаза турианки.
- Легко говорить тебе ибо ты не переживал взрыв бомбы что изуродовал мне лицо, - игла быстро нашла новую, более болезненную точку. - Легко говорить, ибо тебе не попадала в глаза неизвестная химия, что едва не лишила тебя зрения, - голос турианки стал резок, а дыхание буквально обжигало лицо Ричарда. - Легко говорить, ибо тебе в лицо из дробовика не стреляли...
Лицо человека было так близко, что турианка видела каждую деталь его лица.
-Легко говорить, когда твое командование не предало тебя, из-за которого я потерял все, друзей, девушку и команду,- человек, кажется, нашел и у нее слабую точку. - Ты так завралась, химия какая-то. Это война, и инвалидов на ней нет. Ты же слепая тварь, ты физически не можешь быть снайпером,- он вновь улыбнулся, если сейчас она дойдет до точки кипения, то ее уже будут оттаскивать от него.
Рэси сощурила глаза, поняв ход человека, и еще сильнее надавила на больную точку.
- И это говорит мне тот, кого я согнала с позиции и ухитрилась ранить, не особо целясь, - наигранно иронично ответила слепой снайпер, натянув на глаза очки. Уязвить гордость человека, тем самым сломив его - отличный ход.
- Явная канцелярщина, - вновь прошипел сквозь зубы, - Да еще и крыса, забираешь чужие заслуги, читая его досье... Не стыдно?
- Не стыдно ли тебе сомневаться в своем командовании? - спросила в ответ турианка, расстегивая одежду человека и проводя иглой по его груди.
- Ты тут собралась меня насиловать? - человек усмехнулся.
Жвалы Рэси дрогнули. Она слышала о том, что порой пытают и таким способом, но это не входило в ее планы.
- Могу исколоть твое достоинство так, что ты его перестанешь чувствовать. Потом оно засохнет и отвалится...
- Ой-ой-ой, напугала, отвалиться... - человек смотрел прямо в глаза Рессиане. - А ведь время то идет,- человек все еще давил на нее.
- У нас еще два с половиной часа, - у турианки было отличное чувство времени. На его счастье.
Отойдя и оставив иглу, Рэси взяла нож.
- Я могу медленно отрезать от тебя куски, если это было позволено...
- Ты можешь только легонько меня резать, а вот куски отрезать тебе не стоит, можешь получить нагоняй от начальства. Ты же не хочешь лежать рядом со мной в камере? - злобная ехидная улыбка у человека не сходила с лица.
- У меня есть начальство. У тебя нет. Так зачем хранить ему верность? - сказала снайпер, возвращаясь.
Сняв ботинки с человека, заскользила лезвием по его обнаженной ступне.
- О-о да, ты умеешь приносить кайф, но учти, я спать с тобой не буду. Ты просто не сможешь увидеть ничего, твои глазенки слепы, о да, с ними с себя очки и кем ты будешь? Немощным, беспомощным существом.
В ответ в его ногу вонзились острые когти.
- Недостаток зрения у меня компенсируется другими чувствами... Очень обостренными...
- Но это точно не чувство собственного достоинства, ты слепа, ты даже не смогла предвидеть того, что я не подставлю тебе спину, когда ты якобы хотела меня освободить,- он владел турианкой, но она этого не знала, он манипулировал, вызывал у нее злость, все, что бы разозлить. Участившееся дыхание Рессианы говорило о том, что человек начал добиваться своего.
Резко поднявшись, снайпер всем своим весом нажала на пах человека.
- А чего еще ожидать от человека? Ваш вид крайне упорен.
- Американцы быстро сдаются, но не русские ,- человек улыбался сквозь боль.- Твои слепые глазки немного перепутали мое расположение, держу пари, ты хотела надавить на мою грудную клетку и расцарапать, канцелярская слепышка.
- Нет, мне было нужно именно твое достоинство. Вы мужики им очень дорожите... - когти сжались, отчего Ричард дернулся. - Имя у тебя не подходит для русского.
- А ты слишком слепа, что бы быть снайпером, да и как после такого можно говорить о чести? Сжимая член существа другой расы? У тебя разве не было парня, что ты так неумело его хватаешь и сжимаешь? Да еще предварительно не расстегнув мои штаны? - Леонидов давил на свое.
- У турианцев он устроен по-другому... - хитро ответила турианка, касаясь живота человека. - Да и живот у них другой...
Прикосновения к чувствительной области живота начала причинять человеку дискомфорт. Тураинцы за стеклом начали стучать, требуя данных. Но Рэси, найдя уязвимость Ричарда, продолжала ласки...
- А время-то иде-ет, - прошептал Ричард, улыбаясь, он сдерживал смех, пускай он и не боялся щекотки, но долго такое вряд ли продолжалось. - Да и ласки не так надо начинать, - он ехидно улыбнулся, одна мысль, что ему придется спать с турианкой, вызывало полное отвращение.
- С другими людьми срабатывало, - соврала Рэси. - Как жаль.
Отпустив человека, сделала знак что закончила. Ее позвали в коридор.
- Крепкий орешек, - сказала она, сложив руки на груди. - После всего, что он вынес пытать его бесполезно. Хоть так, хоть эдак.
- Это мы еще посмотрим, ты приравнена к дезертиру, но убивать мне неохота, будешь с ним собачиться в одной камере, - турианец убрал пистолет за пояс.
- Не боитесь, что мы с ним передеремся? На войне каждый боец важен.
- Ты показала себя не очень-то хорошо: не умеешь пытать, а тем более хотела освободить элитного военнопленного, башкой ты соображать не умеешь? Так что усвоишь свою ошибку, находясь в одноместной камере рядом с ним, - приказал надсмотрщик. - Так, вот эту суку и того пленного в одну камеру, - Рэси сразу же схватили два бойца и заломили ей руки, после чего, послышался знакомый звук наручников.
"Плата за благородство... Печально"

Турианка не сопротивлялась аресту и послушно шла за тюремщиками.
- Так-так, - послышался прямо за ней смешок. - Не уж-то ты так низко пала, что вместо благородной смерти выбрала гниение в тюрьме?
- Молчать! - один из тюремщиков зарядил прикладом по спине Ричарда.
"Я зато не болтливая в отличии от тебя" - думала Рэси идя по коридору.
Вскоре их обоих кинули в одну камеру. Человек как-то резко поменялся в лице, все эмоции с него спали, и он с холодным выражением лица сел на кровать, смотря на свою соседку.
- Раз уж можно приветствия опустить, можно перейти к правилам, давай решим раз и на всегда, где будешь спать, на койки или на полу? Мне похер где спать, выучка хорошая.
- Дамам надо уступать, - начала свое турианка. - Так что койка моя.
- Я и не сомневался, вы всегда были какими-то нежными, особенно холод плохо переносили, но одеяло достается мне, на правах главного. А теперь, честно, зачем все это?
- Ты о чем? - наигранно глупо спросила турианка.
- Ой-ой-ой, не строй из себя дурочку, - человек свернул одеяло встал и пригласил ее,- Прошу, койка ваша, -сам же он устроился в углу камеры напротив турианки.
Сев на койку, Рессиана наигранно произнесла:
- Эх, не кому меня согревать будет...- А после, хихикнув на реплику человека, Рессиана ответила, - Ты не представляешь, как неприятно умничать, имея очки.
- Так, я люто ненавижу турианцев, но девушек я обычно не трогаю, так что ты тут не умерла чисто из-за жеста моей доброй воли, ясно?
Турианка кивнула.
- Я же не люблю убивать без веской причины.
- Советую не разговаривать, я предпочитаю молчать, глуша всю эту боль.
- Я знаю о том, что там произошло... Могу лишь посочувствовать.
- Предлагаю молчать тебе, и эту тему не затрагивать, - холодно произнес Ричард ложась на одеяло.
- Хорошо, - она подняла руки в защитном жесте. - Но о чем тогда разговаривать?
- Молчание иногда бывает лучше, чем разговор с врагом.
- А мы с тобой разве враги?
- А разве нет? Но твои пытки были, скажем так... Мягкими, я до последнего думал, что ты через меня электричество пропустишь.
- Я терпеть не могу насилие. Словесный поединок куда интереснее банальных ножей и тока.
- Ну и после такого, какой ты можешь быть воякой?
- Побудь на войне также долго, как и я, тоже начнешь презирать насилие. А также имея семью, с которой не свяжешься в целях ее же безопасности... у вас, людей, видать выросли сироты прошлых войн, раз они так сражаются.
- Как? Вы на нас напали при первом контакте, вы лучше вооружены и нас тесните, что, мы должны поступить как сучковатые азари и отступать? Вот и сражаемся отчаянно, наш один боец на вес ваших десятерых.
- Первая война окончилась перемирием. И что с того? Мы опять воюем.
- Мне какая разница, я мертвец, вот и все.
Поняв, что дальше разговор вести толку нет, турианка свернулась калачиком на койке.
_________________________________
Дипломат от лица человечества шел в сторону Совета. На Цитадели люди были крайне нежелательными посетителями, СБЦ очень косо смотрели на каждого посетителя с человеческих колоний. Почему? Основной каркас службы безопасности был из турианцев. Они презирали каждого человека и, под предлогом защиты Цитадели, могли расстрелять любое человеческое судно, кроме дипломатического. Совет на это смотрел сквозь глаза. Особенно азари. Эти голубые девицы вообще осуждали человечество из-за этой войны и предлагали сдаться, а так же, по нелегальным источникам, финансировали турианцев. Саларианцем же было все равно. А вот некоторые расы вне совета и бандформирования симпатизировали людям из-за войны. Кроганы давали большие скидки за свои наемнические структуры. А почему бы и нет? Пострелять в заклятого врага бесценно. Батарианцы тоже оказывали помощь, доставая ценные разведданные. Даже Ария заинтересовалась этой войной и за большие деньги поставляла оружие, корабли и технологии, подгоняя в развитии людей.

Дипломат вошел в лифт, коих на Цитадели было множество. Поднявшись до Совета, человек пошел вперед, огибая маленькую территорию с деревьями и зеленью, ну а после подошел как раз к началу заседания.
- Что вы хотели, людишки? – прищурившись, произнес турианец.
- Мы хотим объявить с турианцами перемирие, - сухо произнес виновник сегодняшнего собрания. Послышался тихий шепот между представителями совета. Слышать такое от упрямых людей было очень странно, но если так, то у них случилось что-то существенное.
- Капитулируйте и отдайте часть своих колоний, - сухо ответил турианец.
- Да мы лучше будем сражаться на два фронта, чем позорно сдадимся.
- О чем вы? - спросила азари, вряд ли кто смог бы напасть на людей, при этом оставшись незаметным для совета.
- Странные большие корабли уничтожили нашу основную часть флота за две минуты, мы просим установить перемирие и помочь нам в борьбе с этими странными существами.
- Ага, разбежались, разбирайтесь со своими проблемами сами, - буркнул турианец.
- К сожалению, на галактических просторах вы показали себя недоброжелателями, так что увы, ничем помочь не может, - поддержал турианца саларианец.
- Мы вам сочувствуем, - добавила азари.
- Я не уверен, что эти существа остановятся только на нас, рано или поздно они нападут на вас.
- Нас это не касается, у вас все? Собрание окончено.
_________________________________
Время тянулось все медленнее и медленнее. Рэси огорчал тот факт, что она стала предателем. Тем не менее, ее интерес к Ричарду начал перерастать в нечто большее. Но вот во что? Рессиана не знала.
«Живу с ним вот уже три дня. Ночью не сплю, боюсь, что задушит. Но за все это время и пальцем меня не тронул. На четвертую ночь, когда я уснула, то проснулась живой. Может он и в правду не такой жестокий, как кажется. Просто прячет эмоции. Он же пережил уничтожение всего отряда, среди которых была его девушка…
Как я потеряла трех своих товарищей. И… нет, не вспоминай это.
И столько лет прошло, а все вспоминаю с содроганием. А он нет… Он слабее тураинца телом, но его дух силен как и наш. Может, правы те дезертиры, что в людях есть что-то особенное и не грех…
О чем ты думаешь? Ты дочь военных, уже обвиненная в дезертирстве за сочувствие к человеку. За связь с ним будет ждать пуля в голову.
Но лежать и молчать с ним радости не прибавляет. Надо его расшевелить.»

- Ричард, - нарушила она тишину их камеры. - Насколько ты был близок к той девушке?
- К какой? - человек повернулся лицом к турианке, лежа на своем одеяле в углу.
- К той, что погибла в том бою. Это не было указанно в официальном документе, но по лицам собратьев... я догадалась, что они сделали с ней перед тем как убить, - осторожно произнесла Рэси, опасаясь что человек взорвется и кинется на нее.
- Думаю, нарушать молчание тебе не стоило,- Леонидов повернулся лицом к стенке.
- Мне надоело это молчание. Мы оба с тобой в одинаковом положении, - настояла турианка. - Я и так три дня не спала, опасаясь, что ты меня убьешь во сне. При том, что у меня такого желания нет и помине.
- Убивать тебя? Я лучше сам буду опасаться за свою жизнь, ожидая от тебя клинка в спину.
- Ты так и ничего не понял... - покачала головой турианка. Она сидела на койке, устремив взгляд на человека. – Может, друг другу объяснимся, и будем спать спокойно?
- Хороший способ выведать информацию у врага, небось, с самого начала все было просчитано.
- Это прозвучит ересью в моих устах, но я за мир между нашими расами. А большое начинается с малого. Пусть эта камера станет первым местом мира между нашими видами. Я не желаю тебе зла, хоть ты это и отрицаешь, ибо считаешь наш вид убийцами. Но мы уважаем вас, пусть даже и убиваем.
- Мастерски завуалированная ложь, впечатляет,- человек поднялся и пошел по направлению к турианке,- если вы уважаете нас, то почему бесславно уничтожаете? Я все больше сомневаюсь в тебе, хм... А что если я начну тебя душить? По-любому сюда из-за угла сразу же сбегутся силы, меня пристрелят, так как я угрожаю особо ценному сотруднику? А? Давай проверим.
- Я буду защищаться, - предупредила его турианка. - Но защищать меня при факте дезертирства - это вряд ли. Лишь заработаешь себе царапины на руках, а быть может и на животе.
- Ну, вот сейчас и проверим, - он жесткой хваткой вцепился ей в горло и начал душить, Рэси от неожиданности обхватила его руки и начала когтями впиваться в кожу, при этом хрипя. Поняв, через двадцать секунд, что никто не придет, человек отпустил глотку турианки, ну а она его пнула ногой в живот, тот и отшатнулся подальше.

- Кха, убедился? - спросила турианка, потирая горло.
"Нехилая у него хватка"
- Это еще ничего не доказывает, - кинул человек, - Может ты и дезертирка, но хочешь восстановить свою честь, выведав у меня информацию.
- Знаешь, что я думаю на счет информации от тебя? У тебя ее просто нет. Просто у тебя высокое звание. Не более, - в голосе турианки чувствовался холодок. Шею она уже не терла. - Тебя просто использовали как пушечное мясо твое командование. Мое же хочет использовать тебя как разменную монету.
- А теперь скажи, что чувствует пушечное мясо и шлюха, которую выставляют на обмен? Лучше мясом быть.
- Отвращение и гнев, - честно ответила Рэси. - Если не, как выразился отец "честь династии", я бы предпочла отсиживаться на Цитадели вместе с матерью. Ибо война - это отвратительно.
- Тогда почему ты здесь? Канцелярщина? - человек пошел обратно в свой угол, намекая, что это был риторический вопрос.
- Потому что я идут против правил общества, следуя свое сердцу, ибо сейчас моя раса ничуть не отличается от тех же кроганов, что вы нанимаете для огневой поддержки. И напоминаю - я дочь военной династии и, несмотря на физический недостаток, могу отделать тебя, если будет нужно.
- Попробуй, я свернул шею не одному турианцу, - сказал Ричард, ложась.
- А я зарезала десяток вооруженных людей одним ножом, не имея маскировки и другого оружия, - ответила Рэси, ложась на койку. Разговор ни чему особо не привел, но теперь они знают, что тюремщикам на них плевать. – Может, теперь поспим, без угроз чужой жизни?
- Да, как только я сомкну глаза, ты вцепишься мне в глотку, чтож, если будет так, то я точно сверну тебе шею, - Ричард отвернулся к стенке, не желая больше разговаривать.
- Если ты попробуешь меня снова задушить, то я вырву и заставлю тебя есть свои же кишки, - огрызнулась турианка, ложась спиной к собеседнику в знак окончания разговора.
Просмотры: 561

Отзывы: 1

0
1 trem200 trem200

Страсти накаляются, что же будет дальше? А знаю! Дальше будет интереснее.

Рейтинг квестов в реальности