Однажды на Омеге. Часть третья.

Персонажи: Свои
Жанр: Drama
Аннотация: Рассказ о жителях Омеги.
Предупреждения: немного нецензурной лексики
Статус: в работе

Персонажи: Свои
Жанр: Drama
Аннотация: Рассказ о жителях Омеги.
Предупреждения: немного нецензурной лексики
Статус: в работе

« У вселенной изощрённое чувство юмора, а мы его заложники...»
Кроган Вургат

- Ах ты старый развратник! Беги дитя, пока не поздно! – Симпатичная турианка облокотилась на горб крогана пытаясь цапнуть его за щёку.
- Знакомься, Элиша, Мара Киртиз – удивительное социокультурное явление . Турианка, рождённая на Омеге, выросшая в траверсе, воспитанная кроганами и батарианцами – старик, кряхтя, и что-то невнятное бурча под нос, сел в пол оборота, чтобы видеть обеих девушек.
- Приятно познакомиться. – Робко отозвалась Элиша, немного ошарашенная, стремительным появлением турианки.
- Приятно, говоришь… Что же приятного? Странная, и явно озлобленная турианка, прерывает вашу задушевную беседу, наверняка о поэзии и всякой философской херни, обвиняя одного из вас в педофилии. Если ты находишь это приятным, то мне следует свести контакты с тобой до минимума.
- Полегче, Мара! Ты как всегда… - кроган прикрыл лицо ладонью, и уркнул под нос какое-то ругательство. – Откуда, ты вообще взялась?
- С Иллиума, вестимо…
- Ну и как оплот порока и лазурного разврата? – кроган явно что-то вспомнил, и ярко оранжевая кровь залила его лицо.
- Воспоминания молодости, Вургат, а?
- Ну почему молодости, ты как-то рановато списываешь меня со счётов, Мара. – он расплылся в улыбке, и легонько шлёпнув её по заднице, откинулся на спинку стула.
- Но-но… - она шутливо погрозила ему пальцем. – Ну, давай рассказывай, разочаровавшаяся и потерянная в жизни Элиша, как ты докатилась до такой жизни. – Киртиз хихикнула, и пододвинув стул к их стольку, присела.
- Эм… почему разочаровавшаяся и потерянная в жизни? – девушка вскинула бровь, с любопытством рассматривая Мару.
- Это очевидно, ты же с ним. – Турианка добродушно улыбнулась.
- На самом деле немного не так… У Вургата, есть талант дарить надежду, мы познакомились буквально несколько часов назад, а у меня такое впечатление, что я знаю его всю жизнь, а себя вообще не знаю – девушка улыбнулась и с нежностью посмотрела на старика.
- Дааа… с ним всегда так, вон глаза, какие хитрые. – Турианка наигранно заглянула Вургату в глаза.
- А ты, откуда знаешь его?
- У меня такое впечатление, что я декорация для вашей беседы – немного обиженно буркнул кроган.
- Кому-то эго на яйца давит? Мы познакомились давно, когда мне было лет шестнадцать – семнадцать, я жила на перевалочном пункте Дарку… неважно, там бизнесмены останавливались решать свои вопросы. – Турианка подвигала жвалами и отвела взгляд.
- Значит тебя воспитывали наёмники.
- Нуда… Моя мать бросила меня подыхать в одной из сточных канав Омеги, а батарианец пожалел, и забрал себе, как питомца. Годы шли, и он привязался ко мне, называл меня шипастая дочурка. Весёлая мразина была. – Турианка закурила.
- Была?
- Вургат,убил его, и забрал меня в свое объединение вольных наёмников. Теперь я свободная женщина Омеги! Я не принадлежу ни к одной расе и культуре, не исповедую ни одной религии, я живу душой Омеги. Эти камни, стены, воздух, - всё это во мне, я как сосуд с первичной сутью, душой и жизненной силой Омеги.
- Я немного не понимаю тебя Мара. Мы родились на отшибе, на проклятой в веках станции, которую цивилизация до сих пор не уничтожила, только потому, что страх, распространения «заразы» Омеги по галактике, сильнее, угрозы самого существования, приюта отверженных скитальцев. Мы вирус в организме галактики!
- Полегче, детка!- прорычал кроган, фыркая и облизываясь
- Пусть говорит, она умеет мыслить, в наше бремя это большая редкость. – Парировала турианка. Мара внимательно посмотрела Элишу,- Ты пишешь стихи, как я поняла?
- Я бы сказала, писала… но да, поэзия сопровождает меня, как бы живёт во мне.
- Тогда я отвечу на твой вопрос на языке понятном тебе.

Я в красных сумерках плыву
Над гладью озера забвенья,
И белым пеплом на губах
Растают долгие сомненья.

В пустом сосуде нет воды,
Вода бежит по моим венам,
И в свете сумрачной звезды
Прощу судье её измены.

Надежды нет, и нет любви
Сомнений нет, обид и боли
И вот мой разум и душа
Вкушают сладость дикой воли.

В сосуде полном нет воды,
Она сквозь время утекает,
А в вязкой мрачной синеве
В моих ладонях вечность тает.

Сосуда нет, но есть вода
И в ней залог свободы воли,
Свободы выбора ума
Свободы чувств и честной доли. –

Киртиз закончила читать стихотворение, и повисла долгая, и для каждого по-своему, мучительная пауза. Все вокруг затихли, погружённые в сумрак собственных мыслей. Брутального вида азари, упакованная в тяжёлую броню, ни слова не говоря, поставила им на стол бутылку дорого виски. Часто моргающий саларианец, с болезненным выражение лица, похлопал турианку по плечу, и поспешно покинул бар.
- Сосуд - вместилище. Вода – это суть, которая может заполнить, или не заполнить вместилище. Суть всегда первична, порой она определяется вместилищем, но чаще средой его расположения. Суть делает вместилище живым и осмысленным. Суть должна быть свободной, иначе она теряет всякий смысл. Сосуд хрупкий и тленен, а вот суть вечна. Вместилище движется стремительно или медленно, разными путями, но всегда к смерти. Смерть – это освобождение, переход к покою и миру с самим собой. – Человек закончил. По спине Мары прокатилась холодная, а затем горячая волна. Она узнала голос мужчины, с которым недавно свела её судьба или рок, зависит от последствий, на Иллиуме. Турианка, медленно и очень осторожно повернулась к нему. Он стоял позади неё, облокотившись на спинку стула, и пристально смотрел на неё. – Я же говорил, что мы встретимся. – Киртиз застыла, она тонула в его глазах, дыхание перехватывало, а сердце то ускоряло свой бег, то резко замедлялось. Его взгляд словно сковывал её.
- Ну, ты загнул, братец… - кроган решил разрядить обстановку – Если бы я был слеп, то решил бы, что вы родня. Хм… Сегодня звёзды как-то по особенному сошлись… Выпьешь с нами? - Вургат, мотнул головой в сторону, недавно появившейся на их столике бутылки.
- Не откажусь. – Мужчина пододвинул стул и присел между девушек.
- Я так полагаю, судя по застывшему выражению физиономии Мары, вы с ней знакомы? Элиша, лукаво посмотрела на человека, а затем на турианку.
- Есть такое…
- Мы совершенно случайно пересеклись в баре Нос Астры. – Уточнила Киртиз, опустив глаза и отчаянно ковыряя когтем крышку стола.
- Это конечно здорово, но не мешало бы тебе представиться, раз уж ты изъявил желание с нами выпить. – Девушка не унималась. Её раздирало любопытство, подстёгивал кураж, впервые за долгое время, она ощущала себя причастной к чему-то увлекательному, одиночество постепенно растворялось, ему на смену приходили разнообразные эмоции и чувства, порой противоречивые, но яркие и глубокие. В Элише снова пробудилась жизнь.
- Твоя правда, - он взял стакан Мары и налил в него виски – меня зовут Кид Рид, я контрабандист, родился на Омеге. – Человек опрокинул залпом стакан, и поставил его на стол. – Собственно это всё, больше ничего интересного. – Он задумался. – Вот только, недавно, волей судьбы произошла встреча, которая заставила меня задуматься о будущем. – Он многозначительно посмотрел на Киртиз, которая продолжала ковырять стол, изображая увлечённость этим процессом.
- Мда… У Вселенной изощрённое чувство юмора, а мы его заложники. – Кроган тяжело вздохнул и погрузился в свои думы.
Просмотры: 220

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности