На третьих ролях. Глава 14. Перед бездной.

Автор: Роса.
Жанр: роман.
Аннотация: Ничем на первый взгляд не примечательное, очередное задание... Когда Феразия приказала собраться всем на "Амальтее", и Ник и Алексей торопились на корабль, они не подозревали, что по ходу этого задания им предстоит столкнуться с их общим, забытым как страшный сон, прошлым - с "Цербером".
Статус: в работе.

Автор: Роса.
Жанр: роман.
Аннотация: Ничем на первый взгляд не примечательное, очередное задание... Когда Феразия приказала собраться всем на "Амальтее", и Ник и Алексей торопились на корабль, они не подозревали, что по ходу этого задания им предстоит столкнуться с их общим, забытым как страшный сон, прошлым - с "Цербером".
Статус: в работе.



- Что случилось? – едва миновав шлюз «Амальтеи», своей первой фразой Ник озвучил вопрос, который Феразии хотели задать сейчас все. – Почему такая срочность?
- Потому что наших геологоразведчиков надо поджарить на медленном огне, а затем скормить молотильщику, - ответила командир.
- Какие ещё геологоразведчики? – спросил Брант.
- Я объясню. Через двадцать минут всем быть в кают-кампании.
По поведению Феразии было видно, что ей самой не по душе подобная спешка.
- Так что стряслось? – протараторил Джанек, когда спустя указанное время группа высадки собралась в кают-кампании.
- Сегодня у меня был видеоразговор с Этитой, - начала Феразия, - и она мне сказала, что не далее, чем вчера, между нашими и саларианскими политиками вышел спор за территории на границе с Бездной Шрайка.
- Могу себе представить «спор» между матриархами и делатрессами, - шепнул Нику Алексей. – По-русски, это зовётся «бабий срач».
Ник подавил смешок. Не то чтобы Феразия обиделась бы на его «фырк», но нехорошо было перебивать командира.
- Совету Матриархов удалось отложить дальнейшее обсуждение этого вопроса на пару недель.
- Зачем? – спросила Беатара.
- Затем, чтобы за это время забрать и проанализировать геологоразведывательные данные, весьма опрометчиво оставленные исследовательской группой в одной из шахт карликовой планеты в звёздной системе, граничащей с Бездной. Судя по тому, что они узнали, район богат на палладиевые руды. Но нужны образцы. Образцы, которые они забыли, когда их эвакуировали с планеты из-за метеоритного дождя. И цена вопроса – десятки, если не сотни миллиардов кредитов.
- Это очень трогательно, - сказал Ник, - но при чём здесь мы?
- Мы должны забрать эти данные. В кратчайшие сроки. Таков приказ Совета Матриархов.
- Эта задача не для бойцов, - рыкнул Брант. – Раз им надо, пусть летят те, кто их забыл.
- Я сказала Этите то же самое. Но приказано лететь нам.
- Почему? – спросил Джанек.
- Геологи эвакуировались оттуда восемь месяцев назад. Когда метеоритная угроза миновала, они вернулись за образцами. Но обнаружили, что в районе тех самых шахт, где они забыли образцы, уже развёрнут человеческий лагерь.
- Контрабандисты? – предположил Ник.
- Это первое, о чём подумали геологи и не стали туда соваться. Прилетел разведотряд коммандос, и выяснилось, что лагерь на поверхности и в шахтах развёрнут не контрабандистами, а одной из человеческих организаций. Судя по внешним признакам, там обустроили базу для подготовки бойцов. Одномоментно на ней может обучаться до полусотни солдат. Именно поэтому задание поручили нам. Лучше сделать всё тихо и незаметно. В случае крайней необходимости допустимо вступить в бой. Главная задача – забрать образцы. Через две недели они должны быть доставлены на территорию Республики.
- А что хоть за организация? – спросил Алексей.

Феразия достала планшет, вывела на его экран несколько фотографий и протянула планшет Нику.
- Я не уверена, - проговорила она, - и хочу уточнить у вас обоих. Это снимки, сделанные разведотрядом. Вы узнаёте символику?
По тому, как у Ника побелели от нажима пальцы и ожесточился взгляд, Феразия поняла, что разведка не ошиблась.
- Вот дерьмо, - процедил он сквозь зубы. – Громов, смотри…
Не узнать характерно стилизованную литеру «С», отпечатанную на контейнерах, было невозможно. Алексей помрачнел, глянул исподлобья на Ника.
- «Цербер».
Ник тяжело опустился в кресло - и тут же подскочил кверху от раздавшегося из-под него пронзительного верещащего воя.
- Рунли, твою мать!
Обиженный ки-нуур выскользнул из кресла и забился под барную тумбу.
- Рунли, прости.
Ник попробовал достать ки-нуура, но безуспешно.
- Что за «Цербер»? – спросил Джанек.
- Я что-то слышала, - сказала Беатара. – Очередная человеческая экстремистская организация. Ксенофобы.
- Ксенофобы? – переспросил Брант. – Они так не любят другие расы?
- Если судить о других расах по твоей морде, то их можно понять, - развёл руками саларианец.
- Зато, я смотрю, твоя морда жаждет стать эталонной, - ответил кроган. – Могу помочь.
- Мне очень жаль, - Джанек криво улыбнулся, - но всех моих инженерных умений не хватит, чтобы ответно помочь тебе. А быть в долгу перед кем-то не в моих правилах.

Брант громко расхохотался. Хотела улыбнуться Беатара, но улыбка застыла у неё в уголках глаз, едва она взглянула на Ника и Алексея. Настолько мрачными она их видела лишь однажды, когда только появилась во “Всполохе”.
- Ник? - окликнула турианка.
Ник вздохнул, сел обратно в кресло.
- “Цербер” был создан во имя благой идеи защитить человечество от агрессии иных рас Галактики. Но, как оно часто бывает, благой идея оказалась только на словах. Это сборище ублюдков, работающих под прикрытием красивых лозунгов. Лозунгов, на которые ведутся многие, особенно по молодости. В своё время повёлся и я.
- Ты?!
- Мне было семнадцать. Мы жили с родителями на Шенси. Посчитайте год, и вы поймёте, какое это было время. Я вступил в “Цербер”, быстро учился. На меня обратили внимание, признали способным. Я стал офицером и получил своё первое настоящее задание: выявление и доставка в церберовские научные центры тех, кто мог бы помочь в создании новых методик обучения биотиков. Особую ценность представляли люди, обученные по иным, не человеческим, не земным программам.
Беатара с сомнением и изумлением посмотрела на Громова.
- Да, ты совершенно права. Мне приказали найти человека, которого с той же экспериментальной целью изучали и обучали азари. Им были интересны биотики новой для них расы. Так мы с Громовым познакомились. Я гонялся за ним по Галактике около полугода. Нашёл, привёз в центр исследований, а потом… помог бежать.
- Почему?
- Потому что я понял, что такое “Цербер” на самом деле. Трёхглавый привратник Преисподней и есть трёхглавый привратник. Сколь благими идеями не вещали бы все три его пасти, чудовищем он от этого быть не перестанет. Чудовищем, способным пожрать не только врагов, но и тех, кто ему предан.
- Привратник чего? - переспросил Джанек.
- Царства мёртвых по легендам одного из древних народов Земли. Это огромный трёхголовый зверь, стоящий на страже его врат. Не правда ли, оригинально назвать защитную организацию именем чудовища, которое никого не впускает в охраняемые им врата и никого не выпускает из них обратно?
- Ник, сейчас речь не об этом, - прервала его Феразия, - Извини. Сейчас нам надо обсудить план действий.
- Да, конечно.

Обсуждение продолжалось часа три, а затем Таира позвала их на обед. После обеда команда высадки направилась в оружейную готовить оружие и броню.
Было неестественно тихо. Молчал Ник, молчал Алексей. Феразия и Беатара сами первыми разговор заводили не часто. И только Брант и Джанек обменивались пошловатыми шутками, да и то намного реже и тише. И вдруг на весь корабль грянула музыка, напоминавшая своим агрессивным звучанием земной пауэр-метал.
Когда “Амальтея” вышла на заданный курс, и дальнейшее наблюдение за полётом вполне можно было доверить ВИ, Арданис привычным движением достал из стенного шкафчика электро-кифу и начал подбирать себе фоновые мелодии для того, чтобы добавить к ним партию кифы. Сыграл для начала пару композиций попроще, разогревая пальцы. Исполнил ещё пару композиций, но уже посложнее. Сегодня он был явно в ударе, и лившаяся из кифы музыка вызывала у него заметно меньше самокритики, чем обычно.
“Жаль, Тари не слышит”, - подумал Арданис. И вспомнил о корабельной связи. Переключить звук с мостика на динамики корабля было делом пары секунд. Потом ему захотелось сыграть на всеобщее послу́шанье не абы что, а наиболее интересные и достойные с его точки зрения вещи.
В динамиках звучала музыка, в которой большинство турианцев без труда узнала бы стилизованные под современность старинные песни героического толка.

- Он обдолбался, что ли? - спросил Ник, слушая дребезжание и стенание металлических струн кифы, вой каких-то духовых инструментов и ритмичное “тум-тум” ударной установки.
- Почему сразу обдолбался? - возразила Беатара. - Хорошая музыка. Ард кифу ещё в “учебке” освоил. И бренчать на ней любит.
- Любит - да, - согласился Алексей. - Но вот когда он крайний раз играл во всеуслышание?
Беатара задумалась.
- Никогда, - согласилась она.
- А с чего его тогда вдруг прорвало?
У Беатары мелькнула смутная догадка, но высказать её она не успела: на весь корабль прогремел голос Иллинии:
- Арданис, прекращай этот грохот немедленно! Голова разламывается! Выруби трансляцию и хоть обыграйся, но чтоб никто тебя не слышал!

Музыка смолкла.
- А если я хочу, чтобы слышали? - задал ей вопрос Арданис.
- Харгоякш! - прошипела Иллиния. - Ты вообще слова понимаешь? Или у тебя переводчик сломался?! Починить прийти?
- Та-ак, - протянул Алексей, - кажись, у Иллинии турианская половинка проснулась.
- Не надо мне ничего чинить, - продолжал отбиваться Арданис. - Я хочу играть.
- Чтоб ему демоны кифу переломали, - Иллиния, суда по тому, что её слова прозвучали чуть более тише предыдущих, сказала это кому-то, находившемуся рядом с ней.
- Зря надеешься, - откликнулся Арданис.
- Твою мать! Если ты не можешь заткнуться совсем, то хоть сыграй что-нибудь более удобоваримое.
Судя по наступившей затем тишине, Арданис размышлял над “настоятельной рекомендацией” Иллинии, либо подбирал соответствующий ей репертуар.
- Хорошо! - сказал он наконец. - Это пойдёт?
Под нежные и высокие звуки духовых плавно зазвучали струны кифы.
- Ну, хоть так, - уже с меньшим раздражением ответила Иллиния.
Это произведение можно было назвать балладой или песней-сагой, и спустя несколько музыкальных фраз обитатели “Амальтеи” в том убедились, потому что Арданис внезапно начал… петь.

Никогда… никогда ещё экипаж корабля не слышал, чтобы Арданис пел, даже когда он бывал сильно пьян. Голос у него оказался довольно приятным, бархатисто-воркующим, достаточно глубоким и насыщенным, с неплохим диапазоном. Мягкое “ур-урканье”, тихое и высокое “крокотание”, мелодичное пощёлкивание - в пении красота и великолепие голоса наследника древних наземных птиц раскрывались в полной мере.
- Хрена себе! - проговорил Алексей и широко расплылся в улыбке.
Улыбнулись Феразия, Ник, даже Брант с Джанеком. И только Беатара продолжала с прежней невозмутимостью проводить диагностику своей снайперской винтовки.
Песня была о доблести, подвигах, битвах и о долгих странствиях двух молодых воинов, всюду неразлучно бывших вместе - юноше и девушке. Переливы голоса завораживали, будоражили и тревожили, целиком и полностью передавая настроение того, кто пел.
- Да он, походу, в кого-то втюрился, - сказал Алексей.
- Арданис? Втюрился?- скептический хмыкнул Ник. - В кого?
Беатара молчала. Поведение Арданиса напрягало её всё больше и больше. Она не испытывала к нему каких-либо аналогичных чувств и ощущала некое подобие вины за это. “Может быть, потом всё разрешиться как-то...” - раз за разом повторяла она сама себе.

Ещё одну неловкость Беатара испытала на следующий день, когда перед завтраком традиционно направлялась в ангар, чтобы немного размяться на тренажёрах. Весь корабль ещё спал, и потому она была несколько удивлена, увидев там Арданиса. Он ждал её.
- Кампанию составить? - спросил он.
- Составь, - пожала Беатара плечами.
Арданис помолчал, а затем подошёл к ней, приобнял. Она не сопротивлялась.
- Хотя, с другой стороны, могу предложить альтернативный способ разминки. Ну, или моральной подготовки...
- Это который же? - Беатара прищурила глаза.
- Какая-то ты беспокойная вся, - в голосе Арданиса послышались нежные, заботливые нотки. - Тебе надо снять напряжение.
Он чуть пощипал край её гребня.
Беатара почувствовала, как по её телу начинает расходиться волна тепла. А с теплом в ней снова пробудилось желание. Корабль ещё спал. Ещё было время. Много времени.
- Нет, - Беатара мотнула головой, отступила назад. - Не сейчас.
- Почему?
- У меня свои правила и приметы. Скоро высадка. Я никогда не позволяла себе “расслабления” перед ними. Это мешает. Я становлюсь несобранной. Как-то злость притупляется, что ли. Да и… есть, зачем вернуться. Я всегда потом отрывалась… - Беатара щёлкнула челюстями.
Ещё пару секунд она смотрела на Арданиса, потом направилась к турнику, уцепилась за перекладину и начала делать подтягивания, с шумом выпуская при каждом из них воздух сквозь зубы.
В дальнем углу ангара показался ки-нуур и начал шустро перебирать лапами в сторону лестницы наверх. Подхватив его на руки, когда он пробегал мимо него, Арданис сказал ему со вздохом:
- Ты не поверишь, Рунли, меня снова отшили.
Но, похоже, ки-нууру не было никакого дела до жалоб Арданиса: он вытянул вперёд шею, требуя ласки. И, блаженно закрыв глаза, тихо заурчал, едва устрашающего вида когти турианца коснулись его кожи и стали аккуратно её почёсывать.

***


Когда до цели оставалось менее часа лёта, “Амальтея” легла в дрейф. Отсюда уже можно было достаточно детально изучить планету-кроху и выбрать наиболее удобное место высадки и в то же время недостаточно близко, чтобы корабль можно было засечь локационными системами.
Алексей присвистнул, когда на экран вывели параметры планеты.
- Вот это дура! Как только ваши геологи и “Цербер” ухитрились выбрать на ней одно и то же место?
- Можешь потом спросить у них у всех, - ответила Феразия. - А вот то, что она большая - даже очень неплохо. Гравитация есть, и её достаточно, чтобы удерживать пусть и порядком разряженную, но всё же хоть какую-то атмосферу вокруг неё.
- А там есть атмосфера? - спросил Ник.
- Есть. По большей части это углекислый газ.
- Холодно? - спросил Джанек.
- Да. Но там, куда направляемся мы, температура выше, чем в среднем по поверхности из-за тепла, излучаемого станцией.
- О! Это, конечно, утешает, - сказал с сарказмом саларианец. - Что этот “Цербер” забыл в подобной дыре?
- Бой в крайне неблагоприятных условиях. Отработка необходимых навыков, - ответила Беатара. - Я так думаю.
- Похоже, - кивнула Феразия и развернула над столом трёхмерную модель. - Так, значит, вернёмся к карте шахт и прогоним всё ещё раз, чтобы потом случайно не потревожить местных обитателей.

***


Они высадились в километре от наземной части комплекса церберовской базы. Пещеры под поверхностью планеты, образованные когда-то древними потоками лавы, а затем чуть расширенные за счёт искусственных шахт, являли собой настоящий лабиринт, и имели бессчётное число выходов на поверхность. Здесь был один из них, и он вёл к нужной им шахте через хитросплетения коридоров, в которых, подобно логову паука в старой заброшенной мышиной норе, располагалась база “Цербера”. “Всполоху” предстояло пройти буквально по “крыше” подземного комплекса, чтобы попасть в нужный коридор. Использовать боковые галереи было рискованно: геологическая разведка и коммандос не успели исследовать все ответвления основных проходов, и бойцы могли забрести по ним неизвестно куда, потратив массу времени, которого и так оставалось немного.
У самого края усеянного звёздами чёрного неба тускло светил красный карлик, от чего обычно белый углекислый лёд приобретал пугающие кроваво-оранжевые оттенки. В тех местах, где льда не было, проглядывали местные скальные породы, напоминавшие своим видом плотно свалявшуюся и окаменевшую домашнюю пыль.

- А тут уныло, - констатировал Алексей.
- Мы здесь не для медитации, - буркнул Брант, - потерпишь.
- Тихо, - шикнула на них Феразия, - не засорять эфир!
Они стали осторожно спускаться в пещеру. Беатара шла шагов на тридцать впереди основной группы, состоявшей из Феразии, Бранта, Джанека и Алексея. Ник был замыкающим.
Шли они около часа, инструментон показывал, что они уже подходят к залу, из которого выходит последний на пути к шахте коридор, когда в динамиках прозвучал голос Беатары:
- Впереди что-то есть. Обождите.
Скоро она вернулась.
- Что там? - спросила Феразия.
- Проход перегорожен. Там стальная стена с маленькой технической дверью. И камера под потолком.
- Почему этого нет на картах? - проворчал кроган.
- Карты составлялись прежде, чем “Цербер” построил здесь свой комплекс, - ответила Феразия.
- А что же разведка?
Азари пожала плечами.
- Возможно, это совсем новый блок.
- Либо разведчики сдрейфили забираться так далеко.
- Хреново, - сказал Алексей. - Что будем делать?
Феразия задумалась.
- Дальше должен быть большой зал. Если они просто отгородили себе его часть, и на другой стороне комплекса есть ещё одна техническая дверь, то можно попробовать пройти через базу.
- Это очень большой риск, - сказал Ник. - “Цербер” - это не какие-то там контрабандисты. Периметр наверняка хорошо укреплён и находится под охраной не только камер, но и автоматизированных турелей.
- Турели - дорогое удовольствие для такой маленькой базы, - возразил Джанек.
- В “Цербере” перебои с финансированием редки, и голодранческой эту организацию я бы точно не назвал.
- Тогда будем прорываться с боем, - сказал Брант.
- Ага, и вот так запросто положим несколько десятков прекрасно вооружённых и обученных бойцов.
- А ты предлагаешь дать тягу?

- Мы не можем не выполнить задание, - покачала головой Феразия. - Нужно придумать, как обойти систему охраны так, чтобы никто ничего не заметил. Джанек, что скажешь?
- Мне нужно хоть какое-нибудь соединение, чтобы осмотреться внутри периметра.
- И где ты его возьмёшь? - спросил Алексей.
- Замок на двери, конечно же, защищен, - забормотал саларианец. - И с этой системой мы в бою пока не сталкивались. Сложно сказать, в какой момент пройдёт сигнал тревоги. Чи`накса! Здесь не поможет даже мой мини-кластер. Там есть какие-то внешние кабели? - спросил он Беатару.
- Нет. Голая стена, дверь, панель на двери и маленькая камера в левом верхнем углу.
- Камера-камера… Камера - это шанс. Если мне удастся подключиться к ней и перехватить трафик, то я смогу включиться в разрыв и проникнуть внутрь их сети. У меня есть пара заготовок на такой случай. Собрал на основе инфы, что ты мне дал, - сказал Джанек Нику. - Правда, это довольно долгий процесс.
- Насколько долгий? - спросила Феразия.
- Не меньше часа. Если не рисковать…
- Никаких “рисковать”. Работай, сколько нужно.
- Принято. Беатара, поможешь?
- Да.

Пройдя немного вперёд, Джанек остановил турианку и, удалённо проведя предварительный анализ типа камеры над входом, протянул ей маленький, меньше фаланги пальца, продолговатый прибор.
- Подойдёшь к камере под маскировкой - сзади из неё должен выходить тонкий кабель. Быстро вытащишь его, воткнёшь в разъём камеры эту железку и подключишь обратно кабель. Успеешь за пять секунд - автоматика сочтёт это обычным сбоем. Как если бы с потолка песок посыпался.
Беатара сделала, как он велел, и саларианец приступил к работе. Давно уже Джанек не работал столь вдохновенно и с таким азартом. Как он и предполагал, через час с небольшим ему удалось аккуратно открыть шлюзовую дверь, запустить на всех камерах, что могли оказаться у них на пути, режим повтора изображения и объяснить охранным турелям, что пришли свои.
Та часть базы, через которую им пришлось идти, оказалась складским помещением, и ещё буквально через несколько минут “Всполох” успешно миновал его и очутился в том самом углу пещерного зала, откуда начинался коридор, ведущий к заброшенному устью пробуренной геологами скважины, где осталось оборудование, образцы пород и результаты анализа этих самых образцов.

Группа прошла вперёд ещё метров семьдесят, коридор повернул, и Алексей споткнулся на повороте о выступавший у самого пола кусок скалы.
- Осторожно, - сказал он Нику, по прежнему замыкавшему группу.
Но Ник сообщение не услышал: видимо, при переключении каналов автоматика сделала ошибку и сигнал не прошёл. Не заметив выступа, он споткнулся и растянулся на полу.
- Твою мать! О таких вещах предупреждать надо! - простонал Ник, обращаясь к Алексею.
- Я предупреждал.
- Кого ты предупреждал? Твой сосед сзади не слышал.
Алексей сделал попытку свести всё в шутку:
- У меня есть сосед сзади?
- Громов, - Ник поднялся с пола, - у тебя сейчас и спереди сосед появится.
- Можно поосторожнее? - зашипела на обоих Беатара.
Феразии не понравилась её реакция.
- Что там опять?
- Посмотрите, - турианка посветила фонарём на стену - она была вся испещрена мелкими трещинами, - похоже, порода меняется. Видите: другой цвет.

Цвет породы здесь действительно из тёмно-серого переходил в коричневатый с редкими бурыми прожилками.
- Очень похоже на… - Беатара запнулась, едва не сказав “Менаэ”, - на места, где тренировали меня.
Она доверяла друзьям во всём, но даже им не стоило сообщать информацию подобного рода и рассказывать про спутник Палавена.
- И что с того? - спросил Ник.
- Это не сама прочная порода. Старайтесь не шуметь.
Бойцы кивнули, и отряд двинулся дальше. Только теперь Ник велел Алексею идти позади него.
Они продвинулись ещё метров на тридцать вперёд, когда откуда-то сверху до них донёсся тихий рокот.
- Что это?
Феразия перепроверила что-то по инструментону.
- Похоже на взрыв или падение метеорита. Этого только не хватало.
- Тихо, - сказала Беатара, подошла к стене и прижалась к ней боковой поверхностью шлема и ладонями перчаток. Целиком превратившись в осязание и слух, она пыталась почувствовать любую, даже самую трудноуловимую вибрацию. И услышала тот самый глухой, но грозный гул где-то в глубине недр прямо под ними. И гул нарастал. Турианка поняла, что сейчас произойдет.
- Ходу, пещера рушится! - заорала она, отрываясь от стены.

Пол задрожал, по нему поползли трещины, переходя на стены и потолок. Алексея отбросило назад, он оказался на полу и едва успел увернуться от падавшего на него огромного куска скалы. Ещё пара кульбитов, прыжок - и он вернулся в ту часть коридора, где порода была более крепкой.
Оглянувшись и увидев заваленный коридор, Алексей пришёл в ужас.
- Феразия! Брант! Кто-нибудь слышит меня?! - заорал он в микрофон.
- Хвала Богине, он жив! - послышалось в динамиках. - С тобой всё в порядке?
- В полнейшем. А как у вас?
Феразии, Бранту, Нику, Джанеку и Беатаре так же удалось благополучно миновать участок с хрупкой породой, но теперь группа оказалась отрезана от обратного пути. Судя по карте, по другую сторону грота с устьем скважины начинался ещё один проход, который тоже вёл на поверхность. Но этот выход располагался намного ближе к церберовской базе, да и Алексея надо было как-то вытаскивать. Феразия поняла, что теперь им остаётся только одно: найти образцы, подняться на поверхность, тихо вернуться в первоначальный тоннель, надеясь, что его не завалило, и забрать Громова через склад базы.
- Алекс, оставайся там. Мы чуть позже вернёмся за тобой.
- Принято.

Алексей присел у того самого скального выступа, о который они с Ником споткнулись. Ждать, так ждать. Самое главное, что они все живы.
Прошло около четверти часа, и Алексею начало казаться, что он здесь находится уже целую вечность. Темнота и тишина начинали действовать на нервы. В попытке побороть хотя бы тишину он негромко вывел на динамики шлема любимую музыку. Нервное напряжение стало спадать, Алексей расслабился, и это сыграло с ним злую шутку. Конечно, он не смог бы расслышать тихое шипение открывшегося и закрывшегося шлюза, как и не смог бы расслышать в местном разряженном воздухе звуки шагов. Но из-за общего расслабленного состояния он не успел вовремя среагировать, когда в его сторону ударил свет мощного фонаря и чей-то голос приказал ему не двигаться и сдать оружие.
Просмотры: 310

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности