На третьих ролях. Глава 11. Первая искорка.

Автор: Роса
Персонажи: собственные.
Жанр: роман.
Аннотация: За восемь стандартных галактических месяцев может не произойти ничего, а может родиться на свет нечто новое - способное принести счастье или горе, радость или печаль, зародить надежду или ввергнуть в отчаяние. Что именно? - Ответ даст только время.
Статус: в работе.
Предупреждение: есть чуток грубой и ненормативной лексики.

Автор: Роса
Персонажи: собственные.
Жанр: роман.
Аннотация: За восемь стандартных галактических месяцев может не произойти ничего, а может родиться на свет нечто новое - способное принести счастье или горе, радость или печаль, зародить надежду или ввергнуть в отчаяние. Что именно? - Ответ даст только время.
Статус: в работе.
Предупреждение: есть чуток грубой и ненормативной лексики.



- Б..дь! Сколько же ты, козёл, будешь выделываться? Ждёшь, когда узкоглазый тебя вздрючит? Как ты до финала добрался?!
Ник пригубил виски, посмаковал, чуть поджав к нёбу языком, проглотил.
- Ставлю десятку на китайца, - сказал он флегматично. - Продолбать такой шанс... Фортуна – капризная леди: не возьмёшь - обидится.
Алексей сидел весь пунцовый, мокрый, с взъерошенными, беспорядочно торчавшими в разные стороны волосами и напряжённо следил за разворачивавшимися на экране событиями. Его глаза лихорадочно блестели, нервно подрагивали скулы. Он уже сам был готов оказаться там, на ринге, чтобы показать всем, и в первую очередь своему соотечественнику, как надо боксировать.

Шёл восьмой раунд финала чемпионата Земли по боксу в сверхтяжёлом весе. Против россиянина выступал уроженец Китая. Динамичный первые три раунда, бой постепенно утратил весь свой накал. Противники вяло обменивались ударами, лишь изредка подогревая атмосферу хитроумной комбинацией или неожиданным выпадом. Медленно начислялись очки, медленно тянулись раунды, медленно шло время перерывов между ними. Даже девушка в бикини - одна из немногих традиций, уцелевших за десятилетия развития бокса - проносила табло с номером очередного раунда медленнее, чем обычно. Так, во всяком случае, казалось Алексею.
Он успел перебрать все известные ему эпитеты в адрес соревнующихся, рефери, тренеров, организаторов и всего мира бокса. Успел подробно объяснить находившимся сейчас рядом с ним Нику, Арданису и Бранту, куда катится современный бокс. И спокойствие, с которым они его слушали, только подливало масло в огонь.

- Ну, наконец-то! Твою же ж мать! - воскликнул Алексей, когда россиянин удачным апперкотом наконец-то отправил китайца в нокаут.
Облегчённо вздохнув, Ник протянул другу стакан, который тот залпом опрокинул в себя, за переизбытком эмоций не успев даже уловить вкус напитка.
- Лес, знаешь, - немного сонно проговорил Арданис, - за всё время, что я знаю об этом вашем… боксе, я не смог понять суть. По-моему, он унылый.
- И нахрена столько правил? - добавил Брант.
- Так завещал маркиз Куинсберри, - многозначительно ответил Ник, наливая Алексею ещё виски. - И было это больше трёх веков назад. Давайте уважать традиции. Потеря их - это потеря нашей истории. Это разлад в коллективе. И вообще так сложилось.
- Бреннан, иди в жопу со своей глубокой философией! - прервал Алексей его рассуждения. – Ты вечно, как напьёшься, так не заткнёшь. Нет, я тоже люблю философию: я уже десять лет живу среди азари. Но не грузи мне мозги сейчас!
- А чего ты орёшь? - спокойствия в Нике не убыло ни на грамм. – Твой, между прочим, выиграл. Я вот в убытке на десять кредитов, и то не ору. Кстати, мои поздравления. А теперь заткнись и пей уже давай свой грёбанный виски.

А виски был хороший - настоящий, ирландский. Достаточно мягкий, что позволяло пить его неразбавленным, с безупречным золотистым цветом и едва уловимым карамельным ароматом.
Ник обладал поистине фантастической способностью к логистике и мог достать что угодно и где угодно. У него везде была масса знакомых среди всех рас Галактики, промышлявших торговлей всего на свете. Легко сходясь с людьми, он каждый раз не забывал оставить себе координаты нового знакомого с формулировкой "авось когда-нибудь пригодится". Со своей стороны, он, пользуясь возможностью бесконтрольно путешествовать по Галактике, нередко оказывал услуги посредника, а то и контрабандиста, если его просили доставить очередной редкий, тайный груз нужному человеку. За труды он требовал денег не всегда и не сразу, порой предпочитая оказать людям любезность, чтобы в дальнейшем попросить их об ответном одолжении.
Так, на корабле появлялись разного рода гастрономические изыски, гаджеты, приобреталось с немалой скидкой оборудование, экипировка. Как, например, сейчас, когда, отчасти в уплату старого долга, отчасти как благодарность за большую помощь в новом деле, ему прислали несколько ящиков алкоголя предварительно оговоренных элитных марок.

- Как вам, кстати? – Ник кивнул на уже почти допитую бутыль с виски.
- Пока не распробовал, - ответил Алексей.
- Ещё бы! Такие страсти. Табаско за томатную пасту сойдёт.
- Бреннан…
- Тсс... не ломай кайф: только тихо стало.
- По мне, так эта штука лучше, - Брант откупорил вторую бутылку рома. – Он хоть пробирает – не то, что ваша «водичка».
Ник хмыкнул. Тёмный, почти чёрный ром десятилетней выдержки был крепостью градусов в семьдесят, если не больше. Не менее насыщенным был и его вкус – яркий, терпкий, сладковато-пряный.
- Там ещё лёд остался? – спросил он.
Арданис открыл дверцу в нижней части барной стойки, вытащил последний контейнер.
- Держи.
- Спасибо. Я угадал с гирдом?
- Он бесподобен!
Хотя турианец пил один, уровень напитка заметно убывал, а Арданис всё больше и больше погружался в приятную хмельную негу.
- Хоть бы Тари позвал, - заметил Ник.
Арданис только отмахнулся:
- Она занята. Ей письмо пришло, от сестры. А Беллона никогда не умела писать коротких писем.
- Нечуткий ты к женскому полу.
- Я?! А что ж ты не позвал Киларэ?
- Я звал - не хочет.
- А остальные девчонки?
- А больше нет никого. Все в город ушли, кто с Феразией, кто с Таирой. Иллиния на вахте. Шерин за старшую в инженерном. Джанек заперся в своей каморке. И мне кажется, Дэран, когда придёт, обнаружит кое-что новое в поведении нашего ВИ.
- Джанек теперь «девчонка»? - загоготал Брант. – Я ему передам.
Арданис оттянул кнаружи и вверх левую мандибулу, умолк на пару секунд и парировал:
- Я не спец по тонкой саларианской биологии.
- Кажется, нам и без них вполне неплохо, - наиболее острые эмоции, связанные с матчем, уже успели поостыть, и Алексей, наконец, начал ощущать, насколько он уже пьян. – Кстати, - обратился он к Арданису, - хотел спросить, как тебе новая спортуха? Которую ваши с азарийками делали?
Арданис оживился: на тему скоростных средств передвижения он мог говорить часами.
- О-о! Я не поверил, когда увидел. Они нашли общий язык! Там охрененные характеристики и охрененный внешний вид.
Безмятежность Ника сменилась театрально наигранным беспокойством.
- Тихо-тихо! Не запачкай кресло! По поводу характеристик… Ты успел уже обкатать свою гиперзвуковую зверюгу?
Арданис оживился ещё больше. Теперь у него заблестели глаза, а мандибулы разошлись широко в стороны, словно ему не хватало воздуха.
- Немного… - нежно проворковал он, будто речь шла не об аэроцикле, пусть даже лучшем в своей серии, а о любимой девушке. – Времени не хватает: слишком много суматохи. Недели полторы назад барышню покатал – и всё. С барышней ведь не погоняешь нормально.
- Конечно: у них есть мозг в отличие от тебя, и они хотят жить, - Ник зевнул, возвращаясь к прежней невозмутимости. – Барышню? Это которую?
- Ты её не знаешь.
Ник закатил глаза, на что Алексей сказал уже заметно нетрезвым голосом:
- Бреннан, мину попроще. Дело, как говорится, молодое... Меня тоже на Иллиуме подружки заждались.
- Неугомонные… - пророкотал Брант.

***


Минуло около полугода с того дня, когда они сбежали с Иллиума, спасаясь от «Затмения». Терминус надёжно укрыл их от преследователей: затеряться среди его бесконечных просторов было несложно. Из опасения быть выслеженными экипаж «Амальтеи» старался не задерживаться в одной и той же колонии более пяти-семи дней. За пополнением запасов и коротким отдыхом следовал перелёт в другую систему.
Однако скитания утомляют, потому через некоторое время Феразия приняла решение остановиться на какой-нибудь малонаселённой зелёной планете в необитаемой её части. Перебрав в уме известные ей миры, она выбрала ближайший, который они до этого неоднократно использовали в качестве места отдыха.

Густая растительность спрятала корабль, а в местных лесах и водоёмах водилось достаточно живности, чтобы обеспечить едой большую часть экипажа. С Арданисом, Беатарой и Дэраном было несколько сложнее. Конечно, они не страдали от недостатка пищи (корабельных запасов им хватило бы почти на месяц), но вот её разнообразие заметно сократилось. Нелегко сидеть на консервах и сублиматах, в лучшем случае, замороженных продуктах, наблюдая за тем, как друзья могут вдоволь баловать себя свежим мясом и фруктами. Дэран воспринимал это как ещё одну несправедливость жизни. Турианцам – хотя Арданис и ворчал временами – помогало то, что в своё время, пусть и в разной степени, обоих готовили к возможному длительному сроку службы в условиях изоляции от правоаминокислотных миров.
Ещё дней через десять пришло сообщение о появлении очередной работы, и «Всполоху» пришлось покинуть их временное пристанище. Потом был снова отдых и снова задание, а потом произошли перемены, позволившие Феразии вернуться на Иллиум.

Помогла случайная, на её взгляд, череда событий. Во-первых, у, без малого, дюжины крупных предприятий, принадлежавших «Затмению» возникли серьёзные проблемы с республиканскими правоохранительными органами. Последовал ряд проверок, начались досудебные разбирательства. Во-вторых, за короткий промежуток времени было арестовано несколько высших офицеров организации и оказывавших ей поддержку политиков и бизнесменов. Задержания тех, кого считали наиболее опасными, производили юстициары. Скоро выяснилось, что именно Орден был инициатором начала зачистки, однако, все вопросы о мотивации упёрлись в нежелание Великого Магистра давать комментарии и так и остались без ответа.
Совпадение казалось странным, но слишком абсурдным, чтобы хоть как-то связать его с желанием Джоны поквитаться с мелкими обидчиками. По всей видимости, юстициары пресекали таким образом попытку проникнуть в тайны Ордена. Так это было или нет, но «Всполох» больше не интересовал лидера «Затмения», и теперь, когда Джоне стало совершенно не до неё, Феразия могла вновь появиться на Иллиуме.

«Вовремя», - размышляла она. В ходе последней операции «Амальтею» основательно потрепало. Требовалось заменить часть обшивки, системы охлаждения, кое-что из комплектующих ядра эффекта массы, а приобретать оборудование подобного рода на территории Терминуса Дэран и Арданис категорически отказались, опасаясь за качество.
На расстоянии пары дней пути от Тазале была планетарная система, которая, как и более развитое, чем она, пространство Иллиума, уже находилась под юрисдикцией Азарийской республики, но на которую ещё распространялась крайне либеральная торговая зона граничащих с Терминусом территорий. Колония была смешанная, а потому в здешних конторах можно было приобрести всё, что угодно, начиная от азарийских медикаментов и турианских запчастей к военной технике и заканчивая детскими волусовскими скафандрами и интерьером для апартаментов ханара. Цену назначали разную, да и качество весьма разнилось, но неоспоримым преимуществом было то, что договора здесь заключались настоящие – при наличии у покупателя умения их составлять.

«Амальтею» загнали в ремонтный док. Феразия, Дэран, Амала и Этея отправились за запчастями. Таира пошла пополнить запасы провизии и медикаментов, прихватив с собой Кирику и Нитайю. На корабле остались только бойцы, пилоты и штурман. Стоянка предстояла часов на тридцать.
Закупив всё, что ей требовалось, Таира отправила помощниц с покупками на корабль, а сама решила немного прогуляться до соседнего квартала, где находилась контора, занимающаяся продажей оборудования звездолётов.
Она зашла в офис фирмы, будучи уверенной, что Феразия и Дэран уже завершили переговоры относительно закупки запасных деталей, и сильно удивилась, когда увидела, что начальница ещё даже не закончила изучать договор. Феразия читала его уже второй час, просматривая каждый пункт по два-три раза и делая пометки в тех местах, которые ей не нравились. Судя по тому, как менялось выражение её лица, таких мест она находила всё больше и больше.

Феразия всегда принимала участие в крупных закупках на корабль, в первую очередь как командир и главный распорядитель средств "Аквамаринового Всполоха". Повод второй заключался в том, что она отлично ориентировалась во всех хитросплетениях и тонкостях азарийских законов и в подавляющем большинстве случаев могла без помощи консультанта отследить нестыковки и противоречия в коммерческих договорах. Поэтому, не смотря на предоставленное ею же самой право совершать даже очень крупные закупки самостоятельно, что Дэран, что Таира, что Арданис всякий раз звали командира с собой в качестве юридического консультанта.

Сегодняшняя сделка не была исключением, и сразу же по прочтении договора, Феразия огласила, что она о нём думает:
- Значит так, итого: мне не нравятся пункты восемь, девятнадцать, тридцать четыре, семьдесят один, как несоответствующие Гражданскому кодексу Азарийской Республики. Я уже не говорю про пятьдесят третий и последний: это уже просто откровенная уголовщина. В случае нарушения условий договора, его даже в суд нельзя нести.
- Ну, я бы не стала делать столь поспешно подобные выводы, - расплылась в улыбке менеджер по продажам.
Взгляд, брошенный на неё Феразией, мгновенно заставил женщину умолкнуть. По спине её пробежал холодок: ей показалось, что сидящая перед ней азари может испепелить её одним мановением руки.
- Меня не интересует ваше мнение, - сухо сказала Феразия. Переспорить её в вопросах юридического характера было невозможно. - Я вижу, что вы нарушаете закон, и прямо вам об этом говорю.
- Позвольте… - менеджер запнулась, - я позову юриста, и он вам разъяснит некоторые мелкие подробности и оговорки Административного и Уголовного кодекса Республики, чтобы развеять ваше недоверие.
Ни выражение глаз, ни тон Феразии не изменились, отчего не по себе стало уже и её спутникам.
- Послушайте меня, уважаемая. Не надо мне заправлять про кодексы. Поверьте мне, я знаю азарийское уголовное и административное право лучше, чем все ваши юристы вместе взятые. Давайте так. Или вы переписываете договор в соответствии с законом, или сделки не будет. И не советую вам шельмовать: если я увижу в новом договоре хоть один лишний знак, вам крупно не поздоровится. В лучшем случае у вас отзовут лицензию, в худшем… - Феразия многозначительно развела руками.
Больше ей возразить не пытался никто. Ещё через полчаса договор был заключён на её условиях.

Они возвращались в порт, когда за пару кварталов до него услышали выстрелы и увидели впереди себя полицейское оцепление и толпу зевак. В стоявшем прямо перед ними здании шла перестрелка, рвались гранаты и полыхали синим заревом биотические залпы.
- Великая Богиня, что это?! – охнула Таира.
Феразия сделала шаг вперёд, оставляя команду чуть позади. Что-то было не так, отчего всё её внутреннее существо ощетинилось, словно варрен перед дракой. Через пару мгновений она поняла, что именно: полиция бездействовала. Стражи порядка только поддерживали порядок в отцеплении и следили за зданием, контролировали выходы из него, но явно не испытывали ни малейшего желания заходить внутрь.
На пару мгновений звуки выстрелов стихли. Через стекло витрины было видно, как пара вооружённых штурмовыми винтовками азари выскочила из внутренних помещений в холл и укрылись за каменными клумбами посреди него. Несколько секунд тишины – и за ними одна за другой вылетели две деформации, превратившие клумбы в груду обломков. В дверях показалась фигура ещё одной азари, облачённой в золотисто-красную броню и с золотым обручем на шее. После следующего биотического залпа одна из оборонявшихся, влетела в стальную колонну, подпиравшую потолок холла, и упала замертво.
Вторая успела откатиться в сторону витрины, пробила её очередью из винтовки, вылетела на улицу. Воспользовавшись тем, что толпа подошла слишком близко, она выдернула из неё какую-то кварианку и, прикрываясь ею как щитом, стала отходить к переулкам. Юстициар вышла из здания, чуть замедлила шаг и продолжила следовать за целью на приличном расстоянии.
- Отпусти её, - повелительно сказала она.
- Заткнись!
- Думаешь, это меня остановит?
Вокруг сжавшейся в кулак руки юстициара собрался и запульсировал биотический сгусток.
- Она хочет убить и её, и заложницу? - охнула Амала. – Можно же ведь договориться.
- Она не будет торговаться с преступником. Это не соответствует Кодексу Ордена, - ответила Феразия. - Она остановит цель любой ценой. Обычно юстициары стараются избежать лишних жертв. Но, если потребуется, щадить никого не станут.
Видимо, юстициар рассудила именно так: она подняла руку и была готова ударить – но тут налётчица споткнулась о кусок бетона и выпустила кварианку. Не давая ей опомниться, юстициар сжала кисть. Налётчица почувствовала, как что-то невидимое крепко схватило её за горло и потащило вверх. Повиснув в метре от земли, она прохрипела:
- Пощади…
- По совокупности противоправных деяний просьба о помиловании отклоняется... - юстициар сделала резкое движение рукой – и до тех, кто стоял поближе, донёсся глухой хруст брони и костей. Налётчица грузно рухнула вниз.
Наступила гробовая тишина. Юстициар повернулась к начальнику отцепления, проговорила:
- Благодарю за содействие.
Уже собравшись уходить, она случайно увидела стоявшую позади толпы Феразию и замерла. Взгляды их пересеклись, и несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Потом, с заметной неохотой юстициар наклонила голову в знак приветствия. С не меньшей, а может и большей неохотой кивнула ей в ответ Феразия. Не проронив ни слова, юстициар поспешила уйти.
- Вы знакомы? - спросила поражённая Таира и посмотрела на Феразию – та была мрачнее грозовой тучи.
- Мельком, - едва разжимая губы, ответила она.
Среди её команды пронёсся лёгкий гул удивления.
- Откуда?!
Совладав с эмоциями, Феразия неопределённо повела плечами.
- За пятьсот с лишним лет можно заиметь и не таких знакомых.
Этея усмехнулась, снова посмотрела туда, где только что был бой, спросила:
- С чего это они вдруг так разошлись?
- Ох! Кто бы знал, что творится в голове Карумии, кто бы знал...
- А кто это?
- Великий Магистр Ордена.
- А-а. Думаешь, это только её решения?
Феразия кивнула.
- Никто в Ордене не сделает ни полвздоха без её ведома.

***


К середине следующего дня ремонт внешней обшивки был завершён, оставалось ещё кое-что по ядру, после чего они должны были стартовать к Иллиуму. А пока у Арданиса было ещё полчаса свободного времени: Дэран сказал, что именно столько ему потребуется на «перепроверку».
- Помощь нужна? – спросил пилот.
- Нет.
- Ладно, - пожал плечами турианец, - тогда скажи, как закончишь.
Прикинув, чем с пользой можно занять время, Арданис пошёл к Беатаре поделиться некоторыми материалами, что на днях пришли ему в рассылку по почте - относительно новых армейских разработок, взятых на вооружение. Постучав в дверь каюты и услышав: "Не заперто", - он вошёл и увидел несколько странную картину...

Десятью минутами ранее Беатара внимательно производила оценку состояния своего термика. Услышав стук в дверь, она, не отвлекаясь от оценочного процесса, ответила, что можно войти. На пороге каюты появился Алексей, в несколько растрёпанном после вчерашней попойки виде, и остолбенел: Беатара стояла посреди каюты абсолютно, на его взгляд, голая, с изрядно поношенным термиком в руках.
- Как думаешь, проще подлатать или купить новый? - не поворачиваясь к нему, спросила она.
- Э-э... ну...
- Наверное, ты прав: лучше купить новый, - Беатара зашвырнула термик в мусорный контейнер, повернулась к Алексею. - Лес, ты чего?
- А?! Нет. Ничего. Просто ты несколько... голая.
- На мне нижнее бельё. Чего тебе ещё надо?
Приглядевшись, Алексей увидел на ней нечто, похожее очертаниями на трусики в форме полулуния, без резинок по бокам, за счёт упругого каркаса плотно обхватывавшие промежность, лоно и попу. Конструкция больше всего напоминала ещё одну пластину. Более того, её цвет почти в точности соответствовал цвету пластин - такой же тёмно-серый - из-за чего турианка и показалась ему абсолютно голой.
- Лес?
- Первый раз вижу совсем голую турианку.
Беатара хихикнула на эту, по-мальчишески искреннюю фразу. Потом ей в голову пришла другая мысль – она спросила уже с некоторой опаской в голосе:
- Подожди, я ещё не настолько знаю ваши традиции. Это для тебя оскорбительно?
- Нет, - быстро ответил Алексей. - Вовсе нет. Просто. У нас женщины. Как правило. М-м… Больше прикрывают тело, если кто-то входит, или рядом, или, там, я не знаю… если это не её парень или муж. Так принято…
Повисла неловкая пауза.
- О! – Беатара засуетилась, ища одежду. - Я поняла. Сейчас что-нибудь нацеплю. Извини.
- Да ладно, не суетись ты. Я всё равно уже всё увидел, кажется.
Беатара на птичий манер склонила голову набок, пытаясь понять, говорит ли он это только из вежливости или действительно ничего страшного не произошло. Но ничто в его поведении не указывало на раздражение или недовольство, да и удивление друга было настолько искренним, что она поняла: всё в порядке. Облегчённо вздохнув, Беатара продолжила объяснять:
- У нас, если ты у себя в каюте или комнате, и на тебе есть бельё, то ты уже одет достаточно, чтобы приличие было соблюдено. Если ты куда-то собрался, конечно, стоит нацепить что-то ещё.
- Даже, если рядом мужики?
- Да. Мы не стесняемся наготы.
- Что-то я подумал: а это вас не возбуждает? Голое тело?
- Ну-у… - Беатара замялась. – В общем… да, но… во-первых, мозги никто не отменял, а во-вторых… голое тело не самое главное, скажем так. Есть более важные вещи.
- Например?
Беатара пожала плечами.
- Движение, поведение, жесты, ласки, фантазии, наконец... По-хорошему, мужика можно с лёгкостью завести за пару секунд.
- И как же?
- Сложно объяснить. Но можно попробовать показать. Только не знаю, получится ли…
На пару секунд Беатара замерла, размышляя над чем-то.
- Тари?
- Сейчас... другое строение. Надо настроиться. Не думаю, что мы в этом плане различаемся настолько уж сильно.

Выражение её глаз из задумчивого и рассеянного стал игриво-хищным. Мандибулы дрогнули, плотнее прижались к челюсти. Не отрывая взгляда от Алексея, Беатара чуть покачнулась, плавно и грациозно вынесла вперёд ногу, сделала шаг, потом второй... Лёгкой, чуть крадущейся походкой, покачивая бёдрами из стороны в сторону, она надвигалась на него.
Алексею стало не по себе. В глубине души у него шевельнулось нечто, отдалённо напоминающее страх. Он внезапно почувствовал себя зайцем, на которого идёт рысь.
Подойдя вплотную, Беатара издала едва слышный урчащий звук, медленно и вальяжно подняла руку, прикоснулась когтем к его щеке, осторожно, едва касаясь кожи, провела по шее вниз, перешла на туловище, надавила чуть сильнее, чтобы её прикосновение ощущалось через ткань рубашки, спустилась вдоль края большой грудной мышцы, затем вдоль мышц живота к лону, надавила ещё чуть сильнее, продавливая джинсовую ткань штанов, завела коготь в промежность, за мошонку и остановилась сразу за ней над небольшой чувствительной ямкой. Мужчина сглотнул и затаил дыхание, не смея шелохнуться.
- Ну, как? - вкрадчиво спросила она.
- Охренеть, - выдохнул успевший вспотеть Алексей. - Впечатляет.
- Я вижу... - улыбнулась она, скользнув пальцем по его напрягшейся плоти.
Он бы не сказал, что возбуждение было особо сильным, но от её прикосновения и от пробежавшей по телу дрожи внизу живота стало тепло и немного тесно, а мысли сумбурно смешались, устремившись в область пошлых желаний и образов.
В дверь постучали.
- Не заперто, - ответила Беатара.
Порог каюты переступил Арданис - и так же, как немногим ранее Алексей, остолбенел, но по другой причине.

- Я не вовремя? - осторожно поинтересовался он.
Беатара не сразу поняла, что он подразумевает.
- А! Нет, - догадавшись, о чём он, было, подумал, засмеялась Беатара. Ещё не выйдя из образа, она сделала неспешное, плавное движение в сторону, отходя от Алексея на шаг. – Просто, Лес поинтересовался, как у нас можно с полпинка завести мужика, если нагота для нас менее важна, чем для людей. Он, когда зашёл, увидел меня вот в таком виде. Я тут переодевалась и задумалась, что делать со старым термиком. Он и вошёл.
- М-м... понятно. А я уж, было, подумал, что я не вовремя.
- Ты что? Только об одном думать можешь?
- Нет, я скорее к тому, что каждый имеет право на личную жизнь.
Он, конечно же, поверил словам Беатары, но не мог упустить редкий шанс подколоть её. Она это поняла и попыталась его осадить.
- Слушай, ты вообще зачем припёрся?
- Не переживай, не на тебя голую поглазеть, в отличие от некоторых...
- Что ты сказал? - завёлся Алексей.
- ...а всего лишь передать один файлик, - продолжил Арданис прерванную фразу, краем глаза наблюдая за Алексеем, чтобы не попустить момент, когда потребуется в спешном порядке уносить ноги, - мне в рассылку пришли подробные описания новейших поставок в плане обмундирования, техники, вооружения. Решил, что тебе будет интересно.
Арданис положил носитель на шкафчик Киларэ, чтобы не отходить слишком далеко от двери и тем самым подвергать себя дополнительному риску.
- Развлекайся, - многозначительно изрёк он.
Глаза его победоносно сверкнули. Довольный своей выходкой он развернулся и едва успел выскочить за дверь, как вслед за ним тут же вылетел Алексей, грозя учинить над ним лютую расправу и уже прочно позабыв, зачем ему нужно было поговорить с Беатарой. Мысленно пожелав Алексею успеха в реализации его угроз, турианка забрала со шкафчика носитель и положила его в кармашек чехольчика своего планшета.

Арданиса спасло только то, что в динамике прозвучало сообщение от Дэрана, что всё закончено и пора стартовать. Дверь, ведущая на мостик, захлопнулась перед самым носом Алексея и тотчас же встала на блокировку, снять которую поскольку она исходила от первого пилота, выше которого были только штурман и капитан корабля, он не мог.
- Разговор не окончен! – Алексей с силой ударил ладонью по двери.
Оказавшись на мостике, Арданис запрыгнул в кресло и, перепроверив показания систем корабля, приступил к запуску. Старт прошёл успешно, и был отдан приказ выдвигаться к Иллиуму.
- Принято! – подтвердил его Арданис и начал процесс отстыковки.
Раззадоренный, он лихо вёл корвет через вечно забитую припортовую зону. "Нет, а конфуз вышел отличный! - размышлял он. - Не всё же ей надо мной глумиться". Он ни в малейшей степени не сомневался, что она всего лишь продемонстрировала Лесу элемент из их эротических игр и ничего более сложного за этим не стояло. Но в то же время это давало ему в руки прекрасный компромат и повод для подколов. Виданное ли дело: в кое-то веки он застукал извечно ехидную Тари голой в обществе ещё не полностью протрезвевшего мужчины и не просто так, а в момент, когда она его ласкала. Ещё раз не без удовольствия вспомнил эту сцену, то, как она рассердилась, её поспешное движение прочь от Алексея. Поспешное и... волнующее. "А она неплохо двигается, - промелькнула у него мысль. - Я бы даже сказал, очень неплохо. Фигурка у неё, конечно, не сказать, что зашибись, но вот талия и всё, что ниже, вполне себе ничего – хорошенькие..." Вспомнилось её тело, уже неоднократно им виденное, но словно забытое и открытое заново. Тонкое, пластичное, полное силы, покрытое следами, какие всегда остаются у людей её рода деятельности. Там отбиты роговые отростки, шипы, тут не хватает одной-двух мелких пластин. Часть более крупных расколоты, со следами от пуль и ножей. Широкие и длинные искусственные пластины, защищающие правый бок. Невольно сравнил с собой... Пилотам здесь было проще. В большинстве случаев, варианта ровно два... Изредка встречается третий, когда отделываешься ссадинами и царапинами. И уж совсем редкий четвёртый - самый страшный, когда после госпиталя по заключению врачей комиссуют и переводят "на более спокойную работу"...

- Арданис! - крик Киларэ вернул его к реальности.
- Что?! - нервно откликнулся он.
- Впусти уже меня на мостик!
- Ты одна?
- Что значит, «одна»?! А кто со мной ещё должен быть?
- Да, это я так… - Арданис разблокировал дверь.
- С тобой всё в порядке? – спросила Киларэ, садясь в соседнее кресло.
- Вполне.
- А чего тогда молчал?
- Извини - задумался.
- Задумался он, - проворчала азари. – Ретранслятор уже скоро, а он задумался.
- Кстати, да, - спохватился Арданис и объявил по громкой связи: - Всем занять свои места: идём на ретранслятор.

***


Их вынужденное изгнание подходило к концу. Но то фантастическое количество времени, которое, пусть не по своей воле, получили в своё распоряжение бойцы «Всполоха», каждый из них нашёл, во что использовать.
Ник удалённо, через экстранет, и по мере пребывания «Амальтеи» в тех или иных портах Терминуса и Траверса вёл свой бизнес. Минимальный контроль со стороны патрульных и таможенных служб (на что у Феразии было особое разрешения от правительства Азарийской Республики) позволял с лёгкостью перевозить в среднем и малом объёме «товары», а именно откровенную контрабанду – в том объёме «ассортимента», на который давала добро Феразия и его собственная совесть.
В промежутках, когда он не был занят ведением дел или отношениями с Киларэ, Ник пополнял свою коллекцию моделей персонажей популярной на Земле настольной игры, печатая их на 3D-принтере, а затем вручную их расписывая.

Алексей, любивший проводить время за чтением разного рода книг, в основном фантастики, классики и историко-документального жанра, за авторством не только человеческой расы, вёл неравный, практический безнадёжный бой с имевшейся у него виртуальной библиотекой, ежедневно пополнявшейся новыми произведениями. Обновление перечня книг производил специально запрограммированный бот, так что пополнение происходило все двадцать восемь часов стандартных галактических суток напролёт. Через тот же экстранет Алексей не забывал переписываться со своими многочисленными подружками, коих не менее успешно, чем Арданис, ухитрялся заводить во всех местах относительно долгого пребывания «Амальтеи».
Помимо развития духовного Алексей не забывал и про развитие физическое, состоявшее в оттачивании биотических навыков, регулярных упражнениях в тренажёрке и совершенствовании приёмов рукопашного боя. По последним двум пунктам впервые за весьма долгий промежуток времени он нашёл себе постоянного и верного товарища, равного ему по силе, в лице Беатары.

Сама Беатара большую часть времени тратила на то самое занятие, ради которого ей пришлось столь круто поменять свою жизнь – за поиском документов, компрометирующих или уличающих её прежнего руководителя. Поначалу не знавшая, как к этому подступиться, после того как была аннулирована её учётная запись ввиду признания владелицы оной погибшей, она быстро нашла помощника – Джанека – давшего ей созданные им программы по проникновению в базы данных, и наставника, которым совершенно неожиданно оказалась Феразия.
Началось всё с того, как однажды командир «Всполоха» обнаружила – и не в первый раз – Беатару за внимательным изучением какой-то документации. Подойдя ближе, она увидела, что это приказы и рапорты, подписанные полковником турианского разведывательного ведомства Фектариусом и датированные периодом, когда проходила та роковая операция.
- Получается? – Феразия присела рядом на соседний стул.
- Пока не особо. Хитрый мерзавец. И скользкий, как саларианская делатресса. Всё чётко, всё выверено и продумано. Ни одного лишнего слова. И такое ощущение, словно… - Беатара запнулась, подыскивая наиболее точную формулировку.
Феразия ответила за неё:
- Словно написано заново и позднее, уже на основании свершившихся фактов? А потом была проведена подмена в базе данных?
- Да. Но это крайне трудноосуществимо. Внесение поправок в архивы УВР(1) строго фиксируется, сохраняется и старый и новый вариант. Уровень доступа жёстко связан с занимаемой должностью и уровнем гражданства того, кто вносит поправки. Фектариус не обладал ни тем, ни другим. Про то, что системой не зафиксировано внесение изменений, я просто молчу. Система создана отдельно и соответствует самому высокому уровню защищённости – взломать её так, чтобы собственная служба безопасности это не просекла, невозможно. Даже Джанек мне это подтвердил.
- Значит, возможно, - заметила Феразия. - И значит, что взломавший её имеет либо очень высокий уровень доступа, либо очень высокие и широкие технические возможности, чтобы такое осуществить.

Беатара сидела, бессмысленно глядя в одну точку. Феразия только что сказала ей то, что она так боялась признать: её противник оказался намного более сильным и хитрым, чем она предполагала в начале. И самое страшное - Беатара не видела выхода из ситуации. Но и сдаваться она тоже не хотела.
Феразия увидела, что угадала мысли турианки, поняла её боль и ощущение безысходности. Ей вдруг стало невыносимо жаль её.
Вместе с чувством жалости внутри пробудились угрызения совести. Когда-то она обещала ей помощь, но так пока и не дала особо ничего, если не считать убежища и средств к существованию. Беатара за истекший год дала ей больше. Пора было отдавать обещанное. Феразия поняла чем: своими знаниями. Но не так, как обычно. Она уже давно свыклась со своей ролью наставницы в практике биотики. Не только для Бранта – так или иначе она учила новым вещам всех своих бойцов-биотиков. Сейчас же требовались совершенно иные её навыки. Те, к которым она редко прибегала в своей бытности командиром «Аквамаринового Всполоха» - навыки следователя.
- Ты знаешь, как вести настоящее расследование? – спросила Феразия. - Как проводить предварительное следствие? Получать и анализировать информацию? Хоть что-нибудь о работе следователя тебе известно?
Турианка подавлено молчала. У неё было достаточно времени, чтобы понять, что она почти ничего не знает о том, как работает следователь.
- Не знаю, - честно призналась она.
- Хорошо, но что-то же ты умеешь? Из того, что касается сбора информации.
- Я умею вести скрытое наблюдение, прослушивать переговоры, вести допрос.
- Вести допрос, каким образом?
- В основном при помощи «спецсредств».
Феразия покачала головой.
- Тебе этого не хватит. Нет, всё пригодится, но не сейчас. Сейчас тебе предстоит долгая бумажная работа. Ты должна научиться это делать.
- Как?
- Я тебе помогу. Это не просто, но и не настолько сложно, чтобы ты не смогла освоить всё, что нужно. Начнём с самого начала…

Феразия говорила, говорила и говорила, рассказывая про азы и основные принципы следовательской работы. Она выбирала только самое необходимое, осознавая, что на полноценное обучение турианки времени нет, да оно ей и не требуется. Но даже сухого остатка было так много, что через пару часов Беатара поняла, что её мозг перестаёт воспринимать информацию, и попросила сделать перерыв.
- Хорошо, - согласилась Феразия. – Я даже думаю, что на сегодня с тебя достаточно. Отдыхай. И, кстати, если будет желание, порасспроси Ника о том, как ведётся агентурная работа и торговля информацией. Тебе пригодится.
Беатара кивнула.
- Спасибо, командир.
- Ты что-то хочешь спросить? – по некоторому её смущению угадала Феразия.
- Да. Откуда ты всё это знаешь?
Феразия явно не ожидала такого вопроса. Турианка определённо обладала даром их задавать.
- Как тебе сказать?.. – протянула она, подбирая слова. – Я не всегда занималась тем, чем занимаюсь сейчас. В девяносто с небольшим я закончила Тессианскую юридическую академию и порядка полутораста лет проработала следователем прокуратуры.
- Серьёзно?
- Абсолютно. Так что у меня юридическое образование.
- Ага, два... - в полголоса хмыкнула Беатара.

Но Феразия расслышала её слова. Лицо её моментально приобрело голубовато-пепельный оттенок, на лбу выступили капельки пота. Она напряжённо уставилась на турианку, и от её взгляда Беатару передёрнуло, как от удара током. В какой-то момент ей даже показалось, что Феразия предприняла попытку выведать её мысли: словно чья-то невидимая рука коснулась её головы, но почти тут же отдёрнулась – Феразия смогла взять себя в руки. Да и сам трюк был довольно рискованным, чтобы применять его на друзьях, которым привык верить на слово всегда и во всём.
Натянуто улыбнувшись, азари попробовала свести всё в лёгкую шутку:
- У меня одно юридическое образование.
Всколыхнувшееся в Беатаре природное любопытство подтолкнуло её к следующему вопросу:
- Если у тебя юридическое образование, почему ты решила стать наёмником?
- Кое-что изменилось, - уклончиво ответила Феразия.
- Что?
- Я потеряла себя. Меня… просто не стало. Извини, я не хочу об этом говорить. На сегодня всё.
Пока Беатара вникала в смысл сказанного, Феразия спешно пошагала прочь, пока ей не задали следующий вопрос, на который она уже не сможет дать ответ.
Беатара смотрела ей вслед, по-прежнему недоумевая, что именно из её расспросов могло столь сильно расстроить Феразию. Ещё раз прокрутив в голове разговор, она не нашла в нём ничего особенного, пожала плечами и пошла в направлении камбуза: она провела за терминалом уже около пяти часов и успела порядком проголодаться.

Открыв холодильник, она извлекла из него странной формы металлическую тарелку, в которой хитрым, почти незаметным механизмом, была закреплена половинка мозговой кости длиной сантиметров в десять и шириной в ладонь. Помимо отделения, где находилась кость, тарелка имела ещё три секции, значительно меньше первой. Одну из них Беатара наполнила чем-то напоминающим фруктовое пюре, другую – тёмно-зелёным соусом, с резким пряным запахом, третью – вязкой жёлтой жидкостью, практически лишённой какого-либо запаха вовсе.
Вооружившись длинной тонкой ложкой, Беатара достала из косточки голубовато-серый кусочек мозга, погрузила его в соус и отправила себе в пасть. Следующий кусочек она не менее щедро сдобрила пюре и отправила следом за первым.
Когда мозга в кости не осталось, Беатара поняла, что почти сыта, но настроение не спешило улучшаться. Поразмыслив, чего бы ей ещё хотелось, она поняла, что хочет выпить. В кают-кампании никого не было. Беатара достала початую бутылку гирда и плеснула себе немного в стакан. Потом кликнула ВИ и попросила его поставить её сборник музыкальных дорожек за номером четыре. Зазвучала приятная, неторопливая музыка, с короткими паузами, напоминавшая ритмом перекаты волн.
Так продолжалось около часа: музыка ускоряла темп, бутылка пустела, настроение улучшалось.

Открылась дверь, и на пороге кают-кампании появился Ник.
- Чего это ты тут пьёшь в одиночестве? – спросил он, увидев бутылку.
- Отдыхаю.
- Отдых, разделённый с бутылкой, - верный путь к алкоголизму.
- Не так уж часто я это делаю.
- И тем не менее.
- Не волнуйся, не сопьюсь: в своё время отучили от подобной глупости. Хватило одной короткой, но крепкой трёпки. Потом ещё два часа нотации читали. По мне, так лучше бы били дальше.
Ник вздохнул.
- Давай тогда хоть кампанию тебе составлю, если ты не против.
- Составь.
Ник налил себе рому, разбавил его содовой и присел в соседнее кресло.
- За что пьём?
- Ну, давай за удачу в наших начинаниях.
Не смотря на то, что уже основательно успела набраться, Беатара вспомнила слова Феразии про торговлю информацией и задала Нику вопрос относительно того, как это делается.
- Хочешь что-то конкретное накопать?
- Ты понимаешь, чем больше я вникаю в суть, тем больше закрадывается мысль, что он целенаправленно уничтожил нашу группу.
- Зачем?
- Не знаю. Ему нравился проект, он был одним из его инициаторов. Не скажу, правда, что они были в особо дружеских отношениях с Виктианом: Фектариус его несколько побаивался. Но ведь это не повод для такого поступка.
- Согласен. Хотя каких только мотивов не бывает.
- Не, - мотнула головой Беатара, - это абсурд.
- Погоди, он же вас туда заслал целенаправленно?
- Да.
- Значит, он знал, что вы оттуда не вернётесь?
- Значит, знал. Погоди, ты хочешь сказать, что он знал, что там будут эти твари?
- Именно.
- Но никто из нас никогда ничего подобного не видел. Все мы прошли отдельный курс, с чем можно столкнуться в Терминусе. Да и… это ведь были такие же люди, кроганы, азари, как и всегда, только… под наркотой что ли…. Хотя, и наркоты с подобным действием я не знаю.
- В Терминусе какой только дури не встретишь.
- Да это был даже не Терминус, а скорее Траверс: за пять или шесть тысяч световых лет от Вуали Персея.
- Без разницы.
- Может быть. Но, не суть. Как он-то про них узнал? Ведь информации по ним не было. Нас с ребятами даже на экспертизу по психам таскали, когда мы описали тех, кто нас атаковал: мол, вам показалось.
- Хорошо, допустим. Значит, где-то узнал. Где?
- А кто его знает…
- Вот это-то тебе и следует покопать. Возможно, именно здесь ключ к разгадке.
Беатара кивнула.
- А я тебе по возможности помогу, чем смогу.

________________

1. УВР (Генштаба ТИ) – аббревиатура от Управление военной разведки (Генерального штаба Турианской Иерархии) – аналог человеческих ГРУ РФ, РУМО США и пр.
Просмотры: 396

Отзывы: 1

2
1 yontari yontari

Ви-и-и! Ура, продолжение!
Чтение - пища для ума, а это тортик с вишенкой popcorm1

Рейтинг квестов в реальности