Mad Mass. Пролог

Автор: MaxRokatansky
Основные персонажи: практически все каноничные + ОМП
Пейринг: ОМП\???, + пока известен фемШеп\Лиара
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Ангст, Драма, Фантастика, Экшн (action), POV, AU
Предупреждения: Фемслэш (юри), Смерть персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП
Статус: в процессе

Аннотация: Что если все мы - гости в это мире? И чем больше мы привязываемся к другому миру - то когда мы исчезаем тут, то появляемся там?
Не знаю как вам - а мне бы хотелось в это верить.

А вообще, всё "банально": попаданец, не в Шепард и не в кого-то из оригинального окружения, но рядом, да и не в первую или вторую часть МЭ.

Максим Рокотов. Где-то в неизвестности.


All the same take me away
We`re dead to the world


— Шепард!.. Шепард!..

Оххх. Голова гудит, уши словно залиты водой. Голос ещё этот мерзкий, словно из пластиковых колонок. Что, вчера опять злоупотреблял алкоголем, товарищ Рокотов, и вместо того чтобы нормально поиграться самому поставил подборку гейм-видео с ОСТ? Стоп, какой злоупотреблял? Да такой головной боли в жизни не было, даже после диких количеств «шила» на срочке в увольнительной. Так, голова на месте, руки значит тоже, ощущение только странное, как будто не мои. Точно контузия. Что, очередной теракт, но, извините, какого чёрта тогда комп орёт?

— Шепард, ты где там?

Так, надо подняться. Баааам, голова ударилась в какую-то жестянку, странно, но даже голове стало полегче, словно мозги сместились в нужную точку. Короб? Оп! Куда-то меня тащат — вот и разберёмся…

...Ненавижу московскую погоду — никогда не поймёшь что это, зима или весна, или вообще осень. Сколько лет живу здесь и не могу никак привыкнуть. Вот и сегодня — фиг бы я вылез из дома, если бы не очередная деловая встреча. Да ещё и машину с собой тащить, но специфика встреч такая, что единственный способ отмазаться от «задушевной» посиделки с партнёрами — это наличие своего авто. Вот и сейчас приходится, без резких манёвров, продираться через эту адскую смесь реактивов, кашеобразного снега и разошедшегося ледяного дождя в сторону дома. Дом, когда-то его можно было назвать домом. Это было, наверное, ещё в прошлом тысячелетии, тогда, когда возвращаясь домой можно было не доставать ключи из кармана. А сейчас это временное пристанище, которое не жалко сменить, если надоест, где нет ничего лишнего и сильно личного: гостиная с диваном для редких друзей и сослуживцев, спальня-кабинет с игровыми сборками и большой кроватью для куда более частых, чем друзья, «подруг». Всегда было интересно, чем же их моя тушка, пошкрябанная осколками и временем, привлекает, но когда волшебное кольцо исчезло с пальца, то... нет, конечно, отбиваться лопатой не приходилось, но проблем познакомиться с одной или даже двумя никогда не вызывало. «Хе-хе-хе», — как говаривал один из любимых моих персонажей любимой игры — Грант. Вот и сейчас, даже в пробке на съезде с МКАДа, пара, смутно напоминающих кого-то девушек, в соседней машине умудрялась строить глазки, смеясь и жестами показывая, мол, что можно и за ними прокатиться, они не кусаются. Выехав на шоссе, я старался держаться рядом и, наверное, поэтому первый заметил, как из встречного потока, резко завихляв и пробив лёгкое ограждение, выскочил, теряющий детали корпуса, небольшой грузовик. Действуя на автомате, ударил по машине девушек, уводя их с лобового столкновения... и почти ушёл сам, получив мощный удар сзади-сбоку. Раз оборот — вижу разъезжающийся в стороны поток машин, два оборот — глаз цепляется за помятую машину, которую я спихнул в сторону и синие, широко распахнутые глаза той, что сидит за рулём, три оборот — несмотря на попытки выровнять «полёт», вижу разлетающееся снова ограждение и блеск встречных фар... темнота...

Мигнуло...
Голоса, мелькающие картинки...
Мигнуло...
Огромные здания...
Мигнуло...
Голос или голоса, который, кажется, звучит отовсюду сразу электронно-божественным хоралом: «Ищем...»
Мигнуло, мигнуло, мигнуло, мигнуло, мигнуло…
«Нашли...»


...После очередного удара головой об железяку, память сразу вернулась на место и тихо-ехидно хихикнув, мол, что стало ли легче тебе, добрый молодец, уползла в сторонку, наблюдая за тем, что происходит. А посмотреть было на что: обеспокоенное лицо женщины с рыжими волосами и зеленющими глазами, одетая в форму непривычного, но очень знакомого вида. Внезапно появившийся негр, который тем же голосом, что я слышал до этого, произнёс:

— Шепард, ты чего тут возиш... — но почти сразу прикусил язык, бросив взгляд в мою сторону.

Шепард... Андерсон? Взгляд прекратил почти плавать и с убийственной чёткостью сфокусировался на заднем плане, где величественно переступая конечностями двигалась двухкилометровая дура. Почему так с ходу определил? Это мог сказать любой, кто столько времени провёл за игрой. Это был Жнец.

Шепард... Андерсон... Жнец.

А я тогда кто?

Земля. Северные территории Альянса, г. Ванкувер. 22 июня 2187 года
Бывший коммандер Альянса Систем, бывший СПЕКТР Совета Цитадели, бывший командир разведывательно-диверсионного фрегата «Нормандия», Джейн Шепард.


Сегодня, в 4 часа утра… без объявления войны…
войска напали на нашу страну,
атаковали наши границы во многих местах…
подвергли бомбёжке… наши города.


Почти годичное расследование событий в системе Бахак подходило к концу. Нельзя сказать, что было скучно сидеть всё это время: по настоянию Дэвида мне дали ограниченный доступ в экстранет, через который можно было следить за новостями, да можно было пообщаться с теми из команды, кто не попал в «чёрный», «серый», да и любой другой список Альянса. Наверное, только это и спасало меня от полного сдвига по фазе, который продвигался как один из вариантов моей защиты. Типа Шепард настолько сдвинулась на теме Жнецов, что решила на всякий случай взорвать целую систему, чтобы доказать это. Но была и другая сторона защиты — запись разговора с Предвестником. Да, в этот раз мне повезло и никакое долбаное протеанское поле не нарушило систему записи и контроля, и, как бы не пищали батарианцы и чинуши из Совета Безопасности, проверку на подлинность эта запись прошла. И, по некоторым намёкам от Андерсона и Гарруса, становилось понятно, что кое-кто из влиятельных в это верит и какие-то шаги предпринимаются в нужную сторону. Остальные члены экипажа тоже не сидели без дела, во всяком случае те, кто решился, да и захотел, попасть под амнистию: Джек, как один из сильнейших биотиков нашей расы, работала теперь в Гриссомской академии и учила ребят, постепенно становясь очень неплохим командиром и учителем... во всяком случае хотя бы уж поменяла свою дурацкую лысину на более-менее нормальную причёску. Джейкоб перешёл под руку адмирала Хакета и очень сильно помогал ему в необъявленной войне с «Цербером». Тейн Криос, уж на что мне этот зеленожопый ящер никогда не нравился, но и его сообщения было отрадно увидеть — сейчас завис на Цитадели со своим синдромом Кепраля, говорил, что вроде есть подвижки по купированию, но не сильные. Даже Мордин смог пару раз переслать зашифрованные сообщения, то-то рожи были у безопасников, когда поняли, что вместо одного из сослуживцев по Альянсу я слушаю сообщения от ГОРовского научника. Правда, его как обычно понять было очень сложно, только то, что «времени мало и надо исправить», да и то, что передавал привет от Рекса. От остальных же весточек никаких не было, хотя, как я надеялась, они тоже не сидели сложа руки. И Лиара... Ли... она только прислала сообщение, что приняла предложение поработать с Хакетом и всё. Как отрезало. Видимо, военная цензура не давала ей возможности пообщаться с потенциальной преступницей.

А то, что случилось в этот самый долгий день — я буду помнить до самой смерти...

От важных дел, а в частности — от разглядывания того, как детишки носятся по небольшому парку, в очередной раз меня отвлёк Вега. Нет, в целом он парнишка-то неплохой: умелый солдат, в меру башковитый, а уж мускулатура... ну, поразглядывать-то я имею право? Но вот иногда формален и зануден он просто до чёртиков.

— Коммандер, — ещё по-щегольски козырнул, засранец.

— Джеймс, я тебе сколько раз говорила уже? Не надо меня так называть.

— Ну, так я и салютовать не должен, но это Вас как раз и не смущает, ком... — наткнувшись на мой взгляд, он всё-таки прикусил язык.

— Вас ждут в Совете Безопасности. Сказали, чтобы Вы прибыли ASAP*.

Быстро поправив повседневку без знаков различия, убирая лишние складки с груди за что получила очередной далеко не... обычный взгляд от Джеймса, двинулась за ним.

— Что-то важное, Вега? Что-то решили насчёт меня? — отмечаю необычное количество людей для такого дня и времени суток.

— Не знаю, ко... Шепард. Мне просто сказали сопроводить Вас как можно скорее, — он внезапно резко остановился, салютуя кому-то перед собой.

— Вольно, лейтенант, — услышала я знакомый голос. — Джейн, давай быстрее.

Обрулив эту гору мышц, я увидела Дэвида, как всегда в парадке, с кортиком на поясе. Совсем обфлотился, а ведь был когда-то нахальным и дуболомным спецназовцем. Хотя и сейчас он флоты не водит, занимаясь всё больше тактическим планированием, наземкой, да логистикой, но видимо общение с другими адмиралами просто так не проходит.

— А ты что-то располнел, Дэйв, — усмехнулась я, шутливо ткнув его в живот. — Что за спешка-то?

— Не знаю, Шепард... Не знаю... Мне тоже срочно приказали прибыть и захватив... А вот и она. Эшли, тоже за мной, — подхватив нашу общую знакомую, Андерсон только прибавил шаг, вырываясь вперёд.

Коротко поздоровавшись с Уильямс, мы некоторое время шли молча. После Горизонта, нам ведь так и не довелось нормально пообщаться.

— Уже штаб-лейтенант, Эш? Переборола всё-таки ваше проклятье?

— Да, ком... Джейн, — не особо уверенно ответила она. Видимо её выдернули тоже откуда-то. — Шепард, я...

Дэвид перед нами резко остановился и коротко бросив пару фраз морпехам обернулся к нам.

— Эшли, вместе с лейтенантом ждёте тут. Можете понадобиться. Шепард, за мной, — развернувшись на каблуках, он стремительно зашагал в сторону дверей в зал Совета Безопасности, которые открыли перед ним морпехи из второго кольца охраны.

А дальнейшее мне напомнило Совет Цитадели, которые, как я понимаю, только теперь поняли то о чём я предупреждала: в самый разгар споров о том, почему молчат станции и эскадры ближнего кольца защиты, во всём своём дьявольском великолепии явились Жнецы. Сначала Москва, Вашингтон, Пекин, Лондон, Берлин... А потом и мы. И первое, что они сделали, когда медленно приземлились в паре миль от нас — так это врезали из главного калибра по зданию министерства, да так, что их луч прошёл всего в паре этажей от нас. Но и этого хватило чтобы выбить весь Совет в полном составе и хорошенько завалить нас всех. Первое, что я услышала, когда очнулась, так это голос Дэвида (каким же он бывает мерзким, особенно, когда у тебя разваливается голова), который выкрикивал моё имя.

Выкарабкавшись из-под накрывшего мою бренную тушку стола советников... которым меня по голове и приложило, я услышала как Дэвид раздаёт указания:

— Срочно готовьте «Нормандию» к вылету и отправляйте по моим координатам. Меня не интересует, что там нет полного штата! Берете пилота и выполняете все его указания. Все! — быстро переключив частоту, он вызвал Уильямс. — Эшли! Всё, насчет корабля я распоряжения отдал. Бегом на LZ*, реквизируешь любой челнок — Вега тебе в этом поможет, и договариваешься с «Нормандией» о точке встречи. Нет! Мы с Шепард выберемся наружу сами, а потом согласуем рандеву. Выполнять!

Я в это время сняла с двух охранников их оружейные пояса с табельными «Хищниками» (простите, ребята, но надо...), бросила один Андерсону, а второй нацепила на себя. Главный выход из зала завалило от слова совсем, с остальными было ненамного лучше: пробиться можно было, но, сколько бы на это ушло времени. Поэтому когда Андерсон закончил раздавать всем по щам и ЦУ, я только молча кивнула в сторону помещения откуда был выход на пожарную лестницу.

Несколько минут шли в молчании под аккомпанемент ударов ботинок по железу и гулко-неприятных взвизгов главного калибра Жнецов.

— Дэвид… — наконец, решилась я. — Но как? Как мы их упустили?

— Не знаю, Джейн… просто не знаю. Хакет и его Рашен-Михайлович давно уже были в курсе и рыли чуть ли не сами носом пространство, чтобы успеть, — глубоко вздохнув, словно что-то решая для себя, и повторил: — Не знаю, Джейн. Понятно, что никто не ждал объявления войны, но разведка не должна была проспать...

Дальнейший спуск прошёл в той самой «тишине» до момента, пока один из Жнецов не решил снова обратить внимание на здание Министерства Обороны Альянса и влепил очередным гудящим пучком, перечёркивая здания наискось и цепляя крепления аварийной лестницы.

«Твою мать, как же я ненавижу высоту», успела только подумать я, когда разваливающаяся конструкция, словно большой шест полетела в сторону соседнего торгового центра и «десантировала» нас на заваленную обломками крышу.

— Ох ты ж ёжики, — простонала я, ощупывая многострадальную свою рыжую голову. Крови вроде нет, но ещё несколько таких ударов... Дёрнулась, ища взглядом Андерсона — тот вроде уже поднимался на ноги рядом. — Андерсон, ты в норме?

— Да, какой там... — проворчал он, чуть пошатываясь, вставая на ноги. — Я ж не ты и головы кроганам лбом не разбиваю.

— Но-но! Это было-то всего два раза и знаешь сколько потом пришлось возиться с причёской, — улыбнулась я и обратила внимание на что-то белое виднеющееся в одном из широких вентиляционных раструбов, выходивших на крышу. Пока Дэвид возился с заклинившей дверью, я решила глянуть, что это. Когда подошла ближе — то стало понятно, что это подросток, который, похоже, пытался спрятаться от этого Ада в вентиляции, что было бы достаточно разумным, если бы это были бы хотя бы уж батарианские террористы. И не обращая внимания на вопли Дэвида начала его вытаскивать, приложив пару раз головой об короб. Ну, а что? Пусть не только у меня голова болит.

Вытащив его на белый свет, как раз к приходу Андерсона, только и успела отметить про себя, что похоже я его уже где-то видела. Правда, услышав мою фамилию, он явно впал в ступор, больший даже, чем от вида переваливающего вдалеке Жнеца. Как бы не ещё один фанат типа Конрада, поэтому пришлось его встряхнуть и дёрнуть за собой:

— Идём со мной, если хочешь жить, — на что получила ещё более ошарашенный взгляд.

Пока что Максим Рокотов, Северные территории Альянса, г. Ванкувер, Земля, 22 июня 2187 года.

Your cruel device
Your blood like ice
One look could kill
My pain, your thrill


«Иди со мной если хочешь жить!», — повторила рыжеволосая, хватая меня за руку, вытягивая из-под обломков, которые щедро насыпало вокруг короба, того самого короба, как отметила ехидно память и снова спряталась обратно. Тоже мне Сара Коннор и Кайл Риз в одном лице.

Господи, как башка-то раскалывается... Мысленно застонал я, вставая на, почему-то вдруг ставшие ватными, ноги. Так, но какого чёрта? Последнее что я помню... Я что — умер? Но вот только знакомые до боли дроны-«глаза» кружащиеся над головой и долбаный Жнец, величественно передвигающийся в паре километров впереди, как-то не очень похожи на ангелов, да и Шепард явно не архангел Гавриил... Тем более женского полу, хотя конечно, меня может так сильно приложило, что я глюки вижу? Но всё равно, почему ба... женщина? Я же, когда играл, то всегда мужиком, да ещё и в нестандартном образе, а тут явно наблюдается Джейн Шепард Вульгарис. Мои рассуждения оборвались, когда мы подошли к, знакомой по десяткам прохождений, двери и негромко вскрикнул, капля расплавленной изоляции с горящего потолка упала мне за шиворот. Нет... Точно не глюк... Больно очень даже по-настоящему и я на всякий случай ущипнул себя так, что чуть не охнул. Сомнений не оставалось — я живой. Но судя по обстановке... в голове пронеслись кадры пролога игры. «Блядь!» кажется вслух произнёс я, потому что Шепард как-то странно на меня посмотрела, хотя прокрутив этот момент в голове, я понял, что сказал далеко не то, что на автомате восприняло сознание, а всего лишь обычный и банальный «Fuck». Я опустил глаза и осмотрел себя беглым взглядом, а потом ещё и ощупал для пущей убедительности. Рост, чуть больше полутора метров, светлые штаны и толстовка, детские руки... «Blyad’! Blyad’!! Blyad’!!!!», — чуть не взвыл я. Господи, ну за что? Выжить в автокатастрофе (ну или помереть, какая теперь-то в жопу разница?) чтобы попасть в этого... Будущего глюка Шепард? И похрен, что это не тот малолетка, что был в игре, но всё сходится! А выть хотелось всё больше и больше. И ведь было от чего: жить-то мне осталось максимум полчаса, если судить по канону. Ровно до того момента, когда меня посадят в челнок, который сожгут на взлёте.

Ну, уж нет! Я чуть не вцепился в Шепард, которая на пару с Андерсоном раздвигала заклинившие створки ворот и протиснулась в коридор.

«Отсосите, биотвари, на этот раз я так просто не дамся! Русские вообще никогда не сдаются! Вы у меня ещё за светофор ответите!»

Джейн Шепард, всё ещё бывший коммандер Альянса Систем, бывший СПЕКТР Совета Цитадели, бывший командир разведывательно-диверсионного фрегата «Нормандия», 22 июня 2187 года.


Бесы зовут наружу,
в стужу уйти с пургой.
Туда, где мертва вода,
Туда, где дурманит газ.


Раздвинув вместе с Андерсоном створки зажатой сервоприводами двери, я пропустила парня первым, потом проскочил Андерсон, который подстраховывал меня с другой стороны. Движение продолжили в той же оживлённой беседе, что и до этого: вздохи Андерсона, скрип моих шариков в голове, да молчание паренька. «Надо будет хоть спросить, как его зовут», — подумала я, передвигаясь приставным шагом по балке одного из обрушенных перекрытий. В голове крутились фразы, которые я выскажу потом адмиралам и Совету Цитадели, но в основном они начинались с фразы произнесённой наиболее стервозным голосом: «Ну, я же вам говорила…». От размышлений меня отвлёк скрип проседающей балки и неожиданно сильный рывок за портупею.

— Гм, спасибо... — кивнула я парню, обозначив паузу для того, чтобы он мог представиться.

Но он только махнул рукой и буркнул что-то вроде: «Сочтёмся».

Выйдя на белый свет, наш бравый адмирал сразу закрутил свой уник, вызывая одновременно на связь «Нормандию», Уильямс с Вегой и Комитет Штабов. Если Эшли хоть что-то смогла ответить, то с остальными связаться не удавалось. Новоиспечённая (ну для меня новоиспечённая) штаб-лейтенант и здоровяк-лейтенант смогли всё-таки отжать у кого-то челнок и окольными путями продвигались на рандеву с «Нормандией». Успели только обозначить LZ, как связь, покрывшись рычащими помехами, прервалась.

— Давайте быстро за мной, — мотнул головой Андерсон. — Я назначил точку в квартале отсюда у набережной, это буквально за углом. Как раз один из этих здоровяков уже пройдёт мимо и сможем проскочить.

Я только махнула рукой пареньку, чтобы не отставал и побежала за Дэвидом. Парнишка, как привязанный, бежал рядом. Надо бы его передать эвакуационным командам, как только... Над головой с воем прошла пара атмосферных штурмовиков, отчаянно отстреливаясь от наседавших на них, знакомых по Омеге-4, «глаз». Один взорвался в воздухе, осыпавшись дождём осколков, второй — задымил и свалился в штопор впереди.

— Быстрее-быстрее! — заорал, обычно флегматичный адмирал, пытаясь на бегу выйти на связь с «Нормандией». — «Нормандия»! Эшли! Если вы меня слышите, нужна эвакуация ASAP! Жнецы запускают дроны и скоро закроют небо!

Ответом было только скрип помех и...

— Твою мать! Что он творит! Внимание — уши! — из густой облачности на горизонте, показалась носовая часть дредноута и, практически одновременно, последовал залп из спаренного главного калибра. Я только успела приоткрыть рот, как полыхнула вспышка и две болванки врезались в одного из Жнецов вдалеке. Застройки немного смягчили ударную волну, но десять с лишним килотонн — это всё-таки немало на таком расстоянии. Если я хоть как-то удержалась на ногах, а Дэвид успел сгруппироваться, то парень явно ощутил на себе вариант пожелания: «Да чтоб тебя приподняло и прихлопнуло».

Ответ Жнецов не заставил себя ждать: несколько красных лучей сошлись на дредноуте, который успел дать ещё один залп, в этот раз пробивший его цель насквозь.

— Ложись! — я пихнула поднимающегося парня, прикрывая его и яркая вспышка взорвавшегося масс-ядра и двойная взрывная волна накрыла нас, протащив по земле.

Приподнявшись на локте, я огляделась по сторонам: Дэвид, стоя на коленях, заполошно мотал головой, а парень — перекатившись, поднялся на колено, глядя вверх. Проследив за его взглядом, я увидела, как от Жнецов отделяются большие сгустки красной энергии и падают на город. Один из них упал позади нас и распался в фигурки хасков и каких-то незнакомых тварей, которые сразу же начали стрелять во все стороны.

— Десант! Дэйв, ходу! — я дёрнула адмирала за рукав. Парня уговаривать не пришлось: тот хорошим зигзагом припустил чуть впереди нас. Если от этих мы вроде успели скрыться, петляя между воронками, то происходящее впереди не радовало от слова «НИФИГА!». На небольшой обзорной площадке, возвышавшейся над перекрёстком, жирно чадил подбитый летун*, застывший, чуть задрав хвост, памятником самому себе. Вокруг рассыпались остатки десантной группы и экипаж, и перестреливались с наседавшими на них с двух сторон тварями. Быстро перекинувшись с Андерсоном жестами, мы пошли, укрываясь между кустами, какими-то абстрактными скульптурами и покорёженными киосками, в тыл к жнецам-наземникам. Я присела у очередной бетонной тумбы, стоящей на углу лестницы, ниже этих тварей. И раз, и два, и три, и вдох — со стороны Андерсона послышалась стрельба. По организму от включившихся на полную имплантов пошёл лёгкий электрический зуд: поднявшись над тумбой, ощутила на себе в полной мере эффект «тягучего времени», когда нейронные импульсы благодаря всему этому железу, носятся в тебе словно обдолбанные «красным песком» фотоны, повела стволом справа налево. Хлоп, хлоп и уродливая башка первого рассыпалась осколками костей, плоти и электроники. Следующий развалился головой по покрытию с одного выстрела, на третьем, стоявшем спиной ко мне, имплант, пискнув, ушёл в перезарядку, но его это не спасло: полдюжины крупнокалиберных зарядов разворотили его торс, и остаток клипсы я добила уже из укрытия. Получив нежданную поддержку, солдаты рывком рванули в контратаку, поливая очередями отвлёкшихся на нас тварей.

Всё ещё Максим Рокотов, 22 июня 2187 года.


Where do we go now?
So where is the way?
When I`m a million miles from home


Когда Шепард с Андерсоном, умело укрываясь от взгляда каннибалов (ну, а кто ещё тут может быть? Батарианцы же первыми попали под удар — из них пехоту и сделали) я присел за какой-то непонятной скульптурой, переводя дух. Что там Касуми говорила насчёт части коллекции Донована Хока? Она видимо не видела то, что тут делают — советские скульптурки-ужастики из детских садов отдыхают. Итак, что мы имеем с куста: я в теле непонятного подростка, который судя по всему, должен был стать глюком для Шепард в будущем, во всяком случае ситуация похожая. Памяти от него почти нет, только имя, да немного общей информации про себя, да родителей — то ли мне так не повезло с носителем, то ли моё сознание выжгло мальчишку напрочь. Хотя моторика и рефлексы остались, иначе чего это мне сейчас захотелось тереть глаза и заплакать. Спокуха, парень, прорвёмся. Я тебе обещаю. Хм... работает, видимо что-то всё-таки есть от него. Застучали визгливо-резкие выстрелы пистолетов. Да, это вам не солидный бабах СВДшки или гулкие хлопки ВСС, но лучше всё равно пригнуться. Итак, если я подросток, и, значит, меня будут эвакуировать куда-то в безопасное место, а это значит пойдёт по канону и меня сожжёт один из Жнецов. А это в итоге приведёт к тому хаосу, что прописали эти долбаные биотвари. Нет, как завещал нам дедушка Ленин — мы пойдём другим путём, а значит... значит, будем прорываться на «Нормандию». Хоть тушкой, хоть чучелом, но надо туда попасть, а там уже разберёмся. «Делай, что должен и будет что будет» — это сейчас подходит как никогда лучше.

О, выстрелы перемещаются, значит, на этой стороне десант Жнецов зачистили. Вперёд, майор, ты же не хочешь жить вечно? Тем более, что видимо ты и так умер. Быстро проскакиваю по лестнице вверх и присаживаюсь у одного из убитых, как мне кажется, морпехов. Шевроны-то понятны — рядовой, но вот что его личный шифр в виде L1* значит — я не знаю. Так, винтовка, если мне память не изменяет, то это «Мститель», причём в варианте до 3й Массы — с каким-то подобием коллиматора, совмещённым с небольшим оптическим прицелом, сверху. Интересно, это он сам или по стандарту так положено? Так, прицелиться, не ПСО-1 и, тем более не «Льюпольд», но на безрыбье и жопа — соловей. Лёгкая, куда легче «девятки» и тем более «калаша», будем надеяться, что и отдача у неё мягкая, а то после того, как меня взрывной волной подняло почти на два метра — становится страшноватенько насчёт моей способности держать импульс. Теперь перезарядка: сбоку под прицелом окошко с цифрами «17», а в винтовке на стандартном термозаряде, насколько я помню, ограничение на 30 выстрелов. Эх, что ж ты, паря, даже половину не отстрелял и переворачиваю его тело... Вдох-выдох, вдох-выдох... Уж не знаю чем эти твари стреляют, но разворотило ему грудь знатно: развороченное сердце и рёбра, всё практически оплавлено и перемешано... И запах... Давно забытый запах, сладковато-горький, сгоревшей человеческой плоти и костей, вперемешку с выпаренным из крови железом. Взглянул на лицо и тут же пожалел об этом ещё больше... Не знаю сколько ему лет и сам ли он пошёл в армию, но у нас явно был бы срочником: распахнутые глаза и приоткрытый рот, словно успел удивиться тому, что его убили. С-с-с-суки... Вдох-выдох, закрыл ему пальцами глаза, скосив взгляд на чудом уцелевшую табличку на груди: «Рядовой Н. Рейнольдс»… Ничего, Рейнольдс, я обещаю тебе, что ты там у себя, наверху, куда попадают все те, кто защищают свой Дом, свою Родину — ты будешь там сидеть и улыбаться, глядя на то, как погибают эти долбаные тараканы. Слышишь?

На плечо мне легла рука… Шепард и Ко, вернулись с зачистки левого фланга. Забрать пояс и повернуться...

Джейн Шепард, всё ещё бывший коммандер Альянса Систем, бывший СПЕКТР Совета Цитадели, бывший командир разведывательно-диверсионного фрегата «Нормандия», 22 июня 2187 года.


Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами


После зачистки одной стороны и совместными усилиями противоположной, мы отошли к летуну. Когда подошла, то я вздрогнула, глядя на то, как парень, переворачивает одного из убитых пехотинцев и посмотрев ему в лицо, медленно закрывает его потухшие глаза, стягивая с него перевязь с термозарядами, а рядом с ним лежит «Мститель».

— Эй, ты стрелять-то умеешь?

— Ну, — буркнул он в ответ и поднял винтовку, перехватывая её за рукоять. — Уж как-нибудь...

К нам подскочил лейтенант, командир этого отделения.

— Сэр! Мэм! — быстро козырнул он, глянув на погоны Андерсона. — Лейтенант Ковальски, рота "Браво" 122-го отдельного десантного батальона.

— Обстановка, Ковальски? У вас есть связь? — коротко спросил Дэвид, включая снова уник, но ничего кроме помех опять добиться не удалось.

— Да, дальник* запустили сразу, но ни с кем поблизости связаться не можем. Штаб батальона молчит, управление и Комитет Штабов тоже, — позади него на другом берегу громыхнуло: Жнецы подорвали что-то ещё из крупной техники. — Сэр, Вы знаете, что это?

— Знаю, лейтенант... Защити нас, Господь, но знаю... Давайте связь, будем выбираться отсюда.

Дальника на летуне хватило, чтобы пробиться через помехи и связаться с «Нормандией», я ни капельки не удивилась тому, что нам ответил Джокер вместе с СУЗИ: Эшли с Вегой уже вылетели, взяв по пути несколько отделений на челноках и идут в нашу сторону, СУЗИ скинула им нашу частоту, те через «Нормандию» заверили что скоро пробьются к нам, но идут пока в обход. Рядом уже привычно громыхнули разряды десантных коконов и все быстро распределились по укрытиям. Я с парой солдат, один из которых поделился со мной «Богомолом», взяли на себя центр — ту улицу, откуда мы пришли. Остальные распределились по флангам, связист остался у дальника для контроля и в качестве резерва. Сначала твари попёрли по нашей улице: двумя выстрелами из снайперки, я чуть поумерила их пыл, но то что увидела потом... Если бы я не видела во время службы вещей похуже, то точно бы сблеванула: оттащив тела в сторону пять этих зомбаков их жрали, и, более того, чем больше они жрали, тем больше из их механики и имплантов сочилась похожая на гной слизь, покрывая их торсы и голову. Выстрел и, если до этого его вполне хватало чтобы прибить тварь даже в тело, то сейчас оно только отлетело и, вскочив на ноги, бросилось в укрытие.

— Не давайте им подходить к их трупам! — закричала я. — Эти ёбаные каннибалы становятся сильнее!

Мой крик услышали не только наши, но и твари, и снова резво попёрли в нашу сторону. Я успела сделать пару выстрелов, как в дело вступил «Мститель» рядом, а потом и выстрелы пошли со всех сторон нашего «шверпункта». Глянув в сторону стрелявшего, я с лёгким удивлением отметила, что стреляет не кто-то из десантуры, а тот парень, у которого я так и не спросила ещё имени. Если сначала он срывался на очереди, то потом быстро перешёл на отсечку по 3-4 выстрела, загоняя жнецов в укрытия, чуть меняя положение тела над укрытием. Израсходовав термозаряд, его винтовка запищала, и он присел, крайне неумело открывая затвор, коротко выматерился после ожога, меняя клипсу. Потом в бой вступили два бойца, зажимая этих каннибалов огнём, и я с парнем, прицельно выбивая тех, кто старался укрыться.

Быстро разобравшись в ролях, мы заработали парами: десантники прижимают, мы — выносим тех, кого видим вблизи или кто только разбегается из лопнувшего энергококона. Которые стали рваться всё ближе и ближе к нам. На седьмой волне их уже просто пришлось давить массированным огнём, а не снайперским, расходуя далеко не бесконечные клипсы и гранаты, когда те подкатывались слишком уж близко. Вставив один из последних зарядов в затвор, услышала тройной хлопок сработавших коконов:

— Восьмая, ребята! Давим их! — руки и глаза привычно выискивают цели, а винтовка, как палец тыкает в них, заставляя их катиться кубарем, прятаться или убегать подальше от нас. Паренёк рядом, дёргая стволом по широким дугам, стреляет то до увода ствола, то короткими очередями, цепляя одиночные цели. И успевает ещё при этом менять точку обстрела.

— Эй, парень, аккуратнее! Не рискуй, у тебя же нет щитов, — высказалась я, когда тот нырнул обратно за хорошо покорёженный выстрелами забор-парапет. Он кивнул, сдунув чёлку с лица, и переполз на новое место. На звук начавшейся стрельбы со стороны Жнецов я швырнула предпоследнюю свою гранату.

Одновременно у всех сработали уники, синхронизированные связистом на пятой волне с дальником, когда он ушёл на самый тяжёлый правый фланг, откуда донёсся бодро-весёлый голос Веги:

— Хэйя! Кавалерия появилась с холмов! Укройтесь — пробиваем периметр! — подняв голову вверх, я увидела как полдюжины десантно-штурмовых челноков, разойдясь по дуге навстречу друг другу перекрёстным огнём прошлись по улице вокруг нас, обрабатывая каннибалов НУРСами и пушками. Добив совместными усилиями десант Жнецов, мы быстро отскочили к двум зависшим за летуном челнокам. Когда уже подходили к ним, меня остановил Андерсон:

— Джейн, я остаюсь, — он поднял руку, не давая мне сказать слова. — Ты слышала, что сказал Ковальски. Связи со штабами нет, может быть только тут, а может быть везде. Если я уйду, то, что они скажут? Что командиры их бросили на растерзание Жнецам?

— Но, сэр... — автоматически протянула я. — Я тогда тоже...

— Шепард, нет! Сейчас вся надежда на тебя и другие расы! Помнишь, что было три года назад, когда тебе пришлось рисковать всем чтобы защитили Цитадель? А теперь тебе придётся совершить ещё больше — собрать их всех и помочь защитить нашу Землю. Это приказ, понятно?

— Но я не на службе, Дэйв...

— Я тебя восстановил. Выполняйте приказ, коммандер, — стоя у челнока рядом с Эшли, он протянул мне мои жетоны. — Мы вас будем ждать, Джейн... Делай, что должно и возращайся... Я сделаю всё чтобы было кому встретить тебя тут.

Чуть предательски защипало в глазах.

— Так точно, адмирал, сэр! — козырнув, я запрыгнула в челнок. В его просторном отделении уже сидел парень, зажав «Мститель» между коленей, за мной запрыгнула Эш. Солдат снаружи проконтролировал дверь и после его хлопка по корпусу, пилот включил ускорение.

— Парень, мы нескоро вернёмся обратно…

— Я знаю, — оторвавшись от иллюминатора, ответил он.

— Как тебя хоть зовут-то? Я — коммандер Джейн Шепард.

— Макс… — внезапно он улыбнулся, словно какой-то шутке. — Макс Рокатански, мэм.

Бывший Максим Рокотов, ныне Макс Рокатански, атмосфера Земли, десантно-штурмовой челнок «Кадьяк», 22 июня 2187 год.


Hello darkness, my old friend
I`ve come to talk with you again
Because a vision softly creeping
Left its seeds while I was sleeping
And the vision that was planted in my brain
Still remains
Within the sound of silence


То как я настроился на просачивание на челнок видимо помогло. Даже стервозина Эшли (ну не знаю я пока она какая тут, а в игре была та ещё стерва) ничего не сказала, когда я закинув винтовку внутрь десантного отделения подтянулся и забросил своё тельце. А тут просторнее чем в игре, как оказалось. По моим прикидкам такой челнок мог вполне обеспечивать сброс десантного или спецурного взвода: почти 20 человек. Глядя на подвеску отметил, что явно не в таком варианте нагрузки: пилоны были забиты блоками НУРСов. Заодно и услышал каноничный разговор с адмиралом, который закончился достаточно быстро, но тут чувствовалось, как Шепард среагировала на то, что ей пришлось оставить своего старого друга в неизвестности, с этими тварями, с которыми непонятно как воевать и который наводит ужас только своим видом... не говоря уже про действия. Когда я увидел в первый раз то, как они наращивают свою органическую броню... То, что сухими строчками обозначено в Кодексе: «Их название происходит от способности каннибалов пожирать тела павших товарищей, запуская тем самым биохимический процесс лечения и отращивания хитиновой брони». А в натуре это выглядело как отвратительный фильм ужасов, хорошо хоть близко не подбирались и не было слышно, как они чавкают, пожирая своих.

Когда мы взлетели, я снова отвернулся к иллюминатору, глядя на то как Жнецы разрушают город, сбрасывают десант, который просто заваливает массой отдельные очаги сопротивления. И вот тут меня накрыло по-настоящему... меня и Макса внутри меня, который подал голос, да так, что меня затрясло и заслезились глаза. Можем всё-таки общаться, а я думал, что ничего не осталось от него. Ведь он просто испугался и спрятался где-то внутри, а теперь глядя на то, как разрушают его город — вылез и подал голос, там ведь должны быть его родители. Макс, ну же, братка, не время! Самому хочется пойти и нажраться в слюни — ты-то живой, а я ведь умер там, наверное, у себя, хоть и не было у меня никого уже, но... мало того, что я умер, так ведь ещё и попал в игровой мир, причем в самую его жопу из всех жоп, наверное, что можно было попасть: пришествие Жнецов, а значит всё гораздо хуже, чем могло бы быть. Это тебе не бравая прогулка с изменением истории в первых двух частях и подготовка галактики к войне. Это, братка... тут значит будет такая война, грязь и кровища, что Великая Отечественная покажется просто мелкой заварушкой на её фоне... Не знаешь, что это? А, ну да, ты же американец... ну, ладно-ладно, канадец... надо же наладили диалог, только похоже больше на вялотекущую шизофрению: сам задаю вопросы, сам отвечаю. На, вот тебе — краткий экскурс в историю: почти двадцать миллионов только гражданских лиц... Нет, не мужчин, не только их, вот тебе: каратели, знаменитые «ёлки», плачущие дети на кадрах перед расстрелом, фабрики смерти, освобождённые из концлагерей... Что? Думаешь, что это ад? Поверь мне — то, что устроят Жнецы перехлестнёт и это... Единственное чего не будет — это издевательств, а вот фабрик для переработки людей в концентрат тут будет предостаточно. Нет, пока не сможем им помочь, Макс... может обойдётся и им помогут, а если нет — то если мы вернёмся, что мы сделаем? Да, я служил, но слышал же наверняка, что один в поле не воин, а тем более мы с тобой. Что будет в конце? О, если всё пойдёт по сценарию, то будет кровавая Жатва во всех мирах, предатели, гибель миллионов и даже миллиардов, всё то, что я тебе уже говорил, всё то, что прописали эти долбаные биотвари. Да, мы можем исправить, во всяком случае у нас есть шанс с тобой на это, не знаю какой, но есть. Я же сюда попал, а это у нас вообще считалось невероятным и фантастическим. Помнишь, мы обещали Рейнольдсу? Да, его смерть не пройдёт просто так и... и если твои родители умерли — мы за них отомстим. Так отомстим, что никто не уйдёт обиженным.

Так вроде внешне успокоился, хотя и Шепард, и Эшли несколько обеспокоенно поглядывали на нас... меня, учитывая как у меня дрожали руки на винтовке. А потом через десять минут нас подобрала «Нормандия», а ещё через пять, когда все собрались в ходовой рубке, где все молча смотрели на то, как корабль, лавируя, покидает Землю, мы услышали голос СУЗИ:

— Шепард, адмирал Андерсон добрался до резервного пункта управления... И... я фиксирую на территории России, Европы и Китая импульсы и вспышки, характерные для тактического ЯО...

Примечания:

ASAP - As soon as possible - Как можно скорее. Часть таких терминов будет даваться в оригинале, т.к. на мой взгляд они звучат лучше чем их переведённые аналоги. Поправьте, если я неправ.

LZ - Landing Zone - точка высадки, она же посадочная площадка.

летун - в данном случае универсальная машина десанта. Аналог Ми-24 в будущем: десантный отсек на отделение солдат, скорострельная спарка ускорителей, пилоны для подвески допоборудования.

L1 - ПВК, профессиональный военный код. L - десант. В будущем будет таблица с моим виденмем всех этих кодов.

Дальник - комплекс связи, обеспечивающий шифрованную связь в широком диапазоне, а при наличии соответствующих модулей и сверхсветовую связь, через ретранслятор.
Просмотры: 147

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности