Mad Mass. Глава 6. Спящий должен проснуться. Часть 2

Автор: MaxRokatansky
Основные персонажи: практически все каноничные + ОМП
Пейринг: ОМП\???, + пока известен фемШеп\Лиара
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Ангст, Драма, Фантастика, Экшн (action), POV, AU
Предупреждения: Фемслэш (юри), Смерть персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП
Статус: в процессе

Аннотация: Что если все мы - гости в это мире? И чем больше мы привязываемся к другому миру - то когда мы исчезаем тут, то появляемся там?
Не знаю как вам - а мне бы хотелось в это верить.

А вообще, всё "банально": попаданец, не в Шепард и не в кого-то из оригинального окружения, но рядом, да и не в первую или вторую часть МЭ.

Капитан второго ранга Джейн Шепард, фрегат «Нормандия», орбита Кеплер-34β, 28 июля 2187 года.


— Прости меня, я твой тревожу сон
Всей силой самодельного обряда.
— Прости меня, я твой тревожу сон.
Я воин обречённого отряда.

— Незваным гостем я к тебе вхожу,
Чтоб научиться честным быть и мудрым.
— Незваным гостем я к тебе вхожу:
Прозреньем в полночь и печалью в утро.

Над башней реют языки огня.
Пора расстаться с праздничным нарядом.
— Пожалуйста, не забывай меня!
Мы в день последней битвы встанем рядом.


С Лиарой мы уснули, наверное, только под самое утро. Несмотря, на то, что мой график уже почти неделю как позволял возвращаться ночевать на «Нормандию», мы обычно просто засыпали рядом, пока не поговорили вчера вечером после очередного фильма, которые крутил каждый вечер Макс, где был фрагмент про любовь офицера-артиллериста и полевого врача. Оказалось, что мы обе боялись одного и того же — что как после того, как меня не стало, мы будем странными друг для друга. Незаметно переместились на кровать, где всё было как в первый раз. Остро. Чувственно. До хруста переплётенных пальцев и смятой простыни.

Из неглубокого сна меня выдернуло жужжание браслета уника, аккуратно достав руку из-под головы Ли, я натянула майку и включила экран.

— Капитан, — это был Михайлович, — мы получил сигнал «Пепел».

— Поняла вас, адмирал. Организуйте перевозку Дубровского с техникой на фрегат, — и выключила связь. — Лиара, подъём. Началось.

Она резко дёрнулась на кровати и села протирая глаза.

— Сьюз.

— Да, капитан.

— Корабль к походу и бою изготовить. Получасовая готовность.

Вместо ответа за дверью гулко рявкнул несколько раз баззер оповещения.

— Что случилось, Джей? — подала голос синеглазка, которая уже начала облачаться в свой извечный бело-синий костюм.

— Пришёл сигнал с Иден Прайм…

За полчаса грузовые шаттлы перебросили отряд Глеба вместе с парой «Мако». Спецы верфи помогли быстро принайтовать их и покинули борт. Два «Мако» и два «Кадьяка» – это позволяло обеспечить сброс всех тех, кто относится к десантной группе за один раз. После того как магнитные швартовы выпустили фрегат из своих цепких объятий, я объявила сбор командирам группы высадки в военной комнате.

В БИЦе нас встретил, отчаянно зевающий, мой новый старпом — коммандер Нил Харрисон, флотский служака до мозга костей, но, похоже, уже замотивированный начальством по самое не хочу, поэтому я ни разу не услышала от него ни одного вопроса насчёт нашего зоопарка на борту. Плюс он уже служил первым помощником на «Окинаве», систершипе «Керчи», второй серии «Нормандии-1». Коротко козырнув, он доложил, что кружево до Иден Прайм проложено, боезапас полный, все системы функционируют нормально. Поблагодарив его, я направилась в комнату планирования, где Сьюз уже должна была подготовить материалы, что получили разведчики Михайловича.

При моём появлении все встали.

— Садитесь, товари… офицеры, — я бросила недовольный взгляд на Макса, который сидел слева от Джеймса. После его фильмов почему-то уставные обращения перекидывались на русские. Глеб сидел напротив вместе с Мастерсом и Браунингом. Если он и был удивлён присутствием подростка на совещании, то никак этого не показывал. Наверное, потому что видел, как он руководит курсантами. Джек, при всей её любви к ним, не была настолько опытным командиром, как Макс, точнее Максим. Верить в то, что Глеб был очередным попаданцем мне не хотелось, так как мне и одного хватало с запасом. Да и знала Глеба я достаточно давно, хотя последить за ним, так же как за Максом до этого, Сьюз попросила.

— Через семь с небольшим часов мы прибудем в Скопление Исхода, — я глянула на Джеймса и ответила на его невысказанный вопрос. — Да, это будет Иден Прайм. Снова. И снова это будет протеанский артефакт, который нашли местные.

— Хм, Джи, то есть капитан, а почему оттуда никого не эвакуировали? — поднялся с вопросом Дубровский. — Они же очень близко находятся к основным маршрутам Жнецов.

— Насколько я знаю, им предлагали эвакуироваться и не один раз, — я не стала говорить, что никто и не настаивал, потому что я об этом попросила. Сколько мы не обсуждали этот вопрос вместе с Сьюз, единственное решение, которое мы видели — придерживаться основной хронологии до момента, пока мы не сможем гарантированно вывести из игры хотя бы «Цербер». — Да и исследования местных руин забрасывать нельзя. Учитывая, что на текущий момент нам нужна любая кроха протеанской информации для нашего основного проекта, — Глеб посмотрел на меня, не особо понимая о чём идёт речь. — Сьюз после совещания предоставит тебе информацию.

— Шепард, — это встала уже Уильямс, чуть покусывая губы. Да, для неё возвращение туда, откуда всё это началось, будет едва ли не хуже, чем для меня, — о каком артефакте идёт речь? Очередной маяк?

— Это неизвестно, Эш. Связь была очень нестабильной, поэтому информация только в общих чертах, — я махнула рукой с уником, заставляя глобус Иден Прайм появиться перед нами. Увеличение, ещё раз, локализация района, который развернулся в карту. — Это район руин протеан, которые были найдены после Битвы за Цитадель. Предполагалось, что это очередной разрушенный город, но вот, видимо, нашли что-то такое, что не относится к обычной мелочёвке археологов.

Я обвела взглядом всех присутствующих.

— Учитывая, скажем так, некоторые факторы, есть основания предполагать, что мы можем столкнуться с «Цербером». Как и почему — вопросы не в моей компетенции, но шансы сильно отличны от нуля.

Молчание.

— Порядок высадки: «Мако-1» и «Кадьяк-1» — Дубровский и Браунинг, кто где — на ваше усмотрение, взрослые мальчики. «Мако-2» и «Кадьяк-2» — Мастерс с биотиками в шаттле, моя группа в бэтре. Вопросы?

Поднялся Дубровский:

— Какие задачи на месте?

— Всё стандартно, Глеб: для первых — обеспечить безопасность LZ, со вторыми находим исследователей, забираем артефакт и сматываемся оттуда. Если получится, то с собой забираем и учёных. Всё. Никаких других задач у нас нет.

— Понял.

— Ещё вопросы? Тогда свободны. Мастерс, отберёшь биотиков по этому списку и погоняешь их ещё по высадке из шаттла.

— Так точно, капитан.

Когда все двинулись на выход, подгружая на уники карту района, где мы будем действовать, я бросила:

— Макс, задержись, — дождавшись, когда все покинут комнату, спросила: — Ну, как?

— Да чёрт его знает, Джейн. То, что я сам вселенец, не делает меня специалистом по ним. Никаких словечек не заметил, да и поди тут заметь — он нас гонял так, что вздохнуть времени не было.

— Ясно. Как обычно, что ничего не ясно. Ладно, иди готовься. Вот не брать бы тебя на высадку, да ты же потом ныть будешь.

— Не буду я ныть — буду праведно возмущаться. Один хрен, в голове остались уже мелкие воспоминания, которые погоды не сыграют, а дальше уже и то, что известно помогать не будет. Так что я уж лучше потренируюсь лишний раз, на «Церберах».

Дальнейший путь до Иден Прайм прошёл в основном в переговорах с Михайловичем и его весёлыми ребятами, которые постепенно скидывали обновляемую информацию о передвижениях Жнецов. За час до финиша от разведуправления поступило последнее обновление: связь с колонией прервалась.

За сканером в БИЦе наблюдали тем же составом: Джокер привёл фрегат к Иден Прайм после трёх микроразгонов вне плоскости кваниты. Оптические и пассивные сенсоры жадно вбирали в себя данные околопланетного пространства.

— Что у нас тут, лейтенант? — я обратилась к старшему радарной смены.

— Уверено распознаются одиннадцать кораблей: одна сигнатура соответствует крейсеру, ещё четыре — фрегаты. Остальное скорее всего или десантные, или суда обеспечения.

— Просто замечательно. А что по активности на поверхности?

— Визуально и по данным радиоперехвата, основная активность происходит в районе космопорта и колонии. Отдельные радиопередачи с таким же шифром были замечены и вне колонии, скорее всего разведка. В интересующем нас районе активности противника пока не замечено.

— Сьюз, что скажешь насчёт шифра?

— Код взломать можно, требуется время и данные. По мере накопления статистики. Алгоритмы отличаются от известных мне церберовских, но почерк похож.

— Хорошо, работай, Сьюз. Джокер, что скажешь?

— Самая ближайшая точка для сброса техники будет километрах в двадцати-тридцати от объекта. Ближе будет больше риск попасть в зону орбитального наблюдения.

— Нормально. Сбрасывай данные мне, — я обернулась к десанту. — Вы всё слышали, господа. По машинам. Первым идёт «Кадьяк-1», потом оба бэтра и второй челнок.

На десантной палубе царило оживление. Макс с Вегой в костюмах проверяли в крайний раз снаряжение курсантов, Джек стояла рядом и давала последние наставления. В отличие от времени, когда мы работали с «Цербером», на ней была стандартная альянсовская броня десантников-биотиков вместо той сборной, изукрашенной разными комиксами, солянки из разных элементов. Рядом мялись те, кто на высадку не идёт.

— Шепард, я бы хотела пойти со своими, — Джек обернулась, когда я подошла к ним.

— Нет, Джек, ты будешь нужна на переднем крае. За курсантами приглядят Мастерс и его люди.

— Но…

— Джек.

— Ладно-ладно. Я поняла, Джейн. Просто слишком волнуюсь, наверное. Чёрт, я во время рейда к Коллекционерам так не волновалась.

— Это нормально, Джек. Это называется ответственность.

— Ой, да иди ты… снаряжение проверять, — буркнула она и отвернулась к «академикам».

Я хмыкнула и подошла к бронетранспортёрам. Мехводы и стрелки были уже внутри, гоняли тесты: башенки беззвучно вращались, а в мерный гул разговоров на палубе вклинивалось тихое урчание двигателей на холостом ходу.

— Группа высадки, до сброса пятнадцать минут.

Десант быстро разбежался по машинам, занимая распределённые места. Потянулись минуты ожидания. На командирском экране я увидела, как аппарель беззвучно поползла вниз, распахивая окно в синее небо с редкими облаками.

— До сброса десять минут, — с этими словами «Кадьяк-1», полыхнув синим пламенем из дюз, выпорхнул из фрегата и на полном ходу устремился вперёд.

— До сброса пять минут.

— Кадьяк-1, Шепард, мы над точкой сброса, противник не обнаружен.

— Принято, Кадьяк-1.

Наконец в шлемах затикал таймер обратного отсчёта, с последним писком которого гулко уркнули двигатели обоих «Мако», и мы вывалились из «Нормандии» вслед за вторым челноком. Лёгкое ощущение свободного полёта, и вот уже врубаются посадочные двигатели, есть касание.

— Шепард, Нормандия, мы на месте. Действуем по плану.

В ответ была только тишина. Импульсные передатчики в широком спектре — это, конечно, хорошо, но бережёного и бог бережёт. Путь до археологической площадки прошёл в относительном спокойствии. Оба челнока барражировали над нами, немного впереди по курсу. Данных от них не поступало — значит всё было нормально и их сенсоры ничего подозрительного не засекли.

Двадцать четыре километра пролетели очень быстро, и вот наш «Мако» тормозит рядом со стандартными экспедиционными домиками, из которых опасливо выглядывают люди. Бойцы Дубровского и Браунинга, кроме тех что высадил «Кадьяк» у точки сброса быстро высаживаются, занимая периметр. Около машин распределились биотики, готовые при любом знаке установить купол.

Скинув шлем, я подошла к одному из домиков.

— Внимание! Мы — вооружённые силы Альянса Систем, капитан Шепард! Мне нужен доктор Гаррисон!

Да, насчёт главного барака я угадала, дверь передо мной моментально распахнулась и из-за неё выскочил взъерошенный блондин в полевом комбезе без знаков различия.

— О, слава Богу, вы из Альянса! Мы уже думали, что это захватчики, я вас почти сразу узнал! — быстро затараторил он.

— Спокойно, доктор. Что с артефактом и что с транспортом? Он у вас есть?

— С артефактом всё отлично, капитан! Вы не поверите что мы нашли тут: целый подземный город, как на Илосе и, — он понизил голос, — одну работающую стазис-капсулу. Никогда не видели такой технологии! Она проработала пятьдесят тысяч лет. Вот только непонятно как её открыть, чтобы не повредить. Ну, ничего не повредить. Не хочу загадывать, — он скрестил пальцы. — Правда, капсула излучает какой-то сигнал, возможно инструкцию, но мы ещё не успели его расшифровать, так мало времени прошло.

— Доктор, успокойтесь. Разберёмся уже на месте.

— Простите, это всё кофе и стимуляторы. Я от них становлюсь несколько активнее чем обычно.

— Так что с транспортом?

— У нас только один «Гризли» без вооружения. Всё необходимое нам доставляли корветы снабжения, поэтому когда связь оборвалась, мы пытались вызвать вас снова…

— Что? — я подняла руку перед лицом Гаррисона, заставляя его замолчать. Пара касаний уника и на ближайшем «Мако» выдвинулся венчик параболической антенны и чуть подёргавшись уставился в точку на небе, где за пределами атмосферы должна висеть «Нормандия». — Шепард, Нормандия, сводку наблюдения.

Менее чем через минуту пришли данные. Плохо, судя по всему, церберовцы как раз должны приступить к прочёсыванию этого квадрата. С орбиты и с воздуха этот лагерь не засечь, а вот то, что где-то рядом шла передача…

— Доктор, в следующий раз, когда вам умные люди говорят, что делать не надо — не делайте, мать вашу! — ну почему вот никогда нельзя просто взять, и сделать всё так, как запланировано? Вечно приключается какая-то жопа. Ах, да.. «сценаристы».

— Н-но…

— Фух, всё нормально, док. Давайте, собирайте людей. Данные лично мне, капсулу наружу, — археолога как ветром сдуло. Махнув паре людей следовать за ним, я подозвала Мастерса. — Капрал, ты всё слышал. Капсула там, насколько я помню по Илосу, по габаритам примерно как малый контейнер, так что в шаттле закрепиться должна. Но точки крепления… тут уж как-нибудь сам, но без всякой там сварки и прочей синей изоленты.

— Понял, капитан. Сделаем.

— Как закрепите, одного из своих людей вместе с яйцеголовыми сажаешь в шаттл, в районе LZ он ждёт спуска «Нормандии» в атмосферу, а потом на всех парах идёт навстречу.

— Так точно!

Появления стазис-капсулы я не увидела, но почувствовала: ощутила лёгкое жужжание словно позади глаз. Казалось, что если прикрыть глаза, то можно увидеть картинку. Я моргнула, но картинка так и не появилась. Да, что-то завязанное на протеанский Шифр. Над капсулой завис челнок и, попыхивая движками ориентации, медленно опустился. Вокруг людей, подтягивающих капсулу к брюху шаттла, больше мешая, чем помогая, носился Гаррисон с кем-то из своих помощников. Не обращая на них внимания, солдаты сноровисто закутывали груз в настоящую паутину из мономерных лент.

Пискнула связь:

— Шепард, Нормандия, в вашу сторону движется группа наземной техники. Сьюз взломала коды — у них ещё и летуны на подхвате.

— Принято, Нормандия.

На унике развернулись данные с сенсоров — так судя по скорости у нас не больше двадцати минут. Я обернулась к шаттлу, груз уже был надёжно спелёнут, хвосты зафиксированы на точках и шла погрузка гражданских.

— Глеб, — нацепив шлем, я вызвала Дубровского, — заминируй тут всё. Взрыватели двойные: таймер и сенсоры.

— Есть, — по его команде из охранения выделилась пара и, на ходу доставая из РД брусочки взрывчатки и детонаторы, устремилась ко входу в подземное убежище протеан. Если не обрушит, то хотя бы уж задержит. В идеале я бы на всякий случай сунула туда термоядерный заряд на пару мегатонн. Хотя флот может и отобьёт Иден Прайм, так что отставить разбрасываться особенно ценными зарядами, которых всё равно нет.

Я быстро надиктовала план действий, сбросила его на уники группы и отправила на «Нормандию».

Люки «Кадьяка-2» захлопнулись и он не спеша на бреющем полёте полетел к LZ.

— Глеб?

— Всё, заканчиваем.

Курсантов посадили в «Гризли», вместе с водителем из людей Мастерса. Наконец, когда до появления церберовцев остались считанные минуты, сапёры загрузились в замыкающий «Мако» и наша колонна двинулась к точке сбора. «Кадьяк-1» улетел раньше и уже крутился недалеко от точки.

В дороге пришло сообщение, что «Нормандия» по широкой дуге начала спуск в атмосферу, оставаясь в «тени» от наблюдения орбитальной группы «Цербера» и «Кадьяк-2» пошёл навстречу.

По прибытии, десант, подгоняемый короткими командами, начал распределяться по складкам местности, дополнительно прикрываясь. «Гризли» решили использовать в качестве потенциальной приманки, а «Мако» с их мимикрирующим камуфляжем начали загонять к опушкам лесной прогалины, которую мы использовали в качестве точки LZ.

— Шепард, Нормандия, противник достиг лагеря и в дома не заходят, собираются двигаться дальше. Время подлёта семнадцать минут. Передавать команду на подрыв?

Я прикинула в уме скорость перемещения колонны и время нашей погрузки в приземлившийся фрегат.

— Нет, Нормандия, мы их встретим, притормозите. Иначе они вызовут помощь с орбиты.

— Понял.

Крайним, что передала «Нормандия», было изображение выдвигающейся колонны: пяток «Мако» в стандартной армейской конфигурации без адаптивного камуфляжа, да пара «Гризли» с орудиями вместо привычных спарок крупнокалиберных пулемётов.

Церберовцы начали вытягиваться из леса через те же семнадцать минут. С воздуха их прикрывали две пары летунов, нарезавших «ножницы» около колонны. Когда замыкающая машина вышла из леса, а передняя начала притормаживать, завидев «брошенный» «Гризли», я отправила сигнал, по которому вся заглушенная техника: бэтры, БИУСы костюмов — включились. Заработали глушилки на «Мако», которые, не чета портативным, напрочь отрубили связь церберовцам. Все попытки, если они были, уползти на частоты, которые мы оставили открытыми для себя, должны были глушиться связистом из группы Дубровского. Одновременно с включившимися глушилками от «Мако» прокатился сдвоенный «баммм», подбивший замыкающий «Гризли». «Баммм» и передний «Мако» церберовцев зачадил, но продолжил вращать башенкой. Вшихх — гранатомёт поставил окончательную точку в попытках этой машины развернуться. На сканере в шлеме появилась быстродвижущаяся точка, за ней ещё, размерами побольше: «Кадьяк-1» и «Нормандия» тоже получили кодовый сигнал. Пара ракет, выпущенных из ПЗРК, оставляя инверсионный след, устремилась к развернувшимся в сторону колонны летунам: взрыв первой изрешетил кабину одного, а вторая, поймавшая летуна на догонном курсе, поражающими элементами разнесла один из пилонов с двигателями, да так, что тот, закрутившись, рухнул недалеко от нашего правого фланга.

— Мать вашу! — раздался в эфире чей-то голос. — Аккуратнее! Тут после вас с неба сыпется всякое дерьмо!

Бэтры и гранатомётчики подожгли или повредили оставшиеся машины, как раз в тот момент, когда в небе раздалось два сдвоенных хлопка: пилот «Кадьяка-1» не стал мудрствовать лукаво и просто выпустил все четыре ракеты «воздух-воздух» — по паре на каждого из оставшихся летунов.

Перед бойцами мерцали синеватые полукружия биотических щитов, которые поддерживали курсанты из-за спин расстреливающие спешившуюся пехоту «Цербера». Снайперов и фантомов, пытавшихся отползти под прикрытием маскируюшего поля, просто снесли ураганным огнём.

К моменту посадки «Нормандии», смявшей пилонами деревья, уже было всё кончено.

— Глеб, Майк, — вызвала Дубровского и Браунинга, — пока грузимся — контроль и сюрприз.

Подбежавшие бойцы быстро захлопали, стреляя в каждое подозрительное тело, прикрывая своих сапёров, размещавших взрывчатку под телами и у не горящих машин. «Мако» и свистящий двигателями «Кадьяк» медленно вползали в распахнутый десантный люк. Через пять минут о нашем пребывании на поверхности Иден Прайм напоминали только горящие деревья, подожжённые двигателями «Нормандии», да дымившаяся техника.

В отсеке царило оживление: успешная классическая засада на колонну противника прошла без потерь. Даже царапин на броне не было. Не все, конечно, чувствовали себя нормально — часть курсантов деревянными руками стягивали с себя броню. Ну да, это вам не картинки из видео, тут многих церберовцев разносило на ошмётки после попадания крупнокалиберного заряда из пулемётов «Мако». Я подошла к ним ближе:

— Молодцы, ребята. Просто молодцы. Не каждый бой будет таким же, но это был ваш первый бой, в качестве солдат Альянса. Так что с меня по прибытию угощение.

— С нас, Шепард, — рядом встала улыбающаяся Джек.

— Ну, с нас, так с нас, — я улыбнулась и пошла, разъединяя сегменты брони, к своему шкафчику. — Сьюз, перешли на Флот данные по «Церберу».

— Уже сделано, Джейн. Ударная группа в пути.

Фух. Душ, переоденусь и пойдём разбираться с замороженным протеанином, капсулу с которым уже подняли в медотсек.

— … Вы уверены, капитан? — Гаррисон в четвёртый раз уже задал один и тот же вопрос.

— Да, уверена, я точно видела как подаётся и сигнал, и последовательность разблокировки, — сигнал, который излучала капсула, действительно передавал процедуру разблокировки, но то ли питание у неё иссякало, то ли по ещё каким-то причинам, увидеть код я смогла только на аппаратуре учёных. Услышав версию, что энергия иссякает, яйцеголовые засуетились и таки разрешили мне подойти к их драгоценной капсуле, правда, всё ещё не до конца уверенные в том, что я делаю всё правильно.

Ну всё, последняя комбинация, и саркофаг зашипел-загудел. Вега, стоявший рядом, напрягся — он хоть и был в броне, но из оружия держал только пистолет. Внутри медотсека народу было немного: Вега, Лиара, Карин и Гаррисон. Спецы Дубровского караулили снаружи. Рядом где-то ошивался Макс.

Шипение закончилось, и подпружиненная крышка со щелчком откинулась вбок. Все непроизвольно подались вперёд разглядывая протеанина: он был такой же, как описывал Макс и похожим на Коллекционеров — большая вытянутая голова покоилась на специальном ложементе, тело было покрыто тёмно-алой в пятнах бронёй.

Веки протеанина затрепетали и открылись: четыре глаза, быстро вращаясь, пробежали взглядом по комнате и по нам и внезапно его тело озарила зеленоватая вспышка, но Лиара была наготове и закрыла нас щитом, пошатнувшись от столкновения двух биотических зарядов.

Я подняла руки и развела их в стороны:

— Вы среди друзей. Мы не причиним вам вреда.

Ещё одна вспышка зелёного света, столкнувшаяся с синей стеной. Протеанин вывалился из капсулы и постарался встать на ноги. Я потянулась чтобы помочь ему подняться, резкий рывок его руки, перехватывающей мою, и ощущение, что я снова попала под волну информации из Маяка… Ещё рывок, и контакт оборвался.

— Мы не враги, — чуть срывающимся голосом произнесла я. Голова шумела, такое впечатление, что через неё пронёсся поток воды после прорыва дамбы и вода начала только-только уходить.

После недолгой паузы снова раздался скрипучий голос протеанина, который медленно и четко выговаривал слова:

— Я это уже понял и то, что я окружён примитивами — тоже. Я спал очень долго?

— Пятьдесят тысяч лет, это…

— Я знаю уже ваше летоисчисление. Значит вы не готовы к приходу Жнецов. Значит вы умрёте, - его голос звучал словно механический переводчик: сухо и безэмоционально.

Вперёд вышла Лиара и с дрожащим от волнения голосом, заговорила:

— Но мы нашли чертежи вашего устройства, которое вы разработали после вторжения Жнецов и мы верим, что оно должно помочь!

Протеанин, наконец, поднялся и опёрся об кушетку и одёрнул руки, вытирая их об себя.

— Азари… Я слышал, что вы должны были стать ведущей расой в этом цикле. Но учитывая, что я вижу тут больше... - он произнёс что-то на своём языке, снова задумался и продолжил. - Людей — это не произошло.

— Да, у нас нету ведущих рас, мы объединяем сейчас все расы чтобы остановить Жнецов.

Он в ответ хрипло рассмеялся:

— Объединяете... Вам это нужно было сделать ещё до вторжения. А сейчас с вашим примитивным оружием, — он кивнул на пистолет Веги. — Вы сможете только отсрочить своё уничтожение.

— Но мы правда объединяем все расы! Вместе мы справимся, а с вашим устройством — должны. Над ним уже работают люди и турианцы, а потом подключатся и азари, и саларианцы…

— Саларианцы? — переспросил протеанин и прикрыл глаза, словно прислушиваясь к себе. — А... ящерицы... Неужели и они эволюционировали?

— Да, они считаются одними из лучших учёных нашего цикла.

— А в моём они облизывали себе глаза. Я устал и хочу отдохнуть. Мне нужна комната вдалеке от всех и доступ к воде.

— Технический отсек на инженерной палубе подойдёт для этого, капитан, — раздался голос Сьюзи.

— Искусственный интеллект, — констатировал протеанин. — Ни один цикл ничему не учится. Хотя чего ждать от примитивов.

Я слегка скрипнула зубами. Макс предупреждал, что он засранец, но всё равно задолбал уже.

— Мы не примитивы, иначе вы бы так и остались замороженной мухой в своей капсуле. Меня зовут Джейн Шепард, я командир этого корабля, это не азари, а доктор Лиара Т`Сони, и рядом с ней стоят тоже не примитивы, а лейтенант Джеймс Вега, доктора Карин Чаквас и Гарри Гаррисон. Потрудитесь запомнить наши имена.

В ответ он только рассмеялся снова своим скрипучим смехом.

— А я всё ждал, когда ты проявишь характер, Джейн Шепард, не в твоём духе столько сдерживаться, да? Ладно, я постараюсь запомнить ваши примитивные имена. Вы можете звать меня Явик. Проводите меня туда, где я мог бы отдохнуть.

Все любопытные любопытствующие были отогнаны на разные палубы, Лиара и прочие остались в медотсеке. Я махнула рукой Глебу, показывая, что он и его люди свободны. Недалеко от лифта нас встретил Макс, который всё-таки не ушёл, но и не пошёл с нами дальше. У комнаты, про которую говорила Сьюз, я остановилась, показывая, как её разблокировать, на что получила уже привычное «примитивно».

— Я думаю, что попробую помочь вам, Джейн Шепард, — прогудел Явик, входя в помещение. — Не только потому что вы сражаетесь с Жнецами.

— А почему ещё? — удивилась я.

— Я видел одного из твоей команды, капитан. Ты знаешь, что он… Таких мы называли «двоедушные».

Примечания:

Глеб Дубровский - персонаж позаимстствован у замечательного автора - Optika20 https://ficbook.net/authors/264321 из его книг: "Mass Effect. Forward unto dawn." и "Mass Effect 2. "Сквозь горизонт"

ооСпН - отдельный отряд специального назначения, аббревиатура.
Просмотры: 126

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности