Mad Mass. Глава 5. Into the Storm

Автор: MaxRokatansky
Основные персонажи: практически все каноничные + ОМП
Пейринг: ОМП\???, + пока известен фемШеп\Лиара
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Ангст, Драма, Фантастика, Экшн (action), POV, AU
Предупреждения: Фемслэш (юри), Смерть персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП
Статус: в процессе

Аннотация: Что если все мы - гости в это мире? И чем больше мы привязываемся к другому миру - то когда мы исчезаем тут, то появляемся там?
Не знаю как вам - а мне бы хотелось в это верить.

А вообще, всё "банально": попаданец, не в Шепард и не в кого-то из оригинального окружения, но рядом, да и не в первую или вторую часть МЭ.

Коммандер Джейн Шепард, фрегат «Нормандия», кружево до звёздной системы Кеплер-34.


И во рту шелестящая медь
Утверждает — мы живы с тобою,
Там кому-то другому гореть
После этого встречного боя...


Створки десантного отсека с шипением распахнулись, впуская шаттл, и люди вперемешку с турианцами спрыгнули на рифлёный пол дока, гремя бронированными ботинками по железу. Я выпрыгнула последней и только сейчас, коснувшись палубы «Нормандии», почувствовала, насколько эта высадка вымотала меня. Пока боевой азарт и всплески адреналина поддерживали меня, я чувствовала себя на коне, как в старые добрые времена, но теперь, оперевшись об обожжённый борт челнока, и, наблюдая, как вокруг него снуют техники, смывая с пола десантного отсека кровь и вынося в лазарет раненых и тех «двухсотых», что мы смогли забрать с Менае, я ощутила, как будто тяжеленная плита давит на плечи, мешая вздохнуть. Нетерпеливыми движениями я нащупала застёжки шлема и сорвала его с головы, вылив из него полведра пота.

— Джейн, ты в порядке? — обеспокоенно склонилась надо мной Ли, осторожно тронув пальцами за плечо.
— Да, Ли, всё хорошо... — я постаралась изобразить улыбку, но, видимо, получилось не очень, так как глаза азари ещё сильнее разгорелись беспокойством. — Нет, правда... Всё нормально. Просто устала... — я ободряюще похлопала её по руке. — Иди, мне ещё нужно решить наши дела с примархом...

Я посмотрела, как Лиара отходит к своему шкафчику, и снова чуть прикрыла глаза. Возвращение с задания всегда вызывало во мне двоякие чувства. Особенно с такого задания, несмотря на результат: Виктус спасён, «Нормандия» относительно цела и мы ушли из Требии. Однако, у трёх человек из отделения Браунинга мы даже не смогли забрать жетоны — их просто распылило прямыми попаданиями из чего-то сильно крупнокалиберного. Ещё у четырёх смогли, но это тоже ни черта не радовало. Таких тварей, что мы там увидели, нам на Земле ещё не встречалось. Тут были изменённые турианцы, которых Жнецы превратили в командиров подразделений каннибалов. Они были умнее, хитрее бывших батаров, а при помощи имплантов контроля и тёмной энергии могли разбирать тела убитых каннибалов и наращивать вокруг своих отрядов что-то вроде дополнительной брони из плоти и отмерших импов. Это не делало их неуязвимыми, но когда для убийства одного бывшего батарианца нужно было две очереди из винтовки, то теперь в новом варианте могло потребоваться и все пять, а если они ещё и сами «подкреплялись» своими павшими, то это могло создать немалые проблемы. Плюс мародёры, как их называли турианцы, делали своих подчинённых смышлёнее, но в этом и оказалась их слабость — достаточно было завалить мара, который держал контроль над отрядом, как все канны, входящие в него, впадали в ступор от шока (они ж тупые зомби, какой там шок?) почти на десять секунд.

Питание БИУСа отключить, разгерметизация брони. Сервоприводы, недовольно гудя, выключаются, и я, наконец, начинаю отсоединять модули. Никогда не понимала того, почему в кондиционированной броне всегда потею. И никто не понимает. Вон, Макс, как помощник интенданта, принимает модули, раскладывая их около шкафчиков и раскрывая по максимуму для вентиляции впитывающей прокладки и гелево-воздушного демпфера.

… А ещё там были Твари, именно так, с большой буквы. Не знаю, где они смогли получить столько кроганов: возможно, когда Сарен экспериментировал с клонированием, то, в том числе и передал данные насчёт них миньонам Жнецов — Коллекционерам. Но первая их атака стоила нам двоих — тяжёлый таран размазал одного по стене, а удар клешнёй перекусил второго.

Никогда к этому не привыкну…

Комбез долой, форменку нацепить и к турианцам. Им проще всего — Вега только показал где хранится турианское снаряжение, в том числе и одежда.

— Примарх, — я подошла к Виктусу.

— Спектр, — кивнул он в ответ. Позади него личный десяток охраны, а точнее то, что от него осталось, разбирался с ящиками.

— Как найдёте всё необходимое, лейтенант Вега проводит вас до кают. Сьюзи, разблокируй офицерские каюты по левому борту, — я показала Джеймсу, что это касается непосредственно него. — Я надеюсь, что получаса вам хватит, примарх Виктус? После чего дебрифинг и обсудим текущую ситуацию.

— Конечно, Шепард.

Подзываю Макса, и мы вместе входим в лифт. Чёрт. Я скучаю по старым лифтам на Цитадели.

— Тяжело было, Джейн?

— Не то слово, Макс. Не то слово… Там были новые… Изменённые…

— Из турианцев и их смеси с кроганами. Я же писал об этом.

— Да. Я помню. Писал, — снова мелькает момент рывка первой увиденной Твари. — Просто... В реальности это всё по-другому…

— Я понимаю. Но дальше не будет пока что лучше. Не раскисай.

— Даже и не думаю. Я хотела спросить: ты что-нибудь набросал ещё?

— Не успел. Я же не отсиживался в каюте. Тут на орбите та ещё заварушка была, оказывается.

— Да. Я видела по телеметрии, — вздыхаю. Если бы не Джокер, я бы так и не узнала имени командира эскадрильи, а теперь хоть кого-то из них знаю. Они добавятся в список тех, кто погиб, помогая мне. Тут, на Горизонте, в Битве за Цитадель, на...

Чувствую касание на своём плече — Макс. Да, блин, я это долбаный «классический парагон», как он сказал, но могу после боя дать волю чувствам?

— Джейн…

— Нормально всё… Не люблю писать похоронки просто, — смотрю на его изменившееся лицо.

— Я тоже… — проводит рукой по лицу. — Куда мы дальше?

— На точку сбора Альянса. Нам нужна нормальная десантная группа, снаряжение, докование — манёвры Джокера, конечно, хороши, но на силовом наборе сказываются не очень.

Макс хмыкнул и задумался.

— А Гриссомская академия нам по пути? Я же говорил, что курсантов оттуда будет пытаться захапать «Цербер», а они вполне могут нам подойти для пополнения.

Я задумалась. В принципе, почему бы и нет? Раз там Джек, значит их готовили, как минимум, на боевиков, а биотик в бою, да ещё и с такой тренировкой...

— Да, есть резон попробовать, да и сама Джек нам тоже не помешает, — характер, конечно, у неё ещё тот, но раз ещё не было новостей о массовых убийствах в академии, то, наверное, подвижки какие-то имеются. — Сьюз, передай Джокеру, что мы меняем курс.

— Хорошо, Шепард. Время до прибытия в туманность Петра — шесть с половиной часов. Придётся идти с другой стороны — два коротких маршрута помечены, что находятся под атакой Жнецов

— Спасибо, Сьюз. Макс, иди к десантной группе. У вас есть пять часов на отдых, перекус и сон.

— Так точно, коммандер.

Каюта, раздеться, душ и уже пора собираться на переговоры с примархом. Парадки нет, но есть обычная чистая форма, вполне хватит, как мне кажется. Пять минут на приведение себя в порядок и спуск. Примарх с одним из советников и Гаррусом уже ожидают меня в комнате совещаний. Коротко киваю им и усаживаюсь на один из стульев.

— Я не буду ходить вокруг и около, примарх. Моё руководство отправило меня с Земли в поисках союзников, которые помогли бы нам и отбить Землю, и разгромить Жнецов. Совет Цитадели отказал нам в этом, потому что у вас тоже началось вторжение. Другие расы ещё не затронуты, и на текущий момент проводят перегруппировку сил. Но если бы Вы согласились… это было бы первым шагом для создания настоящего союза рас, — я перевела дух, глядя на турианцев, сидевших напротив меня.

— Коммандер Шепард, говоря так же откровенно, я бы хотел помочь и вам, и вашему родному дому, и всем нам, но если я уведу Флот Иерархии, то мой мир останется беззащитным. Вы сами видели, на что способны Жнецы. Я не имею права так рисковать… Мне очень жаль.

Я посмотрела на Гарруса, словно он мог бы мне помочь. Он лишь прикрыл глаза.

— А что если мы поможем вам удержать Палавен?

— Как? У вас не хватает сил на свои системы…

— Кроганы.

— Но они ни за что не станут помогать нам, Джейн, — подал голос Гаррус. — Как бы лично ко мне не относился Рекс, он не пойдёт на это.

— Вакариан, ты похоже совсем потерял свой нюх на штабной работе, — усмехнулась я. Не всё ему подкалывать, что я год сидела в тюрьме. — Вспомни, что мы нашли на Тучанке.

— Оу… — ошеломление на пошкрябаной физиономии Гарруса всегда выглядит очень забавно. — Но там же были только зачатки исследований.

— Как оказывается, были ещё и выжившие женщины, которые стали иммунными к генофагу.

— Спектр, вы предлагаете заручиться поддержкой кроганов, излечив генофаг? — подал голос Виктус. — Ваша раса не застала Кроганского Восстания, но…

— А у нас есть выбор, примарх? Что будет лучше: мы получим одних из лучших бойцов, которые будут сражаться, зная, что у них есть будущее или их же, но которые будут точить на всех нас зуб?

Примарх сложил руки в замок и устроил поверх них свою голову. Раздумывал.

— Знаете, Шепард, вы очень странная. До этого вы спасли рахни, теперь кроганов. Не зная советника Вакариана, я бы решил, что у вас есть зуб против нашей расы, — его мандибулы дрогнули. — Тёмные Духи с вами. Я согласен. Что мне нужно сделать?

Ну, Макс. Теперь главное, чтобы твои знания оказались верными.

— Свяжитесь со Спаратусом, скажите, чтобы он инициировал запрос в Саларианский Союз о выдаче кроганских женщин с Сур`Кеша. Удина поддержит, я гарантирую. Гаррус, поговори с Рексом. Он должен быть в курсе, насколько я знаю, но вмешательство друга-турианца, советника примарха, никогда не будет лишним. Специалист Трейнор вам поможет установить связь.

— Ха. Я, значит, первым увижу морду Рекса в тот момент, когда он услышит, что турианцы будут помогать им с генофагом, — его челюсть расползлась в улыбке.

— Не забудь позвать, когда будешь общаться с ним, Вакариан. Ну или хоть Джокера попроси запись сделать.

Тут я вспомнила кое-что ещё из записей Макса.

— Примарх, если уж мы откровенно сейчас разговариваем. То давайте будем откровенны до конца. Турианская Иерархия делала что-нибудь ещё для того чтобы… обезопасить себя в будущем? Я никого не обвиняю, вы правильно сказали — наша раса не застала Кроганского Восстания и я не знаю, как бы мы поступили в таком случае, но сейчас не то время, чтобы хранить какие-то тайны от союзников. Мы ведь союзники?

Виктус быстро дёрнул головой в сторону Гарруса, то ли ища поддержки, то ли обвиняя его в том, что тот мог слить такую информацию астрополитическим противникам.

— Я не понимаю, о чём вы, Спектр.

— Адриэн, я точно знаю, что вы что-то сделали. И не надо так зыркать на Гарруса, он тут не при чём. Насколько я знаю, Вы сами говорили, что у разведки Альянса есть чему поучиться? — вспомнила я некоторые пункты из его досье, которое передала мне Ли. Вообще он был гением. Тактическим, стратегическим, да просто военным гением, который разбирался во всём: начиная от того, какое оружие лучше для того или иного подразделения, заканчивая военными взаимоотношениями с другими расами. Он же был первым среди турианцев, который начал ставить нас, людей, как пример того, в каком направлении должны развиваться вооружённые силы, потому и не был особо популярен у себя на родине. Спасало его только то, что он был ветераном Войны Первого контакта. Если бы он тогда командовал войсками, ещё неизвестно, чем бы этот «Инцидент» закончился. Во всяком случае, у нас в Академии тактику его действий давали наравне с нашими «нестандартными» полководцами и теоретиками, такими как Кир Великий, Сунь Цзы, Александр Македонский, Цинь Шихуанди, Цезарь, Велисарий, Святослав, Чингисхан, Салах ад-Дин, Ода Нобунага, Такэда Синген, Уесуги Кэнсин, Тоетоми Хидеёси, Густав Адольф, Тюренн, Евгений Савойский, Пётр Великий, Фридрих Великий, Суворов, Наполеон, Барклай де Толли, Кутузов, Драгомиров, Шлиффен, Мольтке, Брусилов, Триандафилов, Гудериан, Шапошников, Говоров, Жуков, Ямамото, Черняховский, Модель, Огарков, Хо Ши Мин, Шаманов и многих других. Вся эта великая цепь людей разных национальностей, времён, вероисповеданий заканчивалась тем, что нам рассказывали про то, как действовал капитан Виктус.

Не знаю, какие мысли кружились у него в голове в это время, но явно не про историю военного искусства землян.

— Хорошо, что во время Инцидента у вас не было таких «дипломатов», — реверберирующий вздох. — Да, мы установили на Тучанке бомбу класса «разрушитель планет».

— Прекрасно. Просто прекрасно, — хорошо, что у нас теперь есть Макс. Представляю, что было бы, если эта информация всплыла сама по себе. — Тогда, примарх, вы тоже поучаствуете в переговорах с вождём Урднот Рексом.

— Хорошо, Шепард. Вы правы… наверное. Это нужно сделать.

— Прекрасно, тогда переговорная комната в вашем распоряжении. Сьюз, передай приказ, чтобы специалист Трейнор помогла в согласовании связи с Советом, Тучанкой, Сур`Кешем... В общем, с теми, кто будет нужен примарху.

— Хорошо, коммандер.

Я поднялась из-за стола.

— Спасибо вам, примарх. Надеюсь, что потом вы так же не забудете про нас.

Виктус поднялся так же вместе с его сопровождающими.

— Иерархия помнит свой долг, Шепард, — он протянул мне руку. — Вы можете называть меня Адриэном. Хотя вы это уже сделали, но всё же…

— Джейн, — я пожала его ладонь. — Прости за то фамиль…

— Ничего, Джейн. Я понимаю, я тоже для достижения целей пользуюсь всем, чем могу.

Обязанность, долг, честь…

— У меня есть просьба, Адриэн, — я еле смогла выдавить это из себя. Но это нужно. — Вы можете дать мне контакты родственников погибших пилотов из эскадрильи «Критос»?

Он обернулся в сторону Гарруса.

— Есть такой обычай у людей, примарх, — Гаррус старался не смотреть в мою сторону. Он-то знает, что я никогда не могла писать эти чёртовы письма. — Командир подразделения пишет письма соболезнования родственникам погибших под его началом воинов.

— Коммандер, но у нас так не принято. Для нас погибнуть в бою это честь.

— Я не буду писать им соболезнования, Адриэн. Но написать я просто обязана…

— Все контакты скоро будут у вас, коммандер Шепард. И свитки эскадрильи тоже. «Нормандия» была частью их боя, поэтому вы часть нашей истории. Найлен поступил верно. Во всём. От того, что внёс в летопись и что сделал в конце.

Чёртов примарх. Небось, Гаррус ему рассказал, что меня такие вещи очень цепляют.

— Спасибо, генерал Виктус. И ещё… у нас будет небольшое изменение плана полёта — мы залетим эвакуировать Гриссомскую академию. У нас есть данные, что они могут попасть под удар «Цербера». Я надеюсь, что вы не против.

Он двинул мандибулами чуть вверх. Поморщился.

— Нет, Джейн. Если что, мои люди готовы помочь.

— Думаю, что воспользуюсь Вашим предложением, Адриэн. Ещё раз спасибо.

Я вызвала Мастерса, чтобы он помог, если что, разобраться с оборудованием, по дороге ещё раз напомнила Саманте про связь и ушла к себе в каюту.

Пискнул терминал, уведомляя о сообщении. Список имён, который прислал Виктус.

«Дорогая миссис…»

«Уважаемая миссис…»

«Вам пишет коммандер Шепард, Вооружённые Силы Альянса Систем.
Волей судьбы и Духов, мне довелось сражаться плечом к плечу с Вашим мужем. Это был воин беспримерной храбрости и долга, который погиб, защищая примарха и наш корабль. Я скорблю вместе с вами и очень жалею, что никогда не узнаю, каким он был другом, мужем, собеседником. Но одно я знаю точно — он был тем воином, на которого мы все можем только равняться…»

Лейтенант Джеймс Вега, фрегат «Нормандия», кружево до станции Гриссомской академии, 24 июня 2187 года.


With your guns and drums and drums and guns,
Hurroo ! hurroo !
With your guns and drums and drums and guns,
Hurroo ! hurroo !
With your guns and drums and drums and guns,
The enemy nearly slew ye,
Oh my darling dear, ye look so queer,
Johnny, I hardly knew ye!


Сообщение об изменении курса все восприняли достаточно спокойно — надо так надо. Правда, было любопытно, почему это произошло после беседы командира с Максом. Может, у них роман наклёвывается? А что, всё лучше, чем с синеглазой. Не, ничего не имею против, но раз мне ничего не светит, то пусть уж лучше мой товарищ будет. Я поднялся в кают-компанию, где уже собрались люди Браунинга и Мастерса. По центру стола стояли три рюмки на жетонах погибших бойцов. Обычай такой у космодесанта: есть возможность — помяни сразу, а то может статься, что поминать уже будут тебя. А похороны… будут потом.

Открыв дверь, я встал на пороге, дожидаясь разрешения от старшего сержанта. Это были его люди, и он был вправе решать, кому тут присутствовать. Кивает, и я прохожу к столу. Всего лишь лёгкий коктейль, который выветрится через час, а у меня даже быстрее.

Только я сел, как раздался мелодичный звук открытия замка и шелест створок, на пороге был Макс. Не знаю, кто ему сказал, но он стоял там на месте. Я глянул на Браунинга, который был рядом и тихо шепнул:

— Он прошёл с нами Землю и Марс.

Удивлённый взгляд, но к нам пригласил и лично наполнил его бокал, снимая все вопросы у остальных. Как обычно, пошла беседа о том, что было и что будет, словно те люди, чьи жетоны лежат на столе вместе с нами, могли участвовать в разговоре, пока снова не раздался звук открытия двери. Турианцы? Там стояли всё те, кто охранял примарха и прорывался вместе с нами к челноку, отбивая атаки Изменённых. Ну чего ты, блядь, на меня так смотришь, сержант? Киваю, а он поднимается, приглашая их к столу. Теснимся, садясь вперемешку. Выставляют на стол какие-то новые бутылки — ну да, они же не могут пить наше пойло, какое бы оно ни было. Открывают спиртное и наполняют бокалы. Поднимается их, как я понимаю, главный.

— Не знаю, как у вас, люди, но мы обычно вспоминаем наших товарищей сразу после битвы, когда кровь ещё кипит в венах и все говорят только правду. Мой давний друг и товарищ, Калис Граис, погиб, когда мы отбивали вторую атаку Тварей. Знаете, что он сказал во время передышки перед смертью? «Жаль, что я не увижу, как мы победим Жнецов, ведь против них выступают самые злые засранцы галактики — мы и люди».

Короткое молчание, я пихаю сержанта и поднимаюсь с бокалом, чокаясь с турианцем. А неплохой обычай, да. Я бы хотел, чтобы меня помянули так же, в духе «А перед смертью он сказал, что если вы, суки такие, не победите, то он вернётся с того света и научит Землю любить».

— За Калиса! — хрипловато поддерживает меня Ник.

— За Калиса! — поднимаются все остальные.

Присаживаемся и кажется, что нет того льда, который до этого был. Вот сидит рядом турианец, который рассказывает, как он чуть не наложил в штаны, когда на него сверху упал каннибал, но его чем-то разорвало. Усмехаюсь и говорю, что это был я, выпиваем вместе. Поднимается один из людей сержанта, который рассказывает про своего товарища — Кина. А теперь турианец. Прерывает нас только шелест открывающейся двери и в кают-компанию, хромая, входит Моро. А он-то что тут забыл? Пилоты всю жизнь сторонились «землероек» — нас.

— Извините, господа. Я случайно услышал, что вы тут поминаете павших. Если вы не против, то я бы тоже хотел упомянуть кое-кого.

Ему чуть уступают место. Один из людей Мастерса наливает ему в бокал наш коктейль.

— Я бы хотел рассказать про Найрена Сиалиана. Я его знал всего час, но это был настоящий боевой товарищ и для меня была честь сражаться с ним бок о бок. Перед смертью он сказал, что у меня дурацкие шутки, — я вижу как он криво усмехается, покручивая в руках бокал. — И это на самом деле так, потому что это тоже была дурацкая шутка. Перед смертью он сказал самое главное: мы первыми приняли вместе бой в этой войне и это записано в эти ваши ду… свитки. За Найрена… и за Иерархию.

Интересно, это его Шепард накрутила или как? То что я видел в нём всегда — болезненный чёрный юмор, но чтобы так…

— За Найрена, за Иерархию! — ко мне присоединяются все наши люди, кроме Кариана.

Он говорит совсем другое:

— За Найрена. За Альянс.

Турианцы чуть расступаются, уступая Джокеру место за столом, и снова идёт беседа о том, что есть сейчас и будет завтра, как у всех солдат на войне. Я вижу, что даже сержант расслабился и запросто выдерживает то, что ему бокал наполняет турианец, а он наполняет в ответ.

Ха. А вот разговор о том, как они расслабляются перед боем, оказывается очень интересным. Оказывается, они устраивают спарринги между бойцами, разумеется, участвуют те, кто этого хочет. Время у нас ещё есть, поэтому дружной толпой выдвигаемся в ангар, по дороге обсуждаем с Карианом условия боя: без крови, ломающих и травмирующих приёмов.

Правда, перед самым боем меня слегка ошарашивает Джокер, который говорит, что мой оппонент-то нифига не Кариан, а Кариана, и разъясняет, как отличить турианских женщин по форме лицевых пластин. Супер. Я сейчас проиграю девчонке.

Все формируют вокруг нас кольцо, короткий поклон, идём на сближение. Ну да, у них же тактика массированных фронтальных ударов. Вот и проверим, насколько они отличаются в рукопашной.

Прямой правой. Ого, даже не отбивает, просто изгибает корпус, пропуская мой удар, но подставляет этим низ под левую руку, которая бьёт на противоходе правой. Удар прошёл, но правая рука в захвате — вааааа… Мама, я умею летать. Кувырок, поднимаюсь на ноги. Кружимся друг против друга, прощупывая защиту. Обозначаю рывок и «двойку» корпус-голова, от которых она легко уходит, так же как и от подсечки, но удар рукой на маятнике от ноги проходит. Помогаю ей подняться и снова танец друг вокруг друга, который сменяется сериями атак рук и ног. Вот она, изогнувшись, снова пропускает удар над собой, нога на автомате бьет понизу, подбивая её… Ага, сейчас. Венди, я снова могу летать и, подтверждая это, лечу — нога с хрустом провернулась в захвате, и проворот уносит меня к краю нашей импровизированной площадки.

— Так, кто мне объяснит, что тут происходит? — раздаётся знакомый голос.

Я подскакиваю на ноги.

— Штаб-лейтенант Уильямс! Ничего не происходит, мэм. Просто спарринг перед высадкой, по обычаям наших союзников, мэм!

— Да? Очень интересно, — улыбка касается вечно серьёзного лица дамочки-из-разведки. — А можно мне тоже поучаствовать?

Кариана встаёт рядом, но Эшли показывает, что хочет поспарринговаться со мной. Ну что ж, посмотрим, на что способны разведчики. Снова кружение и прощупывание друг дружки. Мои удары в большей части уходят в «молоко», а вот ответка вполне себе ощутима, и я вижу, что это не предел. Часть ребят болеет за меня, ну ещё бы — я всё же морпех, как и они. Другие из солидарности с форм… со званием Уильямс — за неё. Снова быстрая связка, но она уже глухо вязнет в моей защите. Гибкая, но у меня длинные руки, а ещё друзья, которые рассказывали и показывали sambo. Наша бравая разведчица отлетает в сторону, следующую, ещё более быструю серию я пропускаю, чувствуя солоноватый привкус во рту.

Гибкость, длинные руки — переплетение, и она уходит в залом. Правда, изворачивается и перебрасывает меня через себя. Ну, belleza, это не с моей массой точно — пока ещё не коснулась палубы надо мной, проворачиваюсь, добавляя этим инерции и мы клубком перекатываемся дальше, пока я не оказываюсь сверху. Уильямс дёргается подо мной. Гибкая, сильная, пахнущая мускусом и гвоздикой...

Кто-то хлопает меня по плечу, обернувшись, я вижу ухмыляющуюся рожу Макса:

— Иппон! — я его точно убью. Нехотя поднимаюсь со штаб-лейтенанта.

— Очень хороший спарринг, мэм.

— Взаимно, лейтенант, — поправляет чёлку, покидая вместе со мной ринг, на который выходит следующая пара: турианец и человек.

Кадет Макс Рокатански, фрегат «Нормандия», два вектора до туманности Петра, 24 июня 2187 года

When logic and proportion have fallen sloppy dead.
And the white knight is talking backwards,
And the red queen`s off with her head.
Remember what the dormouse said:
«Feed your head, feed your head»


Рано или поздно любое веселье заканчивается. Даже без особых травм, не считая царапин от костистых покровов турианцев, да особо сильных заломов от дуболомов из десанта. Рукопашка у них в целом, конечно, забавная — смесь джиу-джитсу с чем-то совсем японским. А у турианцев так вообще уклонения и перехваты на противоходе. Вега, разве что порадовал, применив пару элементов из боевого самбо.

Всё затихает, когда в ангар спускается Шепард:

— Я вам вроде говорила отдохнуть, а не устраивать бои без правил, а?

— Мэм, — выходит вперёд Джеймс. — Ничего такого не было. Так, дружеский спарринг по турианской традиции.

— А-а-а-а, лейтенант Вега, как же без вас-то тут. Небось соскучились по китайским пайкам? — в первый раз вижу, как синхронно вздрагивает такое количество народу. — Ладно, шучу. Группа высадки, цепляем снаряжение на контрабордаж, кто не в курсе: побольше гранат и тяжёлого вооружения. Макс, готовься тоже, людей мало, так что… В общем, пойдёшь вместе со мной и Эшли.

Гранаты и, тем более, тяжёлые ускорители мне никто не дал. Вега сказал, что меня отдачей снесёт к чертям. Реактивный гранатомёт тоже не дали.

В итоге я изо всех сил делал обиженный вид и ковырялся в своём «Рапторе», стараясь привыкнуть к тому, что изображение с прицела транслируется прямо на забрало шлема. Вот жеж… придумщики, блин. Фактически надо тренировать два разных стиля работы с оружием — в броне и без неё.

Внезапно меня накрыла тень:

— Эм, парень, а что это у тебя за винтовка такая? — раздался вибрирующий голос.

— Трофейная, сэр. Когда на Марсе высаживались, у одного из церберовцев подобрал «Раптор», — даже в шлеме понятно, что это Гаррус. Кто же ещё мог заинтересоваться снайперской винтовкой?

— Я взгляну? — протянул он руку. Ну смотри, мне не жалко, всё равно это не твой любимый «Богомол». — Кстати, не надо «сэркать» — меня Гаррусом зовут.

— Макс, сэ...

— Знакомый какой-то ствол. У нас была пару лет назад похожая винтовка, но её не поставили в производство из-за малой мощности, а тут, — он погрузился в ТТХ, которые начал выгружать БИУС винтовки.

— Ну, для меня вполне хватает: стреляет быстро, три-четыре выстрела и щита нет, на это уходит где-то две с половиной секунды, и контроль. А насчёт точности… Я, когда приноровился, с тяжёлыми пехотинцами «Цербера» достаточно легко справлялся — пробиваешь щель в штурмовом щите и всё, три пули гарантировано входили, — прихвастнул я.

— Ого, я смотрю у меня на «Нормандии» растёт смена, — низкий смех. — А не врёшь?

— А чего бы врать-то? Вон лейтенанты Уильямс и Вега могут подтвердить. Единственное, с чем пока не разобрался — это с дополнительными модулями. Джеймс, ну то есть лейтенант Вега, обещал помочь, но всё руки как-то не доходят. Лентяй, ёпт.

— Модули? А сейчас посмотрим, что у нас тут можно прицепить: тепловизионный прицел… ага, рассчитан под ваш ТСВ-24. Прицел хороший, но он же в полвинтовки будет размерами. Я тебе потом подскажу, что можно у нас посмотреть, недавно как раз моноблочный вышел. Посадочное гнездо, — он покрутил винтовку в руках, просматривая её вдоль, тем самым сразу напоминая гитариста — они точно так же прямоту грифа высматривают. — Вроде должно подойти, но, если что, переходник подгоним. Потяжелее будет, но ничего — отдача мягче пойдёт.

— Блин, я только к этому приноравливаться начал.

— Ничего, если в бою с ней разобрался, то и новый прицел тебе не помеха. Что тут у нас дальше? Можно облегчённую ствольную коробку поставить. Всегда знал, что «Цербер» те ещё извращенцы. Заменить разгонный ствол на более длинный? Хм, — он почесал шлем. — А почему бы и нет. Если найдём подходящий, то дополнительная скорость лишней не будет, надо будет только демпфер в прикладе усилить. Потом откалибровать с новым прицелом…

Всё. Гаррус оседлал любимого конька и начал бормотать себе под нос что-то совсем несвязное. Ну, как несвязное — на мой взгляд, потому что я из этого ворчания разбирал, дай Бог, процентов десять. Единственное, что стало понятно — тут очень важна калибровка разгонного блока и сопряжённого с ним компенсатора, который снижал увод оружия после того, как масс-ядро отключалось при выходе пули из ствола.

— А это что за херь? Кто догадался вообще такое придумать? — он удивлённо начал рассматривать ствол. — Штык? На снайперку?

— Эээ. Штык, Гаррус?

— Угу. Причём крепление не под уни-штык, а под обычный. Извращенцы, — он нехотя протянул винтовку мне обратно. — Ладно, если время будет на той же Цитадели — можешь смело меня выдёргивать, пробежимся по магазинам, сделаем из твоей малютки нормальное оружие.

— Эй, она и так нормальная. Или что, мне «Вдову» взять, чтобы меня каждым выстрелом метров на тридцать отбрасывало? Выстрел - смена позиции, и всё одним махом.

Он коротко хохотнул:

— Расслабься, это шутка. Я просто к своему «Богомолу» привык, вот и придираюсь, — он вытянул из-за спины раскладывающуюся винтовку. Мда, от оригинальной винтовки тут только смутно угадываемая форма осталась: чёрный корпус, очень длинный ствол с набалдашником дополнительного компенсатора на конце, стероидного вида прицел, «скелетный» приклад. — Вот мой малыш. При том же количестве выстрелов на один термозаряд, что и до этого, по мощности лишь немного уступает «Чёрной Вдове». Прицел специально дорабатывали, чтобы синхронизировался с моим оптическим модулем, — он постучал по шлему слева. — Приклад с «памятью» — пара команд и он меняет форму под броню и без неё. Ну и калибровал сам, конечно, когда ствол усиливал, а то там было расхождение в сорок миллисекунд — мне на первом выстреле чуть плечо не выбило.

— Здорово. А можно будет потом стрельнуть?

— Можно будет, но только в броне, а то мне потом тебя со стенки соскребать. Уж больно ты… мелкий.

— Ну и что? Я зато сильный… но лёгкий, да.

Нашу оружейную идиллию прервала Джейн.

— Гаррус, ты опять своей винтовкой хвастаешься?

— Вовсе нет. Просто показывал вашему… эээ… новобранцу?

— Кадету.

— Кадету Максу, как можно доработать его снайперскую винтовочку, — смотрю на него недовольно. — Прошу прощения, винтовку, до нормально уровня.

— Гаррус, ну, ёбушки-воробушки. Тебе мало того, как ты первый раз доработал винтовку Эшли?

— Вот вы мне всю жизнь будете это вспоминать. Всего-то ошибся с плюсом и минусом на компенсаторе.

— Может Эш и забыла, что, конечно вряд ли, но я этот ужас, который она мне показывала с синяком в половину плеча, руки и… в общем, в половину того, что ниже плеча — помню до сих пор. Я после Менае лучше выглядела! Так что если будешь что-то с кадетом вместе химичить — три раза проверь. Три! — она для убедительности помахала перед шлемом Вакариана тремя пальцами.

— Да, понял я, понял. Хочешь, я тебя вместе с собой возьму, если что?

— Хорошая идея, только при одном условии…

— Не-не-не. Я с тобой по этим вашим всяким магазинам не пойду. Вон. Вегу возьмём, да, Макс?

Ну, а что тут делать? Конечно, сходить с Джейн, Лиарой и бог весть с кем ещё по «этим самым» магазинам идея интересная, но учитывая, что паника у Гарруса проступила даже на шлеме, я на всякий случай кивнул.

— Ну, Макс, ну предатель, — усмехнулась Джейн и закрыла забрало. Теперь её голос доносился из динамиков брони. — До контакта со станцией пятнадцать минут. Сьюз, обеспечь связь с начальством.

Через полминуты в общем канале раздался голос:

— Это Кали Сандерс, кто на связи? Почему мы не видим вас на радаре?

— Коммандер Джейн Шепард, ККА «Нормандия», запрашиваем срочную стыковку. Всё остальное не по открытому каналу.

— Шепард, — вклинивается незнакомый хрипловатый женский голос. Похоже, что Джек — голос у неё тут куда приятнее, чем в игре. — Чем мы с тобой занимались на Прагии?

— На Прагии, Джек. Миранда тогда ушла на КП. А мы с тобой были в твоей комнате и рядом. Ты показывала стол, под которым пряталась и считала своим другом, кровать и простыни, зеркальное окно и рассказывала про детей за ним. И трещину в стене, след от первого убитого тобой церберовца.

— Всё-всё, хватит, Джейн, — раздался смешок. — Я верю, что это ты. С возвращением, коммандер.

— Причальная палуба два, коммандер, — указала Сандерс и отключилась.

Спустя десять минут ювелирного пилотирования носовая часть фрегата влезла на указанную палубу, где нас уже встречали Кали и Джек. Если Кали и удивилась, что вместе с Шепард вышло смешанное подразделение из людей и турианцев, то Джек лишь оценивающе взглянула на то, как под командой Веги все распределяются по тройкам.

— Джейн, я, конечно, ни на что не намекаю, хотя это была миссия за Омегой-4, но во что ты опять нас втягиваешь?

— «Цербер», — коммандер немногословна. Я стою позади неё вместе с Лиарой, но даже отсюда без электронного увеличителя видно, как сузились глаза Джек.

— Опять? — Джек не особо далеко ушла от Джейн в красноречии. Правда, ряд матюгов, услышанных, когда Шепард вкратце обрисовала, ход событий на Марсе и «разведданные» о том, что по академии может быть нанесён удар, очень любопытен. Если дальше всё будет нормально, надо будет её познакомить с «малым загибом», думаю понравится.

Кали Сандерс стоит, переминаясь с ноги на ногу, глядя на эту беседу. В отличие от Джек с её недопанковским нарядом в виде кожаного топа, кожаной так же куртки и аутдор-штанов с ботинками, она одета более официально — мундир с погонами, соответствующими полковнику. Ну да, а в каком звании должен быть начальник военной академии?

— Коммандер, это понятно, — Сандерс наконец подаёт голос. — Но что вы предлагаете?

— Эвакуацию, разумеется. Сколько у вас курсантов?

— Двадцать три человека, коммандер. Сейчас лето и пора каникул, поэтому у нас на станции только старшие курсы, которые занимаются с лейтенантом Нот и те, кому некуда было возвращаться.

— Хм, не очень хорошо, конечно, но лучше, чем ничего. Пусть собираются. Без спешки — время у нас вроде есть. Джек… Лейтенант Нот?

— Дурной пример заразителен, Джейн. Да и в военной академии без звания никак, — усмехается самый, похоже, нестандартный лейтенант. — Прошла аттестацию.

— Хе, кто бы мог сказать об этом полтора года назад. Ладно, сколько времени потребуется?

— Сейчас по времени станции — глубокая ночь. Я отправила команду ВИ, чтобы тот начал будить курсантов и передал сообщение о сборе в атриуме. Это недалеко от этой палубы.

— Хорошо, идёмте туда. Дайте нам доступ к ВИ. Вега, пообщайся с ним и прикинь схему обороны, на всякий пожарный.

— Так точно, — вокруг него сразу образуется кружок из пары турианцев, сержанта-десантника и Мастерса, которые начинают что-то обсуждать, тыкая в схему станции, проецируемую уником Джеймса.

Мы — Джейн, Эшли, Лиара, Кали, Джек и я — идём по большим переходам станции в сторону того самого атриума. Помещения, мягко говоря, огромны. Это ж на сколько человек рассчитана станция, если она напоминает небольшой город? Представляю, каково тут остаться всего лишь такой горстке. Хотя, представляя Джек по игре, думаю, что они тут явно думали не о такой проблеме, а всего лишь о том, как бы подольше поспать.

Когда Джейн чуть уходит вперёд, Джек притормаживает, пристраиваясь рядом с Лиарой, и пихает ту в бок:

— Ну, что? Как дела, синенькая? Уже затащила Джейн в кроватку?

— Джек, фу. И как тебя только детишки терпят, — рассмеялась азари.

Гм. Эшли делает вид, что это вообще как-то мимо неё проходит, а я несколько удивлённо смотрю на них. Вроде ж они не были особо знакомы? Или нет?

— Расслабься, Ли, я уже даже не ругаюсь матом. Ну, почти, — видимо вспомнила свою тираду в ангаре. — Рада видеть вас обеих, — она приобняла Лиару за плечи.

Незаметно мы подошли к атриуму — это то самое помещение с озером, фонтаном и прочей фигнёй, где была одна из самых тяжёлых схваток с «Цербером». Здесь нас уже встречали несколько позёвывающих курсантов с сумками.

— Мисс Сандерс, — обратился один из рослых курсантов. — Что происходит?

— Ничего страшного, сержант Прэнгли. Просто Альянс на всякий случай решил нас забрать со станции.

— А…

— Джейсон, рот прикрой, — вмешивается Джек. — Что я тебе говорила насчёт субординации? — надо же, Джек говорит о субординации. Чудны дела твои, господи. — Собираемся и валим на «Нормандию».

— «Нормандию», мэм? — вмешивается девушка, стоящая чуть позади Прэнгли. — Круто! Это та самая «Нормандия»?

— Родригез, ёп… студэй! Да, та самая.

Курсанты потихоньку стягиваются в зал, последними появляются вполне узнаваемый Арчер, которого ведёт… Октавия, вроде бы.

— Курсанты! — Кали выступает вперёд. Оглядывая построившихся студентов. — Вроде все тут. Никто ничего не забыл? Вернуться сюда в ближайшее время за вашим плюшевым мишкой или другой игрушкой возможности не будет.

Нестройный хор голосов, подтверждающий, что всё нужное с собой. Мда. Понятное дело, что это заведение для особо одарённых студентов, но всё же военная академия, а тут такой разброд. Ох, и балует же их Джек.

— Коммандер, — раздаётся на общей частоте голос Джокера. — Наблюдаем финиши четырёх кораблей. Сигнатуры соответствуют лёгкому крейсеру и трём фрегатам. Выпускают шаттлы.

— Джокер, оставляете наш «Кадьяк» в ангаре и в стелс-режиме сваливаете в сторону, — резко командует Шепард. — Переходим на закрытый канал. Постоянное обновление внешней обстановки. Вега!

— Ай, коммандер.

— «Нормандия» находится в «тени» для прибывших. Распределяй людей по ближним к ним ангарам и провесь маршруты для перегруппировки. Джек, Кали, — поворачивается к ним. — У студентов уники поддерживают шифрование?

— Да, сейчас открою канал для приема, — сначала Сандерс, потом Шепард тыкают в уники, согласовывая связь между нами и ними. Затем Кали поворачивается к курсантам. — Так, ребятки, похоже, белая полоса закончилась, не начавшись. Уники в закрытый режим, канал и блок-пакет шифрования я вам передала. Энергоплитки поближе к телу. Те, кто до сих пор тормозит со щитами, а особенно вы трое — формируете щиты сейчас.

— Шепард, — снова Джокер. — Шаттлы в пятидесяти кликах от станции. У вас десять минут.

В это время в канале, после пары жестов над уником Сандерс, включается незнакомый голос.

— Гриссомская академия, это капитан второго ранга Кейс. Я прибыл сюда по распоряжению адмирала Хакета, чтобы эвакуировать вас. Передаю вам коды полномочий.

Почти сразу же на наш канал выходит Сьюзи:

— Шепард, коды устарели на сутки. Судя по алгоритму внутренних переговоров, это «Цербер».

Шеп кивает Кали, показывая два ангара на схеме станции.

— Это начальник академии, полковник Сандерс. Спасибо, капитан Кейс. А то с началом этого вторжения я уже думала, что вы про нас забыли. Передаю вам данные.

— Как можно, полковник, — усмехается голос. — Ваши курсанты — это наше будущее. Шаттлы будут садиться на пятую и шестую палубу. Приведите студентов туда.

— Выдвигаемся, — командует Джейн. — Джек, твои ребята как в бою? Нам бы пригодилась помощь биотиков.

— Ну, в открытый бой я бы их не стала ставить. Тактика у них должна была быть на практике.

— Ясно. Тогда поработаете поддержкой и лишь, если будет возможность — атакующими. Разделяйтесь на два отделения. Ты идёшь со мной. Кали, вы идёте к Веге. Выполняете его указания, но курсантами командуете вы. Вопросы? Тогда бегом!

Лейтенант Джек Нот, Гриссомская академия, 24 июня 2187 год


Нестерпимый душит жар,
Не кончается кошмар,
Будь же небо к нам добрей,
Страшно жить среди людей.

Хохочет дьявол за спиной твоей
Э-ге-гей! Э-ге-гей!


Ну, вот с Шепард так всегда, ёпт. Такое впечатление, что она специально притягивает неприятности. И тут сейчас приходится мчаться, сломя голову, вместо того, чтобы заранее всё спланировать, нацепить броню и прочее. Спланировать, мля… Вот где я и где планирование? Это всё эта их биотикой целованная армия. И зачем я только согласилась? Сидела бы сейчас где-нибудь на Омеге, глушила вискарь и не ломала бы голову над тем, как уберечь моих обормотов. Да не, ежу понятно, что таким составом без того же Гранта отражать высадку пусть даже и четырёх полных отделений не очень здорово. Птенцы ещё не готовы к боям…

— Родригез, ёп… перный театр! Я что сказала насчёт щитов?

— Но мэм!

— Родригееез! — тело курсантки медленно покрывается фиолетовыми всполохами биотики. — Вот когда будешь делать то же самое по моему нормативу, тогда и будешь выпендриваться.

Перед развилкой к ангарам распределяю студентов на две неравные группы. Со мной и Шепард идут менее опытные. Тут я знаю, что могу, если что, всегда их прикрыть, да и Лиара тоже в стороне не останется. Поэтому к этому Веге отправляю тех, кто лучше всего показывал себя в боевой биотике плюс одного из слабых с Прэнгли во главе, там у них и стрелков побольше. Один боец Шепард остаётся тут, чтобы охранять пяток не-биотиков.

Когда заходим в ангары, я понимаю, почему Кали предложила их для высадки церберовцев. Точнее вспомнила. А ещё точнее — увидела. Перед началом летних отпусков сюда привезли кучу припасов, различного снаряжения и электроники, которые приняли по описи, но ещё не растащили по складам.

Шепард на месте командует, кто куда распределяется по ангару: на каждую тройку по биотику, остальные — на пандусы, проходящие на уровне третьего этажа. Я с Лиарой по углам, чтобы видеть большую часть будущего поля боя, а Родригез, Хавьер и Вайс пошли с мелким Максом из группы Джейн.

Кто-то из технарей Джейн переключил общий канал связи на широкий спектр, блокируя звуки на наших уни-инструментах. Наконец стали видны шаттлы, которые, прикрывая друг друга, по очереди начали влетать в ангар. Ёпт, похоже что сейчас всё и начнётся. Люки шаттлов распахиваются, и оттуда, настороженно оглядываясь, высыпают солдаты в знакомой мне церберовской броне. С ними — какие-то роботы неизвестного вида в сопровождении инженеров.

Слабая вибрация уника, и на маленьком экранчике высвечиваются цифры обратного отсчёта. Поле ангара чуть меняет свой свет, теперь его просто так на шаттле не преодолеть. Ёпт. Первыми выскакивают из укрытия гранатомётчики, мои детишки прикрывают их щитами. Хорошо зашло, хоть и мало. Не знаю, что там увидела Джи на Марсе насчёт туповатости церберовцев, но тут они двигаются весьма шустро и слаженно, да и немало их. Хлопки снайперки позади, и вот Ли вывешивает сразу три сингулярности над спрятавшимися за контейнерами солдатами. Часть из них, те, кто лишился щитов, медленно всплывает вверх. За ними так же неспеша поднимается один из шаттлов, пи… сец к нам приходит. Из укрытия снова высовываются несколько гранатомётчиков, и серии выстрелов летят к разворачивающемуся шаттлу. Щит, щит, да щит, ёпт! Не, я не ругаюсь — ракеты втыкаются в кинетический щит. Стреляет спарка, вспарывая очередью контейнер и укрывающихся за ними людей. Наконец, ракеты врезаются в корпус и двигатели и челнок, закрутившись, тяжело падает на собрата.

— Я вас уничтожу! — столько времени пыталась избавиться от этого дебильного возгласа, но, как сказали психологи, у меня выработался условный рефлекс, и только с ним получается задействовать биотику на полную. Широконаправленная деформация, запущенная в тех «везунчиков», которые, оказывается, всё ещё болтаются в сингулярности Лиары, сталкивается с тёмно-синим пузырём и два нестабильных поля накладываются друг на друга, вызывая неслабый компрессионный взрыв, смявший «летунов» как половую тряпку. Несколько церберовцев пытаются броситься назад, но снова слышна снайперка. Самый шустрый добегает до шаттла и орошает внутренности содержимым своей никчемной башки.

А вот это уже плохо — роботы включились в бой, причём начали они с нашего этажа, точнее с того стрелка, который так удачно расправился с первым бегуном. Быстрый разворот и вывешиваю перед ним экран, как оказалось, уже второй — Лиара его тоже прикрывает, только мельком смотрит вниз на свою ненаглядную Шепард.

Ёпт, резкий зуд в правой части тела — очередь одного из церберовцев вязнет в моём щите. Ху… худо выходит вообще-то. Отвлекаюсь, и парня прикрывает только азари. Внизу азартно перекидываются гранатами, но откидывать объекты я их учила, правда, эти с… волочи видимо поняли, кто именно прикрывает наших бойцов и ставят на гранатах минимальные задержки, заставляя ребят перенапрягаться, сдерживая взрывы.

Обстрел в мою сторону стих, аккуратно выныриваю. Да чтобы я! Да ещё раз! Полезла, блин, в бой без брони... Наши внизу давят потихоньку, не давая при этом оттянуться к самим шаттлам. Ещё бы, ёпт, кому хочется чтобы кто-то шаттл запустил, да из пушек всё тут причесал. Хорошо, что в пилота они только в одном оставили, а то бы х… реново бы пришлось нам тут.

Вскрик позади, обернувшись, вижу, как от пинка снайпера Родригез отлетает в сторону. Ах ты, у… блюдок!

— Я убью тебя! — деформация срывается с руки раньше, чем я успеваю подумать. Ёпт, не зря. В парня я не попала, а вот в какую-то тварь, которая приземлилась перед ним и машет железякой — вполне. Чуть не рассмеялась, глядя на то, как он, нелепо задирая ноги, отступает назад, стреляя в приближающегося противника. Попал в ногу — хватаю броском этого меченосца недоделанного, и с размаху прикладываю об платформу. Мда, переборщила слегка — часть закрытого ограждения обваливается вниз. Не успеваю поставить экран, как по мне снова открывают огонь. Слышу лёгкое гудение сингулярностей — Лиара тоже занята. Перекат, ещё перекат поближе к Родригез, которая только поднимается на ноги и снова падает, сбитая снайпером, а у того на спине в броне под наплечником появляется дырка.

— Да вы совсем охренели! — подскакиваю, быстро вычисляя стрелка: небольшая фигурка с большой винтовкой. Ещё и в невидимость хочет ускользнуть, су… боктава недодудённая! — Я тебя уничтожу!

Цепко держу взглядом перемещающуюся тень, бросаю в неё подряд деформацию и толчок. Ну хоть инвиз, ё… карный сбила. Технари обращают внимание на то, куда летят мои снаряды, и в тень врезается импульсный заряд, сбивая на удивление плотные щиты. Бросок, снайперская винтовка у цели отлетает в сторону, и тело шмякается на пол ангара. Ещё раз и ещё. Ну и ещё маааленький разок, ибо не фиг моих детишек обижать.

Бойцы Джейн потихоньку обходят по флангам засевшую в самой близи от шаттлов группу церберовцев. Богато летят гранаты: несколько импульсных вспышек, фугасные, пара плазменных. Во всю уже идёт контроль, и внезапно включается связь в динамике, значит, глушилка отключена:

— Вега, статус, — усталый голос Шепард.

— Всё в порядке, командир. Зачистили. Правда, чуть не обделались — на одном из шаттлов на грузовом пилоне ИМИР был, но расковыряли быстро. Двухсотых нет, трёхсотых хватает, особенно среди курсантов, у них есть тяжёлые.

— Принято. А у нас трое двухсотых: турианец, один из людей Мастерса, — я замираю в ожидании худшего. — И один из отделения Браунинга.

Не ожидала, что для меня сейчас будет облегчением услышать про смерть других людей. Позади доносится шорох и сдавленные матюки.

— Давай без ругани при детишках, парень, — стрелок откидывает забрало шлема, и я моргаю — да он ещё моложе моих.

— Жжётся спина, с… ил моих нет. Вы ведь так выражаетесь, лейтенант? — вижу гримасу на его лице.

Слышу сдавленное хихикание от Родригез, которая тоже приподнимается, держась за голову.

— И нечего меня пародировать, пар… азит. А жжётся — это хорошо, значит, плечо не прострелено и у тебя всего лишь ожог. Давайте, поднимайтесь, лежебоки.

Помогаю им подняться и, поддерживая вяло передвигающую ноги Родригез, которая, похоже, сильно приложилась головой, судя по шишкам — дважды, спускаемся вниз. Несколько бойцов деловито ворочают трупы снайперов и ещё одного меченосца, снимая на уники их со всех сторон. Шепард стоит что-то обсуждая со здоровенным парнем с шевронами сержанта на броне.

— Как у вас тут, Джейн?

— С твоими почти всё в порядке. Кроме одного, — она чуть поворачивается в сторону. Я вижу лежащего на полу Парса, которому, срезав рукав, перематывают оторванную по локоть руку. — Челнок из пушек, Джек. Прости. Его выдернули в последний момент, а закрывавший его боец погиб.

Ёпт. Очень хочется выругаться, но нельзя.

— Мне тоже жаль, Джейн, — проглатываю холодный комок в горле. — Что дальше у нас в планах?

— Джокер приложил крейсер и воюет с фрегатами, так что идем, а еще лучше бежим, к нашему челноку и готовимся к отходу по его команде.

— Джефф всё-таки дорвался до нормального боя? — усмехаюсь слегка, вспоминая, как он мучился, пока мы гоняли Коллекционеров.

— Уже не первый раз, Джек, — она следит за тем, как всех тяжёлых перемещают на носилки, и мы потихоньку выходим из ангара. У развилки нас ждёт вторая группа. У них носилок поменьше, чем у нас. — Я думаю, что он тебе об этом расскажет, и не один раз.

— Командир! — лёгок на помине. — Можем улетать, они поняли, что мы с Сузи им не по зубам и сбежали. Да, к вам там крейсер летит.

— В каком смысле летит, Джефф?

— Да, как обычно же, в прямом. Мы ему движки срезали и рубку. Вот он слегка неуправляем. Расковырять его?

— Погоди, — она поворачивается к Кали. — Полковник, у Вас тут есть что-то особо ценное?

— Разве что личные вещи тех, кто в отпуске. Данные все я уже скачала. Хотите взорвать станцию?

— Думаю, что это будет хорошим выходом — не оставлять же её бесхозной, а после победы мы вам новую отстроим.

— Если обещаете новую, так и быть.

— Слышал, Джокер? Подкорректируйте так, чтобы крейсер наверняка впилился в академию.

— Ух. Это будет круто, командир. Спасибо.

Позёр он х… ороший, всё-таки. Подбираем группу не-биотиков, которые сразу подключаются к переноске и передвижению раненых, и ковыляем до второго ангара. Забиваем его очень плотно — часть сидит друг у друга на коленях. Родригез, зараза такая, естественно плюхается на колени к своему спасителю, вызывая очередной недомат в моём стиле.

— Джокер, мы вылетаем, — подаёт голос Джейн из кабины. — Принимай нас и запускай прежний маршрут.

— Понял. Эй, Джек, — неожиданно он обращается ко мне, причём голос идёт из динамика в шаттле. — Я слышал, ты догнала меня в звании? Как это отметила — наколола погоны на плечах?

— Да иди ты на… среднюю палубу, Джефф.

С его стороны доносится какой-то неуверенный смешок.

— Я не понял, что это было, Джек. Решила не ругаться? А как же мы теперь будем наслаждаться твоими изысками? И завела себе баночку? Ну, знаешь, с надписью: «Пятерок за матерок».

Я оглядываю своих улыбающихся детишек. Целых, хоть и пораненных.

— Детишки, закрыли ушки, быстро. Слышь, лейтенант, да пошел ты…

Улыбаюсь.

Я дома.
Просмотры: 122

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности