Хроники Палавена. Номарх из Равнинных земель

Жанр: Vignette, AU, Gen, History Персонажи: турианцы Предупреждение: Авторский взгляд на вопросы неосвещенные в каноне

Основной вопрос, которым пронизан данный очерк - почему у турианок нет гребня? Вольность авторского взгляда заставляет переформулировать вопрос иначе: почему нам не встречались турианки с гребнем? Конечно, можно это списать на пресловутый половой признак. А может быть, так сложилось исторически? Но автор - гордый и ленивый сноб, так что развернутого ответа ждать не стоит ;) Данный рассказ является продолжением серии очерков и зарисовок «Хроники Палавена», посвященных жизни турианцев до выхода на космическую арену.

Номарх из Равнинных земель
Грот был сырой. Сырой из-за воды, упрямо просачивающейся сквозь грунт. Она капала с грубо изрубленного потолка, скатываясь по острым каменистым ребрам, и кое-где, необъяснимыми путями, проходила по сводам пещеры, собираясь на неровном полу в лужи разной величины и формы. Отдаленность и мрачность места не помешали номарху* устроить здесь темницу, в которой поверженные враги проживали последние дни, ожидая в сторону какого решения склонится веление правителя земель — сохранить жизнь или отнять её.

Сняв из настенной петлицы факел, шипящий от мелких водяных капелек, турианец осторожно озарил свой путь, уводящий вглубь грота, настолько, что дневной свет, проникающий внутрь становился слабым, что терялось не только чувство пространства, но и течения времени. Каменный извилистый коридор встречал каждого сырым спертым воздухом и густым ароматом мокрой земли.

Угодив несколько раз в лужу, турианец приблизился к цели. Небольшой зал, отличавшийся от коридора большей шириной и некоторой оживленностью, встретил гостя холодно и молчаливо. В центре и по бокам размещались клетки из тонких стволов прочного дерева, смотанных друг с другом в форме четырехугольных пирамид. Всего их было шесть. Пять пустовали. Одна — в центре — скрывала в просветах между прутьями темную фигуру, собравшуюся в комок у основания клетки. Свет от факела заставил стражников отвлечься от разъедающего безделья. Один из них, стремительно проюлив между канавами, приблизился к гостю, и, разглядев того в свете факела, покорно склонил голову. Визитер, дав короткое указание солдату, также не торопясь, направился в центр темницы.

Проведя гладкими и аккуратно отточенными когтями по прутьям клетки, он брезгливо глянул внутрь, слегка склонив голову вперед. На дне ловушки, притаив дыхание, на каждом выдохе подрагивала тонкая турианская фигура собравшаяся в клубок. Редкие лучи горящих чаш скользкими линиями одаривали темный силуэт мягким светом, позволяя разглядеть лишь оголенные колени и припавшую к ним голову, увенчанную острым трехперым гребнем, схожим с каменными шпилями потолка темницы. Турианец недовольно хмыкнул, когда силуэт пленника ничуть не изменился, несмотря на все знаки собственного присутствия, которые мужчина старался выказать прежде чем начать говорить.

— Я знаю, что ты слушаешь меня, — смакуя слова, произнес турианец.

Темная фигура шевельнулась и начала расти. Выпрямившись на тонких ножках, силуэт слегка блеснул в скользящих лучах жаровень. Стало отчетливо видно, что точеная фигура была полностью обнажена, а темная кожа и пластины были покрыты испариной из-за длительного пребывания в сырой темнице.

— Неужели сам номарх спустился в эту яму? — Бархатистый женский голос встретил турианца саркастичной ноткой, сделав на чине турианца заметное ударение.

Из-за такого выделения его титула мужчина нахмурился, ведь турианка посмела напомнить ему о месте, которое он занимал, а о своём напрочь позабыла.

— Я могу позволить себе спуститься в самое глубокое подземелье, — парировал мужчина, спокойно и мерно произнося каждое слово.

Раздался короткий смешок вслед словам турианца.

— Куда бы ты не пошел, духи последуют за тобой, — женщина склонила голову, продолжая тянуть жвала в усмешке. Танцующий свет пламени мягко коснулся её светло-серых глаз, озарив тонкие изогнутые линии лицевой маски, которая напоминала лик шкирты — дикой хищной птицы, обитающей на скалистых берегах морей к северу от Равнин. Эти животные славились своими удлиненными узкими черепами с острым крючковатым клювом, по внешнему виду схожий с грязно-серым камнем, из которого были сложены берега.

Турианец недовольно произнес:

— Как получилось, что подобная тебе попалась солдатам в городе?

— Мне удавалось скрываться от стражников порядком лет пять. А народ на рынках не особо всматривается под одежды, когда с ними торгуется немая. Быстрее бы избавиться от такой, продав как можно больше и дороже.

— И где ты жила пять лет?

— В лесу и... намного дольше, — турианка слегка поёжилась от холода, вспоминая, как было бы ей хорошо дома, — мне понадобились инструменты. Я быстро нашла того, кто мог бы мне их продать.

— И что ты предложила взамен?

— А что, по мнению номарха, может предложить женщина, вынужденная скрываться от его цепных псов, и, живущая в глухом лесу?

Турианец не скрывая своих однобоких мыслей брезгливо поддернул жвала:

— Номарх не в курсе, чем платят дикарки.

— Я обменяла инструменты на лекарства. — Женщина разочарованно опустила взгляд.

Турианец самоуверенно хмыкнул, словно, ему и в голову прийти не могло, что шкирта-отшельник может разбираться в тонкостях врачевания. Максимум, который он мог представить — яд из грибов, коих было много в здешних лесах.

— Лекарства? — С нескрываемой усмешкой шикнул номарх.

— Я живу в глухом лесу. И знаю о нём практически всё.

Турианец отстранил взгляд, задумавшись над словами женщины. Вместе с недоверием к турианке, в глубине души зародился интерес — вдруг она не врёт. Он не понаслышке знал, что хороших лекарей как в номе, так и в его свите, ощутимо не хватало. Когда мысль о лечении пришла, сама собой дернулась правая рука замотанная в складки плаща.

— Ты же лжешь, женщина? — Сощурив глаза, с подозрением спросил номарх.

Турианка нескрываемым коротким смехом заставила гостя еще сильнее усомниться в необходимости посетить сырой грот.

— Муже-баба родом с северных островов, живущая в лесу, и, занимающаяся лекарством, — заключила пленница, — не самая лучшая собеседница для вождя.

Турианец молча согласился, коротко кивнув. Но его молчание не было долгим:

— Возможно, твоя казнь принесет мне некоторую долю уважения среди запуганных крестьян, которые не знают, какому духу приносить воздаяния, чтобы урожай множился, а скотина не падала, — он глубокомысленно затих.

Звуки капель, разбивающихся о гладь холодных луж под ногами, отмеряли повисшую паузу хаотичными всплесками. В жаровне потрескивали угли. Кто-то из стражников у входа брякнул панцирем, будто напомнив своему вождю, что не только эта странная женщина здесь не по своей воле. Номарх отчаянно вздохнул, будто готовился прыгнуть в глубокую воду.

— Но живой ты будешь более полезна.

Узница с интересом припала к прутьям клетки, позволив лучше разглядеть ее тонкое лицо с ровно точеными скулами и острыми мандибулами.

— Номарх предлагает жизнь «неправильной»?

— Да, — он сам не верил своим словам, но положение дел заставляло идти на кардинальные меры, — жизнь в обмен на услугу.

Турианка робко отшагнула от края клетки. Услуга для вождя? Она и думать не могла, чем можно выкупить свою жизнь у того, у кого есть всё, за кем следуют солдаты и жрецы целого нома. В мыслях представились не самые приятные детали возможного обмена. Провести жизнь в рабынях она не хотела, пусть даже цена была столь высока.

— Будь ты хоть трижды вождем, я тебе не обязана подчиняться, — шикнула турианка, уйдя в тень.

— Даже слушать не станешь? — Турианец позволил себе хохотнуть, удивившись резкому поведению женщины, испугавшейся за свою честь, — ты сбежала от своих и живешь в моих землях. И кому, как не мне, теперь подчиняться?

Женщина опустила подбородок, задумавшись над тем, что быть «безликой», скрываясь от мира — не самая лучшая перспектива для турианца. Связи в обществе, основанные на древнейших традициях, уходящих корнями в темное прошлое, под правлением Дикого Духа, провозглашали, что каждый турианец свободен, но не каждый свободный турианец — жилец. Быть отвергнутым и изгнанным — вот что означало клеймо «безликий».

— Надеюсь, на твою благосклонность, номарх, — ровно произнесла турианка.

— Ты расскажешь мне всё о Северных островитянах, об их вожде и обычаях. А взамен можешь остаться при моем дворе... лекарем. — С последним словом, мужчина поднял правую руку из-под складок плаща, и твердо обхватил пальцами прут клетки. В тусклом свете не блеснули ни наручи ни перстни, коими по обычаю обвешивали себя все номархи и наместники. Лишь промокшая испачканная обмотка на всём предплечье украшала руку турианца.

Женщина с интересом наклонилась вперед. Ее острый взгляд быстро осмотрел руку, и затем она шумно втянула сырой воздух через ноздри. Номарх тяжело молчал.

— Пахнет гнилой плотью, — турианка зловеще облизнула клыки и выпрямила спину.

Слова женщины заставили номарха отдернуться от прутьев клетки. Он печально посмотрел на перемотанную руку. Глубокая рана и её последствия напоминали турианцу о возможно коротком пути в этом мире. Но изнутри его разрывало чувство, что он еще многое не сделал и не успеет, если кто-нибудь из живых или мертвых не вылечит слабую руку.

— Не боишься, что, увидев, мои гребень и черную кожу, твои приближенные захотят избавиться от меня? — Осторожно произнесла турианка.

Номарх прекрасно представлял реакцию любого турианца. «Неправильных» боялись, а чужаков с севера презирали. Сильный гребень, как наглядный знак для окружающих, много значил и много требовал от его обладателя. Номарх, как и остальные турианцы, с детства впитал в себя уверенность в том, что женщины, в своём абсолютном большинстве, испокон веков не нуждались в демонстрации силы и превосходства, поэтому духи подарили им тонкие точеные лица вместо длинных гребней. Но с появлением островитян с севера многое поменялось в сознании народа. Они не просто воевали за плодородные земли Равнин, но и внушали трепет и страх своим внешним видом — чёрные, как каменные глыбы, с острыми, как бритва, жвалами и острыми гребнями. Причём, последние также были у женщин, отличавшихся от мужчин более мелкими пропорциями. Именно, из-за животного страха перед завоевателями, северян ненавидели все, от мала до велика, а их женщин вовсе не принимали за женщин. Неправильные, уродки... Как только их не называли. Но одно номарх знал, точно. Воевать с северянами он не мог — слишком зыбкой была обстановка в номе и в соседних землях, с которыми у него был худой мир. А постепенно уходящие силы порой не оставляли ему возможности здраво мыслить и расчетливо держать власть, отвлекая внимание на боли в руке.

— Ты живешь в наших лесах не потому что тебе так хочется, — турианец спрятал руку под плащ. — Тебя изгнали.

Женщина согласно кивнула с хитрой искрой в глазах.

— Значит, тебе всё же необходимо покровительство и защита, — продолжил рассуждать номарх. — Поэтому у тебя три варианта. Либо я казню тебя сейчас. Либо тебя казнят потом, если ты решишь меня обмануть и отравить, например. Но, возможно, ты не настолько глупа, и всё же поможешь мне. А я помогу тебе остаться в живых под надежной охраной.

— Разве, тут, я не под охраной? — Съязвила турианка.

— Если тебе нравится спать на сыром полу, могу распорядиться. Я же не знаю, как принято ночевать у северян.

Но, к счастью турианки или нет, у северян не было принято спать в луже воды в клетке посреди темного грота. Поэтому, всмотревшись в пустоту вокруг себя, женщина довольно протянула:

— Пожалуй, я соглашусь на более сухую комнату, поближе к солнечным лучам. В свете дня будут лучше видны удивленные лица твоих подчиненных, номарх из Равнинных земель.

__________
* Номарх — правитель обособленной области (нома). Встречается в историографии Древнего Египта, здесь употребляется в аналогичном значении.

В пополнении серии может участвовать любой желающий. Для этого необходимо опубликовать свой текст (минимальный размер — около 4000 знаков с пробелами) в теме «Культура турианцев до контакта с галактическим сообществом».
Предыдущая глава
Просмотры: 278

Отзывы: 9

1
7 Yooppi Yooppi

Разрешите и я немного поумничаю. Итак вернёмся к МЕ2, а точнее к той знаменитой троице, из разговора которой люди с лишней хромосомой раскрыли "теорию заговора", о том как на самом деле выглядят азари. Нас интересует турианец, который чётко говорит, азари выглядит как турианка потому, что у неё есть гребень на голове! ЕСТЬ ГРЕБЕНЬ КАРЛ! Турианок, точнее турианку нам впервые показали в МЕ3 длц Омега, которую делали те-же "профессионалы" что и Андромеду. Глядя на то, как в Андромеде канон поставлен с ног на уши (послы людей на мигрирующем флоте, азари которые хотят чтоб их считали мужиками, матриархат у кроганов %) и многое другое) лично я не считаю внешность турианок от BW каноном. Халтура. Только фан-арт где турианки с гребнем.

1
8 Роса Роса

Кроме Найрин есть ещё турианка-лейтенант из комикса про молодого Харпера и Сарена. Комикс нарисован задолго до "Омеги" и другими людьми. И там турианка тоже без гребня.
Возможно, изначально, при старте серии гребень у турианок, как и они сами, планировался в игре, но потом эту концепцию отменили и создали турианок без гребня. Но изначальный концепт внёс некоторую путаницу, и в какой-то момент авторы диалогов сами запутались, есть гребень или его нет.

1
9 Fox666 Fox666

Приплюсуем сюда слова Гарруса о волосах Шепард, когда он приравнял их к гребню турианки (если мне не изменяет память). Подозреваю, что для турианцев эта часть внешности имеет сексуальный подтекст crazy

Соглашусь с Росой, что разрабы, авторы комиксов и сценаристы диалогов сами запутались. А нам и осталось лишь гадать - есть у турианок полноценный гребень или нет. По мне, пусть это будет великая редкость, чем полное отсутствие возможности лицезрения турианки с гребнем. Уж очень он им идет ;)

3
5 kzaitc kzaitc

Отличная история. Так хотелось бы узнать, что было после... и что было до...

1
6 Fox666 Fox666

Спасибо за отзыв. Но не факт, что продолжение появится :)

1
3 Роса Роса

Супер! good2
Очень понравилось))

0
4 Fox666 Fox666

Я рада :)

3
1 cdr_Alan_Shepard cdr_Alan_Shepard

Понравилось give_rose И написано хорошо - приятно читать. Другого, собственно, и не ожидал crazy

1
2 Fox666 Fox666

Благодарю :)

Рейтинг квестов в реальности