Горсть праха | A Handful of Dust Глава 2. Из Мертвой Земли.

Автор: tarysande
Переводчик: Cvetoch
Оригинальный текст: fanfiction
Беты (редакторы): Nil.Admirari
Основные персонажи: Гаррус Вакариан (Архангел), ф!Шепард, Солана Вакариан
Пэйринг или персонажи: Гаррус Вакариан/ф!Шепард, Солана Вакариан и большинство каноничных
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Драма
Статус: в процессе

Автор: tarysande
Переводчик: Cvetoch
Оригинальный текст: fanfiction
Беты (редакторы): Nil.Admirari
Основные персонажи: Гаррус Вакариан (Архангел), ф!Шепард, Солана Вакариан
Пэйринг или персонажи: Гаррус Вакариан/ф!Шепард, Солана Вакариан и большинство каноничных
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Драма
Статус: в процессе

Глава 2. Из Мертвой Земли.
Гаррус любил дождь не больше, чем он любил холод.

В Ванкувере дождь и холод как-то умудрились объединиться, создавая некий третий метеорологический феномен, несравнимо более отвратительный, чем и тот и другой по отдельности. И он, похоже, никогда не прекращался. Гаррус не был уверен, насколько причиной мрачности небес были ужасные разрушения, нанесенные Жнецами, а насколько это - естественная облачность, но они пробыли на планете почти три дня, и он пока не увидел даже отголоска солнечного света. Когда он все же выглянул в окно, его встретила бесконечная серость. Серые дождевые тучи цеплялись за верхушки серых гор, над пенящимся белым серым морем. Серые остовы домов, завалившиеся набок, как сломанные игрушки. Серые шрамы, рассекающие ландшафт, оставленные лазерами Жнецов.

Увидев в этом неприятное напоминание о Лондоне, и обо всем, что они потеряли там, вместе со всем, что обрели, он задернул занавески. В его комнате тоже все было серым – серые покрывала, серые подушки, серые упаковки провизии, серый стул у серого стола – но, по крайней мере, ничего не было сломано. Дождь барабанил по стеклу в непрерывном мелодичном ритме. Через некоторое время, его заглушили композиции Expel 10.

Он держался квартиры, которую ему выделили, как он держался батареи Нормандии, только здесь, наконец, ему составлял компанию хомяк Шепард. Он не знал, что случится с рыбой, но аквариум не так просто транспортировать, как маленькую стеклянную коробку. ВИ позаботится о них. Может, следующий командующий Нормандии тоже будет неравнодушен к Харшанским щелкающим угрям. Может, это просто его воображение, но глупое животное, кажется, начало к нему привыкать. Наконец. Раз или два, Гаррус краем глаза даже видел, как оно – он, напомнил голос Шепард, и у него есть имя, Гаррус – полностью выбралось из норки, наблюдая.

В первый день он пытался слать сообщения всем, кто мог знать о положении его семьи. Это не совсем получалось. Коммуникации везде были сорваны, корабли все еще тащились на сверхсветовой, а военные сообщения занимали фактически весь доступный трафик. "Знаете ли вы, что случилось с Вакарианами?" просто имело слишком низкий приоритет. Взъерошенный парнишка в форме Альянса, который принес Гаррусу обед, поведал, что слышал от друга, который слышал от друга, который подслушал переговоры начальства, что сейчас идут попытки собрать всех оставшихся галактических лидеров в Ванкувере, но он не знал, есть ли среди них примарх Виктус или Урднот Рекс. Но парню казалось, что они оба пережили битву. Кто-то говорит, что Совет жив, остальные считают, что нет. Каждая крупица правды была окрашена слухами в восемнадцать оттенков, и ни в чем нельзя было быть уверенным, кроме того, что Хакет жив, принял командование и не собирается в ближайшее время покидать Ванкувер.

Также, в первый день Лиара пришла с ним увидеться. Он сказал ей, что он в порядке; по ее виду было ясно, что она не поверила ему.
- А ты? – спросил он в ответ, - как ты выдерживаешь внезапный информационный вакуум?

Взгляд ее глаз заставил его пожалеть о вопросе, но она ответила просто:
- Возможно, мне стоит воспринять это как отпуск.

- Возможно, - согласился он. – Но, почему-то я сомневаюсь, что ты так сделаешь.

- Равно как и ты, - сказала она мягко, прикоснувшись нежными пальцами к его не закованной в броню ладони.

На второй день он взялся за поломанную, обгоревшую броню, которая была на нем в Лондоне, и попытался сделать ее снова пригодной к использованию, не думая при этом о других сломанных наборах брони, что он пытался когда-либо починить. Дыра, которую он специально оставил после Омеги. Раздробленное на Отважном снаряжение Шепард.

Это тоже не выходило. Ни починка, ни попытки не думать.

Он после Лондона не всматривался внимательно в броню, но сейчас? Сейчас он понял, что снова обязан Чаквас жизнью. Ему даже пришлось признать, что возможно – просто возможно – Шепард была права, отсылая его тогда. Глядя на состояние его костюма, он не представлял, как ему удавалось оставаться в сознании, да еще и прихромать к кораблю. Большая часть внутренних систем сгорела. Серебристо-серый потемнел, а большая часть синей эмали оплавилась. Еще несколько легковоспламеняющихся деталей просто… пропали.

Откровенно говоря, он видал каннибалов со снаряжением получше. Отрезвляет.

Тали заходила и прокомментировала его усилия скептическим пожатием плеч.
- Я однажды сказала Шепард, что, имея в распоряжении нулевой элемент и паяльник, я могу заставить кусок металлолома направленно прыгать, но даже я не думаю, что эту броню можно спасти, Гаррус.

- Может, нет, - сказал он, - но ее мне дал мой отец. – Шепард ее любила. – Не то, что бы у меня есть…

- Пушки для калибровки? – предположила она. Его мандибулы слабо дрогнули. Все же, она помогла ему убрать большую часть внешних повреждений и почти починила встроенный компьютер. (Или так она сказала. Ему все казалось таким же негодным. И почти не обеспечит ему доставку дозы меди-геля, когда необходимо.)

На третий день, когда пришел вызов, Гаррус думал его проигнорировать. Он не принадлежал Альянсу, не должен был им подчиняться, и даже несмотря на то, что он подозревал, что до этого дойдет, сейчас ему не шибко хотелось болтать. Если бы за ним послали не Джеймса Вегу, он бы просто отмахнулся.

- Щербатый, - сказал Вега.

- Джимми.

- Собираешься торчать здесь весь день?

- Подумывал об этом.

- Он просто хочет поговорить, ты знаешь. Хочет знать все, от начала до конца. Он не так плох, дружище.

Гаррус фыркнул, облокотившись о стол. Тот, пожалуй, был слишком хлипким, чтобы выдержать его вес, но, издав предостерегающий скрип, продержался.
- Ах, Вега. Говоришь так, словно тебя не было рядом, когда Хакет посылал нас на все эти бесконечные угрожающие жизни миссии. Я не просто держу на него обиду. Я держу их сотню. Потому что Шепард никогда не держала. А кто-то должен.

- Эй, все просто делают свою…

- Работу. Да. Я знаю. Это и забавно в обидах. Они не всегда обоснованы.

Вега перемялся с ноги на ногу. Ему нечего было сказать. С неохотой Гаррус отошел от стола и со вздохом последовал за здоровяком в дождь.

#

Адмирал Стивен Хакет выглядел настолько уставшим, насколько это вообще возможно для живого существа. Гаррус не думал, что ему привиделись сухопарость щек или углубившиеся морщины в уголках глаз, а тени, залегшие под этими глазами, были достаточно темными, чтобы принять их за синяки. Однако сами глаза были такими же ясными и пронзительными, как и всегда, и когда он повернулся к Гаррусу, сама поза адмирала бросала вызов всякому, кто посмеет усомниться в его физической форме. Гаррус не усомнился.

- Мистер Вакариан.

Гаррус не стал утруждаться, поправляя его. Он перестал быть СБЦшником уже давно, а чего стоил консультант по Жнецам в мире без Жнецов? Он понятия не имел, какое положение сейчас занимает в Иерархии. Если Иерархия вообще еще функционировала. "Мистер" звучало старомодно и по-человечески, но, по крайней мере, вежливо.
- Адмирал.

- Спасибо, что согласились поговорить со мной.

- Я еще ничего не сказал, - ответил Гаррус. – И не совсем уверен, что скажу. Я не понимаю, почему я здесь. Я за свою жизнь работал на множество организаций, но Альянс в их число не входит.

Хакет смотрел на него оценивающим взглядом. Все в поведении мужчины было рассчитано на то, чтобы создать образ спокойного контроля над ситуацией – осанка, руки, сцепленные за спиной. Гаррус впервые видел его вне военной формы. Но не позволил себя одурачить. И не купился.
- Я пообщался с экипажем Нормандии, состоявшем на службе Альянса, и большей частью остальных подчиненных коммандера Шепард. Говорят, она… доверяла Вам.

Гаррус тоже устал. Уж точно слишком устал для игр. Достаточно устал, чтобы его не волновало, даже если его поведение станет причиной межгалактического скандала. Он сейчас не чувствовал, что чем-либо обязан Хакету. В конце концов, именно он видел лицо Шепард после Аратота. И после Алкеры.
- Нет нужды увиливать. Вы знаете, что мы были… что мы любовники. Это едва ли секрет. – Он споткнулся на прошедшем времени, и пытался справиться с чувством, что с его стороны было предательством вообще его использовать. – Если хотите выговорить ей за нарушение устава, то должны знать, что она не жаловала фаворитизм. Она никогда не позволяла чувствам встать на пути у ее работы. Да, я прикрывал ей спину большую часть времени. Если у Вас проблемы с тем, как она проводит…

- Вы меня неправильно поняли, - прервал его Хакет. – Личные отношения коммандера Шепард не являются темой этого разговора.

Мандибулы Гарруса дрогнули. Он задумался, разбирался ли Хакет в турианских лицах достаточно, чтобы понять, как он обескуражен.

- Я хотел бы нанять вас, мистер Вакариан. Для несколько… щепетильной миссии.

Гаррус покачал головой, думая, насколько грубым будет просто уйти.
- Если вам нужен ручной спектр, пошлите Аленко. Уверен, он с радостью спросит, как высоко, если Вы прикажете ему прыгнуть.

Это было удачным использованием человеческой идиомы. Джокер, подумал он, гордился бы.

Единственным внешним проявлением неодобрения Хакета было короткое поджатие его губ и легкая складка между бровей. Его голос, тем не менее, все еще был до отвратительного спокойным, когда он ответил:
- Не смотря на то, что майор Аленко является спектром, слишком хорошо известно, кому он на самом деле подчиняется. Он носит форму Альянса. А это не миссия Альянса.

- Конечно, нет, - сказал Гаррус. – Слушайте, я не она. Я не собираюсь бросать все и бежать выполнять Ваши поручения просто потому, что Вы просите. Ожидаете. Требуете.

Тут, наконец, спокойствие человека дало трещину. Глаза Хакета сузились, а плечи напряглись так, что Гаррус никогда не заметил бы, если бы не присматривался специально.
- Она была морпехом Альянса…

Гаррус пренебрежительно махнул рукой.
- Конечно, была. Когда вам это было нужно. Так же, как она была спектром, когда вам это было нужно. Так же, как она была никем, когда проснулась после смерти и надела форму неподходящего цвета.

- Если Вы о времени, когда она была с Цербером…

- Она никогда не была с Цербером, - выплюнул Гаррус, так резко и так внезапно, и с таким отвращением в субгармониках, что Хакет моргнул.

После долгой паузы, Хакет медленно произнес:
- Я… понимаю.

- Понимаете? Действительно? – Странно, но он подумал, что возможно – может, впервые – Хакет понимал. Гаррус выдохнул и почувствовал, как его воинственность уходит. Черт. – Так в чем дело? Думаете, можете преуспеть там, где провалился Аленко? Убедить меня в том, что я неправ? Предстать перед скорбящей галактикой и подвести итог? Это как раз то, что Вы можете поручить Аленко, потому что я уж точно не соглашусь.

Хакет ничего не сказал, но пока Гаррус говорил, он повернулся спиной и открыл ящик стола. Стол Хакета, как заметил Гаррус, был таким же серым и шатким, как тот, что стоял в его собственной комнате. Из ящика Хакет вынул черную бархатную коробочку, тонкую и не совсем квадратную. Он передал ее со странной, порывистой торжественностью, отчего у Гарруса сжались внутренности. Его рука непроизвольно тряслась, когда он потянулся коробке.

Гаррусу захотелось швырнуть ее назад Хакету в лицо, вылететь из комнаты, идти, и идти, и продолжать идти, пока все это не начнет обретать смысл. Вместо этого он приподнял крышку.

Набор армейских жетонов был побитым, края сколоты, часть красной эмали стерлась. Ему не нужно было брать их в руки, чтобы знать, кому они принадлежали.

Он не мог сглотнуть низкую ноту скорби. И он не был уверен, что хочет. Он закрыл глаза, чтобы не видеть выражение лица адмирала.
- Вы нашли ее.

Звука неровного вздоха Хакета было достаточно, чтобы Гаррус вернул к нему взгляд. На его лице не было жалости, как ожидал Гаррус, или даже печали, что имело бы смысл. Это была ярость. Слепая ярость.
- Напротив, - произнес адмирал. – Нам их прислали. Вместе с локоном волос и обрезками ногтей, завернутыми в клочок бумаги. Даже при текущем положении дел, было не сложно провести анализ ДНК. Бесспорно, после происшествия с клоном Цербера…

- Нет, - прошептал Гаррус, слово прозвучало едва ли громче, чем звук сопровождавшего его дыхания. Он прочистил горло. Попытался снова. – Нет. Это ее жетоны. Не копия.

Хакет пропустил руку сквозь волосы и сделал три шага в сторону, прежде чем снова повернуться к Гаррусу. Немного чудовищного груза словно убралось с плеч старика.
- Я… надеялся, что Вы сможете это подтвердить.

Гаррус почувствовал, что кивает, соглашаясь, но его мысли были где-то в другом месте, просматривая возможности и планы. Надежды. Страхи. Визор пропищал тихое предупреждение о его сердечном ритме. Он проигнорировал его.

- А эта щепетильная миссия? – наконец сумел произнести Гаррус. – Вы хотите, чтобы я нашел ее?

- Мы дадим Вам корабль, мистер Вакариан. Снабжение. Ресурсы. Экипаж. Но, боюсь, миссия не будет открыто проходить под цветами Альянса. Мы не можем показывать свою причастность. Слишком многое висит на волоске.

- Мне срать на политику.

- И тем не менее. Вы можете ее ненавидеть, но это не изменит факта, что политика вовлечена в это дело.

- Это Шепард. Вы должны ей.

Хакет наклонил голову.
- Прошу, не думайте, что я не сознаю, как сильно я задолжал коммандеру, мистер Вакариан.

- Мне нужна Нормандия.

При любых других обстоятельствах, Гаррус почувствовал бы гордость от того, как он заставил Хакета вздрогнуть. Глаза мужчины расширились. Его сердцебиение ускорилось.
- Это невозможно.

- Это корабль Шепард.

Маска хладнокровия снова встала на место, и единственным свидетельством того, что мужчина вообще был выбит из колеи, был слегка учащенный сердечный ритм, фиксируемый визором Гарруса.
- Это корабль Альянса.

- Это корабль Шепард. – Гаррус выпрямился в полный рост и взглянул на адмирала сверху вниз. К его чести, Хакет не отступил ни на йоту. Он лишь слегка поднял голову и твердо встретил взгляд Гарруса. – Мне нужна Нормандия. Это не обсуждается. Я хочу иметь возможность внести изменения в список экипажа. Я не знаю, что за чертовщина творится с Советом, и я не требую сделать меня спектром, но мне нужны хоть какие-то полномочия.

Хакет выглядел так, словно хотел вздохнуть, но не сделал этого.

Гаррус сжал руки в кулаки.
- Вы обратились ко мне потому, что знаете, что я сделаю все, что потребуется. Я говорю "Да" потому, что если есть хоть один шанс, что она все еще жива, я не остановлюсь, пока не найду ее.

- Мы не можем быть уверены, что она жива. Возможно, мы сталкиваемся с еще одной выходкой Цербера. Баланс сил сейчас чрезвычайно хрупок, мистер Вакариан, а она была весьма значимой фигурой в последние четыре года.

- Вы думаете, они хотят использовать ее положение в своих целях?

Хакет изогнул бровь.
- А Вы нет? Иначе, зачем эти уловки? Почему просто не отослать ее домой? – Адмирал поднял руку и потер переносицу, помотав головой. – Это не десантная миссия, мистер Вакариан. Если хотите вломиться с пушками наперевес, то рискуете обнаружить только бесполезные трупы, а галактика не будет знать, на ком лежит вина. Жнецы хотели нашей смерти. Люди, устроившие это? Они намного опасней. Они хотят власти.

Гаррус вдохнул, задержал дыхание и медленно выдохнул. Затем, он сказал:
- Я могу быть аккуратным.

- Так говорится в Вашем досье. – Хакет одарил его проницательным взглядом. – Иначе я бы к Вам не обратился. Хорошо. У Вас будет Нормандия. Ее пилот, без сомнения, и большая часть экипажа, из тех, кто согласится на время расстаться с формой Альянса и перейти под Вашу ответственность. Подготовка займет несколько дней. Не больше недели. – Прежде, чем Гаррус мог запротестовать, Хакет объяснил: - При нынешней обстановке, все занимает в три раза больше времени. Мы понятия не имеем, с чем имеем дело, и я не собираю посылать Вас вслепую. Не переживайте о времени, что Вы проводите на земле. Используйте его. Я дам настолько высокий приоритет связи, насколько смогу; найдите людей, которым Вы доверяете.

Гаррус опустил голову, частично соглашаясь, частично, чтобы спрятать стыд, вызванный тем, что он собирался спорить. Хакет, конечно, был прав. Он может многое сделать за пару дней, если не будет закрываться в своей маленькой серой комнатке.
- Сэр.

Хакет хмыкнул, но его губы едва заметно криво изогнулись.
- Думал, как сложно будет добиться от Вас обращения "сэр". Идите, Вакариан. У нас обоих много дел.

Тем не менее, когда Гаррус с неохотой протянул обратно черную бархатную коробочку, Хакет только покачал головой.
- Я бы все равно отдал их Вам, - сказал он. – Проследите, чтобы они вернулись к их законному владельцу.

Гаррус не направился сразу в угрюмую серую комнатку, после того как покинул командный пост Хакета. Вместо этого, он бродил по улицам, поднимая плечи, чтобы защититься от непогоды, пока не достиг полосы покрытого копотью песка, отделяющей дорогу от воды. Труп Жнеца лежал полузатопленный в заливе, молчаливый и неподвижный, и все равно слишком огромный, чтобы его осмыслить, даже несмотря на туманную поволоку дождя. Мертвый, да. Гаррус задумался, что сделают со всеми этими гигантскими телами. Он внезапно поежился, и вовсе не от холода.

На пути к своей серой квартире, Гаррус выхватил нечто странное краем глаза. Цвет. На одном одиноком дереве, прогибающемся под ветром и избиваемом дождем, отважно распустились несколько неуверенных розовых цветков. Он долго смотрел на них. Затем, он открыл коробочку и уставился на жетоны Шепард. Дождь оставлял капли влаги на их поверхности, но серый? Серый вдруг перестал казаться таким мрачным.

Ведь в мире появилось немного надежды.
Просмотры: 223

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности