Founder Effect: Hamming Code. I. Уже не герой

Автор: Ratmor
Фэндом: The Elder Scrolls, Mass Effect (кроссовер)
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Эшли Уильямс, Миранда Лоусон, Ария Т'Лоак, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард, Матриарх Бенезия, ОМП
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Фантастика, POV, AU
Предупреждения: ОМП
Размер: планируется Макси
Описание: В одном из миров, где люди еще не вышли в космос окончательно, а инопланетная жизнь имеет несколько иные формы, погибает обычный историк с маленьким увлечением - компьютерными играми. Вторая смерть пришла столетием позже. Новое попадание было неоднозначным, нелогичным и полностью бредовым в свете того, что из магического средневековья в техногенную вселенную перейти... Хм. Это надо умудриться.



I. Уже не герой

Героизм — это добрая воля к абсолютной самопогибели.
Фридрих Ницше


Проходил эту игру я от души.

Ради сюжета, просто для того, чтобы узнать что-то большее, выходящее за границы обыденности. Это было моей отдушиной – играть в игры. Почти как бег или любимая работа, игры давали мне возможность почувствовать себя цельным и просто не думать ни о чем другом. Бег занимал мысли и давал телу нагрузку. Работа была делом занимательным, а ее результаты при должном старании давали мне новый стимул и новые цели. Игры разнообразили жизнь тогда, когда было не с кем куда-либо съездить. Да и я тот еще домосед и ленивец, кто бы что ни говорил о том, что мне еще в утробе матери привили реактивную тягу где-то в районе заднего места.

Но, как ни странно, эта игра, в мире которой, по-видимому, мне придется стать непосредственным участником событий, мне понравилась не так сильно, как «Древние Свитки». Да и моральный возраст был у меня не совсем тот, чтобы становиться махровым фанатом – было много других дел, да и не слишком меня заинтересовало это все - место было прочно занято фэнтези. Для меня «Масс Эффект» стал вторыми «Звездными Войнами», только с возможностью спасти мир самолично и без особого пафоса. Хотя пафоса было все-таки немало, это я погорячился с "без особого", конечно. Да и когда тебя будто ведут по сюжету – приятного мало. Хотя это с непривычки, конечно. И честно говоря, мне понравился только замысел. Второстепенные герои не впечатлили меня тогда проработкой – приходилось многое додумывать самому. И получалось не всегда, наверное, так, как этого задумывали авторы. И это запутывало, если посмотреть на то, как я отношусь ко всем участникам действия, которых все еще могу вспомнить поименно. Противоречиво - еще мягко сказано!

Конечно, Лиара Т’Сони была восхитительным героем, казалось бы, самым лучшим и обаятельным дружественным персонажем, но она была не единственной, которую было дано, так скажем, полюбить. Была Джек, напоминавшая мне главную героиню из отличной книжки Стига Ларссона. У той тоже были татуировки, карцер, изоляция и... ну, разве что, не было такой вседозволенности. Но тут уж благодарим биотику и космические просторы. Миранде Лоусон я не доверял, ибо не фиг, потому что "Цербер". В третьей части все прояснилось, конечно, скорее более, чем менее. Ну, хоть как-то. Джейкоб Тейлор был для меня пятым колесом, как и Аленко. Эш Уильямс понравилась как человек, но по сравнению с прочими красавицами совершенно не доставляла эстетического удовольствия. Хотя именно она была наиболее узнаваемой и понятной из всех. Кому-то, конечно, таинственность нравится, но я сторонник гораздо более открытых, в прямом смысле этого слова, отношений. Но вот то, что была она проста как таблица умножения, заставило меня выбрать Лиару – как же, коллега-историк все-таки!

В принципе, меня все устраивало даже в концовках. Ничего ведь было не поменять все равно, так чего дергаться? Геймером я не был, так что для меня трилогия осталась трилогией и последующие вариации от создателей игры я даже и не думал трогать – к тому времени в моей жизни появилась стабильность и гораздо больше ответственности, потому играть я успевал только для ознакомления.

Ну а потом я умер.

И я попал в Нирн, если кому-то это о чем-то говорит. Прямо на казнь, ага. Прямо в тело светловолосого и светлоглазого героя, что было наиболее обескураживающим во всей ситуации, не считая будущей встречи с драконом, ведь был я, вроде как, в изначальном своем состоянии темноволосым, хоть и с серо-зелеными глазами, но все равно совсем не нордом, и при этом гораздо ниже. Конечно, потом привык, и еще радовался, что не в аргониана занесло или каджита. В эльфа неплохо бы было, кстати, они все-таки более продвинуты в магических искусствах, что ни говори. Я почти сразу, как только оправился от потрясения самого факта новой жизни и обматерил всех знакомых божеств, решил совершить путешествие до Коллегии Винтерхолда. Все же, мой случай был как минимум странным – я, мать его, попал!

Там мне пришлось быстро обучаться многим новым вещам, но для того, кто привык набивать свою голову знаниями и все это утрамбовывать так, чтобы было возможно использовать, ну и конечно пользоваться ресурсами и составлять стройные схемы предметной области для лучшего понимания, никакая магия не станет чем-то уж очень неподъемным. Потом я, с заданием от Коллегии, вновь прибыл в Вайтран… И конечно, мне снова не повезло, и я влип в драконье говнецо гораздо раньше, чем сумел от него отвязаться. Да и мир надо было спасать. Потом я в самом деле заделался героем, потому как ничего другого не оставалось. Самое интересное, что все происходившее с Довакином в игре по желанию игрока со мной происходило из-за стечения обстоятельств и случайностей, то есть, отправными точками служили не слухи или мое собственное желание кому-то помочь, а самые что ни на есть безвыходные ситуации.

Чего только стоило мое присоединение к Темному Братству! Фестус Крекс, бывший мастер Разрушения Коллегии, конечно, и не подумал порывать все связи, а меня, как младшего товарища, попросил архимаг об услуге… Поработай, зачарователь-колдун молодой, на Братьев наших, у них заказов больше стало да не хотят они через Гильдию Воров работать. Что сказать, я бы не соблазнился, если бы не присутствие самого Фестуса. Мать его, меня заставили! Потом, уже находясь в убежище, я не выдержал и ответил на оскорбления одного из, так сказать, аколитов. Ну и на следующий день, пока решали, что со мной делать, а я был впервые рад сломанной шее отморозка и не терзался сомнениями, у двери обнаружилась телега с саркофагом в ящике и чокнутый шут. Тут надо бы сказать, что я испугался. А ведь и сдать их властям я не мог – не мой это стиль, все-таки. Но зато меня научили махать всем, чем машется, и мешать все, что смешивается. И Визарра, и Бабетта были вполне адекватными. В общем, ни одна чертова гильдия, ни один чертов квест меня не минул, если конечно не считать ярловы сообщения – я все-таки не был наемником, чтобы хвататься за каждое предложение, включавшее в себя «обагрить оружие кровью». Но Братство без Слышащего — это уже не Братство.

Проще говоря, я набирался опыта, и в итоге, не смотря на то, что знал кто такая Серана и чем мне все это грозит, я в нее влюбился. Дочь самого древнего вампира из клана Волкихар оказалась, во-первых, в моем вкусе, во-вторых, совершенно потеряна и нуждалась во мне, что определило наши отношения как достаточно дружелюбные с самого начала знакомства, ну и, в-третьих, у нее было чувство юмора. Это положило основу нашей дружбе, а затем мне пришлось ее доверие, не торопясь, завоевывать. Глаза ей, да и мне самому, на мои чувства открыл ее отец, который был, как и все старые вампиры, мастером в том числе и в обнаружении эмоций.

Серана, пробыв в том гроте под стазисом столько-то времени, была неопытной в подобных вещах. Проще говоря, любовь свою я в Нирне нашел не смотря на все перипетии, в которые меня вгоняли обстоятельства. Ну а после планомерного становления вначале мастером колдовства, изменения и иллюзий, произошла уже и не слишком ожидаемая дурость Анкано, несмотря на мои попытки, непредотвращенная смерть Мирабеллы Эрвин и мое совершенно ненужное становление Архимагом. Потом меня занесло в Айварстед, затем на Солстхейм, а потом в мою жизнь сама собой ворвалась Фрейя. Но это все долгая история, скажу лишь, что я умер на руках у Сераны, будучи новым Императором.

В последний момент она успела направить мою душу к разрыву в Этериусе – мы создали это заклинание, но проверить его не удавалось. Это было единственным возможным вариантом выживания моей души и перехода ее в другой мир, как и до этого.

Меня должно было направить в родной мир.

Да, меня занесло на Землю, в тело умирающего паренька. Но...

Не та Земля.

* * *

— Что? Как? Где я?

Надо мной нависло странное лицо. Хотя нет, не странное. Просто незнакомое и какое-то... черт знает какое, наверное. Ни норд, ни редгард, ни бретон... Нечто между бретонцем и нордом, вот же... Плюс — кожа загорелая и волосы темные, но отливают рыжиной. Черт.

— Господин Хэмминг... — шум в голове не умолкал, а лицо надо мной обретало все больше деталей. Его довольно-таки крупный нос с острыми ноздрями, поблескивающее от пота лицо и на кончиках пальцев какие-то искорки. Я такие видел у мастеров колдовства, когда они злятся. Но подобная энергия быстро иссушивает резерв, потому редко используется для чего-то, кроме призыва. Гораздо больше я бы испугался, будь у его одежды и кожи зеленоватый отблеск магии изменения, а руки объяты пламенем ли, молниями ли... В общем, меня не впечатлило.

Тут я увидел, чуть повернув в сторону лицо, лежащего неподалеку мужчину. Он был странно изломан — будто тут поработал великан со своей дубиной из мамонтовой кости. Убедившись при помощи беглого осмотра, что великана не предвидится, я исподлобья уставился на того, кто стоял надо мной.

— Учтите, я не помню ничего из прошедших пары часов! Меня, кажется, неплохо приложило... — раз этот чудила не атакует, значит он оценивает ситуацию, а раз он оценивает ситуацию, я ему зачем-то нужен. Пока придется, как и в Скайриме, сначала играть по чьим-то правилам. Хотя главное — узнать, где это я нахожусь. — Кто это там? — я кивнул на тело. — Это я его?..

— М-м-м... — подозрительно что-то мил человек призадумался, надо на заметку взять. — Да. За дверью я слышал крики. Но я никому...

— Ясно, — я поднялся, опираясь на угодливо подставленную руку мужчины и почувствовал боль в бедре. — Ух, черт! — я повис на руке слишком высокого по сравнению со мной мужика и ощутил чуть ли не похрустывание спекшейся корки на ране. — В общем так... Как тебя?

— Виктор, — рассеянно произнес он, оглядывая окружающее будто в поисках опасности.

Хм, все с тобой ясно. Вероятный предатель, потому как все окружающие и незнакомые, после того, что я "вспомнил", вероятные предатели, только надо доказательства найти. Тем более, судя по всему, мы в не совсем личных апартаментах, больше похожих на бункер. Вокруг валяются кусочки какого-то металла, пованивает горелым пластиком, а запах плавильни все еще не выветрился, не смотря на вполне современную систему вентиляции. Хотя, кажется, гораздо более современную, чем это характерно для моего родного мира... Странно. Хотя в ином мире я провел целый век, потому мало ли, как устроены законы межмировых путешествий, тут уж все может быть.

— Виктор, друг мой... — я закашлялся и вытер тыльной стороной руки заслезившиеся глаза. — Для всех прочих — здесь побывал наемный убийца. Ясно?

Я оставил в покое его руку и встал, хоть и не слишком твердо, напротив.

— Есть! — вытянулся он в струнку, давая мне шанс с грустью оценить, что мой рост просто заставляет угнетенно молчать мое либидо. — Господин Хэмминг, прикажите убрать труп?

Я потер переносицу, вспомнив о том, что в первом мире носил очки и в этом, похоже, придется. Труп и окружающее пространство я видел смутно, а вот лицо человека в полуметре от меня являлось для меня ярким и существенно более видимым, чем та же обстановка комнаты.

— Виктор, хватит тянуться. Я просто ничего не помню. И вряд ли вспомню, как мне кажется, — я потер шею, наткнувшись кончиками пальцев на след от укола. В этот момент я почувствовал, что мужчина едва заметно напрягся. Но это сразу же прервалось, когда я абсолютно спокойно убрал руку с ранки, уже начавшей заживать, и взъерошил свои волосы. Не так все чисто с этим Виктором... — Чей это труп?

— Это... Ваш отец. Вы что, правда ничего не помните? — натурально удивился он.

— Нет. Ясно. Дайте мне час на осмысление, Виктор. Я ведь его наследник, не так ли?

— Да, господин Хэмминг.

— И мне придется принять его... хм-м-м... наследство?

— Корпорацию, активы, членства и долги, — кивнул Виктор. — Ну или вы можете передать власть следующему лицу в завещании. В вашем случае это молодая организация, в истоках которой стоял и ваш отец.

— Никому я ничего не отдам, — поморщился я. — Даже если это фонд по спасению человечества.

— Вроде того, — усмехнулся Виктор, а я воззрился на него с неподдельным сомнением. — "Цербер" хоть и радикален, но за человечество глотку любому порвет.

Я, мгновенно все поняв, горестно застонал, поняв, на какую, черт подери, Землю мне повезло попасть.

Спасибо Серана, ты меня прямо-таки спасла.

Из огня да в полымя.

Хотя нет, не так.

Лучше бы Dragon Age!

* * *


Я прослушивал запись последнего разговора с отцом. Вот уж второй раз.

И думал. Вызвать мне этого Виктора или не вызвать...

С одной стороны, месть. С другой, месть надо подавать холодной. И лучше закономерно приблизить к себе врага, чем убить его сейчас. Пусть вотрется в доверие, расслабится, совершит пару ошибок... Буду относиться к нему как к родному. Может быть, это даст возможность избежать смерти непосредственно от его руки и выстрелить самому в момент сомнений. Ну а пока... Корпорация должна выжить.

Но я обязан буду изобразить расстройство от смерти отца, причем я ведь по версии этого Виктора своими руками убил...

Придется играть, как на сцене.

Да, я знаю, что буду делать. Узнаю подноготную МакКоннела, прослежу все нити. И меня не волнует, сколько времени займет все это. Но я и не должен упускать возможность получить пользу от предстоящих событий. Главное, чтобы события не повернулись иначе, ведь так я не смогу точно быть уверенным в победе над синтетиками, хотя бы такой, какой добился или добилась Шепард в оригинальной истории. И, хоть я и Довакин, но тут — всего лишь достаточно сильный биотик, способный прожить гораздо дольше, чем прочие люди. А рост мой небольшой объясняется тем, что мне всего лишь шестнадцать или около того. Правда, я в этом мире еще даже не медитировал, мало ли что проснется, если постараться...

Не затронуть события, но минимизировать последствия для человечества.

Цель принята.

Ведь я собираюсь продолжить дело этого восхитительного человека. Александра. Моего... Да что уж там! Моего отца!

* * *

Виктор МакКоннел напряженно сжимал кулаки, успокаивая темную энергию вокруг и внутри себя. Ему было до тошноты плохо, в горле стоял непрошеный комок, а напротив, на холодном металлическом столе лежало тело. Бывший босс-официальный - Александр Хэмминг.

Величие этого мужчины начало доходить до Виктора только после его смерти. Он первым создал не просто генетически модифицированного человека, а человека, являющегося последствием лабораторного "естественного отбора". Просчитывать шаги вперед, просчитывать возможные мутации, отбирать лучшие и необходимые... И так облажаться, не предусмотрев генетическую предрасположенность к появлению альбиноса у матери.

Зачем мать? Именно это спросил Лоусон у Виктора, который предоставил ему информацию вначале, в общем, о проекте, а затем и более подробно, вместе с начальными расчетами. И Лоусон сделал по-своему. Виктору хотелось спросить "зачем тогда девочка", но вполне вероятно, если Хэмминги были гениальными инженерами, но совершенно посредственными знатоками личности, в связи с благородством и попытками жить по чести, Лоусон казался в сравнении с ними совершенно беспринципным, но озабоченным психологической стороной вопроса. Такой ошибки, вроде Лейфа, самостоятельного и абсолютно неисполнительного, хотя и предприимчивого, Лоусону никак не совершить.

А вот то, что Призрак хотел сманить Лейфа и поговорил об этом с Хэммингом... Виктор считал это блажью своего официального босса, но отнюдь не ошибкой главы "Цербера". Мальчику бы пошло на пользу служение человечеству в радикальном своем варианте. Возможно, ему бы удалось вырасти во что-то большее, чем талантливый инженер и посредственный руководитель. Во всяком случае, опыта бы он там набрался. С Лоусоном бы подобное сработало. Принципы иные у этого человека...

Виктор включил связь.

— Призрак, — инструментрон пиликнул, а над рукой возникло оповещение о звонке босса-настоящего. — Хэмминг сказал сыну о нашей попытке договориться за спиной у Лейфа о его выдаче. Я использовал средство, — Виктор выделил это слово голосом. — Он забыл не последние дни, а всего пару часов. Возможно, виновата его генетическая модификация. Хэмминг-младший собирается продолжить дело отца. Финансирование "Цербера" будет продолжено.

— Он что-то заподозрил?

— Лейф — сама невинность, — усмехнулся Виктор и с горечью заметил. — Но заставить его передать кому-то свою собственность — это забрать кость у собаки. Но он не болонка, а тварь кусачая, между прочим...

— Весь в отца? — в голосе Призрака была слышна усмешка.
— Без сомнений, хотя бы немного Александра Хэмминга в этом парне присутствуют, — МакКоннел хохотнул. — Но с Лоусоном подобная схема вряд ли пройдет. Он согласится с необходимостью взросления во враждебной среде, а затем передаст свой бизнес ей по завещанию. К тому же можно будет действовать немного иначе...

— Твое мнение мне ясно. Но это уже не совсем твоя забота. Хотя твоё несомненное везение - а это именно оно сыграло свою роль, раз на Хэмминга вообще подействовал тот токсин - может изменить моё нежелание ввязывать тебя ещё и в историю с Лоусон. Докладывай об изменениях ситуации, агент МакКоннел. Канал подотри, - Призрак усмехнулся и добавил, - везунчик.

— Ай-ай, ком... - МакКоннел чуть было не забылся, по привычке проговаривая традиционное для всей службы безопасности Корпорации обращение к Хэммингу-старшему, и едва сумел сглотнуть ком в горле вовремя, чтобы заминка для босса-настоящего была незаметной. - Кхм... Призрак.

* * *


Голова раскалывалась от наплыва информации.

Я сдвинул на лоб очки и потер зудящую переносицу. Медитация помогла подсоединиться мне к местному фону магии, и я даже сообразил, как сотворить привычные сердцу огненные стрелы или молнии, но в космосе такое не сработает. Потому пришлось вспоминать биотику.

Также я изучил большую часть документации по моему проекту — почти совершенный геном, типичная для человеческого ребенка непоседливость и полезные навыки программирования, доведенные до абсолюта уже в таком юном возрасте. Я уже был магом, воином и даже императором, хотя я пытался избежать ответственности до последнего. Но сорок лет в роли самого ответственного человека материка даже меня сумели заставить превратиться в неплохого кадровика. Я несомненно научился как ценить людей, так и убирать их, вовремя распознавая измену. И, как вы понимаете, погиб я не от измены, а от лучшей подготовленности данмерской мрази... Эти пепельные давно напрашивались на чистку. Хотя скорее всего их наняли желтенькие.

Хотя в своих людях я уверен.

Но вот теперешних "моих" людей, я даже в страшном сне своими не назову. Хотя до событий игры осталось, не в пример прошлой жизни, не два шага, а с десяток лет. Шепард еще в космических яслях бултыхается, с родителями шатаясь по галактике. А мне стоит просто не менять курса. И держать Виктора как можно ближе...

Это героям можно умереть от клинка убийцы на руках любимой женщины.

А главе корпорации, способной развязать войну или создать армию кроганов в лабораторных условиях... В общем, надо быть осторожнее.

Ведь я уже не герой.
Просмотры: 90

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности