Founder Effect: Hamming Code. V. Спокойствие Арии

Автор: Ratmor
Фэндом: The Elder Scrolls, Mass Effect (кроссовер)
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Эшли Уильямс, Миранда Лоусон, Ария Т'Лоак, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард, Матриарх Бенезия, ОМП
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Фантастика, POV, AU
Предупреждения: ОМП
Размер: планируется Макси
Описание: В одном из миров, где люди еще не вышли в космос окончательно, а инопланетная жизнь имеет несколько иные формы, погибает обычный историк с маленьким увлечением - компьютерными играми. Вторая смерть пришла столетием позже. Новое попадание было неоднозначным, нелогичным и полностью бредовым в свете того, что из магического средневековья в техногенную вселенную перейти... Хм. Это надо умудриться.



V. Спокойствие Арии

Вы каждый день узнаёте что-то новое. Мозги есть и у младенца, но разве он умен? Главное — это жизненный опыт, он приносит настоящую мудрость, и чем дольше мы живем, тем умнее становимся.
Лаймен Фрэнк Баум. «Волшебник страны Оз»


В нашем деле существует обязанность говорить правду, но также и принято о многом умалчивать. И эта сдержанность, эти вещи, о которых молчат, лежат на "людях чести" как неотвратимое проклятие. Из-за них все взаимоотношения становятся абсурдными, фальшивыми.
Томмазо Бушетта, "босс двух миров", мафиозо американской и сицилийской мафии и "человек чести" Cosa Nostra, в дальнейшем pentiti — "раскаявшийся" (т.е. сдавшийся властям стукач).

Мне не спалось.

Нет, подобное состояние было вполне себе частым явлением в моей обыденности, но после…

Я скосил взгляд на как-то чересчур для меня заботливо прикрытую легким одеялом Миранду. Конечно, ей вряд ли повезет заболеть, даже если она будет спать полностью обнаженная и на полу, но проснуться от немного замерзших — это свойство человеческого организма — ног, как по мне, не самое лучшее, что может случиться. Испоганит ведь утро, хоть и частично…
Она уже давным-давно тихонько посапывала, и, мне кажется, я даже погрузился в полудрему на пол часа вместе с ней в обнимку, но затем понял, что просто-напросто не могу заснуть. Мне требовалось кое-что обмозговать, и как я ни пытался откладывать дела на потом с мыслями вроде «да пошло оно все», мой наглый мозг все никак не хотел успокаиваться.

Нет, я совершенно не думал о всяких там «нас» или неких проблемах, которые напрямую к этим «нас» относятся. Для меня все было достаточно легко, я не стремился к завоеванию ее сердца и души, и мне всего лишь хотелось нормального общения на равных, как и ей, наверное. Но я уже прекрасно за свое существование изучил женскую натуру, и потому небезосновательно уверен, что подобное отношение навряд ли надолго, если мы будем встречаться больше, чем периодически. Я хотел ее видеть, но с этим было вполне возможно бороться, ведь я искренне полагаю, что разумный тем от животных и отличается — способностью себя перебороть и сделать совершенно не то, что говорят инстинкты.

Инстинкты кричали, что я желаю защищать ее, но разум совершенно точно подмечал, что она за себя постоять может, как и все женщины, которые мне нравятся — как ни крути, я не совсем понимаю тех, кто любит инфантильных. Инстинкты позорно давились слюной при виде ее обнаженного тела, а разум ухмылялся: «Ведь ее сделали так же, как и тебя. Вот ты и…» Инстинкты наконец начали отвечать желаниям Хэльстрема — вот уж old faggot, ни дать, ни взять, все-то он всегда лучше знает... Да.

Мне почему-то хотелось уже даже детей, продолжение рода, как хотите называйте! И я сам себе удивлялся — ведь каким образом я, уже трижды в свое время отец, настолько по-дурацки реагировал на банальное предложение создать ребенка, как создавали меня, и воспитать его так, как мне хочется? Для меня было неприемлемым — как же, без матери. Ведь я прекрасно помнил, как было плохо мне, когда убили мою мать, и как странно устроен мой модифицированный организм… Ведь, как известно, за все надо платить. А я могу умереть, просто лишившись финансов, как ни странно.

Я заплатил за свой иной разум и медленно стареющее тело быстро разрушающимися нейронами — это даже не вирус или болезнь, а какая-то странная реакция неприспособленного организма на иное восприятие мира, измененную ближе к азарийской нервную систему. Для этого в свое время еще отцом было создано лекарство, ускоряющее восстановление нервных клеток, правда было оно немного недоработано, потому как позволяло всего лишь перекинуть на нейроны информацию с аналога Серого Ящика, которую до этого перекидывали с относительно здоровой нервной системы. Я же улучшил это лекарство до подобия вакцины, и теперь, хоть стоимость одной дозы являлась немаленькой просто из-за затрат мощностей и совершенной секретности, мог каждые несколько лет, как и необходимо, восстанавливать свою нервную систему до некритических показателей.

Именно с этого начался мой новый проект — «Естество Разума». Я собирался дать Дайну настоящие мозги и чувства. Так как мы изучили отделы головного мозга и научились на них влиять при помощи Капсулы Полного Присутствия, было не слишком трудно совместить две разработки — передача сигналов в мозг и искусственные мозги. Не синтетические, а именно искусственные. Множество раз разобрав человека на винтики, кровеносные сосуды и прочие гайки, я начал понимать, что все это и правда чертова химия. И только разум вкупе со знанием и воспитанием дает генотипу шанс развиться во что-то большее, чем просто наследие предков. А бессознательное, сны, мечты — Дайнмару недоступны, а значит недоступна вся палитра разума. Для меня это было интересным приключением, и мне совершенно не было дела до того, что мой ИскИн станет способен при желании покинуть меня. Ведь дети всегда покидают своих отцов, только вот разница в том, что будем мы в итоге друзьями, чего нельзя сказать о большинстве семей и их ситуациях. Хотя какая уж тут семья — тандем у нас, однако.

А вот с Мирандой… Семья бы могла быть, наверное.

Но лучше не думать об этом.

* * *


Наша встреча была на сей раз совершенно случайной, и я совершенно не ожидал, что она закончится именно так. Хотя после того памятного вечера на мой день рождения я и не рассчитывал, что мы будем менее бурно реагировать друг на друга, но от себя я настолько искренней радости не ожидал — все же, сказалось, что с Мирандой было легко говорить о многом.

У нее не было никаких барьеров в самосовершенствовании, она была не способна лениться, а если говорить с ней не о ее работе, то оказывалось, что, даже не смотря на то, что ей явно было не до всяких развлечений в виду ее занятости, находились общие темы для разговора. Начиная последними тенденциями в технологических индустриальных новинках и заканчивая премьерами, выставками и презентациями, связанными с искусством, хотя я, конечно, всегда больше интересовался наукой, но чего в Мири нет, так это неиссякаемого интереса к генетике. Но вот кибер-примочки мы обсудили крайне обстоятельно. Мимо нее, как ни странно, не прошли и капсулы Полного Присутствия, хотя, конечно, капсулы для массового производства значительно уступали в скорости передачи сигналов моим личным капсулам — именно потому смарт-хасками невозможно управлять с обычной платформы, ведь в режиме реального времени капсула реагировать просто не может, тем более в бою. В играх это не слишком заметно, но вот во время перестрелки...

Как говорит Дайнмар, даже с его мозгами, которых пока еще нет, в смарт-хаске сражаться не легче, чем управлять ротой дроидов. Я обзывал Дайна в смарт-оболочке терминатором, а так как в этой вселенной данная серия фильмов существовала, в отличие от той же «Матрицы», к примеру, мой ИскИн был не слишком рад такому прозвищу, хотя к самопожертвованию был, по его словам, вполне готов.

И однажды ему на самом деле пришлось рисковать собой, и именно в этом смарт-хаске.

Дело было в Туманности Омеги, в системе Сарабарик, в астероидном поясе, на станции, которую мы, любители старины и просто старперы или же, другими словами, олдфаги, то есть старые педики, зовем Обителью Зла, а все нормальные люди — Омегой…

* * *

— Малый скоростной фрегат «Aria Drago» просит разрешения на посадку, — Дайнмар в смарт-хаске сидел на месте пилота и двигал пальцами над желтым терминалом ввода данных, даже не собираясь подключаться к системам этой развалюхи, что презентовал как-то раз мой итальянистый друг из Североамериканских Штатов. — Повторяю, дайте состыковаться, долбоебы пизданутые, или вам раза одного недостаточно, когда вам, мать вашу, говорят?!

— Молчи, хуманский ублюдок, — батарианец, привыкший к посетителям самой различной наглости почти не выказал недовольства матом моего друга-киборга, и нагло продолжал. — Это тебя сюда принесло, причем без приглашения! На чьем ведре прибыл, хуман? Не определяешься по нашим базам постоянных посетителей, мать твою!

— Корыто принадлежит «Multispecies Corporation H&H», если конкретней — собственность ее дочерней компании «Rubicon». Лучшие капсулы симуляции во всей чертовой Галактике! — Дайнмар не удержался от рекламы, но вовремя прикусил язык. — Мой босс кое-что хочет получить от королевы Систем Предела, — я кивнул ему, чтобы продолжал свою импровизацию, и начал подключаться к внешней сети Арии, чтобы узнать их переговоры. — Именно поэтому здесь находится доктор Хэмминг, один из ведущих наших специалистов в…

— Ясно, — перебил батарианец. — Можете, конечно, стыковаться, но пока не уточним детали, за твою жизнь не ручаюсь.

— Вот же, — недовольно нахмурился Дайн. — Теперь попробуй пойми…

Мой омни-тул наконец добился защищенного «невидимого» допуска на ближайший канал, и я с интересом вгляделся в раскрывшийся над ладонью псевдоэкранчик — появлявшиеся сообщения поражали экспрессией.

Sharka to Garka; Anto; Omega: Личная встреча. Прилетели на развалюхе. С виду. Корпорация Хэльстрема, как я понял.

Я поморщился, вспомнив, как Рикорм возмущался тому, что я все же скрываю от общественности свою важность. Лучше, как мне кажется, заботиться о безопасности чуть меньше, чем я бы заботился, знай все интересующиеся о том, что я тяну на себе не один только «Рубикон». Дайнмар хмыкнул и посмотрел на меня своими странными в этом теле глазами. Он почему-то выбрал для себя очень странный цвет, хотя, соглашусь, белые волосы и красные глаза с вертикальными зрачками, чуть ли не делящими глаз на две части, выглядят эффектно. Мутант, мать его!

Omega to Sharka; Garka; Anto: Есть различные сферы, в которых «H&H» принимает участие. Если это визит «Биозиса», то немедленно дай разрешение на стыковку.

Sharka to Omega; Garka; Anto: Они уточнили — это компания «Рубикон». Похоже, что Омегу посетили создатели самой разочаровывающей игры столетия!

Omega to Sharka; Garka; Anto: О чем ты?

Garka to Omega; Sharka; Anto: Простите, я тоже знаю, чем именно занимается эта компания! Последняя их Игра Присутствия — полный отстой! Капсулы — выше всяких похвал, но вот…

Omega to Sharka; Garka; Anto: Капсулы Полного Присутствия позволяют улучшить контроль над системами безопасности. Это было в твоем отчете! Мне не нужен обзор этих детских забав! Какого черта здесь нужно людям, никогда не имевшим дел с работорговлей, песком, нулевым элементом или поставками киберимплантов?!

Sharka to Omega; Garka; Anto
: Необходимо уточнить. С ними некий доктор Хэмминг. Судя по всему, ему необходимо что-то именно от вас.

Omega to Sharka; Garka; Anto: Хэмминг? Тогда все ясно. Личные мотивы.

Sharka to Omega; Garka; Anto: Принято. Состыковать?

Omega to Sharka; Garka; Anto: Мне любопытно, но Омеге вряд ли пригодится такой, как он.

Я не удержался и сделал то, чего бы никогда не сделал, будь у меня менее миролюбивые намерения. Я банально влез в их разговор.

Kenny to Omega; Sharka; Garka; Anto
: Вы точно уверены?

Kenny to Omega; Sharka; Garka; Anto
: Все-таки я эксперт по всем видам кибервойны, как-никак.

Kenny to Omega; Sharka; Garka; Anto: Да и взломать ваши системы для меня как…

ACCESS DENIED

Я укоризненно повернулся к Дайнмару, и тот, не будь дурак, вновь быстро ломанул их конференцию, а я с усмешкой снова притаился до поры до времени.

Omega to Sharka; Garka; Anto: ЧТО ЭТО БЫЛО?

Anto to Omega; Sharka; Garka: Кенни это сокращение от человеческого имени Кеннет. Полное имя доктора Хэмминга — Лейф Кеннет Хэмминг. Судя по всему, это был именно он…

Omega to Anto; Sharka; Garka: Мне все еще любопытно. Только в два раза больше.

Garka to Omega; Anto; Sharka: Можно поставить ему условие. Пусть выходит один или в сопровождении только одного члена экипажа. Так он вряд ли сумеет навредить.

Kenny to Omega: А я здесь!

Omega to Anto; Sharka; Garka: Он в привате. Сейчас решу окончательно.

Omega to Kenny: Что тебе надо?

Kenny to Omega
: Несколько целей. Договориться о сотрудничестве в одной сфере и помочь с одной проблемой, о которой вы пока разве что можете подозревать, и то не факт. У меня есть информация по одному очень мутному дельцу… И есть вероятность, что будущие события смогут затронуть одну вашу очень близкую родственницу. Она тоже на Омеге, и вы прекрасно понимаете, о ком я.

Omega to Kenny: Причем тут она?! Что за информация?! Мы можем сбить тебя совершенно спокойно, а потом забрать все информационные носители.

Kenny to Omega
: Эта информация есть только в моей голове. Не совсем легальные проекты моей корпорации достигли одного внушительного результата. Мы сумели просмотреть вероятности будущего — полностью доказуемо научно, но вам это доказательство не надо, просто потому что это доступно только... Для определенного рода модифицированных людей. Но нам не нужны крылья прошлого, поднимающие ураганы в будущем, потому мы не можем вмешаться напрямую. Я должен помочь вам. От этого зависят многие жизни, не только ваша и ваших… близких.

Omega to Kenny: Ты альтруист? Не верю! Мне ничего не мешает вытрясти из тебя все, что ты знаешь!

Kenny to Omega: Почти альтруист, Ария. Я неплохо для человека знаю культуру и социум азари, и потому мне совершенно точно ясно, что, помогая матриарху, я заработаю себе шанс на то, что азари меня не убьют специально. Хотя бы не в ближайшее время.

Omega to Kenny: Что тебе надо взамен? О каком сотрудничестве может идти речь, если тебе нечего мне предложить?

Kenny to Omega
: Вы так думаете? Ну что же, тогда мы с вами обговорим это при личной встрече. Ну и, конечно, мне совершенно точно необходимо спокойное отбытие. К тому же у меня есть очень интересная информация по вашей местной достопримечательности — ретранслятору Омега. И если мы с тобой не встретимся, то твоя станция может пострадать через пару-тройку лет очень и очень серьезно.

Omega to Kenny: Ладно, будет тебе личная встреча. Только запомни одну вещь. Не пытайся перейти мне дорогу. Не спорь со мной.

Kenny to Omega: Я — глава корпорации, которая может помочь нарушить привычный порядок вещей в Галактике всего лишь бездействием. Успокойся и дыши ровно, Ария. Мне всего лишь нужна твоя помощь.

Omega to Kenny: Не указывай мне, что делать!

Omega to Anto; Sharka; Garka
: Гарка, проконтролируй! Хэмминга — встретить. Пусть выходит один, я гарантирую безопасность.

Sharka to Garka; Anto; Omega: Гарка, скоростной фрегат «Aria Drago» начинает стыковку. Встречай в доке 349Y25.

Omega to Sharka; Garka; Anto: Еще раз, КАК называется его корабль?

Kenny to Omega; Sharka; Garka; Anto: Это подарок моего друга-итальянца, это такая нация на Земле. Переводится название с их языка как «Воздушный Дракон». Выбран был для этого полета случайно и не мной. Я сам удивился, но уже в порту. Просил предоставить неприметный фрегат с хорошей скоростью, а подали — этот. И я бы не смог не выйти один, потому что нас тут двое.

Дайн не выдержал и захихикал, выведя на экран видео с камеры в клубе «Загробная Жизнь». Арию плющило во всю — кривились губы, морщился нос. Она боролась с позывом раздолбать КПК к черту.

Omega to Kenny:
Ты настолько самоуверенный?!

Sharka to Omega; Garka; Anto: Он что, настолько самоуверенный?!

Я засмеялся и отрубил связь.

Мы, наконец, пристыковались.

* * *

«Я на позиции».

Сообщение от Дайнмара пришло как никогда вовремя. Меня тут как раз держат под прицелом целых восьми стволов, н-да. Самое то — обломать им всю малину.

Я расплылся в наглой улыбке и посмотрел прямо в глаза вначале турианцу, держащему меня на прицеле в упор, а затем через его плечо — в глаза Арии. Я был без очков — наемники заставили снять все гаджеты, кроме инструментрона, совершенно верно предполагая, что я полон сюрпризов. Потому все для меня сливались в благостные добренькие пятна, особенно если дальше полутора метров. Так что определил я тот факт, что наши с Арией взгляды встретились только потому, что ее взор был прямо-таки ощутим. Хотелось спрятаться под ближайший кустик и не отсвечивать, но кустиков не было, разве что столы-стулья-стойка, но мне бы это не помогло.

— А раньше никак? — ответил я, включив инструментрон, и развернулся спиной к Арии, которая до этого улыбалась, предвкушая маленькую месть мне за мою самоуверенность, ведь я был в явном меньшинстве среди всех этих ее батаров и турианцев.

Омни-тул мой раскрылся на ладони в подобии голографического экрана, и все присутствующие оценили появившуюся над моей рукой фигуру человека в броне и с неким подобием меча. Не менее высокий чем я, если в полный рост, конечно, а не как сейчас, но гораздо более внушительный, да еще и с длинными волосами, Дайнмар злорадно скалил зубы, являя миру увеличенные клыки. Я так и не понял, зачем он столь странно изменил обыкновенного смарт-хаска, но отличия пошли на пользу — он смотрелся совершенно органично в своей несколько зловещей, черной с красными прожилками, броне, напоминающей о вампирах, демонах и охотниках на них, причем разом. Имидж подобрать умеет, сволочь, не то, что я!

One ring to rule them all… — начал он проговаривать словесный код.

One ring to find them, — продолжил я под ошарашенные взгляды охраны Арии и самой азари, которая пока еще не поняла, что происходит.

One ring to bring them all… — Дайнмар поднял ладонь, и я сделал то же самое.

And in the darkness blind them! — с наслаждением закончил я.

С потолка на всех наемников Арии, но, конечно, не на нее саму, потому как я совершенно не хотел слишком сильно злить настолько могущественную азари, направились синие лучи прицелов. Местные капсулы — а ведь я не зря вводил их повсеместно, убив на раскрутку пару миллиардов, как замену обыкновенным терминалам безопасности — сумели предоставить Дайнмару подключение к огромному количеству загодя привезенных нами роботов.

Причем, каждый из них был штучной работой, потому как их программы не дотягивали до искусственного интеллекта только потому, что ими мог руководить только искусственный интеллект, и только Дайнмар. Я совершенно не был знаком с «сетью» гетов, но, кажется, получилось что-то подобное, только временно и без шансов на восстание машин, потому как у каждой такой штучки заряд был в двадцать часов и возможность пополнения заряда без моего разрешения не была предусмотрена никакими конструкторскими решениями. Ну а если меня предаст Дайнмар, то... Хм. Как бы, тогда вообще бесполезно дергаться будет. На него у меня слишком много завязано всего, хотя я не жалею — гораздо вероятнее ожидать предательства со стороны человека, чем со стороны синтетика.

— Системы Безопасности отключены, — отрапортовал мой ИскИн. — Правда, только в твоем секторе, — скорее, предупредил, чем оправдался он. — Тревога отключена. Завалил десяток мобов с жуткой регенерацией. Ворча, то есть.

— Не относись к живым разумным существам как к мобам, — нравоучительно отозвался я. — Тебе за них опыт не начисляется, да и уровень не повысится, если что.

— Ты только что назвал ворча разумными? Тебя что, снова отупило присутствие женщины, отец мой?

Н-да, вырывается иногда из него подобное обращение. И ставит оно в тупик всех, кто его слышит. И добавляет оно мне проблем, да еще как…

Я показал кулак и медленно разжал средний палец, посылая волны добра и счастья в сторону поперхнувшегося Дайнмара. Чем именно он поперхнулся, мне знать не хотелось, но копирующий человеческое поведение ИскИн сейчас мне очень пригодился — он вместе со мной разрядил ситуацию, и почему-то все, находящиеся здесь, хоть и были напряжены, но не прятали ухмылок, улыбок и усмешек, какими бы страшноватыми эти выражения эмоций ни были с точки зрения человеческой эстетики. Ария будто сжевала лимон, но уголок ее губ подрагивал, и она внимательно следила за нашей перепалкой, даже не пытаясь атаковать. Кажется, я уже говорил, что быть клоуном гораздо удобнее, чем героем? Или нет?

— Сынок, — я грустно посмотрел на голограмму, — не спорь с папочкой, иначе по тыкве получишь, мозги через зубы выщелкаю, уши в трубочку сверну, а потом прополощу твое серое вещество с дезинфекционной жидкостью и обратно в ухо волью. Запомнил последовательность?

— Незаконно, — попытался вставить Дайнмар, но получилось у него как-то жалко. — И вообще, эксплуатация несовершеннолетних запрещена! Я вот сейчас возьму и уйду, и сам со своими проблемами разбирайся!

— Мы в Системах Предела, в самом их сердце, сын мой, — мой тон стал угрожающе-траурным, хотя уже все, кажется, заметили, что я силюсь не расхохотаться. — Какие законы, о чем ты?

— Ладно, — стал серьезнее Дайн. — Торжественно обещаю больше никогда не считать мобами живых и разумных существ. А Арию Т’Лоак боссом локации тоже не считать?

— Нет, — я покосился на Арию. — Вернее, считать, но не в игровом смысле. Мы же не собирались ее убивать, — напомнил я. — И ты тоже не собирался, потому что ты в моей команде, так ведь?

— Нет, не собирался, — чуть поразмыслив, ответил Дайнмар. — Значит, объект для шантажа отпускать?

— Какой объект?! — мягко говоря, удивился я, а Ария вздернула бровь, хотя вместо бровей у нее этот их рисунок, но смысл был тот же — мимика у азари, как ни странно, совпадала с человеческой почти на все сто процентов. — Тебя же просил, скрытно, мать твою!

— У меня нет матери, и ты это прекрасно знаешь, — педантично поправил меня ИскИн, а я уже был совсем не рад тому, что дал ему свободу мысли и действий. Так запороть отлично продуманную операцию… — Ну я не трогал этот объект, вообще-то. Она меня даже не заметила. Она в капсуле. Сейчас, правда, в игровой, а не в капсуле СБ. Рубится в «Древние Свитки: Забвение», как раз у нее сейчас эпический момент, потому я решил не вмешиваться.

— Кто эта «она», дракон выеби твои дреморовы недоговорки! — разозлился я, вновь косясь на Арию, которая, кажется, уже что-то начала подозревать, и лицо ее стало чересчур жестким, но еще не совсем — она явно ждала окончания нашей дискуссии, чтобы окончательно принять решение. — И, кстати, что за момент такой? — любопытство во мне немного подняло голову, потому как было не на шутку интересно, что именно заставило Дайнмара отойти от протокола задержания объекта для шантажа — у него под это была целая база вбита, между прочим. — Изгнание Меруна Дагона?

— Нет, — заулыбался Дайнмар и оперся на меч, как на трость. — Всем сы-ы-ыра! — рявкнул он, заставив меня вздрогнуть от неожиданности. — Она становится Богом Безумия как раз. Нью-Шеот готов встретить своего нового повелителя!

— Хватит, хватит! — я успокоил разошедшегося ИскИна и его фанатские чувства всего одной фразой, заставившей его скукситься, как маленького ребенка. — Отпускай. Мы тут с миром, если что.

— Ну па-а-ап, — заканючил он. — Дай хотя бы приколюсь над ней! Ваббадакну ее в игре в ханара, или еще чего…

— Я тут админ, я решаю. Или хочешь банхаммером по морде?! Да и не сможешь ты совместить симуляцию гуманоидной нервной системы с ханарской. По крайней мере, не с такими мощностями!

— А я модератор, если что, админ недорезанный! Да, не смогу, но у азари с их нервной системой есть вполне вероятная возможность ощутить…

— Так это азари? Ты что, наткнулся именно на неё, то есть, на НЕЁ, так, я правильно думаю? — почти что ужаснулся я. — Везение на грани фантастики, мать твою…

— Ну, ты же уже приказал ее отпустить, так что я просто проходил мимо, — Дайнмар закинул меч на плечо, и на мгновение картинка расплылась — будто он куда-то прыгнул. Но через пару секунд проявилась над инструментроном теперь не его фигура полностью, а только лицо. — Так что… И ты опять ругаешься на мою несуществующую мать!

— Может, продолжишь отчет? — я молитвенно свел брови на переносице и вздохнул. — А то мы так не закончим. Получится Блицкриг, — Дайнмар хохотнул, а я добавил. — В стиле его создателей, — я пояснил для совершенно незаинтересованной в этом разъяснении Арии, которая только начала отходить от беспокойства за свою дочь и праведного гнева по тому же поводу. — Однажды на Земле в докосмическую эру моя страна воевала против одних оригинальных затейников. Они вторглись на нашу территорию с теорией расизма и национализма, прикрывавшей обыкновенное желание захватить наши плодородные земли, бескрайние леса, огромные территории и месторождения нефти, золота и прочего счастья тех, кто и не подозревает о нулевом элементе. Они считали всех, кто сопротивлялся им, низшими расами. Причем главой их был человек, не подходивший под эту расовую теорию, как представитель высшей расы, совершенно. И можно было либо сдаться и стать их плацдармом для новых завоеваний, либо поставить свою идеологию и веру против их идеологии и веры. Мои предки и их современники воевали, в некотором роде, за самоопределение, за свободу и равенство рас, а в дальнейшем все было к чертовой матери похерено…

— Эм-м-м… — перебил меня Дайнмар. — Может все-таки отчет?

— Да, черт, меня занесло, — я потер переносицу. — Ну? Что там? Еще найдут тебя, дай-то бог…

— Может, не дай бог, все-таки? — удивился Дайн.

— Опыт бесценен, он уровень повышает, — пожал плечами я и потребовал, отбросив все лишние мысли. — Отчет!

— Операция «Назгул» приведена в действие. Ожидаю приказов. Приказ не поступит — роботы очень сильно взорвут всё здесь к чертовой матери в течении трех секунд после смерти Мастера. Я играю в Большого Брата, если что. Слежу, короче, — снова скатился он с более информативного стиля изложения на какой-то чересчур расхлябанный. — До новых встреч, — поклонился он в сторону Арии, которая недовольно уперла руки в бока и скептически смотрела на наемников из своей охраны, застывших под прицелами. — И рекомендую вам не сомневаться в чистоте наших намерений.

Он отключился, оставив меня, удовлетворенно улыбающегося, теперь уже в большинстве. Последняя фраза прозвучала двусмысленно, крайне угрожающе и вполне ясно для всех присутствующих — если что, то ваши сомнения обернутся для вас чем-то не самым лучшим.

Я смотрел на Арию, а ее наемники скрежетали мандибулами и, уж не знаю, что у батаров, но пусть будут зубы. Ария слабость не показывала, хоть и было видно ее растерянность — но лишь на мгновение, когда я только начал прослушивать сообщение Дайна.

— И чего ты этим хочешь добиться, Хэмминг? — с усмешкой спросила она, зажигая на ладонях биотические искры и показывая мне тем самым, что готова поставить защиту от пуль хоть прямо сейчас и прикончить меня заодно.

Не будем ведь мы ей говорить, что у меня и такой план развития событий просчитан, не так ли?

— Всего лишь приватного разговора без присутствия твоих людей и заключения небольшого и не слишком обременительного соглашения, — я сдвинул все еще не опущенную винтовку турианца у моей головы в сторону и прошел мимо него к лестнице, ведшей к знакомому еще из игры возвышению. Приемная Арии, так сказать. Не кабинет в полном смысле этого слова, скорее, командный штаб, как у меня — офис моего «Рубикона», только в масштабах ночного клуба. — Ну и, до кучи, спокойствия. Твоего. Нам стоит куда-то уйти?

— Нет, Хэмминг. Покиньте нас, — ей даже не потребовалось повышать голос, чтобы ее бойцы ее услышали. — Но недалеко.

Я проследил совершенно ничего не выражающим взглядом за раздраженными наемниками, каждое движение которых пасли мои роботы. Дайнмар знал свое дело.

«Распределить цели», — прозвучало у меня в ухе голосом ИскИна, и я глубоко вздохнул, прикрыв глаза.

— Объект для шантажа, значит, — начала Ария. — Пришел с миром, значит. — она вдохнула и на выдохе громко рявкнула. — Это так называется теперь, Хэмминг?! Или мне тебя называть Кенни?

— Для вас как угодно, — я легко пожал плечами и улыбнулся. — Я ведь уже говорил, что рассчитываю на долгое и плодотворное сотрудничество?

— Хм, — Ария усмехнулась. — Ты, если я не ошибаюсь, хотел бы, чтобы я смогла прикрыть тебя. К сожалению, меня не все любят, но я могу, если будет нужда, напрячь одну свою родственницу, матриарха Этиту… Она вполне, да, вполне… Но только если информация будет ценной. Если нет, то живым ты отсюда не выберешься, — предупредила Т’Лоак и подозрительно на меня взглянула. — Я не очень хорошо разбираюсь в мимике людей, — с издевкой произнесла она, ведь было понятно, что за свое OVER-1000-лет она уже интуитивно многие вещи улавливает, даже если точного знания нет, — все-таки, в моем окружении в основном батары и турианцы, но… Когда у вас отвисает челюсть…

— Это значит абсолютно то же самое, что значит у азари. У нас с вами схожая мимика.

Я собрался с мыслями и выдохнул, подобрав вышеупомянутую челюсть с ключицы и придав лицу осознанное выражение.

— У азари не отвисает челюсть. Чаще всего мы сдерживаемся, — Ария усмехнулась. — По твоей реакции я вижу, что-то не так?

— Матриарх Этита мне тоже была нужна в связи с этими предсказаниями, но я не знал, как подступиться. И я даже не думал, что вы общаетесь, — я почти без напряжения улыбнулся этой в любом своем состоянии несколько пугающей азари и решил выложить часть правды, надеясь на благоразумие Арии. — Есть точная информация о том, что матриарх Бенезия, уж ее-то вы не знать не можете, раз поддерживаете связь с Этитой, может пострадать и даже умереть. А дочь Этиты и Бенезии, вероятно, из-за нее попадет в нешуточную передрягу. Я Бенезии кое-что обещал, но она совершенно точно не давала мне гарантий, что если ее дочь захотят устранить азари, я не попаду под раздачу.

— Обещал? Нельзя ли поподробнее и более связно! — поторопила азари. — Ты и так, — она раздраженно сморщила нос, — узнал мой небольшой секрет, так что теперь ты мне в любом случае должен, — и посмотрела на меня со вполне уловимым вызовом. — Не будь ситуация интригующей, я бы тебя уже убила, просто потому, что ты тратишь мое время.

Получать такие вызовы от женщины крайне странно, но я вспомнил об азарийской однополости и встряхнулся. Как ни странно, напоминание, что они не совсем, точнее, совсем не моего вида, мне помогло. Нечего относиться как к женщине к той, которая не относится к тебе как к мужчине. Хотя моей придавленной интеллигентности сие наставление вряд ли поможет, н-да…

— Я тебе не терпила, чтобы задолжать по такой мелочи. Все честь по чести, — покачал я головой. — И, насколько я успел проанализировать, ты беспокоишься о своих людях. Потому-то и не сопротивлялась нашему вторжению, хотя я почти уверен, что мне придет песец через некоторое время, если я не сумею тебя переубедить. Я почти точно уверен, что ты отомстишь. И я очень прошу не делать этого просто потому, что мы играем на одной стороне. А у меня не было выбора. Ты бы не восприняла меня хоть сколь-нибудь всерьез. Я не умею кидать пустые понты.

— Только я пока в этом не уверена, — сложила руки на груди Ария, сев на диван и по-хозяйски на нем откинувшись. — В том, что мы на одной стороне. Что именно ты обещал?

Я, не дожидаясь приглашающего кивка, уселся на расстоянии в пол метра от нее, почти рядом. Это было непозволительно близко по азарийскому этикету, но могло значить, кроме явной бестактности, еще и желание вызвать доверие и поставить дистанцию разговора чуть более близкую, чем деловую. Я немало изучал их нравы, но пришел к мысли, что азари с Тессии и азари с Иллиума или еще какого-либо мира в их пространстве — это два разных по воспитанию типа азари, общим у которых является только фенотип и несомненная красота. Ария родилась на Тессии, но большего о ней я не знаю. И будь у меня архивы Теневого Посредника…

Мечты-мечты, что называется. До определенного момента мне просто нельзя вмешиваться в историю настолько глубоко.

— Нас точно не слушают? — я почесал затылок и, встретившись со скептическим взглядом Арии, вскинул вверх руку, вначале вбив пару жестовых сигналов. Вспышка. — Как ни странно, нет, — удовлетворенно произнес я. — Ретранслятор Омега ведет в область космоса, где находятся Коллекционеры. Это ты знаешь совершенно точно и без меня. Но вот есть детали, — начал выкладывать я. — Эти самые Коллекционеры, как я сумел узнать, являются частично синтетическими существами. Но кто мог создать синтетиков или сделать из органиков синтетиков? И из какого вида могли делать этих существ… В общем, я не зря интересовался азари. У вас есть древние изображения протеан, на уровне Та-Кемет, конечно, но… — я поджал губы и отдал себе команду перестать вдаваться в подробности. Сцепил ладони между колен. — Короче говоря, во внешних признаках прослеживается связь. По такому сомнительному объяснению я мог начать только подозревать, и если бы я работал на кого-то, то мне бы приказали не маяться дурью. Но, к сожалению, работаю я только на себя. Именно таким образом я пришел к технологиям протеан, их странному исчезновению и… Прочитал статьи дочери Бенезии и Этиты. Странно, не правда ли? Единственная правдоподобная теория, совпавшая с моими выкладками, принадлежит именно ей. Это не первый цикл, — припечатал я. — И нас тоже уничтожат. Или, по крайней мере, совершенно точно захотят уничтожить. Или превратить в уродов, подобных тем… гадским тварям.

Я вспомнил свое прохождение, припомнил уже в этой жизни разделанного до последнего винтика и хромосомного набора Коллекционера, то, как мы после изучения все сжигали в плазменной камере… И как это погано и противоестественно выглядело. Встретиться с армией таких? К дракону в зад такие перспективы…

— И совершенно точно некоторые фанатики от своих рас, любители разделять галактическое сообщество на своих и чужих по видам, будут порабощены этими синтетическими уродцами под лозунгом «пожертвуй нам остальные расы, за это твою мы оставим в живых.» Политики не поверят или будут делать вид, что не поверят. И в итоге они доиграются. Я просто обязан что-то сделать.

— И ты хочешь сказать, что они…

— Предвестники нашего уничтожения, — закончил за нее я.

— И договориться с ними, как я понимаю…

— Совершенно невозможно. Но они умеют уговаривать и одурманивать. И именно в эту ловушку попала Бенезия. Но сейчас ей не помочь.

— Ты хочешь с моей помощью проследить за ретранслятором и коллекционерами, чтобы возможное и даже вероятное нападение не прошло без внимания. И ты связан с протеанскими технологиями, ты сам сказал. Предсказание, значит, — внимательно посмотрела на меня Ария. — И еще ты желаешь… О!

Ее лицо стало таким, будто до нее что-то совсем нежданно-негаданно дошло. Я поднял брови и повернулся к азари, глядя в ее глаза, неожиданно глубокие и чистые, сейчас обретшие еще большую красоту, потому как в них проснулся… Кажется, энтузиазм?

— Ты хочешь выйти на тех, кто стоит за неожиданным уходом Бенезии с… верного пути, так ведь? — она схватила меня за плечо и рванула на себя, развернув окончательно. — Мы, азари, не слишком беспокоимся о семье, когда в этом нет необходимости, — Ария усмехнулась и отдернула руку, что выглядело так, будто она стряхнула меня со своих тонких пальчиков с поистине восхитительным пренебрежением. — Но мне не плевать на мой вид, мою станцию и всех моих подчиненных. И их это коснется, как я понимаю.

— Да, коснется. Мы могли бы спасти матриарха и просто так, но так мы не выйдем на всех участников цепочки, — согласился я. — Но, пожалуйста, не ври мне. Я же сказал, у людей с азари похожая мимика. Да и кроме предсказания я еще и ложь отличать могу.

— Я уже говорила, — Ария ткнула в меня пальцем и скорчила недовольную гримасу, — не указывай мне, что делать. И не говори «мы». Я еще не согласилась! И… Значит, ты и есть этот предсказатель? Контактировал с древними технологиями?

— Разве что, с Apple Mackintosh, — пробормотал я. — Это старый компьютер, — пояснил я азари. — Турианцы тогда как раз кроганов заражали генофагом, когда мы его придумывали с четками в руках, н-да. А вот предсказание мне досталось в результате очень неприятного случая, о котором я не хотел бы рассказывать. Это слишком личное.

— Понимаю и… Принимаю. Но скажи тогда, что ты, все-таки, пообещал Бенезии, — едва заметно поерзала на диване Ария. Я понял, что любопытство в ней побеждает все остальные качества на данный момент. — Ты ведь не думаешь, что сумел запутать меня своими рассказами и сбить с темы?

— Она помогала моему отцу в одном его… хм… начинании. И я остался должен, хоть и не задокументировано, но все же. И она была в праве попросить присмотреть за ее дочерью и помочь ей, если та во что-нибудь влипнет. Я не бросаю слов на ветер, потому выполню обещание. Но я видел, что девочка нехило попадет…

— Скажи хотя бы как ты это делаешь?! — возмущенно спросила Ария. — Я не могу доверять настолько пространному рассказу!

— Я чувствую каждый живой мир, его судьбу, каждую систему в галактике, если я в ней нахожусь. Саму галактику я ощущаю смутно, но я точно знаю, что эта вселенная на грани чего-то страшного. Но я стараюсь сделать так, чтобы страх не затмевал и тем более не заменял противоположные ему чувства. Хотя, порой, они сами его вызывают и укрепляют…

— О чем ты, Хэмминг? — Ария с интересом посмотрела на меня, а я ответил ей усталым взглядом.

— Любовь и радость противоположны страху. Но радость отцовства или, в твоем случае, материнства всегда будет омрачена опасением, что твоего ребенка не станет и, возможно, не станет из-за тебя, ведь каждый из нас всегда под прицелом. Радость дружбы порождает страх предательства, страх смерти и страх того, что он может пожертвовать свою жизнь за тебя, и ты будешь виновен. Радость любви провоцирует страх расставания, боязнь гибели партнера, боязнь разрушения привычного мира… — я потер переносицу. — Я пытаюсь избавиться от этого, но… невозможно не любить. Интерес превращается в привязанность, привязанность становится дружбой, дружба перерастает в любовь, любовь становится обязанностью, обязанность делается привычкой, привычка порождает скуку, а скука — ненависть. Ненависть проходит, появляется опустошение, а опустошенность требует наполнения. Появляется новый интерес. Избавься хоть от одной переменной в этом порочном круге, подавляя свои эмоции и изменяя себя, и можно считать, что ты победил. Но ты не остался собой. Страх изменений или страх того, что эти изменения за собой повлекут… Страх небытия после смерти, иррациональный и бессмысленный, потому что небытия нет.

— Докажи! — прищурилась она и чуть ближе наклонилась ко мне. — В это можно только верить, Хэмминг. У тебя интересная философия, ты очень умен, не смотря на свой возраст. Отчего-то кажется, что даже некоторые матриархи азари в чем-то ущербнее мыслят…

— У вас разве есть опыт поколений? — я усмехнулся. — Смешно. Наши поколения сменяются быстрее, но мы живем быстро и ярко, хотя по легендам так было не всегда, но легендам я предпочитаю верить опционально. А яркость и наполненность жизни производит немалый опыт, который, возможно, оценит не сам его получивший, а те, кто были вокруг него и после него. У азари передача опыта идет, насколько я понял, немного иначе. Она сама изучает мир, составляет мнение, понимает его и только потом, уже к возрасту матриарха, делится этой мудростью с другими.

— Я матриарх азари, — Ария уже улыбалась совершенно откровенно. — Ты считаешь, что я делюсь своей мудростью с другими?

— Мне кажется, для матриарха азари у тебя слишком большое шило в одном месте… — пробормотал я себе под нос, но Т’Лоак без сомнений услышала, потому как ее глаза пораженно раскрылись, а то, что заменяло азари брови, собрало едва заметные мимические морщинки на лбу.

— Ты… что сейчас имел в виду? Я… Я тебя прикончу…

— Стоп машина! — открестился я, потихоньку отодвигаясь от Арии в непритворном опасении за свою жизнь. — Это всего лишь значило то, что ты любишь действовать, всего-то! Ария! Не знаю, что тебе там переводчик твой наплел, но…

— Ладно, — взяла себя в руки азари. — Мне уже надоел этот разговор. Хотя, признаюсь, с тобой говорить любопытно... Было бы, если бы мне не хотелось тебя придушить через слово. План действий есть?

— Конечно. И для того, чтобы претворить его в жизнь, мне нужно твоя добрая воля на постройку небольшой станции в астероидном поясе. Фактически, для изучения ретранслятора и контроля сектора, дабы не допустить нежданного прорыва с той стороны. Официально это можно провести как изучение... Ну, это мне потом решать надо будет, тебе-то тут без разницы… Нужна будет лаборатория первичного анализа, своя сеть, возможность вызова твоих людей на помощь через эту сеть, ну и заодно тепленькое место на Омеге, если мне придется сматываться оттуда. Одного ангара хватит.

— Тут уже вопрос в деньгах, — удовлетворенно откинулась на спинку дивана Ария. — Я помогу тебе с обеспечением секретности. И видел бы ты свое лицо, когда я сказала тебе, что я связана с Этитой… Я передам ей твое предостережение.

— Когда я упомянул шило в заднице, ты тоже, знаешь ли… Кстати, я могу надеяться, что месть не последует?

— Можешь отпускать своего несовершеннолетнего воина, — я расхохотался, вторив Арии, которая знакомо рассмеялась себе под нос. — Кстати, а ты в курсе, что сейчас мои люди захватывают твой корабль?

Секундное молчание. Переглядывания. Пара смаргиваний.

— Хм.

Я промолчал.

— Ты так и будешь смотреть на мою грудь пустым взглядом?

Я все еще осознавал тот факт, что я проспорил своему ИскИну.

Смоделированная ситуация номер двадцать восемь или смоделированная ситуация номер сто шестьдесят три?

Я надеялся, что до такого не дойдет. Он же предполагал худшее, но надеясь на лучшее.

Инструментрон пиликнул.

«COMMANDER DOUCHEBAG»
— разостлалось над рукой яркое сообщение.

Лаконично.

«Говнюк!!!»
— не менее кратко отшил его я.

— Как я понимаю, он не твой подчиненный, а твой друг, — хмыкнула Ария. — Я права?

— Нет, — я стал гораздо серьезнее, чем вызвал прищур необычных глаз этой азари. — Он мой Искусственный Интеллект.

Когда я спускался вниз и на мгновение позволил себе обернуться назад, Ария Т’Лоак сидела на том же месте, сложив ногу на ногу и подпирая рукой подбородок. Красивое, и даже больше, чем просто красивое, лицо азари было совершенно пустым. Она не морщилась и не двигала ни единым мускулом, замерев в странном оцепенении.

Ее глаза были закрыты.

Ария была обманчиво спокойна.
Просмотры: 101

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности