Founder Effect: Hamming Code. Отступление. Попытки, пытки и праздники

Автор: Ratmor
Фэндом: The Elder Scrolls, Mass Effect (кроссовер)
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Эшли Уильямс, Миранда Лоусон, Ария Т'Лоак, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард, Матриарх Бенезия, ОМП
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Фантастика, POV, AU
Предупреждения: ОМП
Размер: планируется Макси
Описание: В одном из миров, где люди еще не вышли в космос окончательно, а инопланетная жизнь имеет несколько иные формы, погибает обычный историк с маленьким увлечением - компьютерными играми. Вторая смерть пришла столетием позже. Новое попадание было неоднозначным, нелогичным и полностью бредовым в свете того, что из магического средневековья в техногенную вселенную перейти... Хм. Это надо умудриться.


Отступление. Попытки, пытки и праздники

Когда компьютер свихнется из-за баб, без обид, или убьет себя из-за лишнего веса, тогда, может быть, я еще поверю в искусственный интеллект...
К/ф. "Мертвые, как я."


Мерно и бессмысленно постукивая чайной ложкой о стенки интересно выполненной фарфоровой чашки, Миранда Лоусон напряженно смотрела совершенно мимо Призрака. Вперив взгляд в свой рабочий стол, она ясно давала понять, что даже тот факт, что босс специально прибыл к ней для разговора, не дает ему права утверждать, что теперь ее согласие будет дано.

— Послушай, Миранда, — как обычно, Призрак вальяжно развалился в кресле, даже не думая тушить сигарету и стряхивая пепел в блюдце, отставленное Мирандой перед чаепитием. — Я ведь не просто так просил, — он выделил это слово голосом, — именно тебя.

Миранда покосилась на пальцы, вдавливавшие уже уполовиненную сигарету в белый фарфор, и едва заметно поморщилась.
Успокаивало щепетильную, почему-то в основном только в подобных вопросах, девушку, что на фарфоре был изображен уже негативно известный в определенных кругах знак Цербера, а не какой-либо нейтральный и оттого красивый рисунок. На чашке этот значок тоже был, но Миранда предпочитала замечать, что также на этой чашечке имелся герб Императорского Фарфорового Завода, не прекращавшего свою деятельность вот уж с середины восемнадцатого века. Со стороны Призрака было вполне ожидаемо потратить немало, если мыслить категориями обывателя, кредитов, дабы заказать корпоративные сервизы на каждого ценного члена каждой ячейки. Порой казалось, что он — матерый закаленный военный, но некоторая пафосность в глобальных вопросах и спесивость в индивидуальных меняли представление о нем кардинально. У Миранды Лоусон было особое мнение по поводу своего босса, и уж точно делиться она ни с кем этим мнением не намеревалась.

— Я могу приносить пользу там, где я более компетентна, — рискнула вновь начать спорить Лоусон. — Простите, но я уверена в том, что имеется более чем достаточно агентов, способных организовать подписание необходимых документов. Я же не имею должной компетенции, совершенно не желаю светиться перед службами безопасности одной из наиболее опасных и крупных корпораций на территории Альянса Систем, колоний, части Систем Терминуса и... по поводу Совета ничего сказать не могу конкретного, но проблем у них официально никаких нет, так что...

— А если, — Призрак перебил, домучив сигарету, — я скажу тебе, — он оперся локтями на столешницу и подался вперед, складывая руки в замок прямо перед собственным лицом, — что именно дочерняя компания "Multispecies Corporation H&H" в свое время проводила исследования по проекту династии твоего отца? Если тебе повезет, ты попадешь на празднование дня рождения номинального главы корпорации, и так как он может тобой заинтересоваться... если, конечно, ты приложишь все силы для этого... информация о проекте, как они его называют "Nature" (прим.авт. ранее Хэмминг называл его "Естество", но он предпочитает думать и говорить на русском), будет выдана тебе хотя бы частично. Расскажи ему о себе, когда поймешь, что заслужила симпатию и уважение. Он умен и практичен, только вот больше, как это говорят, витает в облаках.

— Но это ведь неточная информация, — отставила чашку в сторону Миранда, тоже подавшись вперед и либо сделав заинтересованный вид, либо и в правду заинтересовавшись.

— Не слишком точная, да, — слишком быстро согласился с заявлением Призрак и поднялся из кресла. — Но тебе есть чем по-настоящему привлечь Хэмминга. И ты можешь хотя бы сделать попытку.

* * *

Попытка эта на деле превратилась в крайне изощренную пытку.

Началось все с того, что для стыковки с доками нужного космопорта Земли, загруженного по самое никуда по закону Мерфи, было необходимо ждать и досматриваться, как будто это было не обыкновенное транспортное судно, на службе вполне официальной корпорации "Корд-Хислоп", а какой-то подозрительный корвет с пиратским флагом во все крылья. И, хоть Миранде нравилось русское искусство и качество многой производимой ими продукции, русские сволочные военные, почему-то называемые "погранками", не иначе, как за безграничную коррумпированность и дотошность — прямо два в одном, не вызывали у Лоусон хоть сколь-нибудь теплых чувств.

Эта страна была одной из наиболее стабильных в плане территорий и культурных традиций хотя, как говорят почти все русские патриоты, "все потому, что наша страна никогда не строилась на рабстве, и если Альянс попытается сделать нас рабами, как пытался Европейский Союз и Североамериканские Соединенные Штаты в начале двадцать первого века, то мы покажем, что такое — партизанить в масштабах планеты, ведь русский — русский навсегда, и предать свою Родину - значит, перестать быть русским". Это было вполне выполнимой угрозой, потому как, все-таки, способность уроженцев бывшей России, а сейчас - огромной части восточного сектора Альянса, делать подобные невозможные и даже несколько варварские, с точки зрения обывателя, вещи была выявлена еще Германским Рейхом, что его частично и погубило. Фактически, у Миранды увлечение русской культурой началось именно с увлечения Рейхом — со склонностями ее отца к финансированию "Цербера" в этом не было ничего странного, но...

В общем, ей однажды стало непонятно, почему такой современно оснащенный, идеологически подкованный Рейх не сумел захватить страну, вроде бы совершенно легко, благодаря своей неоднородности, способную развалиться всего лишь, казалось бы, от малейшего толчка. Именно так тогда еще юная Миранда поняла, что, во-первых, недооценка противника ведет к провалу и, во-вторых, в борьбе идеологий побеждает та, в которой хорошо многим, а не только одному лишь идиоту у власти и одурманенным им сторонникам. Да и людей, в то время семитов, под одну гребенку чесать просто нерационально. Это знание помогло в приобретении определенного взгляда на жизнь, немного цинничного... Вернее, еще более цинничного, чем он, этот взгляд, был ранее.

Но меньше всего сейчас Лоусон хотелось вспоминать о заметном прошлом этой страны, потому как ее независимость и непохожесть на большинство прочих земных ведущих государств именно в данный момент Миранду жутко и совсем не беспричинно бесили. Здесь был свободный доступ к большому количеству информации — серверы были независимыми, а хакерами славилась как Россия, так и ее ближайшие восточные соседи — Япония и Китай. Потому то, на что тратили неплохие деньги в Европе и САСШ, было большей частью бесплатно, если, конечно, поискать и знать русский язык. Собственно, в этом и кроется секрет свободного понимания Лоусон окружающих людей. И именно это самое понимание привело ее к мысли, что все эти досмотры не с проста! И это жутко, просто очень жутко злило!

Ладно, не успела пробежаться по ближайшему центру моды, выправить систему подачи меди-геля внутри боевого костюма и сделать прическу! Это вытерпеть можно, как ни крути — но всего лишь отсутствие последней коллекции в гардеробе никак не повлияет на разговор с мужчиной, никогда не питавшим интерес к подобному. Но ведь пришлось терпеть еще и дикое количество уже не "погранков", а самых обычных охранников, желающих досмотреть транспорт чуть ли не на каждом углу. Сволочи! Да, все-таки, подлет к офису корпорации окончательно превратился в движение траурного катафалка, а плохое настроение так и норовило вырваться на свободу в виде искр биотики на пальцах.

Немного расслабилась Миранда, когда ее с улыбкой встретил сам господин Хэльстрем прямо возле лифта — с чего такое почтение она не поняла, но закономерно не стала наглеть и вела себя четко по оговоренному с Призраком сценарию.

Сценарий был нарушен запахом лазаньи, наличием лазаньи и беспечным молодым мужчиной в бейсболке с логотипом популярной игры.

Именно тогда Миранда вспомнила мудрое изречение одного из генералов Рейха: "Если вы строите планы и идете с ними в Россию, то будьте уверены — вашему плану конец, все затянется, и возможно вы будете готовы совершить самоубийство, завязнете в безвыходном положении или попадете в плен."

* * *

В плену было интересно.

Плен просто изобиловал различными техническими новинками, которым не светило стать достоянием общественности не то, что лет пять, а все десять или даже двадцать. Уровень технологий, искусность проработки и невероятное разнообразие функционала... Назвать это кабинетом было со стороны наглого Хэмминга было просто опрометчиво. Это была комната пыток, ведь нельзя было снимать, раз, можно было унести с собой что-то не слишком ценное — и последнее угнетало, два, и к тому же Хэмминг просто не сводил с нее любопытного взгляда, три.

А взглядом пытать он умел.

* * *

— Ничего, Миранда, — Лейф, издевательски усмехаясь, положил ладонь девушке на плечо. — И на твоей улице будет праздник. Я ведь обещал тебе всего парочку штучек, причем те штучки, что ты выбрала, гораздо лучше тех, что изначально должна была взять.

— Призрак будет доволен, — также усмехнулась в ответ Лоусон, которая просекла уже реакцию Хэмминга на любое упоминание босса. Ее, кстати, крайне напрягла та странная оговорка — будто он чуть было не сказал фамилию, но... нет, лучше не знать. — Хотя, как знать, есть вероятность, что ему очень не понравится, что мой план не сработал.

— Какой план? — удивленно переспросил Хэмминг, потянув Миранду за локоть к какому-то достаточно странному агрегату. — Весь его план разбился о реальность просто потому, что он послал тебя, Миранда Лоусон.

— Не поняла, — прищурилась Миранда, сложив руки на груди.

Но этот жест почему-то вызвал странную реакцию Хэмминга — нечитаемое выражение лица тому пример, и Лейф быстро щелкнул каким-то датчиком на инструментроне, и вначале Лоусон не поняла что к чему, но когда над омни-тулом проявилось ее изображение...

— Черт, Хэмминг, ты... — она не нашла сразу приемлемый ответ, но это не помешало ей пихнуть раздражающего альбиноса в плечо. Его странные голубые глаза, в тени принимавшие водянистый цвет, сейчас лучились весельем и наслаждением. Он был привлекателен. — Зачем ты это сделал?

— Будет дрочить, — раздалось с потолка, и Миранда, не смотря на снова начавшего переругиваться с неким Дайном Лейфа, рискнула наконец спросить о природе этого человека.

— А кто это вообще такой, Лейф? — судя по голосу, Лоусон сменила гнев на милость, и ей совершенно точно было любопытно.

— Это мой Искусственный Интеллект, Лоусон. И лучше тебе о нем молчать, — признался Хэмминг и вздохнул немного обреченно.

— Зачем ты мне вообще тогда сказал? — в негодовании уперла руки в боки Миранда, заставив Хэмминга вновь щелкнуть своим инструментроном. На это девушка лишь зло посмотрела на Хэмминга, но тут же успокоилась. — К тому же, это не может быть правдой, потому как таким развитым и человечным искин просто не может быть. Это невозможно...

— А мне казалось, ты видела мои разработки. И ты понимаешь, что я не стал бы тебе показывать самые передовые технологии... Ты ведь понимаешь это, Лоусон? — голос мужчины стал немного пугающим.

— Я... да... конечно. Но ты хоть что-то показал. Как я понимаю, есть шанс заслужить доверие, чтобы ты рассказал мне о моем... "проекте", так?

— Хм... Радуйся, Лоусон, на твоей улице праздник! — хлопок по оккупированному плечу стал для Миранды неожиданностью. — Сходи со мной завтра на мой праздник, — Хэмминг хмыкнул, — в качестве пары, чтобы ко мне не лезли всякие. А то я, знаешь ли, ни один день рождения нормально не провел из-за этих дурацких вечеринок. Один раз было, но тогда на меня покушались, и было хорошо по одной причине — было весело. В общем, сделаешь это, и я расскажу тебе все, что знаю о тебе.

— Думаю, это не все... — выжидающе посмотрела Миранда на Лейфа и прищурила глаза, снова сложив руки на груди.
Хэмминг окинул взглядом подбоченившуюся Лоусон и с удовольствием прошептал ей на ухо, резко прижав к себе за талию.

— Только если ты захочешь.

— Конечно, захочу, — усмехнулась Миранда, положив ладонь на щеку Хэмминга, не спешившего с действиями, вопреки ранее продемонстрированной порывистости, понизила голос и прошептала в ответ. — Только не сегодня.

* * *

— Это лучший день рождения в моей жизни, — развалился на диване Лейф, широко расставив ноги и вытянув их, потому как целый день на ногах для этого доходяги явно был чем-то из ряда вон. — Ко мне! Наконец-то! — это Хэмминг почти простонал. — Не лезли чертовы женщины!!!

— Уж не думаешь ли ты, — покачивая бедрами, прошлась перед Лейфом Миранда, и снова встала в свою излюбленную позу, — что они лезут к тебе, потому что ты так неотразим?

— Смею надеяться, нет, — с деланным испугом схватился за сердце Хэмминг, а Миранда искренне засмеялась и с размаху плюхнулась под бок к альбиносу.

Все же, целый день, проведенный вместе, вытянутый на десяточку прием и взаимные подколки несколько сблизили их, как, собственно, смела надеяться уже она. И Лоусон почти не думала о задании Призрака. Да, ей было интересно узнать о том, каким же образом "сделали" ее, причем в подробностях, но Хэмминг был гораздо интереснее всех загадок, ранее встречавшихся Миранде. Он совершенно не разгадывался в процессе общения — все становилось только сложнее. И это только интриговало.

— Послушай... — Лоусон немного задумалась, что сказать. — Я надеюсь, и речи нет, чтобы наши отношения были чем-то большим, чем...

— Крепкое и плодотворное сотрудничество? — продолжил мысль Лейф и взял Миранду за руку.

Вновь она ощутила в своей голове чье-то присутствие, и огромных трудов стоило не закрыться. Она уже привыкла к такому вторжению за целый день, но показывать свои эмоции сейчас девушка не горела желанием. Пришлось.

— Я нравлюсь тебе, — утвердительно сказал Хэмминг и другой рукой коснулся ее щеки, развернув к себе лицо. — Это нормально. У меня есть харизма, вроде бы. А ты слишком много времени провела со мной рядом. Не беспокойся. Даже если ты захочешь, я не дам нашим отношениям вылиться во что-то большее. Это только если ты мне прямым текстом скажешь о, — он заломил брови и совсем немелодично пропел, — неземно-о-ой любви, что-то вообще будет возможно, хорошо? Без волшебного слова...

— Черт! - Миранда пихнула Хэмминга в плечо и наткнулась своим взглядом на его, порядком довольный и немного ленивый. - Какой же ты придурок для... Того, кто ты есть! — приложила ладонь ко лбу Миранда и покачала головой. — А ты ведь порой кажешься старше меня на добрый десяток лет... Витающий в облаках человек твоего уровня, генетик и ксенолог — это не совсем то, что мне нужно...

— Ну, то, что я занимаюсь генетикой и написал докторскую по ксенологии, не значит, что я не занимаюсь в свободное время кибернетикой, хакингом и секс...

— Точно придурок, — перебила Лоусон, не дав договорить ключевое слово, и приблизила лицо Хэмминга к своему, ошарашив мужчину поцелуем. — Я хотела тебе предложить то, что ты не получил вчера.

— Я джентльмен. А, как известно, джентльмен и секс на первом свидании два несовместимых понятия. Так что...

— Сегодня второе, — усмехнулась Миранда, мигом найдя выход. — Второе свидание.

— Но я не просто джентльмен, а...

— Просто заткнись, — выходя из образа, прошипела Лоусон и оседлала моментально, будто даже с готовностью, согнувшего колени Лейфа. – И дай мне, наконец, расслабиться!

— А ты — дай мне снять с тебя платье, — перестал ломаться Хэмминг и крепко обнял заманчиво тонкую талию Миранды. — Иначе, даже не смотря на то, что оно сделано, слава Богам, не по канонам азарийской моды, я не выдержу столь большого закрытого пространства твоего тела и начну впадать в состояние берсерка. А ты знаешь, у нас, скандинавов, этот берсеркеризм...

Болтовня была оперативно свёрнута великолепным поцелуем, а платье снято через пару минут.

Два результата проекта "Естество" наконец-то встретились и совершенно точно были увлечены друг другом. Когда-то подобное развитие событий вплотную рассматривалось как господином Генри Лоусоном, так и создателем оригинальной версии проекта, Александром Хэммингом, тогда только узнавшим о частично украденных материалах из самого начала этого эксперимента, когда к нему еще не присоединились азари. Предполагалось, что мало кто из людей способен надолго увлечь такого человека, но вот друг с другом им бы скучно точно не было. Династии могли объединиться. Но между Лоусоном и Хэммингом пробежала черная кошка.

Совершенно неслучайная черная кошка, попахивающая трехглавыми псами.

Праздник у Хэмминга удался.
Просмотры: 117

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности