Дымящиеся чашки (или шампанское в ананасе)

 
 
Название: Дымящиеся чашки (или шампанское в ананасе).
Автор: Нисса
Рейтинг: PG-13
Персонажи: м!Шепард/Нисса(мой персонаж)
Жанр: AU, Romance
Аннотация: Приятное времяпрепровождение, приятные и расслабляющие разговоры... а также маленькие исполнения сокровенных желаний.
С маленького разговора начинаются большие дела...
От автора:Запоздалый фик на тему прошедшего праздника. Предлагаю на некоторое мгновение вернуться в его атмосферу, как встретили его Шепард и Нисса, о которой больше станет известно в последующих рассказах.
Предупреждения: название фика не имеет никакого прямого значения, философского изыскания и не является точным отражением текста.
Статус: закончен

И так. Вот и настал Новый долгожданный Год. Однако для некоторых он был воплощением пустого и вечно повторяющегося празднества. Так немногочисленное число человечества потеряло веру в силу радости и веселья от подобного события, принимая его равнодушно и без салютов на душе. Праздники преснеют в пучине каждодневных забот и обыденной повседневности. Однако такой приговор вынесен не для всех.

Нисса прохаживается по галерее крупного центра искусств, где в честь грядущего праздника образовалось грандиозное культурное мероприятие. На «банкете» сошлись, чуть ли не все известные на то время деятели искусства и культуры, мастера своего дела, чьи имена гремели далеко за пределами родной планеты. Она внимательно разглядывала полотна, изучая их и отпивая маленькими глотками бокал игристого вина.

Так она забрела в зал славы ушедших эпох, где были собраны легенды ретро времён. Она остановилась напротив конного портрета в чёрно-белой расцветке. Классическая фотография была замечательная обнаженной натурой привлекательной модели прошлого века. Мощность грациозного изгиба лошадиной шеи и не менее изящные изгибы человеческого тела. От картины веяло живой динамикой и силой. На фотографии говорит язык тела, а мужчина, в ком Нисса ни чаяла души, кидал вызывающий нахмуренный взгляд.

Царит приятная атмосфера. Играет воодушевлённая праздничным ликом музыка. Вокруг творческие и простые личности, неформальная обстановка, поражающее сознание простых смертных. Нисса уже собирается идти дальше, стараясь оторвать взгляд от притягательного кадра, но…

- На мой взгляд, чёрно-белые кадры всегда будут эталоном. В них есть что-то притягательное, естественное. Словно в них больше души и живости, чем на современных фотокартах, передающих всю динамику цветов. Одним словом – классика, она непоколебима.

Возле Ниссы появился мужчина, на вид лет тридцати. Прекрасная осанка, крепкие широкие плечи, мужественный вид и суровый взгляд. Его внешность имела поразительное сходство с портретом.

- Простите? – Её взгляд был полон удивления, а на лице сияла сконфуженная улыбка. Она не верит своим глазам. Переводит их то на портрет, то на появившегося из неоткуда собеседника. – Вам не говорили как вы…

- Похож? Очень много раз.

Нисса пыталась смириться с тем, что видит, стараясь принять реальность.

- А вообще ваше лицо, оно очень выразительно. - Девушка прищурилась, внимательно смотря на мужчину, - Вы случайно не актёр? Или модель, а может и вовсе фотограф? Может, играете в театре, и я вас видела? Ваше лицо мне так знакомо. Ах, нет…постойте…

Мужчина еле заметно улыбался, окружая себя загадкой.

- О нет, вы не назвали ни единой правды. Моё призвание совсем иной вид искусства – война.

- Теперь у меня не остаётся сомнений, ведь я наслышана о вас, - глаза Ниссы хитро заблестели, словно она вскрыла сундук с сокровищами, разгадав его код. Её взгляд колок и проницателен.

- Джон Шепард, - представился, наконец, мужчина, приятно улыбнувшись, - а вы, я полагаю Нисса?

- Вы правы, но откуда вам знать?

- Я также наслышан о вас.

С этими словами они пожали друг другу руки, обменявшись обоюдными приятностями.

- Прекрасный кадр, не правда ли? Мне нравится, как ровно ложиться тень, подчёркивает его мускулатуру, - вдруг сказал Джон.

- Контраст здесь играет ведущую роль. Я думала, что вы ничего не смыслите в искусстве, - она вновь заинтересованно посмотрела на чёрно-белое полотно, отпивая шампанское из изящного бокала.

- Марк Вандерлоо знаменитая голландская модель, был одним из ведущих манекенщиков планеты. Построил блестящую карьеру, на мой взгляд, и смог запомниться этому миру. Сможем ли мы оставить подобный след?

- Всему своё время Шепард. Кто знает, может, и мы после смерти станем легендами. «Великие» ушедших эпох живут в сердцах, по сей день, спустя целые столетия. Вопрос в том, чем сможем запомниться мы.

- Нам есть над чем работать. Кому-то из нас суждено быть великим. – И Шепард непомерно притягательно улыбнулся, переводя взгляд с Ниссы на фотографию, - но, увы, легенды на то и легенды, чтобы видеть свой апофеоз уже после смерти.

- Не во всех случаях, - противоречила ему Нисса, сладко скрывая свою улыбку. – Но прошу. Отбросим лирику. Почему вы один? Где ваша команда?– Заинтересовалась, наконец, она, не отрывая глаз от картин. Они двинулись с места, неторопливо прохаживаясь по длинной галерее.

- Я каждому дал право выбора, свободу личного времени, пусть как хотят, так и используют его вдоволь. Кто празднует с семьёй, на чей счёт я сомневаюсь, кто с друзьями… А по праву говоря, я жутко устал. Устал от шума, от голдёжки. От рапортов и войны. Нет-нет, я люблю свою команду, но как человеку, как мужчине, мне нужен недолгий, пусть даже самый малый, но перерыв. Каждый Новый Год приходит в напряжённом смятении и офисном рабочем настроении. Всему есть свой предел.

- Я вижу вас, жутко утомила жизнь.

- Работа, вот моя жизнь, мой долг – мой быт. Без этого я не живу, а просто существую, совсем не то. Просто этот праздник, именно сейчас, хочу я встретить в спокойствии и уюте, без лишнего шума.

- Поэтому вы пришли на Вселенскую Выставку Искусств? – Лукаво отметила девушка.

Шепард коротко и негромко просмеялся. От него исходила предельная сдержанность и железная, даже холодная стойкость. Он напоминал ей греческую скульптуру. Ровные, точёные, почти идеальные черты, словно высечены из мрамора. Канон, словно образец искусства, на что ориентируются и постигают кои законы последующие творцы, не в праве нарушать заданных границ. Аполлон в плоти и Марс по натуре. Идеальное смешение, как видела Нисса.

- А какова ваша история? – Вдруг спросил её Джон.

- Она слишком запутана и сложна. Но со временем вы её узнаете, - уклончиво, но многообещающе ответила та. И кокетливо блеснув глазами, она отпила из бокала, после чего прикрыла им губы, скрывая улыбку.

- Полагаю, что ваша причина одиночества аналогична. Ведь я о вас также наслышан. Также знаю, что вокруг вас всегда много мужчин, но вы их словно игнорируете.

- Очень интересно, о чём же вы ещё наслышаны?

- Я осведомлён о вашем мастерстве и некой уникальности, чего стоит остерегаться «простым смертным». Вы истинная Валькрия.

Может, это и стоило принять как комплимент, но Нисса чувствовала, что разговор поворачивается не в то русло. Меньше всего ей хотелось обсуждать кровавые подробности своей жестокой биографии и тягости судьбы.

- Послушайте, не думаю, что данная тема пригодна для обсуждения и интересна нам обоим.

- Однако искусство убийства у вас в крови…Полагаю, что эта тема интересна только одному из нас. Настаивать не стану. Ваше право.

Нисса почувствовала, как по всему телу прокатился жар.

- Думаю, стоит забыть об этом разговоре… - отрезала она.

- Вы ведь должны помнить… неужели вы не помните, Меня? – удивился Шепард в своей холодной манере.

Нисса нахмурившись, пристально взглянула на Джона, стараясь припомнить старую встречу, но тщетно. Пока… пока Джон не напомнил сам, и тогда прежнему удивлению Ниссы не было границ. Она мигом осушила свой бокал, не отрывая безумных глаз от Джона, и схватила с подноса проходящего служащего добавки.

- Нет! Нет, я не могу поверить! Джон Шепард, тот самый! Бездомный и беспризорный парнишка из трущоб жестоких улиц криминальной Земли!

- Ура! Теперь вы вспомнили меня! Наша встреча была единственной, короткой и мимолетной, почти случайной.

- Но клянусь, - продолжила Нисса, - я долго не могла её забыть. Тогда я была гораздо младше, но спустя столько лет так и не смогла забыть твоего, простите, Вашего лица. И что теперь, я вижу, что из того мальчишки вырос бравый воин!

- Да бросьте, можем и на «ты». Верно, улицы города N. вскормили меня и закалили мой характер. А что же вижу я? Лучшую охотницу за головами! Признаюсь, оно гремит в общественных кругах, благодаря чему я и заразился страстной идеей отыскать тебя средь многочисленных звёзд. Но, пожалуй, я не посвящён во все подробности твоего прошлого.

- Мы всегда можем это исправить, - улыбнулась Нисса.

Повисла недолгая пауза, когда Джон и Нисса на секунду застыли как статуи. Каждый думал о своём, переваривая в голове всё сказанное и услышанное. И каждый скрывал свои истинные промыслы в ложном интересе к картине, на которой был задержан взгляд.

- Ещё по бокалу? – наконец предложил Шепард.

- Не откажусь, - ответила Нисса, хотя и чувствовала, что предыдущие бокалы праздничного напитка уже начали играть на струнах её души.
Она давно не была столь мягкой и улыбчивой. Шампанское делало своё дело, а время всё приближалось к решающей нотке. Искристое, шипучее, вспененное, полилось рекой.

«Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо и остро!»

Разгорелся жаркий и увлечённый разговор. Время летело незаметно, а обсуждения и откровения становились всё пламенней и ярче. Разговор касался как стороны искусства, так и прожитой жизни, времени ушедших дней, кусочков биографии. Они смеются, говорят, выпивают. Вновь смеются, приятно подшучивают, и колко смотрят друг на друга. Идут в другие галереи, встречают новых людей, спорят о жизни, снова «разглядывают» друг друга и смеются… Снова пьют и говорят, пока время не приближается к последним минуткам старой жизни!

Шепард заводит её в небольшую уютную комнатку. Как и где, она уже не понимает, но ясно одно – не через космос, не через хладную улицу перемещаться не пришлось. Сочетание тёмно-коричневых и светло-кремовых цветов внушают тепло и непомерный нежный уют. Они плюхаются на упругий диван, разливая выпивку и звонко смеясь. Нет, постойте, Шепард умеет смеяться?
Оказывается, что да, искренне и чисто по-человечески, как делают это все, даже самые железные солдаты.

В углу светится голографический экран, а из тонких колонок по соседству, звучит ретро музыка XX века 80-ых годов. Ближе к противоположному углу стоит ёлка в стиле модерн, отвечающая последним тенденциям интерьерной моды нынешнего века. Иная мебель имеет винтажный вид, когда над диваном стена заполнена чёрно-белыми фотокарточками. Дух искусства, культуры, старой красоты, которая не теряет своей силы и во времена расцвета межзвёздных отношений. Эклектика правит и царит в этом странном, но приятном душе помещении.

- Мне нравится это место! – Воскликнула Нисса как истинный ценитель и эстет.

Сегодня утихла на время её бунтарская натура, уступив место иной черте характера.
И, наконец, наступает тот долгожданный час!

Ещё один год позади, новый впереди. Маленькая грусть поселяется в частичке сердца, сожалея о ещё одном оставленном времени, и радость наполняет данный момент своим присутствием. Бой курантов, мелодия тяжёлых колоколов!

Люди ликуют, люди кричат! Льются реки вспененного шампанского и фосфорятся брызги инопланетных напитков.

«…Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском - это пульс вечеров!

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс...
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы - в Нагасаки! Из Нью-Йорка - на Марс!»

Человечество ликует, скрепляется в дружеских объятиях, включая в них и пришельцев, решивших разделить общечеловеческую радость. Фейерверки, фееричность, поражающая глаз, в воздухе не на шутку разыгралась эйфорийная массовая радость, способная так горячо зажигать чуткие сердца своей пламенной энергией. И только Нисса и Джон, уютно расположившись в своей комнате, отстраняясь от толпы, в небывалом спокойствии, и упиваясь радостью друг друга, чокнулись стаканами, наполненными виски. Поздравив друг друга, разом они осушили стеклянные ёмкости.

- С Новым Годом! С Новым Счастьем! – воспела Нисса в унисон новогодней песне, звучащей из колонок. Их радость разделена на двоих.

* * * *
Спустя несколько мгновений…

Глубокая ночь. Глубокое застолье, бездной простирается перед сидящим за столом. Глубокий сон, одолевает одних, жаркий пыл веселья одолевает других. Уже далеко не первые часы нового времени.

Нисса лежит на Джоне, простираясь во весь рост на небольшом диване. На полу бокалы, выпивка, стаканы. Блистают от световых лучей бутылки, считать которые не имеет смысла. Глаза слипаются, но язык с трудом шевелится, не желая уступать сну.

- Шепард, Ты напоил меня, - Нисса попыталась связно выговориться, но прыснула смехом. Её голова упала на грудь Шепарда и её расслабленное тело затряслось, сопровождаясь тихим смехом. Но, быстро взяв себя в руки, она вновь посмотрела на Джона, одурманенным чарующим взглядом.

- А по мне, мы напились вместе…

- Ты подначивал меня играть в эту дурацкую игру, - медленно протянула Нисса.

- Я надеялся, что легко обойду тебя, кто ж знал, что ты меня переплюнешь!

- И теперь я совсем себя не контролирую… безумство! Пытаюсь себя заверить, что это не часть твоего плана стратег. Шепард, ты ведь не воспользуешься мной?

- Думаю, нам следует выпить ещё, чтобы наверняка я был уверен, что справлюсь с тобой, - не без улыбки усмехнулся Шепард.

- Не-го-дяй, - протянула та с полуоткрытыми глазами. – Эй, у тебя есть мечта?

Комнату всё также наполняла ласкающая душу музыка. Приглушённый свет заставлял окружающие предметы отбрасывать незатейливые тени.

- Хочу домик на окраине каньона долины Маринера, - просмеялся Шепард, больше отшучиваясь, на сей счёт.

- Марс? – Подхватила его смех Нисса, - к юго-востоку от провинции Фарсида! Хах, знаю это место, о, как оно мне знакомо. ..Тарсис, знаком до боли. – Вдруг погрустнела она, потухая на глазах.

- О чём мечтаешь ты? – Он нежней обнял её, прижимая к себе, заметив её печаль. На его лице сияла ласковая улыбка.

- Давно данный праздник мечтаю провести в какой-нибудь северной стране, - Нисса вновь растянулась в улыбке до ушей, и мечтательно прикрыла глаза, - скромный уголочек Земли. Где куча снега, непомерные сугробы, высокие и пышные ели. Деревянный дом, чтобы внутри пахло елью, душистой свежестью её иголочек, хворостом, чтобы веяло дыханием истиной Зимы. Внутри камин, свет, уют, тепло, гирлянды…

- Да что же мешает осуществиться ей? – искренне удивился Джон.

- Времени не нахожу… мирного и спокойного времени.

Нисса чувствовала, как рука Шепарда зарылась в её волосах, доставляя голове непомерное удовольствие. Девушка всё больше желала перейти границы дозволенного, но удерживала свои страсти. Она потянулась за стаканом и осушила его, хотя прекрасно осознавала – пора остановиться.

- Шепард, не буду скрывать, что хочу переспать с тобой, но чёрт, пообещай мне, что это случиться только в трезвом состоянии…!

В ответ он притянул её к себе и стал аккуратно целовать её губы, щёки, глаза, лоб.

- Только в трезвом состоянии, - сомкнула веки она, толи от удовольствия, толи от невозможности противиться сну.

Совсем скоро она прильнула к шее Джона, прислонившись губами к его коже и мягко уткнувшись лбом в его подбородок. Так она тихонько и мирно уснула.

Ей снились люди, много людей, лица, улыбки, голоса. Она слышала радостные вопли, праздничные возгласы, весёлые крики, звонкий смех. Перед глазами всё мелькало и прыгало, дрожало и не хотело стоять на месте. Голова провалилась, а тело, словно кто-то поднимал. Она уже не знала, происходит это наяву или только сниться. Реалистичность картины была смазанной и нечёткой. Она улетала, устремляясь вверх, и, наконец, совсем перестав чувствовать под собой твёрдую поверхность, поддалась медленному вальсу невесомости. Ей казались всплески шампанского: она чувствовала его брызги, его освежающую росу орошавшую кожу. Вдруг резкий холод, пробирающий до костей, и снова резкое тепло. Приятный запах, уют, тепло и тишина. И только ласковый потрескивающий звук раздаётся над ухом, напоминающий что-то из далёких грёз.

* * * *
Нисса медленно открыла тяжёлые веки, пытаясь прогнать придавивший к кровати бренный сон. Пространство ещё кружилось. Где она?
Девушка приподнялась на локтях. Голова ходила ходуном, а комната шаталась, словно корабль в шторм. Однако Нисса смогла сфокусировать зрение. Она находилась в незнакомом ей доме, но, окинув внутренне убранство взглядом, в её душе зародился небывалый восторг.

- Поверить не могу…

Стены были сложены из мощных брусьев, скреплённых между собой. Поразительно приятно пахло деревом и елью, той самой елью, о которой она мечтала. Дерево стояло в углу, а на нём различными цветами играли гирлянды. В камине приятно потрескивали дрова, лаская слух. Язычки пламени трепетно дрожали, отбрасывая причудливые тени на пол, стены, потолок, отражаясь в окнах, и наполняя тёплыми тонами зимние узоры, словно нарисованные кистью. Сама природа создаёт произведение искусства. Оно во всём, если внимательней смотреть на простые вещи.
За окном лежали пышные сугробы.

Наконец в комнату открылась дверь, и повеяло холодом. Всегда приятно, когда мороз не способен добраться до тела через толстое тёплое одеяло, а только радует дыхание своим присутствием. На пороге явился Шепард, в уютном свитере и с двумя чашками горячего кофе. Шею скрывал громоздкий шарф. Из его рта вырвалось облачко пара, которое тут же исчезло, как только захлопнулась дверь. Весь продрогший, отбивая чечетку на входе чтобы смахнуть с сапог снег, он улыбнулся Ниссе.

- Уже проснулась? Я думаю, тебе тут понравится, - его лицо приобрело умильную ухмылку.

На душе вдруг стало так тепло и радостно, что ей захотелось обнять Джона, а в придачу и весь мир, который чаще был ей чужд и холоден. Сердце тихонько ликовало, а изумлению не было предела.

- Боже, я даже не представляю, как ты смог… как это вообще могло произойти?

Шепард поставил дымящиеся чашки на столешницу близ кровати, и присел рядом с Ниссой.

- Планета Филиз, не Земля конечно, но ёлки тут отменные, - и его бровь приподнялась в излюбленной манере, в унисон улыбке. – А как ты тут оказалась… это будет нашим маленьким секретом.

Нисса склонила голову на подушку и умилилась, сжав её в объятиях.

- Ты исполнил мою мечту, - прошептала она, упиваясь маленьким счастьем.

- С Новым Годом, Нисса, - тепло улыбнулся Шепард и протянул горячую чашку ей, со всей нежностью и заботой.

2011
Счастливого наступившего года!
Пусть также исполняются Ваши мечты друзья.

_______________________________________
в тексте использовались:
«Ананасы в шампанском» («Увертюра»).
И. Северянин.

Просмотры: 1151

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности