ДИВЕРСАНТ. глава 3

Автор: Nightingale8622
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Кайден Аленко, СУЗИ, Джефф Моро (Джокер), Джек Харпер (Призрак), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард
Рейтинг: R
Жанры: AU, Гет, Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action)
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер: Макси
Статус: закончен

Автор: Nightingale8622
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Кайден Аленко, СУЗИ, Джефф Моро (Джокер), Джек Харпер (Призрак), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард
Рейтинг: R
Жанры: AU, Гет, Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action)
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер: Макси
Статус: закончен



3. ДЕМОНЫ ВНУТРИ

Настроение было паршивым. И это еще легко сказать. События последних недель, от самых трагических до самых незначительных, смешались в тугой малоприятный коктейль, который приходилось тянуть из очень тонкой трубочки.

Голова, кажется, расколется надвое и из неё, словно черт из табакерки, вылетит Афина, трубя в свой горн.
Не самый лучший настрой не то чтобы на победу, хотя бы на борьбу.

Джон сел на постели и размял шею. По мерному шуму двигателя и мягкой вибрации палубы он понял, что "Нормандия" еще не прибыла в точку назначения - Менае, спутник Палавена.
Кошмарный сон по-прежнему стоял перед глазами. Кошмары частенько посещали его сны, особенно после Скиллианского блица, и он уже почти привык видеть в них своих потерянных товарищей, случайных жертв чьей-то агрессии или своих ошибок. Но этот кошмар был другим. Каким-то...

Джон не мог найти нужного слова, да и не хотел придавать большого значения тому, что могло отвлекать его от задачи. Как не хотел он придавать значения и навалившимся на его голову незначительным неудачам, вроде политических интриг Совета, по-прежнему не видящего дальше своего носа, или приставаний журналистки аль-Джилани, стремившейся очернить его в каждом своем репортаже и при каждой встрече. Иногда ему хотелось превратиться в карикатурного злодея, разразиться громким злодейским смехом и заорать во всю глотку, что он их всех уничтожит. Потом облить представителей Совета, Совета, ради которого он чуть больше двух лет назад пожертвовал тысячами своих соотечественников, ведром самых грязных ругательств и преподнести им в качестве презента голову журналистки на блюде. В ругательствах и в убийствах он был большим специалистом. Отвязных словечек он нахватался еще в юности на улицах Лондона, а сносить головы своим врагам научился чуть позже, когда началась его служба в вооруженных силах Альянса. И не то чтобы там учат правильно укладывать головы на блюдо - там просто учат убивать, хотя и под флагом справедливости.

Джон усмехнулся. Справедливость? Он столько лет служит на флоте, а так и не понял, существует ли она. Есть альтернатива, есть ультиматум, есть весы, на которых взвешиваются людские жизни и благо государства, есть возмездие, в конце концов. Но справедливость?

Разве есть что-то справедливого в том, что он здесь, на своем корабле, должен лететь спасать какого-то примарха, чтобы просить у него о помощи, в то время как солдаты на Земле - кем он и являлся по сути - сражаются с превосходящими силами Жнецов? И кто сказал, что только коммандер Шепард, герой Галактики, сможет объединить увязнувших в бюрократии и склоках политиков, дабы вместе, держась за руки и распевая гимны, ринуться в атаку против лишенных всех человеческих пороков машин?
Да уж, героизм так и прет.

Но Шепард не просил назначать его примером для мальчишек и новобранцев. Он хотел быть самим собой, и иметь, хаск возьми, возможность послать Совет куда подальше, если вдруг ему захочется. А ему очень хотелось.
Скорее бы в бой. Там все понятно и прозрачно. Есть враг, которого ты должен убить, чтобы не убили тебя. Хотя даже такой прозрачный, черно-белый бой сейчас встречается только в тире в офисе Спектров. Пришел-увидел-пристрелил. Сейчас же в жизни Джона постоянно встают сложные вопросы: задание или люди? Один человек или сотня? Сотня или напарник?..

Паршивость настроения не улетучилась даже после разговора с Лиарой и пышущей энтузиазмом Самантой Трейнор, его новым секретарем. То, что случилось со старым секретарем вряд ли секрет для кого-либо, но, похоже, это нисколько не смущало Трейнор. Подумаешь: расплющили, расплавили или разжижили - с кем не бывает?

Так, одернул себя Джон. Черный язвительный юмор - явный признак того, что нужно заняться работой.
Коммандер принял душ и натянул свою форму, просмотрел сообщения на терминале, потом решил проверить боеготовность всех систем корабля, лично переговорить с Адамсом насчет улучшений и новинок, установленных инженерами Альянса, и убедиться, что все готово к высадке на Менае.
Все, кроме головы.

Недолго думая, Джон спустился на пятую палубу в ангар. Встречавшиеся на его пути члены экипажа быстро отдавали честь, стремясь скорее скрыться. Вся команда знала, что коммандер не в настроении с самого бегства с Земли. Бегство - именно так Шепард и считал. Как считала команда, ему было не особенно интересно, но судя по сухим лицам, скупым движениям и общей угрюмости - они тоже подобрали бы именно такое слово.

В ангаре было прохладнее, чем на других палубах. Поддерживать комфортную для проживания температуру здесь не имело смысла, челноки в этом не нуждались, да и уровень износа деталей был значительно выше, стоило повысить температуру на пару градусов. Новый пилот челноков "Нормандии" Стивен Кортез и боевой член группы лейтенант Джеймс Вега, почему-то предпочитавшие ночевать в ангаре, очевидно, уже привыкли к легкому холоду, источавшемуся от железа челноков и переборок.

Шепард надеялся, что Кортеза на месте нет. Очередной душещипательной истории о любви двух взрослых мужиков он просто не выдержит. Стивен был неплохим парнем, но с чувством дистанции и такта у него было явно слабовато. Когда Джон пару дней назад спросил у него про послужной список, он не был готов к тому, что Кортез посчитает это приглашением выговориться. То ли у него накипело, то ли новичок в общении с коммандером пилот не имел понятия, что розовые сопли, будь они хоть сто раз ужасными и трагическими, не самый лучший способ начать знакомство с Джоном Шепардом, который не поощрял подобных откровенностей от малознакомых членов экипажа. Он мог стойко выслушать, как тяжело на душе у Лиары, поскольку она официально не состояла в экипаже "Нормандии" от Альянса и была его другом, но от пилота, должного всегда быть собранным и серьезным - увольте. Тем более если это касалось той стороны жизни, в которой "испанская любовь" считалась нормальной. Шепард вырос на улицах в различных бандах, а там такое жестоко "излечивалось" парой выстрелов в голову, и не то, чтобы он был отъявленным гомофобом, желающим спалить в огне инквизиции любые намеки на нетрадиционную любовь, нет. Хотите быть собой - пожалуйста. Но не изливайте душу своему коммандеру, который явно не привык к таким разговорам.

Ему повезло. Кортез был занят ремонтом Кадьяка и не увидел его.
Джон подошел к панели выбора арсенала и какое-то время копался там, читая характеристики оружия, хотя прекрасно знал все наизусть. Освободить голову от ненужных мыслей это не помогло. Тогда он решил осмотреть ангар и узнать, что делает Вега. На самом деле, ему хотелось просто набить кому-нибудь физиономию и выпустить пар. Вега подходил для этого как нельзя лучше.

- Коммандер, - лейтенант, увидев командира, даже не удосужился прервать собственное занятие - подтягивание. Джон не любил неподчинение субординации, но Вега сразу преподнес себя как человек, который не в ладах с дисциплиной. Шепарду не нужно было утруждать себя догадками, поскольку психологический профиль Веги вырисовывался сам по себе, даже не спрашивая: этакий добродушный рубаха-парень, силач и хохмач, поверхностно расхлябанный, усиленно делающий вид, что ему все ни по чем и что даже герой Альянса и первый Спектр среди людей - не такой уж и авторитет, чтобы стоять по стойке "смирно". Допустим. Шепард не относился к числу командиров, которые брызгали слюной при малейшем отклонении от субординации, но он и не поощрял подобной независимости. В бою она могла стоить чьей-либо жизни.

Пора поставить его на место. Но по его правилам.
- Пришел поговорить, - уклончиво произнес Шепард, тоже приняв независимую позу.
- Отлично. Не знаю только, о чем нам говорить, - Вега продолжал подтягиваться как ни в чем не бывало. - Вы же читали мой послужной список, коммандер.
- Вообще-то, нет. У меня не было доступа к твоим личным данным, когда мы впервые встретились.
- Ну что ж... - лейтенант закончил свои упражнения. - Может, поговорим и потанцуем одновременно?
Вега, кажется, прочитал его мысли. Что ж, совсем неплохо. Джон надеялся, что сейчас изрядно выпустит пар, а не закрутит вальс.

Он принял стойку, успев подумать, что наверное ослышался, когда Вега назвал его...Локо? От этого захотелось вдарить сильнее по кроганской физиономии противника, но Джон постарался сохранить хладнокровие и полушутливый тон.
Сначала удары Веги были совсем осторожными, он явно прощупывал командира, отвлекая его историей о своей прежней миссии. Джон с легкостью парировал и уклонялся, уточняя непонятные детали в рассказе, а сам ждал подходящего момента. И вот кулаки лейтенанта потеряли расхлябанность и стали почти наглыми - очевидно, душевная рана Веги оказалась сильнее, чем он сам думал.
- Но данные о коллекционерах оказались не нужны, потому что вы, коммандер, уже спасли Галактику...

Шепарду на миг показалось, что в голосе Веги прозвучали обвинительные нотки. Это было безрассудным и нелепым, но скорее всего лейтенант это и сам понимал. Просто это отозвалось в Джоне неприятной волной, как будто он был обязан спасти всех и вся. И это его разозлило. Не сдержавшись, коммандер резко ударил противника по лицу и перебросил через бедро. Вега явно не ожидал, что за пол секунды окажется на спине. Но еще больше он не ожидал, что Шепард прижмет его к полу и сурово проговорит:

- Если хочешь покончить с жизнью, только скажи, и я сам тебя пристрелю. Для этого не нужно изобретать что-то оригинальное, вроде твоего самоубийственного маневра на Марсе. Каждый член экипажа должен выполнять задачу. Твоя задача - не сдохнуть и убить как можно больше врагов, прикрывая мою спину. Если ты чувствуешь, что не справишься, или я почувствую, что ты не справляешься, я вышвырну тебя в открытый космос, чем облегчу твои страдания. Повзрослей, Вега, и научись принимать сложные решения...

- Как спасение Совета от Властелина? В том бою у меня погиб друг.
- У тебя погибнет еще много друзей, - отчеканил коммандер и отпустил лейтенанта. - Хватит пускать слюни. Соберись. Или катись ко всем хаскам.

Внутри у Джона все закипело от непонятно откуда взявшейся злости.
- И вот еще, - прогремел он напоследок. - Еще раз назовешь меня не по уставу - пристрелю сразу без разговоров и объяснений.
Уходя, он заметил, как к лейтенанту подошел ошарашенный увиденным Кортез. Вега лишь демонстративно отвернулся.

***

Ну вот. Не полегчало совсем, а наоборот. Все внутри зашевелилось, закрутилось, словно тысячи винтиков и болтов, из которых состоит коммандер Шепард, начали, скрипя от ржавчины, стремительно вертеться.

Джон не понимал, зачем обидел лейтенанта, но рассказ того о коллекционерах и напоминание о тяжелом выборе в разгар битвы со Жнецом всколыхнул внутри все еще тлеющие угли сомнений. Последствия каждого сложного выбора - это череда сожалений, раздумий в стиле "а если бы" и большое бремя вины. Огромное.

Коммандеру иногда казалось, что на плечах его прикована чаша, в которую валятся все жертвы его когда-либо сделанных решений: где-то там кричат в агонии парни из его отряда, буквально тающие под подлым огнем неожиданной атаки на Элизиуме; вот 300 тысяч невинных батарианцев разом вскрикивают в агонии, когда разрушается их звездная система; где-то, укоризненно качая головой, напоминает о себе Эшли Уильямс...

Джон снова просмотрел данные на датападе, но лицо Эшли застряло перед глазами и не давало отвлечься. Он вспомнил её упрямый подбородок, уткнувшийся ему в спину, и запах ее волос. Нельзя сказать, что он был безумно влюблен. Это было лишь какое-то помрачнение рассудка на фоне приближающегося саренского Армагеддона, и они позволили себе немного расслабиться - что оказалось непозволительной роскошью для него, поскольку уже очень скоро ему пришлось выбирать...нет, ни кто умрет, а кому он нужнее в данный момент операции. Взорвать бомбу в лаборатории - разве это не важнее, чем спасти члена своего экипажа, пусть даже вас и связывали романтические отношения? Кайден не справлялся с бомбой, у него что-то не получалось, и Шепард принял единственно возможное решение - сделать все, что в его силах, чтобы активировать бомбу.

Сидя на диване, Джон вытянул ноги и водрузил их на стол. Каждая клеточка его тела кричала о том, что ему необходим отдых, продолжительный, расслабляющий, где-нибудь на пляже у моря. Но отдыхать так Шепард не привык, а не привык, потому что банально не пробовал и ему это не удавалось. Даже живя под бдительным оком Альянса на Земле, он не мог позволить себе опустошить голову и ни о чем не думать. Даже будучи мертвым - а по другому и не сказать - целых два года, он не чувствовал себя отдохнувшим. Хаск, даже смерть не принесла ему покоя! В рядах его экипажа и войсках Альянса солдаты поговаривали, что он заговоренный от смерти. Одни говорили это с восхищением, другие - с опаской, третьи - попросту боялись служить под его началом, ведь от смерти считали заговоренным именно его, а не его людей. И если посчитать потери, так и выходило.
Даже сам Шепард полагал, что старушка Смерть уже плевала на него с высокой колокольни. И не знал, радоваться этому или нет. Одно он знал точно: у него еще пока есть время и сегодня он не умрет.

- Коммандер, приближаемся к Палавену. Расчетное время прибытия - пятнадцать земных минут, - голос Джокера вывел из печальных раздумий. Джон воспринял вмешательство пилота в свои невеселые мысли с облегчением. Вот и пора отбросить истязающее самокопание, совсем ненужное человеку, главная задача которого сейчас - спасти Галактику. А подумать о чаше на своих плечах он еще успеет на пенсии, если, конечно, старушка с косой не спустится с колокольни, чтобы забрать его, и если чаша не переполнится настолько, что придавит его к земле своим многотонным весом.

- Джокер, - позвал он пилота, обращаясь в потолок. - Аккуратно выведи нас к спутнику, не вмешиваясь в бой. Наша задача не помочь флоту турианцев, а забрать со спутника примарха, хаск бы его побрал.
- Ай-ай, - отозвался по своей странной привычке тот.

Шепард подошел к своему терминалу и подключил канал громкой связи.
- Говорит коммандер, - начал он с уже привычной сухой интонацией. - Через пятнадцать минут мы окажемся в эпицентре космического боя возле Палавена. Потом боевая группа высадится на спутник Менае для выполнения задания. Остальному экипажу приказываю занять свои посты и быть готовыми ко всему. Лейтенант Вега и доктор Т'Сони - на исходную во всеоружии. Конец связи.

Он бы предпочел взять с собой в бой Кайдена, чем Лиару, но тот был тяжело ранен после миссии на Марсе и теперь находился под наблюдениями врачей на Цитадели. Лиара в бою проявляла себя хорошо, её биотика отлично помогала с группами хасков, но у Шепарда всегда неприятно сосало под ложечкой, когда он брал с собой в бой представительницу слабого пола. И не потому, что эта представительница, будь то изящная азари или сумасбродная Джек, показывали себя в бою непрофессионально - нет. Просто в нем, скорее всего, отзывалось нечто джентельменское что ли. Как-то ему было спокойнее, когда в бой вступал здоровый мужик в броне, нежели прекрасная дама. Хотя он знал, что кажущаяся хрупкость азари всего лишь иллюзия и что биотика Лиары может превратить здорового мужика в броне в расплющенную консервную банку.

Пять минут у него ушло на то, чтобы надеть броню и проверить её состояние - очень армейская привычка.
- Сегодня я не сдохну, - прошептал он самому себе под нос, обращаясь к старухе на колокольне.
Потом вышел из каюты и стал спускаться на пятую палубу, где хранился арсенал.

Что его радовало в собственном экипаже: никаких признаков суеты или страха. Конечно, все боялись. Просто научились скрывать это за своим профессионализмом и относиться к вхождению в систему, кишащую Жнецами, в самый эпицентр боя, как к воскресной прогулке на лужайке. Быть может, кто-то молился сейчас, застыв у своего монитора, где стройным рядом отражались датчики основных систем корабля, а кто-то, наоборот, предпочитал отпускать шуточки в открытом эфире по поводу странного строения лица турианцев, подвергая искусственный интеллект корабля СУЗИ в недоумение. Но Джон чувствовал, что за видимыми спокойствием и отстраненностью каждого члена экипажа скрывается хорошо подавляемый страх. И поскольку он был их коммандером, он должен быть хладнокровным больше всех, как будто не существует ничего в этой Вселенной, что могло бы их победить.

Выбрав оружие и гранаты, дав пару наставительных слов Джокеру, Шепард подошел к челноку, где уже стояли наготове Вега и Лиара. Джеймс приветствовал его коротким кивком головы, и Джон понял, что тот еще не остыл после недавней взбучки.
- Лейтенант.
- Коммандер, - слишком официально отозвался он.
- Готов прикрывать мне спину или мне открыть шлюз? - сурово спросил Шепард.
- Готов, - прогремел тот хмуро и любовно качнул дробовиком.
- Тогда вперед. И пусть мы не сдохнем, - подытожил коммандер и сел в челнок.

*****

Спутник Менае встретил их недружелюбно, хотя стоило ли ждать дружелюбия, если вокруг разгорается война на не победу, а на выживание?
Челнок еще не успел приземлиться, как Шепард открыл огонь по полчищам тупоголовых хасков, слетающихся на пир, словно голодные коршуны.
Боевая группа спрыгнула на поверхность и принялась прочищать себе путь. Кортез увел челнок.

Хаски, хаски, хаски...При всей их тупоголовости большая стая этих усовершенствованных Жнецами зомби могла разорвать любого на куски.
Шепард предпочитал отстреливать их на расстоянии, не позволяя окружить себя со всех сторон, но и сильно патроны не тратить на одного-двух. Легче было прибить их прикладом.
Он старался не думать о том, что хаски когда-то были людьми. Думать об этом было отвратительно. Возможно, этого звали раньше Бобом, а того - Майклом. А этот, получивший пулю меж синих глаз, был его теской. Кто-то работал клерком, кто-то инженером, кто-то был солдатом - и никто не подозревал, что их ожидает такое будущее. Уж лучше сгореть в дьявольском огне.

Довольно быстро они дошли до турианской заставы, где их ждала неприятная новость. Примарх Федориан мертв, а чтобы разобраться, кто преемник, Шепард, почините радиовышку, пожалуйста.
Без проблем.

Расчистив орду алчущих крови хасков, коммандер и его команда быстро починили радиовышку и добились результата: им всего лишь оставалось найти где-то на луне генерала Виктуса и убедить его оставить поле боя ради политических игр.
Без проблем.

Шепарду иногда казалось, что это его карма: чтобы чего-то добиться, нужно решить сотню других дел. Починить радиовышку, защитить стену от налета хасков, убить новую огромную тварюгу, слепленную из крогана и турианца, тут еще и на "Нормандии" какие-то неприятности, отчего пришлось отправить Лиару обратно. Словно на его пути, издеваясь, вырастают новые и новые препятствия, которые не позволяют ему добиться чего-либо без боя. Ну хоть бы раз его задание обошлось без помех, так нет! Хочешь примарха - будь любезен, вспотей раз двадцать!

Правда, на Менае коммандера ждал отличный сюрприз: к команде присоединился его старый друг Гаррус. Пожалуй, единственный, кому Шепард доверял так же безоговорочно, как себе самому.
И в бою сразу стало как-то веселее. Действительно, герой Галактики, гроза турианцев и кроганоподобный Вега - куда уж тут Жнецам!

Уговорить Виктуса оставить бой было нелегко. Но в конце концов Шепарду это удалось. Он мог быть дипломатом, когда это было необходимо, но, хаск побери, как он понимал генерала! Не так давно ему самому пришлось оставить в хаосе свою собственную планету, беззащитных гражданских и отчаянных солдат, своего друга адмирала Андерсона, чтобы всеми силами склеить разбитую много веков назад чашу! И тут еще условие Виктуса: "Убедите кроганов помочь нам, и мы поможем Земле".
Как будто у него и без этого дел было мало!

Миссия была завершена.
И теперь все стало еще запутаннее. Чтобы турианцы помогли Земле, кроганы должны помочь турианцам, а кроганы....Шепард был уверен, что у них будут свои условия.

Но сейчас это было не важным. Ему нужно было отвлечься.
- Еще пара минут, - доктор Чаквас зашила рассечение на его брови и обработала рану панацелином в виде жидкого геля. - Если бы вас задело чуть ниже, ходили бы с повязкой, как пират.
- Хорошо, что мой глаз остался при мне. Увернулся от удара, но не рассчитал немного.
- Повезло. Хотя я, как врач, не особенно верю в везение. Но вам, безусловно, повезло.

- Повезло, что на борту есть врач, - кисло улыбнулся Шепард и покинул медицинский отсек.
Весь остаток дня прошел в каких-то неурядицах: Советник азари сказала, что затея с кроганами пустая трата времени и сил, как будто кроме нее никто этого не понимал; СУЗИ нашла себе новое - да еще какое! - синтетическое тело, оставшееся от церберовской шпионки; Шепард получил письмо от Аленко, в котором тот сообщал, что ему уже лучше и что он будет не против, если коммандер навестит его; переговоры с Виктусом заканчивались одним и тем же - кроганами.
Ему хотелось же чего-то простого, черно-белого, без политических интриг и взвешиваний, без мрачных разговоров о будущем. Но не пойдет же он снова бить морду Веге.

И тут его удивила Саманта Трейнор:
- У меня кое-что есть, коммандер. Гриссомская академия просит о помощи. Скоро на них накатит фронт наступления Жнецов. К ним на помощь спешит турианский транспорт - но, по-видимому, этот сигнал был подделан. И СУЗИ говорит, что это похоже на "Цербер". Вероятно, они хотят заставить всех поверить, что ученики в безопасности. Быть может, нам стоит проверить? Хотя, не исключаю, это может быть и дезинформация.

"По-видимому, вероятно, быть может", - Трейнор явно была взволнована этой находкой, хотя и старалась сделать вид, что все в порядке.
Коммандер даже улыбнулся.
- Джокер, проложи курс, - обратился он в никуда, но пилот, разумеется, его услышал. Надо будет ради шутки попросить СУЗИ отключить громкую связь, чтобы пилот почувствовал себя слепым и отрезанным от всего корабля.
Шепард направился в ангар, чтобы выбрать оружие.

Спасение детишек - вот и черно-белая миссия!
Просмотры: 198

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности