ДИВЕРСАНТ. Глава 29

Автор: Nightingale8622
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Кайден Аленко, СУЗИ, Джефф Моро (Джокер), Джек Харпер (Призрак), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард
Рейтинг: R
Жанры: AU, Гет, Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action)
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер: Макси
Статус: закончен

Автор: Nightingale8622
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Кайден Аленко, СУЗИ, Джефф Моро (Джокер), Джек Харпер (Призрак), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард
Рейтинг: R
Жанры: AU, Гет, Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action)
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер: Макси
Статус: закончен

29. ЦИТАДЕЛЬ: ОТУПЕНИЕ

Вопросов была огромная куча с горкой. Как самых незначительных, так и самых важных. Но задать и услышать ответ хотелось на все. Поэтому Шепард решил узнать обо всем с самого начала.

- Расскажи, откуда ты, где жила и чем занималась до того, как попала в "Цербер". О "Синих светилах".

Она, отхлебнув напиток, задумалась. И начала говорить, без уверток и отступлений. Просто рассказывала. О том, что выросла в приемной семье; как убежала из дома и оказалась в трущобах Лондона. Многое показалось Джону чертовски знакомым, поскольку он тоже провел детство и юность на грязных улицах, пока не попал в одну банду. По деталям, которые она описывала, он понял, что говорит она чистую правду. Кто еще, кроме скитающихся по улицам детей, мог знать, к примеру, о необходимом ритуале подвязывать лентой ручку двери, чтобы предостеречь своих друзей от воровства конкретного магазинчика? Однажды Джон, еще будучи мальчишкой, заметил такую ленту - и это спасло его от серьезных неприятностей, поскольку полиция в то время начала облаву на местных бродяг.

Звучавшая из её уст история казалось ему до неправдоподобности знакомой, как будто она рассказывала о его детстве, а не о своем. Но вот она перешла к тому моменту, как попала в "Синие светила". И здесь история приняла совершенно незнакомый ему поворот, поскольку криминальные ячейки Лондона, в которых ему пришлось вертеться, совсем отличались от группировки, раскинутой по всей Галактике.

Она проговорила что-то о своем бывшем боссе в ячейке, но как-то бегло и быстро, наверняка, чтобы он не успел задать неудобный вопрос. Потом рассказала, как подставила его на поле боя и сама возглавила операцию, довольно успешно, чтобы её перевели в ряды центурионов.

- Подставила? - это слово Джону совсем не понравилось.
- Поверь, этот мерзавец заслужил своей участи, - зло прошипела она, воспоминаниями вернувшись в то далекое время. - И многие малолетние девочки, в том числе и я, вздохнули с облегчением в момент, когда узнали о его смерти.

- Не хочешь же ты сказать... - пытался переварить Шепард.
- Именно. Редкий извращенец, - проговорила она и отпила еще бренди. - Но я не хочу об этом вспоминать, так что извини.

- Твой шрам на плече, - вдруг пришло ему в голову. - Это ведь не ошибка влюбленной молодости, как ты выразилась в моей каюте?

Она улыбнулась.
- Конечно, нет. Этот шрам остался после того, как я свела татуировку "Синих Светил" кислотой. Сразу же перед вступлением в ряды "Цербера". Все члены группировки мужского пола делают себе такую татуировку, только на шее или лице, ну а женская половина может выбирать место на теле. Я выбрала левое предплечье. Не могла же я тебе не соврать тогда, уж прости.

Шепард кивнул. Он помнил, как впервые увидел татуировку "Синих светил" на шее у Заида Массани.

- Ну вот я и перешла к главному. К "Церберу", - она допила свой бренди и поставила бокал. Но когда он хотел налить ей еще, покачала головой. - Это твоя тактика? Хочешь напоить допрашиваемого?

- Не знал, что у нас допрос, - пробормотал он и все же наполнил ей бокал. - Думал, это просто разновидность беседы, где я задаю вопросы, а ты - честно на них отвечаешь. Хотя должен заметить, что некоторые моменты ты от меня утаиваешь.

- Они не слишком приятны.
- А я и не о приятности беспокоюсь. Я хочу узнать, что ты за человек. Именно ты, Хестром Криз, а не воображаемая Латвил. Кстати, у меня есть вопрос касательно и доктора. Но прежде расскажи о своей работе в "Цербере".

Он услышал, что хотел. О том, что два года она работала диверсантом, пока не поняла на очередном задании, что является агентом прикрытия, которого могли в скором времени устранить.
- Как Родригез?

Её лицо помрачнело.
- Родригез была завербована незадолго до отправки её в Гриссомскую Академию в статусе "спящего агента". "Цербер" широко практикует такой метод, размещая своих агентов в различные точки. Предполагаю, что Академия рассматривалась Призраком, как перспективная стратегическая точка, которую можно будет прибрать к рукам вместе с молодыми биотиками, когда то представится возможным. Родригез - была частью еще не существующего плана по такому захвату. Мне нужно было прикрытие для отвлечения твоего внимания, и я им воспользовалась.

- А потом убила, - сухо сказал он.
- Она попалась слишком быстро, - Хестром отвела глаза. - И не оставила мне выбора.

- Она что-то знала о тебе?
- Нет. Она понятия не имела, кто я такая. Я была её координатором. В этом-то и суть агентов прикрытия: они полагают, что не являются таковыми. Родригез была слабым звеном и могла навредить мне. Поэтому мне пришлось действовать. Но о моем последнем задании - позже.

Собравшись с мыслями, женщина вернулась к рассказу о своей работе в "Цербере". О том, как прошла отбор в новый проект "Оса" и впервые встретилась с Призраком. О своих заданиях, и о том моменте, когда поняла, что пора завязывать с этой работой. О планируемом побеге и разрешении Призрака уйти с дочерью восвояси.

- Хотя "восвояси" - это неправильное слово. Он всегда знал, где мы находимся, как бы я ни пыталась скрыться. А потом, в один прекрасный день, еще перед вторжением Жнецов, меня и мою дочь похитили и доставили на базу Призрака. И он дал мне новое задание.

- Как ты все провернула? - хмуро спросил он, поскольку теперь её история касалась лично его. И все еще вызывала в душе неприятный осадок.
- Сначала я изучила твое досье... - начала описывать женщина очередную страницу прошлого, не удержавшись от распития бренди. Джон увидел по её глазам, что она немного захмелела и расслабилась, понимая, что казнить её он не собирается.

Она описала ему свои действия, шаг за шагом, и он был поражен огромному объему подготовительной работы, какую она проделала, только лишь чтоб незаметно попасть к нему на фрегат. Интересно, этой дотошности обучали в "Цербере" или это была отличительная черта Хестром Криз? Наемник из "Светил", доставивший ящики, назвал её Хейс. Это сокращенная форма её имени?

Об этом он её тут же и спросил, прервав её рассказ на том месте, где она искала подходящую личность для "подмены".

- Да. Мое имя оказалось слишком сложным для восприятия многих инопланетных рас. И однажды его сократили, чему я была даже рада, - усмехнулась она. - Не так приятно слышать свое имя из некоторых шепелявых уст.

- Что насчет имплантатов? В "Цербере" ведь все на них помешаны.

Она пожала плечами.
- Ничего серьезного. Генная модификация костной ткани, её укрепление, чтобы мои физические атаки были намного сильнее, усиление реакции с помощью нейрохирургического вмешательства, даже вводили состав, должный вызвать невосприимчивость к радиации. Это была тогда экспериментальная разработка, основанная на иммунной системе турианцев. Правда, шанса проверить её у меня еще не было - и слава богу. И все, пожалуй. По сравнению с тем, что творит "Цербер" сейчас - это просто цветочки.

- А что с твоими глазами? - полюбопытствовал он. - То же самое, что у Призрака? Они слишком яркие и кристальные.

Она улыбнулась.
- Это модификация досталась мне не от "Цербера", а от фирмы "Матушка-природа". Они настоящие.

- Ты говорила о подмене, - напомнил он, вдруг тоже ощутив себя не совсем трезвым. Это было то состояние, когда каждая клетка тела расслабляется, легкий туман охватывает голову, но все еще отчетливо помнишь таблицу умножения. Если, конечно, изначально её знаешь. - Почему во всех досье, во всех статьях и вообще во всех источниках я видел твою фотографию?

- Это очень полезная программа одного хакера, увы, ныне покойного. Она заменила все фотографии, на каждый поисковый запрос присылала страницу-подделку. А во всех базах Альянса постарался один вирус.

- Вирусы, программы, капсулы с ядом... - прошептал он. - Нет, это явно не мой профиль. Ты стену перелазишь с помощью хитроумных средств, а я попросту пробиваю её головой. Вот в чем разница наших методов работы.

- Как ты уже говорил, каждый пользуется своими преимуществами. Я не могу пробивать стену головой. Поэтому мне приходиться изобретать, как её перелезть.

Нет. Больше пить нельзя. Шепард уже почувствовал, что мысли разбегаются, кроме одной единственной. Он поставил полупустой бокал на стол и упрямо его отодвинул.

Был еще один вопрос, который он хотел задать, и он предполагал, что ответ ему не понравится.
- Где настоящая доктор Далем Латвил?

Прежде чем ответить, Хейс вздохнула.
- Она мертва. Это было необходимо. Пришлось нанять батарианских пиратов, чтобы они напали на судна беженцев.
- Я кое-что читал про эти нападения, - сухо прокомментировал он. - Все беженцы были убиты.

- Увы, от печальных последствий никто не застрахован, - упрямо сказала она и посмотрела в сторону, на горевший в камине огонь. - Это цена, которую нужно было заплатить. И мне стыдно за эти действия. Но никто не должен был догадаться, что нападение пиратов направлено на уничтожение лишь одного конкретного человека...Ты осуждаешь меня за это?

Он молча уставился на огонь, поскольку действительно осуждал подобные "печальные последствия". Слишком уж они были похожи на методы, к которым постоянно прибегал "Цербер".

- Ты не можешь осуждать меня, - спокойно продолжила она. - Да, я - убийца. Но разве ты - нет? Совсем недавно, еще перед событиями на Тучанке, ты спрашивал меня о том же. Тогда я ответила, что ты делал это ради всеобщего блага. Но это слова Латвил, не мои. И это полный бред. Убийство ради всеобщего блага - такое же убийство, его нельзя оправдать. Но иногда его просто необходимо совершить. Поэтому-то я здесь, Шепард, с тобой. Не Лиара, не Тали, не твоя танцовщица с запонками - именно я, Хестром Криз. Потому что я понимаю эту простую и ужасную истину и знаю, что ты тоже понимаешь. Ты не святой, ты не герой, ты просто человек, который принимает сложные решения и мирится с ними - но именно это и напугает всех остальных, если вдруг они увидят, что ты готов пожертвовать даже их дружбой и любовью, чтобы выполнить свое задание. Пожалуй, этого никто не поймет, кроме человека, который также жертвует чужими жизнями.

Джон слушал её вполуха. Но даже эта половина доказала ему, насколько они похожи. Сейчас, когда бренди разлилось в его теле приятным теплом, и это тепло особенно жжет в нижней части живота, он не хотел придаваться философским рассуждениям. Он уже давно привык к мысли, что будет гореть в аду после того, как Смерть наконец-то догонит его, так что и не думал удивляться её словам. Кто, если не грешник, может понять весь ужас греха? Ни одному святоше это не под силу.

- Еще один вопрос, - сказал он, смерив её долгим взглядом. - Почему ты спасла мне жизнь? Только без твоих уверток насчет рационального и нерационального. Я хочу услышать обе причины.

Её лицо стало задумчивым. И Шепарду вдруг захотелось закрыть огромные окна в гостиной жалюзи, чтобы отблески пробивающегося сквозь стекло света от ярких вывесок Силверсан Стрип не падали на её лицо, мешая понять все оттенки её чувств. Сейчас, без прикрытия своей непроницаемой холодности и стервозности, она была ему как никогда понятна.

- Раз уж это не допрос, а разновидность беседы, - начала она, улыбнувшись, - и раз уж сегодня моя честность бьет все рекорды, то почему бы не заменить её полной откровенностью? Первая причина спасения твоей драгоценной шкуры заключалась в том, что я предвидела текущее развитие событий. Ты был мне нужен, чтобы помочь мне спасти мою дочь. Ну а вторая...гребаный левиафан, мне кажется, это и ослу понятно. Хотя такому фирменному, как ты, возможно, нужно разжевать.

- Фирменный осел хочет услышать ответ, - напомнил он.

- Ты мне небезразличен, - сказала она в лоб и с оттенком вызова, пробуравив его серьезным взглядом. - По правде говоря, я даже не думала ни о чем в тот момент, когда бросилась на фантома. Я просто знала, что не могу допустить твоей смерти. Потому что...ты мне не безразличен. И раз уж я совсем отупела от твоего бренди и от факта, что сегодня рассказываю все свои секреты - а это, поверь, развязывает язык как никогда - то признаюсь, что последние полчаса нашей долгой изнурительной беседы я только и жду момента, когда ты, фирменный осел, перейдешь к главному. Почему я каждый раз должна это выпрашивать, как подаяние от великого и могучего героя всея Галактики?

Шепард усмехнулся. Определенно, эта женщина читала его мысли.
- Иди сюда. Это приказ, - произнес он строго и протянул руку. И она, соскользнув с сиденья, быстро прильнула к нему, как будто торопилась, что он вдруг передумает, решив вспомнить о прошлых обидах.

Но Шепард и не думал вспоминать. Он напрочь забыл обо всем, и оставалось только гадать, то ли причина крылась в выпитом бренди, то ли он просто в момент тоже почувствовал отупение. По-другому это назвать было нельзя. В мозгах пульсировала только одно желание, хотя какие мозги? Они явно переместились куда-то ниже.

- Если это твой способ манипуляции мной... - только и смог выговорить он, поскольку рот был занят другим, куда более приятным делом.
- Заткнись, Джон, - с сердитыми нотками прошептала она ему на ухо.

Он обхватил её руками и, перевернув, уложил на диван.
Больше думать не приходилось. И он был чертовски этому рад.

***

Новое положение вещей Шепарда устраивало как никогда. Он еще никогда не чувствовал себя так...не по-шепардовски. Ей-богу, с того момента, как он сжал её в своих объятиях, он из великого и могучего героя всея Галактики, как называла его Хестром Криз, превратился в самого что ни есть "коммандера Шугарда" с набором лишь первобытных инстинктов и отупелым нежеланием думать о том, что будет завтра.

А завтра его могли убить, её могли убить, всех их могли убить - так стоило ли сегодня отказываться от шанса побыть просто мужчиной? Между ними наконец-то не было никаких преград, вроде недоговоренностей или неловкостей, и они, сознавая всю ценность выпавшего им момента, вовсю им пользовались, перебравшись в спальню и наслаждаясь друг другом.

Когда, наконец, после очередного любовного забега они вспомнили, что для всех последующих их желудкам ну просто необходимо пища, Джон, снова облачившись в свою привычную шкуру, отыскал одежду и, быстро натянув её, вышел из квартиры.

Он мог бы, конечно, заказать еду прямо по адресу, но с ним уже целый час пытался связаться Гаррус. Дело дошло до того, что турианец пару раз уже стучался в дверь, однако Шепард ему принципиально не открыл, поскольку не хотел возвращаться в непривлекательную реальность и все портить. Но успокоить волнение друга все же стоило, и Джон, связавшись с ним, услышал сквозь поток турианской ругани, что тот хочет встретиться в баре казино "Серебряный берег".

Шепард, оглядев свои самые обычные джинсы и куртку, испытал некоторое сомнение по поводу того, пустят ли его в казино в таком непрезентабельном виде. Кроме того, он не слишком хотел посещать подобные заведения, поскольку где-то в глубине души понимал, что его место не здесь, под яркими вывесками Силверсан Стрип, а рядом с женщиной, с которой, возможно, завтра их разлучит старуха Смерть. Или в крайнем случае - в окопах на родных улицах Лондона. Он не мог сейчас просто сделать вид, что ему чертовски весело, потому что любое веселье имело привкус горечи и крови.

Именно поэтому он отказал навязчивому дрону Лиары Глифу в проведении "зажигательной вечеринки", когда тот прислал ему аж три сообщения на терминал сначала со своим предложением, потом со своим предложением и списком предполагаемых гостей, и, наконец, когда пришло очередное сообщение, дополненное уже и списком блюд, Джон в ответном письме пригрозил разобрать его на части, если он не успокоится. Он подозревал, что такая ненормальная настойчивость дрона связана с тем, что Гаррус, не в силах достучаться до него, таким образом решил напомнить о себе.

Ни о какой вечеринке не могло быть и речи. Пусть это и был короткий отпуск и он, как никто другой, заслужил шанса забыться и провести время с друзьями, Джон сознавал, что просто не имеет морального права беззаботно веселиться. Да и не сможет. К тому же, где, если не в объятиях желанной женщины, он сможет провести время лучше?

Направившись в неподобающем виде в казино, Шепард и не рассчитывал пройти фейс-контроль. Максимум, на что он надеялся, так это на исполнение охранниками просьбы позвать его турианского друга. Но, видимо, слава шла впереди него и стирала все несущественные преграды, потому что, узнав его физиономию, его не только пропустили, но и еще сказали, что все напитки в баре за счет заведения.

Поскольку Джон захватил с собой и бейсболку Хейс с дурацкой, ни о чем ему не говорящей надписью "I should go", то уже внутри натянул её, наивно предположив, что она скроет его от ненужного внимания. И все же он замечал на себе слишком пристальные и даже назойливые взгляды.

Гаррус ждал его на втором уровне у стойки бара. На нем был надет новехонький турианский костюм, с огромным воротником и прорезями для локтевых и коленных отростков, которые в свою очередь были обтянуты специальной лентой в тон костюму.

Шепарду как-то однажды выпадала возможность видеть своего друга в чем-то, кроме брони, и случилось это несколько лет назад, когда, после победы над Властелином, Совет устроил официальное мероприятие в честь коммандера Шепарда, спасшего их конкретно и Цитадель от "инопланетного корабля гетов". Тогда Джону хотелось рассмеяться им в лицо и закинуть в их фонтан из шампанского обломок этого самого "инопланетного корябля гетов", но Гаррус благоразумно удержал его от подобных действий.

Заметив приближающегося Шепарда, турианец изобразил недовольное выражение на своей кошачьей физиономии.

- Я рад, что ты выделил для своего друга пару минут в своем плотном графике, чем бы ты там ни занимался.
- Я спал, - безапелляционно заявил тот и сел на барный стул рядом.

- Ну да, конечно, - хмыкнул Гаррус. - Это очень правдоподобно звучит, если бы только я не знал, кого именно ты взял с собой с "Нормандии". Если хочешь провести время с чертовым предателем - твое право. Но будь любезен, отзывайся, когда я хочу с тобой связаться, иначе я решу, что она тебя укокошила, сломаю дверь и ворвусь внутрь в самый неподходящий момент.

- Все моменты неподходящие, - и бровью не повел Шепард. - И не называй её предателем, она больше таковым не является. У неё есть имя.
- А оно настоящее? - проворчал турианец, которому явно не по душе был новый тон друга.
- Кто знает? - пожал тот плечами и отказался от предложения бармена выпить. - Давай к делу. Ты что-то узнал?

- Да. Я проверил сообщение этой женщины...Майи Брукс. Мы с Вегой наведались к кое-каким людям, поспрашивали, порасспрашивали. Оказалось, намерения неизвестных наемников имели место быть, они действительно хотели совершить налет на тот суши-бар, куда тебя якобы приглашал в поддельном сообщении Джокер. Наверняка, они хотели накрыть тебя. Но, так как мы получили предупреждение от Арии о неком таинственном Объекте, который вдруг вознамерился тебя укокошить, то ему надо сначала вставать в очередь. Сразу же после Жнецов, "Цербера" и остальных уродов. Хлебные крошки, как почему-то называл их Вега, привели нас к квартире, где жил этот Объект, заплативший за услуги наемников. Но тот уже исчез. Как и эта подозрительная женщина Майа Брукс.

Шепард кивнул.
- Думаешь, это действительно правда? О том, кем он является?

- Не знаю, - жвалы на физиономии Гарруса зашевелились. - Но мы расспросили соседей, и они божились, что рядом с ними проживал "коммандер Шепард", очень злой и неприятный. Они думали, что Шепард просто струсил и решил спрятаться от Жнецов. Довольно глупое объяснение.

- Хаск возьми, - покачал головой Джон. - Этого еще не хватало. Живой клон - та еще заноза. Но где бы он сейчас ни находился, надеюсь, там и останется. Нам сейчас некогда с этим разбираться. Завтра нужно быть во всеоружии. И я бы тебе посоветовал, друг, провести оставшееся время с пользой.

- Может, взять пример с тебя? - усмехнулся тот. - Найти себе симпатичную турианку и, закрывшись с ней в четырех стенах, предаваться любовным утехам? Боюсь, найти подходящую кандидатуру будет трудно. Это ж нужна настолько хитрая бестия, которая не только обведет меня вокруг пальца, но еще после всего снова заставит поверить ей.

- Гаррус, - Шепард добавил в голоса немного грозных ноток. - Давай не будет опять.
- Хорошо, - согласился тот. - Но и ты обещай, что когда я свяжусь с тобой через пару часов, сразу же ответишь. Иначе я приду ломать дверь.
- Обязательно, - Шепард встал. - А теперь извини, мне еще нужно раздобыть какой-нибудь еды.

Он развернулся и ушел, напоследок заметив, что турианец неодобрительно покачал головой. Гаррус был не настолько гибок в своем мышлении, чтобы сразу же принять новые стороны ситуации. Ему требовалось время.

Шепард заторопился покинуть казино, пока его не окружили любопытствующие посетители, и затеряться в толпе Силверсан Стрип. По пути обратно в квартиру Андерсона он заглянул в небольшое кафе и купил там несколько пакетов с едой разных видов, потому что понятия не имел, какую кухню предпочитает Хейс. Задержавшись на миг мимо еще одной лавки с весьма манящим названием, он быстро заглянул и туда, купив кое-что из товаров.

Потом, чувствуя себя заядлым простофилей, вернулся в квартиру.

Там было так тихо, что он даже вообразил, будто бы она ушла. И эта мысль его, великого и могучего, изрядно напугала. Но когда он позвал её, то тут же получил ответ, и вскоре обнаружил её за игральным столом в одной из комнат.

Правда, использовала она стол не по назначению. В центре стоял голопроектор, а над ним, вращаясь по своей оси, зависло изображение базы "Цербера". Хестром стояла рядом и очень внимательно его рассматривала. В своей футболке и брюках, с распущенными волосами и сосредоточенным лицом, она совсем не подходила под недавнее описание Гарруса и не была похожа на им упомянутую "хитрую бестию". Она выглядела настолько очаровательной и милой, что у Шепарда заскребли кошки на душе от мысли, что он вынужден воспользоваться её предложением и позволить ей участвовать в завтрашней миссии.

Не в силах перебороть себя, он подошел сзади и обнял её. Это было настолько новым и приятным - быть с кем-то - что он даже пришел к мысли, а не запереть ли Хестом Криз в этой квартире, чтобы уберечь от опасностей, исходящих от всего мира и от нее же самой в первую очередь. Но, если он так сделает, то явно потеряет её расположение. И вообще рискует больше её не увидеть.

Она, оторвавшись от просмотра, улыбнулась.
- Я попросила СУЗИ переслать сюда данные с разведывательных зондов, чтобы составить свой план.
- И в чем он заключается? - Шепард спросил об этом как можно ровнее, дабы не выдать истинное положение дел относительно завтрашнего дня.

- Думаю, что вот этот сектор, - она указала на один край в изображении станции, - жилой. В нем есть ангар, но скорее всего, шлюз будет закрыт. Однако его можно открыть дистанционно с челнока ликвидаторов - в компьютере должна быть соответствующая команда. Пары секунд хватит, чтобы проскользнуть внутрь за кинетический барьер, пока диспетчер не стартует его закрытие, распознав несанкционированную команду. Но, поскольку мое задание будет проходить одновременно с высадкой твоей группы, диспетчеру, думаю, либо будет плевать, либо будет не до меня.

- Почему именно жилой сектор?
- Уровень безопасности там значительно ниже, полагаю, - задумчиво ответила она, распаковав одну из упаковок с едой. Заглянув туда, она скривилась. - Не люблю элизиумскую кухню, извини. Слишком острая.

- Тогда возьми этот пакет, - он протянул ей другой, с самой обычной земной пищей, вроде жареной картошки с соусом и горячего бифштекса. - Учту. На будущее.

Она как-то странно на него посмотрела, и во взгляде её проскользнула грусть. Не надо быть гением, чтобы понять, о чем она сейчас подумала. О том, что, возможно, никакого будущего и не будет. Но Джон, приступив к поглощению еды - а голоден он был как волк - предпочитал не думать ни о чем, кроме как о сегодня.

- Из оборонных устройств там должны быть тяжелые турели, но и то одна-две, может быть, - продолжала она. - Минимум солдат, может, один "Атлас".
- Ничего себе "значительно ниже", - хмыкнул он, удивившись её спокойствию по этому поводу.

- А я и не собираюсь сражаться с ними, - последовал ответ. - Мне всего лишь нужно проскользнуть на уровень выше, где располагается главная батарея. А оттуда уже - по шахтам вентиляции - к третьему генератору, снабжающему станцию электричеством. Видишь тут скопление труб? Скорее всего, это теплоотводные, значит, здесь располагается генератор. Третий, если считать сверху. При отключении питания одного из генераторов главным приоритетом система безопасности, насколько я разбираюсь в системах "Цербера", посчитает поддержку уровня освещения и проверку герметизации всех секторов. На это уйдет несколько минут, достаточных, чтобы отключить протоколы экстренных мер. Если все сделать быстро, система не успеет разделить станцию по автономным секторам - и "пэмы" отключатся везде. Ну а если нет...то хотя бы мои действия посеют немного паники и помогут твоей группе пробраться вперед. Потом, - она вздохнула, - я найду свою дочь и воспользуюсь каким-либо челноком, чтобы убраться со станции раньше, чем ты вознамеришься взорвать её ко всем хаскам.

Забив желудок и запив все это стаканом холодного пива - а после утреннего бренди это, пожалуй, лучшее решение - он почувствовал острую необходимость уточнить кое-что, что казалось ему важным, но было для неё крайне неприятным.

- У меня есть вопрос, - начал он неохотно. - Я давно хотел его тебе задать, но, зная, насколько он будет тебе неприятен, все не решался.
- Валяй.

- Почему ты считаешь, что твоя дочь по-прежнему жива? С тех пор, как ты стала бесполезна для Призрака, существует ужасная вероятность, что...
- Не договаривай, - оборвала она сердито. - Я прекрасно знаю о такой вероятности. Но я надеюсь, что до этого не дошло.

- Но на чем основана эта надежда? Ты должна быть готовой и к самому худшему варианту.
- Эта надежда основана на надежде, ясно? - резко бросила она, выключив голопроектор с таким видом, как будто собиралась отшвырнуть безобидный прибор ему в лицо.

Джон понял, что эту тему продолжать не стоит. Иначе он мог серьезно повредить её настрой на завтрашнее задание. Пусть остается надежда. В принципе, это тоже неплохой мотиватор, когда нет ничего другого. Вот только горький опыт показывает, что надежда - слишком хрупка и чаще всего не оправдывает ожиданий. Сам Шепард сознавал всю необходимость, надеясь, все же готовиться к самому худшему развитию ситуации.

- Не знаю, Шепард, - вдруг сказала она, усевшись за стол и отодвинув от себя пакет с едой. - Иногда...особенно сегодня, особенно когда ты рядом, мне кажется, что я - просто ужасная мать. Я не видела Лину уже почти четыре месяца. Но вместо того, чтобы стенать и биться головой, я сижу здесь и, хаск тебя дери, наслаждаюсь твоим обществом! Это неправильно.

- Учитывая тот факт, что завтра ты в одиночку собираешься напасть на базу Призрака, чтобы найти свою дочь только на основании надежды - это уже отрицает твое утверждение, - проговорил он, понимая, что сейчас ей просто необходимо это услышать. - Ты провернула целую аферу на моем корабле - и все ради своей дочери. Позволь себе хотя бы сегодня не предаваться отчаянию. Все будет хорошо.

Она криво усмехнулась.
- Возможно, эта твоя последняя банальность подействовала бы на твою азари с запонками, но мне не нужна эта спасительная ложь.

Он довольно улыбнулся. Потом встал, чтобы осмотреть полки и нашел то, что нужно.

- Все еще ревнуешь?
- Конечно, только этим и занимаюсь с самого утра, - она фыркнула. - Ты слишком высокого о себе мнения, сейчас корона упадет.

- Ревнуешь, - усмехнулся он и включил найденный приемник. Переключил пару песен и нашел подходящую. Из динамиков полилась тошнотворно слащавая медленная песня. Не отвечая на удивленный вопрос Хестром, неужели он решил с ней потанцевать под эту ужасно пафосную и ванильную балладу, он достал из кармана купленную свечу и, поставив её перед ней, демонстративно зажег.

- Как я и обещал после того самого первого раза, - насмешливо проговорил он.

Хейс скрестила руки на груди.
- Меня сейчас стошнит, Шепард, - шутливо ответила она. - Оказывается, под обличьем сурового и непобедимого героя всея Галактики скрывается прямо-таки настоящий романтик. Очень мило.

- Я всегда выполняю свои обещания, Хестром, - серьезно проговорил он и за руку поднял её со стула.

- Тогда пообещай, что завтра мы не сдохнем, - угрюмо прошептала она, уткнувшись ему в плечо, и своими словами лишний раз напомнила, что часы немилосердно тикают и шесть часов утра уже не за горами.

- Обещаю, - Джону нелегко дались эти слова. Такого он не мог обещать. - А теперь пошли. Опробуем все спальни.
Просмотры: 121

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности