ДИВЕРСАНТ. Глава 19

Автор: Nightingale8622
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Кайден Аленко, СУЗИ, Джефф Моро (Джокер), Джек Харпер (Призрак), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард
Рейтинг: R
Жанры: AU, Гет, Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action)
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер: Макси
Статус: закончен

Автор: Nightingale8622
Основные персонажи: Лиара Т'Сони, Кайден Аленко, СУЗИ, Джефф Моро (Джокер), Джек Харпер (Призрак), Тали'Зора вас Нима нар Райя, Гаррус Вакариан (Архангел), м!Шепард
Рейтинг: R
Жанры: AU, Гет, Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action)
Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер: Макси
Статус: закончен

19. БОЛЬШОЙ СЮРПРИЗ

Это был риск, но риск оправданный - передавать кварианке сигнал маяка. Даже если та завершит его восстановление, все равно ничего не поймет. Только Хейс знала, что значит стройный ряд цифр в сигнале, поскольку именно она и разработала собственный метод навигации по звездной карте. И она надеялась, что Тали'Зора соответствует своей репутации очень способного инженера и техника.

Хейс раньше не имела опыта общения с кварианцами. Этот народ был настолько помешан на своей идеологии, что не позволял своим представителям светиться в неподобающих местах. Даже молодые паломники, ищущие нечто, с чем можно с гордостью вернуться на Мигрирующий Флот, чтобы стать полноправным членом общества, не опускались до уличных банд или криминала. Похвально.

Впрочем, Хейс это мало интересовало. Куда больше она была обеспокоена своими недавними открытиями. Она все еще ощущала на губах припухлость, а на своих бедрах - следы от крепких мужских объятий. И это её всерьез беспокоило: её начинающаяся зависимость от постороннего человека. Хотя вряд ли теперь можно дать коммандеру такое определение.

- Доктор Латвил, - вдруг раздался голос СУЗИ. - Коммандер просил меня передать, что вам открыт доступ в командный центр, как вы и просили ранее. Можете наблюдать за ходом миссии оттуда.

Неожиданно. Но Хейс была этому рада. Мало того, что в командном центре был терминал с архивными данными, данными по текущей миссии и доступом в военную сеть Альянса, так там еще можно было видеть голографические схемы военных действий, что значительно упрощало слежение за ходом миссии. Джокеру придется слушать переговоры в одиночестве в кабине, поскольку СУЗИ была выбрана Шепардом в качестве боевой единицы. Наверняка коммандеру пришлась по душе её платформа в сражении. К тому же, СУЗИ, как синтетик, могла "мыслить" таким же образом, как и геты, и предвидеть их действия. Весьма умно.

- Миссия начнется через пять минут, - закончила СУЗИ и отключилась.

Хейс поднялась и покинула медотсек. Потом направилась в командный центр и, быстро преодолев пост охраны и коридор, вошла в просторное помещение, где уже столпились некоторые члены экипажа, включая Кайдена и Лиару, и кварианские адмиралы.
Майор Аленко увидел её и, если и удивился её присутствию, то вида не подал. Коротко кивнул ей и подозвал к себе. Он стоял позади адмиралов, обступивших стол с голограммами, там же находилась азари.

- Внимание! - огласил по громкой связи Джокер. - Всем приготовиться к прыжку! Предупреждаю, возле Ранноха идет масштабное сражение, но коммандер приказал в него не ввязываться. И все же нас может немного потрясти.
- А где же его визитная карточка про "пристегните ремни в туалете"? - тихо прошептал Кайден и улыбнулся. Хейс была слишком взволнована, чтобы ответить, но все же состряпала на улице подобие улыбки.

Внезапно "Нормандию" затрясло - очевидно, Джокер входил в поле ретранслятора - и снова странное ощущение, что она не в своем теле и пространстве, охватило женщину. Её повело в сторону, и, когда корабль вышел из "коридора" массы и завершил прыжок, Хейс едва не упала, но её вовремя подхватил Аленко.

- Спасибо, - прошептала она.
- Не привыкли к прыжкам, - со знанием дела сказал он. - Но скоро привыкните.

Ага. Может, доктор Латвил к прыжкам и не привыкла, а вот Хестром Криз, совершив их сотни раз или даже больше, все еще не привыкла.

- Внимание! - заорал Джокер. - Маскировочная система включена! Нас обнаружат, если только все хором споем русский гимн!

Сначала никто не понял, что "Нормандия" уже в районе боевых действий, но все быстро сообразили это, когда фрегат начал маневрировать. Причем так резко и лихо, что у Хейс заныло в животе - даже несмотря на искусственно поддерживаемую гравитацию и давление, перепады были весьма и весьма ощутимы. Видимо, Джефф, желая как можно безопаснее и аккуратнее провести корабль мимо разворачивающихся военных событий, меньше всего думал о состоянии своих пассажиров.

Но маневрирование закончилось довольно быстро. Джокер вскоре пристыковался к дредноуту, хотя и тут всех ждал сюрприз. Все стыковочные туннели были физически заблокированы, кроме одного, который был настолько поврежден пробоинами, что геты, очевидно, решили, что ни один нормальный органик не будет подвергать себя опасностям открытого космоса в районе боевых действий.

Никто нормальный. Но Шепард был безумцем, так что тут же в передатчике раздался его голос:
- Рискованно отправлять туда всю команду. Я беру на себя стыковочную площадку.

Потребовалось минут десять, чтобы проверить скафандр и оборудование для выхода в открытый космос. И еще полчаса, чтобы преодолеть дырявый стыковочный коридор. Голограмма над столом, пеленгуя передатчик коммандера, показывала его местонахождение. Он чертовски медленно двигался, но Хейс, однажды испытав "удовольствие" побывать в вакууме, знала, как тяжело там даже шаг ступить в магнитных ботинках.

Наконец, Шепард преодолел коридор и пробрался в дредноут. Потом открыл шлюз для своего отряда.
- Шепард, ты в порядке? - в голосе Тали'Зоры прозвучало недюжинное беспокойство.
- Да, Тали. Спасибо, - голос Шепарда был сконцентрированным и ровным. Как и всегда, когда за ним не гнались по пятам огромные Твари. Тогда он выражений не выбирал. - Так куда мы идем?
- Ищем центр управления. Там я смогу отключить сигнал Жнецов. Осторожно! Геты!

Как и в любой миссии, началась основная её часть, состоящая из криков, перестрелок и постоянной смены дисклокации. Точки на голограмме передвигались теперь так быстро, что следить за ними стало утомительно, и Хейс отвела взгляд. Она оглядела всех адмиралов по очереди, но различать кварианцев - все равно что пытаться отличить кегли в боулинге. Это нелепое сравнение заставила Криз нервно скривить рот.

- Быть может, Далем, вам не стоило сюда приходить? - шепотом спросил Кайден, искоса наблюдая за ней. - Наблюдать за ходом миссии лично для меня сложнее, чем в ней участвовать.

Как мило, что Аленко беспокоился о её самочувствии. Но растолковал он выражение её лица, как всегда, по-своему.
- Нет, все нормально, - успокоила его Хейс, прислушиваясь к переговорам.

На дредноуте было жарко. Впрочем, какую миссию Шепарда можно было бы назвать не этим словом? Ему всегда удавалось залезть в самое пекло и выйти от туда, не опалив и волоска. Раны в плече от пули и когтей не в счет. Они были несоизмеримы с тем колоссальным результатом, которого добился коммандер. И еще добьется. Но почему-то Хейс чувствовала странную тревогу.

Прошло около полутора часов, казалось бы, бесконечного боя. Когда вдруг Тали закричала:
- Шепард! Руку!
И по её ужасу, скрытому в этих словах, Хейс поняла, что ситуация была критичной. Но все обошлось. Женщина задумалась над особыми нотками, звучавшими каждый раз в голосе кварианки, когда коммандеру требовалась помощь. Это было...так знакомо.
- Я в порядке, - уверенный и ровный голос коммандера придавал всем оптимизма.

Боевая группа продолжила свой путь и вскоре они обнаружили источник сигнала Жнецов. Им, к всеобщему удивлению, оказался гет Легион, та же самая платформа, которая помогала Шепарду в его миссии на базе Коллекционеров. Разумеется, Джон не мог оставить своего друга, даже если он гет, на произвол судьбы. По словам Легиона, получалось, что лишь агрессия их создателей вынудила синтетическую расу обратиться за помощью к Жнецам. Ради выживания. Если Хейс не испытывала особого доверия к кварианцам и раньше, то сейчас лишь утвердилась во мнении, что "кеглям" просто необходим удар тяжелого шара для боулинга, чтобы они, наконец, увидели дальше своего носа.

Пока она раздумывала над этим, Шепард с боем прорвался к терминалу и освободил своего друга, отключив сигнал Жнецов.

И тут начался какой-то фарс.

Один из адмиралов вдруг склонился над картой и нажал свой передатчик. И Хейс просто не поверила своим ушам, когда он громко произнес:
- Всем кораблям! Открыть огонь!

Никто, кроме этого скафандра, даже не сообразил, в чем заключался смысл этой команды, пока в передатчике не послышался взбешенный голос коммандера:
- Какого хаска там у вас происходит? Зачем вы открыли огонь по дредноуту?

Все головы повернулись к адмиралу, отдавшему приказ. Лиара поддалась вперед, а Кайден остолбенел. Хейс же никак не могла переварить то, что какой-то кварианец в долбанном скафандре собирался угробить дредноут вместе с героем всея Галактики на борту, вызвавшемуся помочь его народу.
Что за черт?..

- Флот! Говорит Шепард! Не стрелять! Повторяю: не стрелять! - по голосу коммандера все поняли, что дело серьезное и что кварианцы действительно стреляют по дредноуту.
- Что вы, вашу мать, делаете? - Кайден ринулся вперед и схватил адмирала за руку. - Немедленно отмените приказ! Вы что, совсем спятили?
- Я лишь руководствуюсь логикой и шансом нанести гетам сокрушительный удар! - заорал в ответ кварианец, вырываясь. - Немедленно отпустите меня, иначе нашему союзу конец!
- Какому союзу? Вы только что отдали приказ угробить моего друга!

К спору тут же присоединились другие адмиралы и Лиара. Все они, зная, что счет идет на секунды, пытались образумить кварианца, но тот был непреклонен, крича в ответ, что к этим действиям его вынуждают обстоятельства.

Хейс замерла от напряжения. Она поняла, что спор ни к чему не приведет. Существовал только один способ отменить приказ - и этот способ сразу же разоблачит её. Но без Шепарда вообще не будет никакого смысла и дальше разыгрывать эту комедию с доктором Латвил! Да и сама мысль, что он может погибнуть, если она ничего не предпримет, вынуждала её на эти действия.
И она поняла, что выхода нет.

Незаметно достав из ботинка короткий нож - единственное оружие, которое она позволяла носить "доктору Латвил" - Хестром сжала его в правой руке. Она быстро проиграла в уме, что ей нужно сделать: приблизиться к спорящим, оттолкнуть майора, чтобы не мешал, схватить сзади адмирала - но, поскольку он был выше ростом, ей придется сначала ударом сбить его с ног и поставить на колени - потом приставить к его горлу нож и потребовать, чтоб он отменил приказ. Все займет секунд пять. Что будет потом - её сейчас не слишком волновало.

Она уже сделала шаг вперед, чтобы осуществить задуманное, как вдруг передатчик, до этого гремевший от шума взрывов на дредноуте, криков Шепарда пошевеливаться и возгласов ошарашенной от происходящего Тали и даже взволнованной СУЗИ, неожиданно замолчал, уступив место зловещему белому шуму.

Все разом смолкли. А Хейс застыла на месте с ножом в руке. Она вдруг ощутила волну такого неимоверного ужаса, что, казалось, он заполнил каждую клетку её тела. Такой ужас она испытывала лишь однажды: когда Лина свалилась под лед на озере неподалеку от их колонии. Этот всеобъемлющий, катастрофический ужас тогда полностью лишил всегда рассудительную и умеющую себя вести в экстремальных ситуация Хестром дара о чем-то мыслить разумно. Паника сковала все её члены, мешая тут же броситься спасать свою дочь. В тот раз она очнулась благодаря своей выдержке и опыту. И спасла свою дочь. В этот же момент ужас приковал её к полу с удвоенной силой, поскольку тишина в эфире могла означать только одно, и если это так, то лучше на борту "Нормандии" не быть кварианцем, поскольку она собиралась перерезать им глотки. Всем до одного.

Тишина длилась долгие минуты. Возможно, две-три. Но Хейс они показались вечностью.

И вдруг, когда она уже решила, что пора орудовать ножом, как бешеный мясник на кухне, заваленной кварианским мясом, раздался усталый, но полный скрытого бешенства голос Шепарда:
- Джокер, мы подлетаем на истребителе гетов. Не взорви нас случайно.
- Покачайте крыльями или типа того, чтоб я понял, где вы.

Все вздохнули с облегчением. Кайден отпустил адмирала Герреля - кто-то назвал его так. Лиара притронулась рукой ко лбу, как будто она стала тяжела для её тела. Адмиралы принялись препираться, гадая, какой будет реакция коммандера на эти агрессивные действия.

И лишь Хейс, машинально спрятав нож в рукаве, не могла прийти в себя. Она по-прежнему стояла, готовая в любую минуту наброситься на кварианца, и не могла вздохнуть свободно.

Она сейчас собиралась поставить под угрозу все свое задание, свою жизнь, даже жизнь дочери - и все ради того, чтобы спасти Шепарда. Она совсем сошла с ума? Она совсем сошла с ума!

Она не ожидала от себя подобной глупости. Она, Хестром Криз, бывший член криминальной группировки "Синие светила", один из лучших оперативников "Цербера" по стратегическому внедрению в стан противника, холодная, расчетливая, профессиональная, стервозная сука, как частенько называли её коллеги "по цеху"...готова была поставить все на карту ради коммандера, мать его, Шепарда!

Но Хейс не злилась и не сожалела. Она приняла это как данность. И от этого ей и придется плясать.

Прошло минут пятнадцать жарких споров между адмиралами, как вдруг, словно сам дьявол, в командный центр влетел Шепард. Геррель, увидав его, надменно сказал:
- Шепард! Параметры задания поменялись. Вы солдат. Вы это понимаете.
- Я понимаю, что вы намеренно упустили возможность отступить! - коммандер был не просто зол, он был в бешенстве от того, что его потенциальный убийца находился на его же корабле и посмел рассуждать о том, что должен понимать солдат.
- Дредноут был идеальной...

Но Геррель не успел договорить, так как Шепард сильно ударил его в живот. Адмирал согнулся пополам.
- Вон с моего корабля! - рявкнул коммандер. - Если не хотите, чтобы я свернул вам вашу куриную шею!

Тут попыталась вмешаться адмирал женского пола, чье имя Хейс было неизвестно:
- Шепард, я понимаю, что вы злитесь...
- Ни черта вы не понимаете! Мне нужен ваш Флот, и поэтому через полчаса мы продолжим этот разговор! Но я не хочу, чтобы этот кретин даже приближался к моему кораблю!

С этими словами, прогремевшими над центром, словно раскат грома, Шепард, все еще будучи в крайнем бешенстве, решительно зашагал обратно и скрылся за дверью.

- Ну и ну, - выдохнула Тали'Зора и покачала головой. Она что-то хотела объяснить адмиралу, которая вздумала оправдать действия Герреля, но Хейс уже этого не слышала. Она быстро ушла вон.

***

У Хейс, когда она решительно поднималась в каюту коммандера, не было какой-то конкретной цели. Она сама не понимала, что собиралась сделать или сказать. Просто ей необходимо было удостовериться, что он жив.

Лифт едва открылся, как она уже проскользнула мимо, не забыв избавиться от спрятанного в рукаве ножа: остатки разума все же присутствовали. Двери каюты были не закрыты, так что она, презрев в этот раз все условности, просто прошла внутрь и застыла перед небольшой лестницей, ведущей непосредственно в жилую зону.

Коммандер уже снял свою броню и теперь грубо стягивал мокрую от пота футболку. Но тут он увидел свою гостью и угрюмо замер, ожидая, что она сделает.

У Хейс были варианты своего визита: спросить, как он себя чувствует, не открылись ли его раны, ужаснуться агрессивности кварианцев и много прочего, не имеющего никакого отношения к тому, что она действительно хотела сделать.

И она не стала утруждать себя рассуждениями и логическими доводами, впервые поддавшись первобытному и глубинному желанию просто принадлежать мужчине, которого она едва не потеряла.

Поэтому она, не говоря ни единого слова, сорвалась с места и, подлетев к нему, словно жаждущая поглотить свою жертву сирена, вцепилась ему в губы крепким поцелуем. Это его на миг удивило: он не сразу ответил на поцелуй, - но уже через секунду его руки жадно обвили её тело, а губы стали алчущими и даже грубыми.

Но Хейс приветствовала эту сумбурность. Это было выплеском долго сдерживаемых эмоций как с её стороны, так и с его, возбуждением, в разы усиленным опасностью потерять эту возможность, нетерпеливостью, смешанной с раздражением на их проклятые игры в кошки-мышки.

Женщина даже не сразу поняла, что Шепард опрокинул её на свою кровать и навалился на неё всей тяжестью тела. Туман в голове стирал в пыль всякие мысли, кроме одной: хотелось как можно скорее почувствовать себя принадлежащей ему. Она и не заметила, как он стянул с неё брюки и рубаху, жадно припал к телу и покрыл её грудь поцелуями. Она могла лишь чувствовать всю прелесть быть в такой близости с ним и абсолютно отключила все посторонние мысли.

Он вошел в неё грубо и нетерпеливо, но это не вызвало в ней ни капли протеста. Сейчас она была сама собой, той самой Хестром, которая могла назвать его "фирменным ослом" и чей оскал хищных зубов он часто замечал, принимая это за неожиданные стороны скромной овечки Латвил. Шепард интуитивно почувствовал, что в ней таятся такие же демоны, как и в нем самом. Он не мог этого объяснить, но Хейс это поняла уже давно. Именно потому, что она видела его демонов и не боялась их, они так сблизились.

Далем Латвил была временно, но беспощадно раздавлена мощью женщины, не побоявшейся принять Шепарда таким, каким он был на самом деле: полным противоречий и нерешенных вопросов, желанием изменить этот мир к лучшему, но с твердым пониманием, что без крайностей и жертв не обойтись. И Хейс сейчас наслаждалась осознанием, что никто, даже его верные соратники и друзья, не смогут узнать его настолько же хорошо, как понимала его она.

Все произошло слишком сумбурно, страстно и нетерпеливо. Но это принесло им обоим огромное облегчение. И когда, отдышавшись, они смогли снова вернуться на "Нормандию", вместе с этим вернулись и миллионы других проблем, одна из которых заключалась в том, что Хейс снова нужно было стать Далем Латвил, которую она уже возненавидела всей душой.

- Извини, - прошептал Шепард, поцеловав её. - Это случилось совсем не так романтично, как я представлял.
- А ты это представлял? - лукаво спросила она. - Теперь я могу называть тебя по имени или я еще не заслужила соответствующего разрешения , коммандер Шепард?
- Поверь, ты заслужила, - поддержал он её хитрую интонацию. - Клятвенно обещаю, что в следующий раз зажгу пару свечей и поставлю романтическую песню. Если ты не убежишь по привычке.
- Если только ты меня не прогонишь...Джон, - так непривычно было называть его по имени, но это Хейс явно понравилось. - А теперь прошу, слезь с меня. Ты очень тяжелый.

Улыбнувшись - и это была его первая улыбка, увиденная ею, не считая той кривой усмешки на Тучанке - он освободил её из своих объятий и позволил одеться.

Только сейчас Хейс заметила, что брюки её валяются едва ли не в трех метрах от кровати- это ж надо было их так швырнуть, как будто существовал риск, что они сами натянуться на её ноги - а пуговицы на рубахе были попросту оторваны.

- Ты должен мне новую форму, - проговорила она, и, стащив с кровати одеяло, обернулась им. - Или я могу пойти в медотсек в таком виде, распугав весь твой экипаж.

Шепард, который и не думал одеваться, обернулся к ней и оценивающе скользнул взглядом по её телу.
- Будь уверена, увидев тебя в таком виде, мужская половина экипажа мне крупно позавидует, - он вдруг усмехнулся. - Но если ты это сделаешь, я запру тебя в своей каюте и привяжу к кровати.

- Ты явно собственник, - Хейс был по душе их милый флирт. Он объединял их, превращая в сообщников, и отодвигал все мрачные мысли на второй план.
- Разве ты не слышала, что я - тиран? - хмыкнул он и в чем был - то есть ни в чем - прошествовал в сторону душа. - Надеюсь, ты не сбежишь, если я отлучусь на пару минут? Хотя знаешь, мне только что в голову пришла отличная идея...
- Оставь свою идею на потом, - улыбнулась она. - Кварианские адмиралы ждут. И явно в ужасе от твоего настроения.
- Их ждет большой сюрприз, - отозвался он с улыбкой и скрылся за дверью. Раздался шум журчащей воды.

Хейс поднялась и подобрала свои вещи. Брюки еще можно было носить, но вот рубаха была явно испорчена. Как ей теперь незаметно добраться до медотсека? Впрочем, этот вопрос волновал её меньше всего.

Она привела свою косу в порядок, кое-как застегнула на оставшиеся пуговицы форму, отчего вырез на груди стал значительно больше и соблазнительнее, чем полагалось медицинскому работнику, и осмотрелась. Взгляд её мимолетом упал на личный терминал коммандера, но вспыхнувшая было мысль воспользоваться такой возможностью, была тут же яростно раздавлена.

Теперь все изменилось. Или нет? Она не знала, как их близость воспринимается Шепардом: как начало или конец их отношениям? Возможно, он просто получил то, что хотел, и теперь охладеет к ней? Как сильны его чувства к этой проклятой Латвил? Настолько ли сильны, что, увидев под обличьем хрупкой и невинной Латвил оперативника "Цербера", он не убьет её прямо тут, посреди этой постели, все еще напоминающей о только что случившейся близости своим беспорядком?

Вот и они, сотни вопросов. Хейс с сожалением и завистью вспомнила о тех минутах, когда жизнь была проста и вопросов не существовало, поскольку все они пали ниц перед бурей страсти. Но, увы, буря прошла. Остался лишь легкий штиль. И будет ли новая буря вообще?

Надо заканчивать с вопросами.
Хейс подошла к шкафчику с броней и заинтересованно прошлась по списку установленных модификаций и характеристик. Потом, от нечего делать, переключила пару треков на проигрывателе.

В этот момент, наконец, показался Шепард, предусмотрительно обернув свои достоинства полотенцем. Хейс так и подмывало спросить, к чему такая скромность. И ей стало вдруг ужасно любопытно заглянуть под полотенце. В первый раз она рассмотрела не так внимательно.

Но она благоразумно промолчала.

Он принялся одевать свою форму, которая ему очень шла. Воротник кителя вновь скрыл ужасный загадочный шрам на шее, но Хейс все же спросила:
- Теперь ты расскажешь мне, почему этот шрам зашивал тебе Гаррус?

Джон, застегнув последнюю пуговицу, кивнул.
- Это, как я уже говорил, случилось на базе Коллекционеров. Я сам был виноват в том, что эта тварь на меня набросилась, потому что допустил ошибку. В результате погиб член моей команды, спасший мне жизнь. И чтобы не забывать о своих ошибках, я попросил Гарруса заштопать мне эту рану. Понимаешь, если бы это сделал Мордин или доктор Чаквас, шрам быстро бы затянулся - и я не вспоминал бы о принесенной жертве своего друга каждый день. У меня было много шрамов, которые напоминали мне о прошлых ошибках - но ученые "Цербера", когда восстанавливали мое тело, решили от них избавиться. И зря. Я был бы рад снова их увидеть.

- Понимаю, - прошептала Хейс, и Шепард чуть нахмурился.
- Теперь твоя очередь. Откуда этот шрам на левой руке? Выглядит жутко.
Ну разумеется, он не мог не заметить. Иногда Хейс полагала, что зря не позволила докторам свести этот след её криминального прошлого. Он всегда вызывал вопросы.

Она пожала плечами.
- Тоже ошибка. Но скорее ошибка влюбленной молодости, чем военного прошлого, - соврала она. - Может быть, когда-нибудь и расскажу.
- И быстрее, чем тебе кажется.
- Думаю, мне надо уйти первой, - сказала она. - Не то чтобы случившееся было великой тайной, просто сейчас не время для пересуд среди членов экипажа.

Хейс хотела уже сделать шаг, но Шепард остановил её, схватив за руку.
- Подожди, - настойчиво проговорил он и тут, к её удивлению, стащил с её волос заколку, расплел косу и растрепал её длинные волосы рукой. - Давно хотел это сделать. Пусть будет так.
- Это недопустимо для медицинского работника.
- Плевать я на это хотел, - отмахнулся он. - На моем корабле медицинские работники будут ходить так, как я хочу.
И поцеловал её, держа за голову, властно и покровительственно.

- Я хочу, чтобы, когда вернусь с Ранноха, ты была здесь. Это будет огромной мотивацией перебить гетов как можно скорее.
- Так точно, коммандер, - улыбнулась она.

В этот момент, к их удивлению и по всем законам мыльной подлости, в каюту кто-то вошел. Гость застыл на пороге, как вкопанный, и Хейс посмотрела в ту сторону.

Это была кварианка Тали'Зора. Она первые мгновения не могла вымолвить ни слова, пораженно глядя на смятую кровать, руки Шепарда на плечах доктора и раскинутые неподалеку мужские вещи. И, разумеется, она все поняла. Для этого не надо быть семи пядей во лбу.

- Извините... - обескуражено произнесла она и быстро ушла прочь. Проводив её взглядом, Хейс даже стало жаль несчастную Тали.
Но так случается со всеми, кто слишком долго упускает свой шанс.

Еще раз поцеловав коммандера, Хейс развернулась и, прикрывая разорванную рубаху на груди рукой, поспешила в медицинский отсек.

Несмотря на тысячи вопросов и всепоглощающий страх разоблачения, она была почти счастлива. Для полного счастья не хватало лишь уверенности, что её дочь в безопасности.
Просмотры: 200

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности