Дай закурить, Шепард: Слежка

Рейтинг: NC-17
Жанр: Romance, Established Relationship
Пэйринги: м!Шеп/Эшли
Описание: Шепард в гостях у саларианского психолога. И он решил ему кое-что рассказать...
Предупреждение: первый опыт автора в написании NC. Критика и комментарии категорически приветствуются.
А напоследок я скажу: просто гигантское спасибо Бэт. Было весело)

— Меня зовут Джон Шепард. Я обычный солдат Альянса. Правда, в то, что я обычный, не все теперь верят. Многие на моём корабле убеждены (да, у меня есть корабль), что ситуация с маяком делает меня весьма необычным человеком. Конечно, то, что я капитан самого быстрого корабля человечества, противоречит моей фразе о том, что я обычный солдат. Вдобавок мне присвоили статус Спектра. Но в душе я остался таким, каким был, скажем, пять или десять лет назад.
Я отдаю себе отчёт в том, что после той идиотской хрени с маяком всё теперь иначе. Но всё же хочется верить в то, что прежде всего я воин, а не находка для учёных.
И вот я, Джон Шепард, не побоюсь сказать, лучший Спектр человечества (пускай пока и единственный), решил устроить слежку за женщиной, которая мне небезразлична.

На мгновение Джон закрыл веки. Такую длинную тираду, причём с такими нюансами он ещё никогда никому не говорил. Разве что, когда сидел за школьной партой.
Саларианец с удивлением смотрел на человека. Держа в руках датапад, куда он должен был записывать свои пометки, он просто не знал, какое первое слово написать. Разброс мыслей был таков, что психолог даже растерялся. Во-первых, это был первый военный на его памяти, который так много поведал о себе. С начала первого же сеанса. «Обычно они замкнуты, скрытны. Не любят рассказывать о пережитом и о себе. Прямолинейны, но не ждите от них откровенности и правды», — так всегда говорил студентам Мали, доктор психологических наук знаменитого Джаэтского университета. Во-вторых, он не понял и половины слов из той речи, что сказал ему мужчина в форме Альянса. В-третьих, он просто не знал, стоит ли верить этому человеку.
— Подождите-ка. Давайте упустим момент про «маяк», а то мне не совсем понятно, о чём идёт речь. У меня в голове не укладывается. Значит, так. Вы — Джон Шепард, первый Спектр-человек. Верно?
Шепард кивнул в ответ и снял фуражку с головы, тут же кинув её на мягкое сиденье дивана.
— Хорошо. Я не хочу вдаваться в то, что у вас там происходит во время ваших… военных операций. Я в этом не силён. Но что я понял, так это то, что вы следили за нравившейся вам особой. Так?
— Вы всё правильно сказали.
Саларианец усмехнулся и убрал датапад в сторону. Впервые за всю его жизнь к нему приходил клиент с таким статусом. Жизнь Спектра для галактического общества зачастую являлась тайной. Скрестив руки на груди, саларианец задумчиво коснулся подбородка и, промолчав несколько секунд, всё же нарушил эту недолго длившуюся тишину.
— Но разве Спектрам запрещено устраивать слежку за кем-либо?
Джон засмеялся и облокотился на спинку синего дивана, рассматривая богато обставленный кабинет саларианца.
— Я понял, к чему вы клоните. Нет, не запрещено. Но вся соль в том, что она — член экипажа моего корабля.
Мали улыбнулся капитану и поудобнее устроился в кресле. История обещала выйти интересной, так как у Спектров жизнь точно нескучная. «И раз уж этот Шепард решился обратиться ко мне, значит, случилось что-то необычное».
— Я вас внимательно слушаю.

***


Эшли оглянулась.
Толпа самых разных существ не обратила внимание на её резкое движение. Батарианцы, турианцы, кроганы и ханары переговаривались, кричали, а некоторые просто молчали, направляясь к зданию СБЦ или к больнице Гуэрта. Однако Уильямс не покидало ощущение, что что-то не так. Она не могла найти этому объяснение.
— Ну, ты чего встала как вкопанная?! Дай пройти.
Проходящий мимо кроган явно куда-то спешил. Обычно кроганы не обращали внимание на тех, кто стоит на их пути. Эшли же повезло. Этот кроган не принялся толкать сержанта в сторону, а всего лишь рявкнул ей в ухо.
Уильямс спуску такому нахальству обычно не давала. Но сейчас ей было как-то не до ссор с незнакомыми прохожими. Отправив сомнения и подозрения куда подальше, она продолжила путь.
Но стоило ей сделать шаг по направлению к кафе, так тут же с места сдвинулся мужчина.

Они сидели в кафе и переговаривались. Сидели у окна, не замечая тех, кто проходит мимо за стеклом.
Шепард зашёл в магазин бытовой техники и, отобрав у хозяина заведения стул, присел и принялся наблюдать за Эшли и её знакомой. Конечно, возмущению турианца не было предела, пока Шепард не показал ему дуло дробовика. Турианец как-то сразу успокоился и предпочёл постоять.
Он то и дело смотрел на время, но Джон готов был ждать сколько угодно. Шепард никуда не спешил, отчётливо понимая, что Эшли не будет вечно разговаривать с подругой. «Кто бы мог подумать, что она может так много разговаривать?»
Спектр представления не имел, что за женщина рядом с Эшли. Были кое-какие догадки, но Шепард тут же отметал их. Он не был настроен на долгие раздумья по поводу того, с кем так мило общается Уильямс. Тем более был способ куда более простой и надёжный, чтобы разгадать эту загадку. Но капитан не сдвинулся с места.
Лицо торговца с белыми татуировками лишь изобразило разочарование.
Впрочем, на счастье незадачливого турианца, Шепард заметил движение за наблюдаемым столиком. Девушки встали, при этом бурно что-то обсуждая и посмеиваясь. Джон тут же перестал жевать откусанный кусок яблока и, встав со стула, оставил фрукт на мягкой мебели.
Вот они расплатились и вышли из заведения. Незнакомая девушка ловит такси. Эшли, словно что-то почувствовав, тут же обратила взор на витрины магазинов, что были напротив. Увидеть она его вряд ли могла, так как Джон скрывался за полкой горшков для цветов. Но внимательный взгляд Уильямс его смутил. «Неужели что-то подозревает?»
Однако сержант улыбнулась в ответ на реплику подруги и вновь устремила карие глаза на лицо собеседницы.
Наконец подлетел жёлто-чёрный аэрокар. Кто именно садится, Джон видеть не мог, но он был уверен, что это точно не Уияльмс.
«Доки находятся на другой стороне лепестка». Однако же рокировка случилась обратная. Не веря своим глазам, капитан «Нормандии» вышел из магазина и с удивлением взирал на пустующее место. Уехала в неизвестном направлении Эшли, а не её знакомая. Незнакомка же, мелкими шажками переходя дорогу, словно и не замечала никого вокруг. Джон почесал затылок и посмотрел по сторонам. «Как быть? Впрочем, решение проблемы есть».
Рыжеволосая, невысокого роста женщина перешла дорогу и, повернув резко налево, тут же устремилась к парковке такси. «Ну уж нет, дамочка. Тебе не уйти».
Только Эми собиралась открыть дверцу машины, как кто-то резко дёрнул её за руку.
— Эй, какого чёрта?!
— У меня точно такой же вопрос.
— Что вы себе позволяете?!
— Лучше замолкни. Иначе хуже будет.
Лицо побледнело. Испуганно смотря на грозный вид Джона, женщина стала нервничать. Это было видно хотя бы по тому, с каким остервенением она принялась кусать губы. «Пальцы дрожат, и пульс точно не в норме. Ну, за кого она меня принимает?»
— Вы… Вы чего от меня хотите? Обокрасть? Я же в СБЦ обращусь…
— Ох, прекрасная мысль. Мне ваши кредиты нужны позарез, — Джон улыбнулся и перестал сжимать запястья пойманной. — Ничего я плохого не сделаю. Мне просто нужна ваша помощь. Вас как зовут?
С подозрением рассматривая лицо Джона, она чуть склонила голову набок, пытаясь словно что-то вспомнить.
— Эми Мэдиган. Вряд ли вам что-то скажет моё имя. Но вы… Кажется, я вас знаю.
— Быть может. Но это неважно. У меня есть вопросы, на которые нужно ответить.
— Кому ответить? Мне?
— Вам.
Схватив вновь Эми за руку, Шепард увёл подругу Эшли от аэрокара к стене серого неприглядного здания. Мэдиган до сих пор не могла справиться со страхом, так как заметила, как уверенно он себя ведёт. «Так себя ведут либо военные, либо преступники, — тут же проскользнула мысль в голове женщины. — И лицо очень знакомое. Где-то я его точно видела».
— Итак, насколько я знаю, вы общались с Эшли Уильямс. Верно?
— Ну да.
Шепард кивнул. Значит, та не собиралась истерично верещать на всю улицу и звать на помощь. Впрочем, ей и верещать-то не пришлось. Кто-то коснулся его плеча, и Джону пришлось посмотреть назад.
— Миледи, у вас проблемы? Этот парень вам угрожает?
Обеспокоился за жизнь девушки какой-то саларианец. Выправка военная, это было сразу заметно. Два шрама на лице. Один тонкий и длинный шёл горизонтально от щеки к виску. Второй красовался под основанием правого рога. «И испытывающий, недоверчивый такой взгляд. Вот так всегда. Сделаешь только полушаг — и возникают новые препятствия. А задача, казалось бы, такая простая. Понять, куда направилась Эшли».
— Нет, совсем нет… — сказала сдавленным голосом Эми и с трудом заставила себя улыбнуться.
— И всё же…
— Дама же сказала. Не стоит, — тут же прервал речь заинтересованного саларианца Джон и, повернувшись к нему лицом, внимательно посмотрел на рогатого. — Всё нормально.
— Я вижу. То-то она дрожит.
Потерев переносицу, Шепард устало закрыл глаза. «Вот откуда эти джентльмены берутся в наше время, а? Вот откуда эти рыцари? Нет у меня сейчас желания мило беседовать — так нет же, надо лезть на рожон, показать, какой ты отличный парень».
— А, может, ей холодно?
Саларианец улыбнулся и покачал головой.
— И ты решил её «согреть», ублюдок. Я правильно понял?
Замах. Он решил ударить кулаком в голову. Быстро и точно. Шепард держался бы за челюсть от резкой боли, если бы не одно «но». Кулак саларианца остановился в сантиметре от щеки просто потому, что возникло острие уни-клинка у его шеи. Женщина завороженно следила за недолгой немой сценой, прижавшись спиной к стене. Тишину нарушил «холодный», всё такой же уверенный голос Шепарда.
— У меня нет никакого желания устраивать тут драку. Как и не было желания причинять ей боль. А теперь слушай меня внимательно. За нападение на Спектра полагается немалый срок. Тем более представителю ГОР, насколько я понимаю.
Саларианец с удивлением взирал на Шепарда, словно не веря тому, что услышал.
— Человек и Спектр? Ты Джон Шепард? Точно! А я-то думаю, откуда такое знакомое лицо, — Эми даже справилась с испугом и тут же кинулась спасать своего «спасителя». — Джон, я всё поняла. Мне про вас рассказывала Эшли.
Капитан поднял брови и с удивлением посмотрел на Мэдиган. Теперь настал его черёд удивляться.
— Обо мне? Рассказывала?
— Да, именно. О вас. А теперь отпустите его, прошу.
Джон хмыкнул и убрал уни-клинок от саларианца. «Молодой. Вспыльчивый и горячий. Слишком быстро делает выводы. Впрочем, это справедливо для всех саларианцев. Стремление спасти женщин похвально. Вот только надо их спасать в основании Цитадели, где ублюдков как раз пруд пруди, а не в бизнес-центре».
— Ты в следующий раз хотя бы внимательней будь.
Рогатый ничего не ответил. Лишь коснулся участка кожи, к которому прикоснулось жёлтое лезвие, поправил одежду и стремительно направился дальше по дорожке, стараясь не смотреть назад.
— Так что там про меня говорила Эшли?
— Может, присядем где-нибудь и поболтаем?
— Времени нет. Даже неважно, о чём вы там сплетничали. Скажите лучше, куда она направилась.
Эми всё раздумывала, соврать этому Джону Шепарду или же не стоит. С одной стороны, она понимала горе Уильямс. На её глазах умер близкий товарищ. «Кайден вроде его звали. Аленко. Как-то так. А этот Шепард не дал ей даже и секунды на то, чтобы самой всё решить. С другой стороны, она его любит. Это было видно по её глазам. Когда они говорили о Шепарде, Уильямс рассказывала о нём не особо охотно. Лишь когда она выпили больше двух бокалов вина, у неё чуть „развязался” язык. Эх, родная моя. Со школьных лет я тебя знаю, а ты всё такая же. Если влюбилась, то это конкретно и надолго. Другое дело, что ты не особо влюбчивая натура».
— Она сейчас не в том состоянии, чтобы разговаривать с вами…
— Перечить закону нельзя.
— … но вы можете заглянуть ко мне домой и мило с ней поболтать.
— О, спасибо за заманчивое приглашение.
Шепард улыбнулся и отошёл на полшага, раздумывая, как бы поступить «То есть, она решила отдохнуть у подружки. Радуется одиночеству, когда это свободное время можно было провести со мной? Непорядок».
— Так, быстро мне адрес. Где живёшь и так далее. Надо будет занести данные в инструметрон, — Джон не сразу осознал, что перешёл на «ты».
Но Эми была вовсе не против такого обращения. Куда больше её огорчало то, что она предала свою закадычную подругу.
«Эшли, прости меня. Но он тебе нужен. И ты ему, видимо, тоже».

Тёплые капли воды скатывались по нежной женской коже. Закрыв глаза, она подставила лицо под струю душа, а пальцы перебирали мокрые волосы. В такие моменты мысли не путаются, и на душе как-то хорошо. Плеск, звуки падающей воды действовали умиротворяюще. Звучала её любимая мелодия из колонок музыкального центра, и сейчас, в данный момент Уильямс чувствовала себя так, словно она спит. «Словно нахожусь в стране сновидений. И на душе спокойно».
Она облизнула губы, потом вдруг резко открыла глаза и вздрогнула, услышав посторонний звук.
«Какого чёрта?»
— Кто там?
В ответ тишина. «Наверное, показалось». Эшли и правда не придала этому значения. Хотя бы потому, что она решила пожить один денёк в квартире подруги, бывшей одноклассницы. Сержант с улыбкой вспоминала те славные времена, что она провела за партой. Подруга уехала в Нос-Астру, а значит, в квартире никого кроме неё, Эшли, быть не могло. Невольно она укусила нижнюю губу. «Слишком дёрганная. Слишком».
Вновь расслабившись, она провела пальцами по своей груди, животику, получая удовольствие от нежных капель воды. Но потом она ощутила лёгкий холодок, будто бы подул ветер. Эшли поняла, что кто-то открыл дверь в ванную.
— Ну как водичка?
Мурашки по телу от этого голоса. Вздрогнув, Эшли вначале растерялась. Глаза тут же стали искать что-то, чем можно было прикрыть наготу. Но потом она опомнилась: стенки душевой кабинки были непрозрачными.
— Шепард, чего ты тут делаешь?! Как ты сюда проник?
Он лишь засмеялся. Уильямс могла лишь видеть его силуэт. Впрочем, как и он её тоже.
— Ну ты же знаешь мой метод. Увидев лычку Спектра, твоя подруга не могла не дать мне код от двери квартиры. Мы довольно мило поболтали после того, как ты встретилась с ней. Должен сказать, весьма разговорчивая особа.
Сжав кулаки, не обращая внимания на воду, Эшли с яростью посмотрела на знакомый силуэт и скрестила руки на груди.
— Ты следил за мной?
— Ну а что, если да? Я Спектр и имею полное право делать то, что считаю нужным.
«Я просто идиотка. Думать головой надо. Только захотела побыть одной, а тут… Просто зла не хватает. А я уже думала, что он про меня совсем забыл. Надо было остаться на „Нормандии”. Тогда бы этого не случилось».
— Джон, будь добр, выметайся!
Однако слушаться строптивую он не стал. «Делай это, не делай то. И хоть из кожи вон лезь — всё равно не понравится… Что за женщина… И фигурка так ничего, и силуэт симпатичный. Очень даже симпатичный… И, быть может, эту фигурку после Илоса я не увижу. Никогда не увижу. Обидно, чёрт возьми.
Значит, то, что я задумал, стоит того?
Однозначно».
— Если я уйду, это будет самой большой ошибкой в моей жизни.
— Самая большая ошибка уже случилась. Ты пробрался в чужую квартиру.
Подойдя к кабинке, он резко отодвинул дверь. То, что он увидел, приятно поразило героя человечества.
Вода стекала по аппетитным формам сержанта. И особую пикантность моменту конечно придавали сотни, тысячи скатывающихся по женской коже капель. Её обнажённое тело определённо притягивало. Шепард пытался «отвести» просыпающиеся чувства в сторону, потушить их, погасить, но его словно тянуло к ней как к магниту. Все эти линии тела, эту нагую красоту хотелось обнять, прижать к себе.
Эшли тут же закрылась руками. Она словно не знала, куда себя деть. В такой ситуации она прежде никогда не оказывалась. Уильямс не могла скрыть возникшее волнение.
И трудно было подобрать нужные слова. В голову ничего не приходило.
— Насмотрелся? — с недовольством сказала Эшли. Увидев взор капитана, ей даже втайне стало приятно. Она не могла заметить восхищения в его глазах. Не могла не заметить, как он сделал маленький шаг к ней. — Молодец. А теперь уходи.
— Уйти? После того, что я увидел? Знаешь ли, я на дурака не похож.
— Шепард, ты совсем, я вижу, обнаглел, и чувство стыда тебе незнакомо! Между прочим, ты капитан и не имеешь права так себя вести!
— Да неужели? И кто же мне запретит? Хакет? Андерсон? Что-то их рядом я не вижу.
От злости Эшли лишь выругалась, чувствуя себя беспомощной. Схватив дверцу тонкими пальцами, она попыталась её закрыть.
Однако Джон её остановил.
Рука упирается в стеклянную дверцу кабины, другая сжимает её ладонь. Молча они боролись друг с другом, не отрывая взгляда. Но Эшли довольно быстро поняла, что дверцу не получится закрыть. «Он сильнее».
— Нам надо серьёзно поговорить. Скоро мы полетим на Илос, и возможности поболтать по душам не представится.
— У меня нет желания с тобой беседовать. Так что не имею представления, как ты собираешься со мной разговаривать!
«Как всегда, вспыльчива».
Он подался к ней, впившись в чувственные губы. Вкус знакомый, но от этого он не становился менее приятным. Более сдерживать себя Шепард не собирался. Эшли оттолкнула его и облокотилась на стенку душевой. Волнение нарастало и Уильямс начинала понимать, что Шепард настроен более чем серьёзно.
Но толчок был настолько слабый, что уголки губ Джона поднялись вверх. «Что, неужели испытываешь схожие чувства? Неужели хочется того же, что и мне?» На его лицо также хлынула тёплая вода. Одежда промокла, но он совсем не обращал на это внимание. Продолжая настойчиво целовать губы Уильямс, он принялся расстёгивать намокшую рубашку. Движения быстрые, даже поспешные. Ему не терпелось.
«Слишком долго мы ругались, Шепард». Она сама решила ему помочь, расстёгивая пуговицы одну за другой. Текущее время не имеет значения. Совсем никакое. И спокойная, даже немного вялая, но романтичная музыка очень удачно «легла» на то, что сейчас происходило.
— Джон… Я же сказала… Отвали…
— Что?
— Не отвлекайся. Продолжай.
Обдавая шею горячим дыханием, оставляя влажную дорожку языком, капитан медленно спускался ниже, не переставая целовать. Едва коснулся впадины, что между грудью и шеей. Нежные поцелуи касаются плеч, и ей трудно скрыть своё волнение. Вот губы коснулись сосков, и Уильямс лишь вздрогнула, испытывая внутри бурю чувств. Соски тут же затвердели, оказавшись под натиском пылких губ. Ладони блуждали по спине, сжимали ягодицы. Резко он притянул Эшли к себе и вновь прильнул к губам. На этот раз отталкивать она его не стала. Лишь порвала его рубашку. Пуговицы разлетелись в стороны, и порванная ткань полетела в сторону корзины для белья. Уж слишком долго он расстёгивал эти пуговицы.

Подушечки её пальцев стали бродить по торсу мужчины. Медленно облизнув губы, слегка их кусая, она словно дразнила, провоцировала. И Шепард на такую дерзость не мог не ответить.
Расстегнув ремень брюк, она всё же добилось того, чтобы одежда спала вместе с нижним бельём.
Горячие страстные поцелуи распыляли её. Страсти становилось всё больше, желание усиливалось.
Как он оказался прижатым к дверце кабинки душевой, Шепард не сразу понял. Ласковые пальцы сержанта бродили по его телу. Влекомый веером самых разнообразных чувств, он расслабился и подставил лицо под капли воды. Закрыв глаза, Спектр прислушался к ощущениям. Эшли нежно целовала грудь своего героя и тихонько, по-прежнему дразня, спускалась ниже. Её ладони гладили кожу и, спустившись вниз, до бёдер, сильно сжали мужские ягодицы, но Джон тут же в ответ пальцами зарылся в её волосы. В подобные моменты Шепард пытался максимально абстрагироваться, словно удалиться, но все мысли были об Эшли. Его Эшли Уияльмс.
Языком она уже прошлась по животу, опускаясь всё ниже. Но командир ещё держался, неспешно поглаживая мокрые волосы и всё так же не открывая глаз. Но вот она коснулась самого чувствительного места. Поглаживание волос прекратилось, и он лишь стал дышать чаще, глубже. Ласки в паховой области заставили его открыть глаза. Покачивая головой быстрее, женщина изредка смотрела на капитана снизу вверх, при этом продолжая приятное действо. Джон сам стал медленно двигать бёдрами навстречу ей. В какой-то момент уже становилось невыносимо, и он стал шумно дышать. «Она решила помучить меня?» Как только возникла эта мысль, Эшли оторвалась от органа и медленно встала, прижимаясь всем телом к Джону. Она смотрела на него с некой усмешкой. Пальцем «тыкала» в пупок и словно с вызовом смотрела в глаза.
«Вот как. Держись, зараза».
Схватив её ягодицы, поменявшись с ней местами, он прижал её спиной к стенке кабины и резко поднял её тело над полом. Теперь она могла рассмотреть лицо Шепарда сверху. «Всегда хотела на него посмотреть с этого ракурса».
И он застыл. Лишь внимательно смотрел в её глаза. Правда, и сержант взгляда своего и не убирала. Ладонь легла на мокрую щетину. Эшли не улыбалась, хотя те чувства, что возникали от каждого его прикосновения, были приятны. Просто провела большим пальцем по губам, ножками обхватила его поясницу и закрыла глаза. Он незамедлительно поцеловал её палец, всё также крепко держа женщину.
Время сладкого ожидания истекло. Тихонько простонав, она вновь вцепилась ладонями в его плечи и откинула голову назад. Проникновение окончательно обнажило её чувства. Движения быстрые, дыхание участилось. Касаясь его бёдер, Эшли плавно двигалась навстречу.
Только теперь Уильямс по-настоящему поняла. Он её действительно любит. Об этом говорили хотя бы его глаза. Об этом говорили его плавные, уверенные движения, чуткие и внимательные. Он старался делать всё, лишь бы и ей, и ему было комфортно, хорошо.
«Нет. Не просто хорошо. А потрясающе». Её тело отзывалось на каждое его прикосновение. Губы Джона что-то шептали ей на ушко, но при этом он продолжал двигаться в такт биения их сердец.
Тело словно перестало слушаться. «Эти ощущения… Чёрт бы тебя побрал, Шепард». Но он лишь услышал её более протяжный и громкий стон, чем прежде. Приноровившись, Эшли принялась двигаться в том же ритме, что и Джон, впившись ногтями в его кожу.
Укусив мочку его уха, Уильямс поцеловала область за виском и языком провела по шее. Темп нарастал, и её руки хаотично хватаются за его спину, оставляя царапины. Горячие тела так тесно прижаты, что стало трудно дышать. Она выгнула спину, откинула голову назад и приоткрыла губы, получая наслаждение от процесса. Это было словно похоже на бой. Вроде то же возбуждение, азарт, вроде те же знакомые опьяняющие разум чувства.
«Но тут, конечно, всё иначе. И бои совсем другого значения».

К её разочарованию, Шепард прекратил двигаться и отпустил ноги Эшли на пол. Впрочем, долго ей расстраиваться не пришлось. Его сильные руки заставили повернуться к нему спиной. Женские ладони тут же оказались на запотевшем стекле, и Уильямс выгнула спину, готовясь снова ощутить всё то, что она уже испытала.
Инициативу Джон тут же прибрал к рукам. Спектр ладонью поглаживает её ноги, спину, бёдра и, склонившись, целует гладкую кожу, пытаясь словно успокоить женское тело. Дыхание от нежных ласк вновь стало ровнее. Но только всё успокоилось, как он снова «взрывается», и Эшли сама подаётся ему навстречу. Но на этот раз он не стал двигаться медленно. Он рьяно, энергично принялся двигать бёдрами. Она ощущала жар, там, внизу живота, и по телу словно прокатывались волны удовольствия. И они всё более продолжительные, всё более сильные. Вот уже слышны тихие стоны, и Шепард лишь шлёпнул её по ягодице, довольно улыбаясь, не сбавляя ритм. Это лишь ещё больше распалило его напарницу, и женщина сжала ладони в кулаки, послушно подаваясь назад.
Музыка сменилась на более бодрую. Она улыбнулась, предвкушая наступающее чувство блаженства. Охватывающее яркое чувство. Сладкий момент. Приподнявшись, прижавшись спиной к груди, Эшли повернула чуть голову вбок и яростно впилась в его губы.
Джон не отпускал её.
Тело обмякло, и вода продолжала обмывать их горячие тела. Шепча ей в губы едва слышимое, Шепард с явной неохотой протянул руку, чтобы нажать на кнопку. Момент, и поток воды прекратился.
Повернувшись к нему лицом, она внимательно слушала ритм биения любящего сердца и поместила голову на мужском плече. Он же пальцем рисовал невидимые узоры на статной спине.
— Вот и поговорили, Джон.
— Разве? А по-моему, разговор только начался.
Эшли тихонько засмеялась и слабо стукнула кулаком по его груди.

Она не совсем помнит, как очутилась на кровати. Воспоминания хоть и смутные, но приятные.
То ли он её так убаюкал, то ли ещё что… Повернувшись на бок, она обнаружила лежащего рядом Джона. Эшли улыбнулась и потянулась к капитану, намереваясь сказать пару приятных слов, но он остановил её, приставив указательный палец к её губам. Эшли подняла бровь, недоумевая.
«Что ты задумал, Шепард?»
Мужчина лишь улыбнулся в ответ и придвинул её тело ближе к себе. Склонившись над дней, он поцеловал её в губы. Поцелуй вышел нежным и продолжительным. Коснувшись щеки Шепарда, Эшли приподняла голову, но он тут же заставил лечь на подушку обратно.
Сжимая её ладони, Джон, медленно водя языком, оставляя мокрый след, вёл по шее вниз. Взирая на потолок, она попыталась расслабиться. Благодаря ласкам капитана, это было легче лёгкого. И было легко, непринуждённо на душе. И в тот же момент хотелось рвануться, устремиться к его губам, подбородку, лбу, вискам и расцеловать всё это. Обдать тысячами поцелуев и прижать к себе его горячее тело. Да вот беда, то же самое хотел проделать с ней Шепард. И у него это получалось весьма неплохо.
Рот обхватил затвердевший сосок. Лаская его языком, он массировал соседнюю окружность. Эшли выгнула спину и сжала в кулаках простынь, так как не ожидала, что он с таким пылом, жаром возьмётся за неё. Поглаживая спину, отпустив руку и остановив её между ног женщины, Шепард большим пальцем коснулся заветной кнопки. Кусая губу, Уильямс закрыла глаза, чувствуя, как вновь её охватывает возбуждение и просыпаются потаённые желания.
Однако Джон никуда не спешил. Слегка укусил сосок и продолжил свой поход, обдавая горячим дыханием белую кожу. Ей показалось, что коммандер издевательски медленно целует низ живота. Она моментально вцепилась в его короткие волосы, закинув ноги на его спину. И Эшли вынуждена была признать — такого удовольствия она никогда ещё не получала. Это была смесь нежности, заботы и при этом страсти.
Открыв глаза, она вновь увидела его перед собой. Джон поцеловал кончик носа, неспешно поглаживая её щёку, при этом водя пальцами по её согнутой ножке. «Как он странно смотрит на меня». А потом взгляд его уже был не важен. Неспешно он проник в неё и, тихо, спокойно двигаясь, всё так же смотрел в её глаза не отрываясь.
Эшли словно изучала капитана, полностью отдавшись ему. Словно пыталась запомнить все частицы тела человека, который окончательно покорил её. Шепард не рвал, не метал, не пытался «взять нахрапом». Он просто её любил.
Сержант не думала о том, почему всё же поддалась охватившим её чувствам. Почему послушалась его… «А разве можно этому отказать? Ох, не знаю».
Перевернулись, и теперь всё ровно наоборот. Она над ним. Склонившись, провела языком по его губам и прильнула, всё так же плавно двигая тазом навстречу его бёдрам.
Но она позволила себе немного ускориться. Шепард лишь усмехнулся сквозь поцелуй и устроился удобней на подушке. Придерживая пассию за талию, Джон помогал ей в этом энергозатратном, но определённо захватывающим процессе.
А потом они дошли до определённой точки. Самый пик. Оргазм, приводящий в экстаз, заставляющий протяжно застонать от удовольствия. Блаженство, от которого некуда деваться. Да и не хочется вообще что-то делать, просто упасть на тело Шепарда, прижаться к нему и ликовать.
Ликовать, потому что она ему нужна.

***


Сидя за рабочим столом, Мали угрюмо смотрел в одну точку, переваривая всё то, что ему рассказал Шепард. История и впрямь не вышла особо долгой, но все эти хитросплетения взаимоотношений Джона Шепарда и Эшли Уильямс заставили психолога задуматься. Проведя трёхпалой ладонью по столу, он наконец-то смог собрать в голове мозаику.
— Итак. Вы запутались в отношениях?
— Нет. Как раз после той самой встречи, подробности которой вы отказались выслушать, всё встало на свои места.
Мали не скрыл своего удивления. Встав со стула, он посмотрел на Шепарда с недоумением.
— Тогда чем я вам могу помочь? В чём тогда цель вашего прихода ко мне?
Человек встал с дивана, схватив фуражку. Нахлобучив её на голову, он подошёл к огромному стеклянному окну и внимательно посмотрел на здания Цитадели. Величественные башни, летающие машины, суета толпы, снующей по улицам гигантской станции…
— Хотелось выговориться. Вы идеальный вариант, как слушатель.
Саларианец потёр шею и посмотрел на экран, на котором была отображена биография необычного пациента.
— Идеальный вариант? Но почему?
— Ну, во-первых, не всем же мне рассказывать об этом. А во-вторых, вы работаете на «Цербер».
— Что? Какой бред вы несёте, Шепард. Я… Я не могу! Я всего лишь доктор, лечащий души. При чём тут террористическая организация и несчастный психолог, причём не человек?!
— Я тоже не поверил. Однако Хакет убедил меня в обратном. Деньги, оказывается, имеют значение. У вас были такие влиятельные персоны в гостях, что Призрак не мог с вами не связаться.
Как ни пытался Мали убедить Спектра в своей невиновности, всё было без толку. Шепард лишь указал на выход. Наверняка там внизу уже ждала его машина СБЦ, а, может, и Альянса.
— Я вам заплачу, Шепард. Не совершайте глупый поступок. «Цербер» ведь не прощает.
Джон лишь пожал плечами, с улыбкой глядя в глаза отчаявшегося психолога.
— Мне не нужны кредиты. Глупое предложение, ведь у меня есть самый лучший корабль в Галактике, огромное количество оружия и Эшли.
Саларианец лишь обречённо кивнул.
Просмотры: 585

Отзывы: 3

0
2 Zorg56 Zorg56

Выкладывай.

1
1 Goldi Goldi

Видимо здесь эротику не комментируют mosking
Ну ладно. Дальнейшие части наверное выкладывать нет смысла. Главного я добился) Спасибо что читали

0
3 battalion battalion

ээээ ну ты что. давай пеши хорошо получается :)

Рейтинг квестов в реальности