Дай закурить, Шепард. Часть 1. Глава 2

Автор: Goldi (Achromatic)
Бета: Alzhbeta
Персонажи: Эшли Уильямc/Джон Шепард, Гаррус Вакариан, Лиара Т'Сони и другие...
Жанры: Романтика, Флафф, Психология
Предупреждения: Смерть персонажа
Статус: в процессе написания
Описание: Непростая история взаимоотношений Шепарда и Эшли продолжается. Вроде как всё у них хорошо, но тут же возникает проблема. Только вроде всё наладилось - и снова что-то мешает. А тут ещё и Кайден вмешивается, Лиара где-то там поблизости... В общем, сложная эта штука - любовь.

В машине изрядно трясло. Шепард лениво потёр ладони, после чего уверенно подавил зевок. Чудо инженерной мысли уверенно передвигалось по скалистой местности.
«Не то чтобы я обожаю поездочки по неизвестным планетам, но хотя бы развеяться можно. Не вечно же на „Нормандии” находиться».
Если бы Шепард сказал это вслух, то с ним наверняка согласилась бы его напарница Эшли Уильямс. Правда, настроение у неё было апатичное, её веки то и дело хотели закрыться, но она держалась: «Всё же, я на задании, пусть и не на столь важном».
Управляла боевым вездеходом Тали'Зора, довольно скромная кварианка. Она то и дело поглядывала на приборы, что-то нажимала, бурчала под нос. Но Шепард был доволен водительницей, так как она очень умело управляла транспортным средством.
«Уж куда лучше меня. Когда я принялся их возить по горам, все потом жаловались на шишки и болячки».
— Ну долго там ещё?
— До равнины ещё примерно два километра, Эшли Уильямс. Мне, как и вам, очень хочется как можно быстрее оказаться в теплой постели, попивая какой-нибудь горячий напиток.
— Отставить разговоры о мягкой постели! — в беседу двух дам вмешался Джон. — Вот прилетит Джокер, тогда и болтайте о чём угодно.

Снова воцарилось молчание. Тали'Зора была слишком увлечена вождением, потому возражать не стала. «Впрочем, ей это и не свойственно — возражать». Сидевшая напротив сержант лишь недовольно посмотрела на капитана, но и она не решилась перечить, несмотря на плохое настроение. Уильямс прекрасно понимала, что она на службе, и не слушаться начальства — не её прерогатива.
Спокойный, можно даже сказать, вялый ход мыслей коммандера прервал внезапный гул и погасший свет. Встревоженный Шепард подошёл к креслу Тали.
— Доложить обстановку.
— Мы в заднице.
— Бош'тет! — когда коммандер сказал это, Тали не могла не улыбнуться. — Знакомая нам всем ситуация, — Джон улыбнулся в ответ и потёр немного отросшую щетину. «Опять забыл побриться». — А если поподробнее?
— Похоже, с движком «Мако» что-то случилось. Точно сказать не могу.
— Может, топлива мало? — задав вопрос, Эшли наконец-то спокойно закрыла глаза. Она только рада была темноте.
— Исключено. Герметичного водородно-кислородного топливного элемента достаточно. Я сама видела, как перед высадкой «Мако» заполняли в ангаре, — Тали протёрла платком прозрачную часть шлема и резко встала с кресла, с трудом различая силуэты товарищей. «Забавная эта кварианка. Глаза горят, светятся во мраке».
— Боюсь, на починку уйдёт пара часов.
— Хорошая новость, — Эшли уже готовилась лечь на лавочку, но последовавшие слова Шепарда её мало обрадовали:
— Ладно, я на выход. Подышу свежим воздухом.

Дверца «Мако» отворилась, и человек ступил на землю. То, что увидел Шепард, радовало глаза. Белый ковёр был повсюду, а деревья покрыты зимним одеянием. Снежинки безмолвно падали с неба и… никакого ветра. Настоящая тишина.
«Благодать!» — мелькнула мысль. Шаг, и раздаётся знакомый звук. Ботинки продавливают слой снега, и слышен хруст. Остаётся отпечаток ботинка на белом. Шепард посмотрел на небо и, вдохнув полной грудью, выпустил пар. «Давненько я не видел такого голубого неба. Поразительно похоже на Землю».
Холодный воздух проник и внутрь бронетранспортёра. Поёжившись, Эшли тут же открыла глаза. Сонность моментально прошла. Потянувшись, она схватила винтовку и также вылезла наружу. Дверцы машины тут же закрылись, так как здоровье кварианцев нестабильно и весьма подвержено инфекциям.
— Вот объясни мне, Джон, какого чёрта ты решил в шесть часов утра напасть на базу пиратов? Нельзя было подождать? И почему именно я? Вот Рекс как огурчик: в шесть уже похабные песенки распевает.
— Для выполнения данного задания идеально подходила ты. Поэтому и взял.
Она лишь усмехнулась и покачала головой.
— В таком случае, рада это слышать.
Оглядевшись, Уильямс прошла чуть вперёд и посмотрела в ту сторону, откуда они уехали. На снегу видны глубокие следы больших шин бронемашины.
Приставив ладонь ко лбу, Эшли напрягла зрение. Там, на востоке, небольшая пиратская база, и отсюда её можно было увидеть. Просто чёрная точка на горизонте. Там же Шепард и нашёл очередной медальон Лиги. Конечно, нервы им босс пиратов потрепал, но дрон паломницы весьма им помог. Она не совсем понимала тягу капитана к коллекционированию подобной старины.
«Кто он? Безумный нумизмат? Фанат канувших в историю орденов и кланов? Стоит нам засечь хоть одну планету, где есть люди или другие разумные существа, как он тут же собирает народ, и мы высаживаемся на незнакомую территорию. Ищем ресурсы, старые, сгнившие трупы саларианцев, безжизненные станции… Порой это угнетает: наблюдать безлюдные места, странные пирамиды на дальних просторах Галактики, расследовать отвратительные проекты „Цербера»… Отдаёт мистицизмом и даже неким безумием. Но он с упорством продолжает поиски, и, быть может, это самая важная черта в Шепарде, которая помогает ему бороться с врагами”.
— Знаешь, а название этой планеты мне знакомо.
— Разве? — удивлённый заявлением спутницы, капитан подошёл к Эшли, стоя чуть позади неё.
— Да, кажется, я здесь была. Мне было, наверное, лет двенадцать-тринадцать. Помню, как отец с моим дедушкой отдыхали здесь. Мы разбивали лагерь у одного чудного озера. Дедушка у костра рассказывал о том, как он удивился, найдя планету с пригодной для жизни человека атмосферой. Правда, здесь постоянно зима, бывает порой, что температура падает до минус тридцати градусов. Лишь двадцать дней в году здесь бывает тепло.
— Здесь красиво.
— О да, те места, что мы видели — они потрясающи, Шепард. Но что особенно впечаталось в память — это охота.
Теперь удивление он совсем не скрывал. Эшли отправила винтовку за спину и поправила спадающий локон за ушко. Наклонившись, она взяла снег в ладонь и слепила снежок. Подкидывая его, тихонько ступая, так, что хруст от ломающегося под ней снега едва был слышен, Эшли обернулась, и уголки её губ чуть приподнялись.
— Мы тут охотились на особого такого зверька. На серого медведя.
— Никогда не слышал. Знаю про белого, бурого, но не про серого.
— Он больше белого. Четыре метра в длину при весе тысяча двести килограммов. Отличается от земных медведей более длинной шеей и питается в основном травой да рыбой. Плавать не любит, в отличие от белых земных сородичей, но на речке побаловаться может. Но мясо у него… — Эшли даже закрыла глаза и покачала головой, по-прежнему улыбаясь. — Просто пальчики оближешь.
Джон лишь махнул рукой и посмотрел недоверчиво в сторону леса. Он не мог в это поверить. Учитывая то, как далеко они от Земли, могла ли здешняя природа повторить эволюцию некоторых земных видов?
— То есть вы тут браконьерством занимались?
— Ну как сказать… Немногие знают о существовании этой планеты. Турианцам или кварианцам это мясо вряд ли покажется полезным. Так что здесь редко кто бывает. Я удивилась, узнав от тебя про пиратов. Кивнув, Шепард повернулся и направился к транспортёру, как вдруг что-то холодное ударилось о его затылок. Потерев мокрое место на затылке, он обернулся и с недоумением посмотрел на сержанта.
— Так, что за детские выходки, Уильямс?!
— Ты слишком серьёзен, капитан. Я всего лишь кинула в тебя снежок. А могла бы и из винтовки пальнуть…
— Ох, спасибо и на этом, — но Джону трудно было скрыть улыбку.
— Просто у меня появилась идея. Давай, пока Тали корячится с „Мако”, поохотимся? И тренировка какая-никакая, и мясо будет. Много мяса.
— Какая же ты кровожадная. Бедные медведи.
— Джон…

Проведя ладонью по короткой стрижке, Джон задумался. Простояв минуту в раздумьях над предложением напарницы, он всё же надел визор и, поправив маленький микрофон, присел на корточки и стал рисовать пальцем на снегу. Нажав на кнопку загоревшегося уни-инструмента, тут же вызвал инженера.
— Тали, как там дела?
— К счастью, починить я его смогу. Но этой займёт больше времени, чем я думала. Часа четыре. Может, три с половиной, если очень постараться.
— А ты постарайся.
— Вас поняла. Приступаю.
«Ответственная, однако, девчонка. Так держать. Никаких там вопросов типа „А куда мы спешим?” Просто приняла к сведению».

Оглядевшись, Шепард начал медленно спускаться по склону, направляясь к длинным, стройным деревьям, чьи кроны были голы и покрыты инеем.
— Шепард, ты куда?
Обернувшись, он посмотрел в глаза вопрошающей, что стояла на вершине склона, и облизнул потрескавшиеся губы.
— Хочу посмотреть на твоего медведя. А то ты мне сказки какие-то рассказываешь. По идее, они должны лежать в спячке, а не по лесу шастать.
Коснувшись покрасневшего носа, Уильямс также начала спускаться вниз, осторожно смотря под ноги. И лишь поравнявшись с коммандером, она уверенно сказала:
— Тут всегда зима. Не вечно же им спать.
«Здесь птицы не поют, деревья не растут. И только мы, к плечу плечом, врастаем землю тут… Да, вот только плеча товарищеского рядом нет».
Действительно, птиц в лесу не было слышно, а Эшли идёт другой тропой. Иногда он слышал в наушниках её дыхание. Видимо, иногда она бежала, но не успевала. «Может, заприметила кого-то, да вот беда — цель улизнула».
Он редко когда бывал в одиночестве. И порой этого состояния ему не хватало. Побыть одному.
«И почему так? Быть может, потому что меня считают душой компании? Или потому что все считают обязанностью рассказать мне свою несчастную историю жизни? И почему-то никому не интересно знать моё мнение. Что мне как-то не хочется знать, какие там тараканы в голове у Прессли, или то, что Чаквас любит выпить. Почему-то все уверены, что я — панацея от любой проблемы. Мне тоже хотелось бы в это верить. Но я человек и не более того».
— Шепард, ты видишь кого-нибудь?
— Да нет, никого.
«Похоже, охота не удалась. Ищем уже полтора часа. И где её хвалёные серые медведи?»
— Ты мне проспорила и должна поцелуй.
— Да пошёл ты в задницу, Джон! Время ещё есть.
Он засмеялся, уловив нотки отчаяния в голосе бойца Альянса. «Она не привыкла сдаваться и, конечно же, будет бороться до последнего». Остановившись, он присел у большого, но уже видимо старого дерева и облокотился на его могучий ствол.
— Тали, судя по всему, мы далеко ушли.
— Да, я вижу. Датчики показывают, что вы удалились к западу.
— Можешь нас подобрать с той стороны леса?
— У меня нет данных, как туда добраться.
— Сейчас.
«Пошаманив» над инструметроном, выругавшись пару раз, так как его жёлтый инструмент порой барахлил, он всё же добился своего. Прижав наушник к уху, Шепард дождался, пока скажет слово сидевшая в вездеходе девушка.
— А, поняла. Карта обновилась. Думаю, что без проблем доберусь до твоих координат. Только вы там побыстрее. Я уже заканчиваю.
— Отлично.
Осмотревшись, Джон всмотрелся в прицел винтовки. «Пустота. Ни одной живой души».
— Проклятье! — Шепард даже дёрнул головой, настолько громко прозвучал в ухе недовольный голос Эшли.
— Что у тебя там?
— Да я в сугроб попала.
Вызволять из сугроба он её не намеревался. «Сама как-нибудь». Посмотрев на цифры инструметрона, Шепард взглянул на небо, которое заволокло грозными тучами. В придачу и ветер усиливался. Умиротворяющее состояние погоды начинало пропадать.
— О, я его вижу! — шепнула Эшли.
— Где?
Изумлённый, он посмотрел по сторонам.
— Не ори. Испугаешь его.
Приглядевшись с помощью визора, он всё же заметил зверя примерно в четырёхстах метрах от него. Джон тут же поспешил лечь на землю, дабы не привлекать внимание жертвы.
Медведь действительно был серым. На кончиках его длинной шерсти кое-где застряли снежинки. Тряхнув головой, могучее создание встало на две лапы и, опираясь на ствол дерева, посмотрело по сторонам.
— Чего он делает?
— У них слух хороший. С зрением не очень, а вот слух… Ты орал на весь лес, вот он и осматривается.
Пристроившись как можно удобнее, настроив прицел и прикрыв левый глаз, Шепард приставил палец к спусковому крючку. Он следил за каждым движением огромного существа. И даже затаил дыхание.
— Ты где находишься, Эшли?
— Я примерно в пятистах метрах от него. Может, ты видишь небольшое возвышение у трёх упавших деревьев, которые похожи на сосны?
Шепард поднял голову чуть выше и, вглядевшись в прицел, действительно заметил небольшую горку, у основания которой валялись три поваленных из-за буйной метели дерева. «Хорошо спряталась. И не разберёшь, где она там».
— Я к нему ближе. Так что стреляю.
— Ты проиграл спор! Стреляю я!
— Уильямс, как капитан корабля Альянса SR-1 «Нормандия», приказываю вам успокоиться, убрать оружие и наблюдать за смертью несчастного животного.
— Это нечестно, я первая его заметила, Шепард!
— Зато я нахожусь в более выгодной точке, — он вновь направил ствол винтовки в сторону медведя, который лениво направился к своей берлоге.
— Не думаю.
Джон надавил на крючок, и через несколько секунд медведь взревел, пошатнулся и упал, орошая белую скатерть яркой красной кровью. Но Джон отчего-то не двигался. Он убрал глаза от прицела, снял визор и в очередной раз выпустил пар изо рта. Встав на ноги, капитан направился к трупу.
Вскоре показалась и Эшли, махнув ему рукой.
«Серый медведь. Здоровый четырёхметровый медведь. Природа любит фантазировать».
Подойдя к мёртвому животному, герой Элизиума опустился на корточки и коснулся век ещё тёплого тела.
— Радужка зрачков оранжевая. Необычное животное.
Встав на ноги, Джон внимательно рассмотрел небольшую дыру в носу.
— Попадание пусть не самое точное, но заряд достиг цели. Ты молодец, Эшли.
— Подожди. Эта дырка из-за моего выстрела?
Капитан «Нормандии» лишь виновато улыбнулся и развёл руки в стороны, при этом сделав небольшой шаг к ней. Поближе.
— Я промахнулся.
— Подожди. Ты стрелял… и промахнулся? Ты же был ближе, чем я.
— Всё верно.
Эшли чувствовала какой-то подвох. «Он промахнулся? Да, конечно, „промахнулся”. Я видела, как он стрелял в голову на расстоянии восьмисот метров. Многие бы и цели не заметили. А он точнёхонько в голову. А тут расстояние в два раза меньше, при этом с полуавтоматической корректировочной системой… Цель крупная, и её отлично видно. Значит, играет в поддавки? Мило, очень мило, Шепард».
— И ты, кстати, проспорил. Теперь ты обязан вымыть всю посуду после ужина в столовой.
«Надеюсь, никто меня не застанет за этим занятием».
— Не стоило напоминать.
Эшли улыбнулась и довольно потянулась, привстав на цыпочки. Утро из нудного превратилось в весёлое. «День должен быть отличным». Хотя погода явно не соответствовала новому, задорному и весёлому настроению сержанта. Ветер усиливался, тучи практически закрыли жёлтую звезду на небосклоне, что так напоминала земное Солнце. С веток голых деревьев взлетели птицы, чей жёлто-бурый цвет оперения казался совсем некрасивым. «Да уж, далеко не павлины летают тут. Хотя, чёрт побрал, какие на хрен птицы?! Рядом со мной стоит женщина, которая мне небезразлична. Которой я небезразличен!»
— Ну, раз так, значит, мо…
Больше она ничего не смогла сказать. Губы Джона Шепарда, первого Спектра-человека, впились в нежные губы Эшли. Её брови поднимаются, ладони упираются в плечи наглеца, пытаясь его словно оттолкнуть. Ей даже удалось ударить кулаком о его грудь, но с каждой попыткой Уильямс прервать поцелуй Шепард лишь сильнее прижимал её к себе. И поцелуй становился всё более страстным, волнующим.
Пальцы впились в его броню, хотя попытки вырваться прекратились. Другая ладонь коснулась небритой щетины.

Прикрыв глаза, Эшли не совсем отдавала себе отчёт в том, что снег падает на её волосы, где-то там к ним подбирается «Мако» и в том, что на самом деле поцелуя этого она втайне ждала.
А потом в сознание словно ворвался чей-то голос. Нарушил тишину девственного леса.
— …Эй, приём! Что с вами?! Шепард? Уильямс?! Повторяю, я на месте. Отзовитесь.
«Чёрт, Тали. Как она не вовремя».
Оторвавшись от женских губ, Джон отступил на шаг, не смотря в глаза Уильямс, которая лишь укусила свою нижнюю губу.
— Тали, всё в порядке. Наверное, помехи.
— Фуф, а я уж испугалась.
— Жди нас на обозначенном мною месте.
Вновь посмотрев на Эшли, Джон просто не знал, что ей сказать. «Как прервать это молчание? Сказать, что мне понравилось? Так понятно же. Да и глупо это — объяснять».
— Шепард.
— Что?
— Я нести эту тушу не буду.
«Б****».

***


Они подлетали к Вермайру. Рассматривая звёзды, капитан пытался подавить чувство тревоги. Как-то предательски щемит в груди. Насвистывая любимую мелодию, Джон обдумывал своё непростое положение. А задуматься ему было над чем.
«Чем больше я узнаю о судьбе протеан, тем больше загадок сваливается на мою голову. А ведь я далеко не учёный. Только теперь понимаю истинную ценность азари, той самой Лиары Т'Сони. А ведь что раньше-то думал?! Не нужна. Зачем на борту умные шишки? И так прорвёмся!
И со мной были согласны многие… А мы оказались наивны.
Но теперь есть реальный шанс догнать ублюдка, схватить за горло и выбить всю дурь Властелина из его головы. Хотя легче будет просто убить отморозка.
Иден Прайм — рай. И Сарен испоганил эту дивную колонию, запустив гетов и хасков. Впрочем, такое случилось не только с Иден Праймом».
Как ни странно, Шепард не чувствовал того, что он жаждет мести. Куда больше его занимало прошлое Сарена.
«Как так случилось, что Найлус ему доверился? Сарен был настолько хорошим учителем? Он ведь Спектр, пусть уже и бывший, с куда большим опытом, чем я. Чем он руководствовался, когда впервые встретился с Властелином? Разве можно быть настолько наивным, доверяя древней гигантской машине? А он не глупый вроде турианец. Тогда что именно движет им?»
— Капитан, разрешите обратиться.
Обернувшись, Джон увидел Кайдена. Тот смотрел в глаза начальства без всякого стеснения. Выправка военная. Руки по швам. Уверенный, но тихий голос.
— Что-то срочное?
— Не сказал бы. Скорее, личное, коммандер.
«Личное, говоришь? Плохо дело».
— Тогда отбросим формальности.
Кайден лишь кивнул и подошёл к одному из иллюминаторов корабля. Непродолжительное время он видимо не знал, что сказать, собирался с мыслями. Но, посмотрев вновь на Шепарда, всё же «толкнул речь».
— Должен признать, Джон, то, что творится между тобой и Эшли…
— Наше личное дело, — Шепард тут же поспешил закончить фразу Аленко. Он не собирался обсуждать свои отношения с кем-либо на корабле. «Да и вне его тоже».
— Конечно, — тон разговора стал другим. Послышались более холодные нотки. — Просто я хочу сказать, что… не только тебе она нравится.
— И что дальше? Что для меня изменится после твоих слов? — он скрестил руки, с усмешкой смотря в глаза Кайдена. Но если он всем видом показывал, что чувства Аленко к Эшли его не волнуют, то мысли в его голове говорили совсем об обратном.
«Ну просто прекрасно. Санта-Барбара. Мне оно надо, ссориться с товарищем из-за женщины? И так проблем хватает, а тут нужно бороться и на личном фронте. Просто сыт этим по горло».
— Быть может, ничего. Ты, видимо, привык чувствовать себя неуязвимым. И Торианина победил, и Бенезии шанса не дал, и Лиаре помог.
— А разве это плохо, когда твой командир всех побеждает? — не без улыбки сказав это, Джон похлопал по плечу Аленко и перешёл на более тихий тон. — Слушай, дружище. Ты оглянись, посмотри, сколько прекрасных женщин вокруг. Вот моя секретарша — она же ничего себе так, да? А наша азари? Просто очаровательная девушка.
— Ты что, не замечаешь, Шепард? Издеваешься? Я тебе не банда наёмников, над которыми ты любишь ехидно пошутить.
Смутившись из-за первого вопроса, Джон отступил к иллюминатору.
— Чего не замечаю? Объясни.
— Во-первых, что Лиаре ты нравишься. Я, быть может, и плохо разбираюсь в таких вещах, но не заметить её внимание, волнение, когда появляешься ты — трудно.
«О, ещё лучше. Нет слов. Ксеноархеолог отчего-то решила уделить мне внимание».
— А во-вторых?
— Я не из тех, кто отступит. Эшли мне нравится.
Медленно шагая, водя пальцами по стенке «Нормандии», он прощупывал маленькие «шероховатости». Где-то маленькая выпуклость, где-то царапина. Со временем этих пометок на стене станет больше. Всё зависело лишь от тех, кто управляет этим прекрасным кораблём. Но всё же он касается практически гладкой поверхности без каких-либо крупных изъянов.
«Это мой корабль. Идеальный корабль». И эта мысль порой вдохновляла Шепарда сильнее, чем победа над молотильщиком.
— Так. Поговорим об этом после задания. Не драться же нам, верно? А пока иди, посмотри, что там с оружием. Альянс вроде как дал нам кое-что новенькое.
— Будет сделано.
Раздались шаги удаляющегося Кайдена Аленко. Вот только тревожное ощущение отчего-то только усилилось.
«Что за ерунда со мной творится?»

***


В медицинском отсеке было непривычно тихо. И это являлось особенно ярким контрастом для него после того, что свершилось.
— Нормально? Не сильно жмёт?
— Нет.
— Рана быстро заживёт. Панацелин способен на чудеса.
Чаквас с трудом смогла улыбнуться раненому. Мысли были гнетущие, и улыбаться ей совсем не хотелось. Но перед страшным выбором оказалась вовсе не она, а тот, кто сейчас лежит на койке и смотрит на своё плечо с некоторым безразличием. И говорить, видимо, ни с кем не желает.
Убрав медицинские инструменты в сторону, она кивнула уставшему и, сняв перчатки, бросила их в корзину. Помыв руки и написав пару записей на датападе, она вышла из отсека, после чего увидела перед собой немалое количество народа. Люди были взволнованы. Хотя вроде как экипаж корабля знал, что у капитана рана не тяжкой степени.
— Всё нормально. Заряд попал в бицепс, но, к счастью, кость сильно не задел. Рана быстро заживёт. А теперь расходимся. Капитану нужно отдохнуть.
Тали облегчённо вздохнула и, покачав головой, тут же направилась к лестницам. В глазах Лиары не трудно было заметить грусть, но всё же она улыбнулась, хоть и ненадолго. Размышляя о чём-то, азари неспешным шагом направилась в свою каюту. Джокер снял кепку и почесал голову. Заметив пристальный взгляд доктора, он пожал плечами.
— Корабль на автопилоте. К тому же, меня страхуют. Но ладно, мне пора.
На месте не было и Рекса с Гаррусом. Они раньше узнали, что с капитаном всё более-менее в порядке.
И лишь Эшли осталась на месте. Подойдя к доктору, она потёрла шею и чуть ли не шёпотом обратилась к Чаквас:
— Я могу к нему…
— Тебе он будет рад. Заходи.
Благодарно улыбнувшись врачу, Эшли прошла к дверям и нажала на зелёную панель. Дверь тут же открылась, и, недолго думая, Уильямс переступила порог. Джон мотнул головой и увидел Уильямс, что так внимательно рассматривала его.
— С тобой всё в порядке?
— Да ничего страшного. Думаю, через часик-другой панацелин всё окончательно восстановит. Я уже чувствую себя неплохо.
Но его мысли, конечно же, занимала не рана, которую он получил. И даже не то, что Сарен смог улизнуть. «Горько осознавать, что разговор по душам по поводу Эшли стал последним. Горько осознавать, что я обошёлся в том разговоре с ним слишком… заносчиво. До чего идиотская сложилась ситуация. И ведь видел я его на борту корабля в последний раз. А как это выглядит со стороны? Наверное, чудовищно».
— Ты оставил его там.
— Да. Ты сама всё видела.
— Ты оставил его там… — повторила Эшли шёпотом и закрыла глаза. — Кайден Аленко. Капитан-лейтенант ВКС Альянса. Биотик… Ну и зачем?!
Шепард присел, потирая плечо, но после вопроса с удивлением посмотрел на лицо Уильямс.
— Как это «зачем»? Чтобы он взорвал там всё к чёртовой матери.
Уильямс встала, нервно потирая руки, и принялась ходить взад-вперёд, видимо, не сразу решаясь изъяснить свою позицию. «Торопить её не стану. Чего-то она уж больно недовольна».
— Ты мог оставить там меня. Он биотик и мог бы тебе пригодиться. Я же обычный боец Альянса, а он…
— Стоп, — Шепард встал на ноги и протянул руку в её сторону. — И слышать ничего об этом не желаю!
Каждое слово — словно отчеканил. Налито свинцом. Не дожидаясь возражений Эшли, Шепард продолжил:
— У меня был выбор. Думаешь, мне было легко?! Думаешь, я сразу принял решение?! Думаешь, я не искал иного варианта?! Кайден сам просил его оставить…
— И ты, такой добренький, решил его послушать?! Вы посмотрите, какой умница Шепард! Его Кайден попросил, и он оставил его подыхать!
— Эшли, прекрати. Не надо истерик. Нам всем тут непросто…
— Прекратить? Что прекратить? Истерика, значит… Нет, Джон. Это далеко не истерика. Ты мог оставить там меня. Я просила тебя. Чего тебе это стоило? Обычный снайпер… Есть, в конце концов, Гаррус, а он уж точно не хуже меня стреляет.
— Какого чёрта ты заменяешь себя кем-либо?
— Незаменимых людей не бывает, — тут же выпалила Эщли и, сжав кулаки, с яростью всмотрелась в его глаза.
«Глубоко дышит. Ждёт моего ответа, чтобы снова „накатить”. Чтобы дать залп, из которого мне не выбраться». Медленно подойдя к Эшли, Шепард коснулся её щеки пальцами.
— Иногда в жизни такое бывает. Мы стоим перед выбором. Порой этот выбор бывает страшным. Поставь себя на моё место. Кайден — у бомбы. Я — с саларианцами. Кого бы ты выбрала?
Эшли нахмурилась, но всё так же молча смотрела в его глаза. «Отлично. Ответа не знает, а может, знает, но не хочет признавать».
— Хватит искать возможность для того, чтобы стать героиней. Что ты мне тогда сказала? «Я сделаю всё возможное, чтобы вернуть честь роду Уильямс». Верно? Верно.
Повернувшись к ней спиной, Шепард вновь прошёл к койке, присел, с неким безразличием рассматривая аппаратуру, и продолжил монолог.
— Так вот, Эшли. Мне не нужны от тебя геройства. Делай, что нужно, а шанс вернуть честь — он ещё представится. Всё, приказ коммандера не обсуждается и, — он усмехнулся, ложась на подушку, — обжалованию не подлежит.
— Да пошёл ты.
Он не смотрел ей вслед. То, как она ушла, с каким видом — его это не заботило.
«Хотя кого я обманываю… Мне важно знать её мнение».
В медицинском отсеке больше никого не было. Капитану Шепарду представился шанс расслабиться. Отдохнуть. Пусть недолго, но можно полежать.
Вот только отдохнуть никак не получалось.
Воспоминания слишком свежи.
Просмотры: 486

Отзывы: 2

0
1 battalion battalion

прикольная часть :) :) :) :) у меня даже было ощущение как будто читаю книгу. give_rose продолжение есть??

0
2 Goldi Goldi

Это огромный роман. Там несколько подсюжетов, свои персонажи. Цикл охватывает громадный период жизни героев. Эшли отправится в прошлое и я опишу её будущее)

Рейтинг квестов в реальности