Бродяжка Пустоты

Главная героиня - Флоренция, известная в будущем под прозвищем Коготь, начало близкой дружбы и умение выживать в самых трудных ситуациях

  Омега… Не самое гостеприимное место в галактике, но и тут жили люди, равно как и представители других рас. Станция, в изобилии кишащая работорговцами, бандами, специализирующимися на преступлениях различных мастей – торговлей оружием, наркотиками; просто искатели приключений на свои голову и задницу, захваченные в результате нападений на колонии (в эту категорию обычно входили колонисты и бывшие пассажиры кораблей), наемники, мафия и многие другие… Омега, как огромная мельница, крошила в порошок слабых личностей, а те, кто выживал, по большей части становился как она – суровым и не прощающим ошибок. 

 - Оставь надежду всяк сюда входящий… - пробормотала высокая худая девочка-подросток, ни к кому конкретно не обращаясь.

 Ее длинные волосы были заплетены в две косы, покрытые потрепанной косынкой, остальная одежда была не лучшего вида: длинная туника без рукавов, свободные брюки и мягкие сапоги. Руки были покрыты царапинами и ссадинами, только глаза горели непокорностью такой судьбе – только они и выдавали прежнюю Флоренцию, дочку аристократки и пилота. Прошел ровно год с момента гибели ее родителей, девочка была предоставлена самой себе, ибо все были уверены в ее гибели – при налете на небольшую, только начинающую развиваться колонию не уцелел никто, а выжившие были проданы в рабство. Возможно, только ей и удалось спасти.

 Девочка откинула длинную челку и прищурила глаза: вроде все спокойно, работорговцев нет поблизости.

 …Сперва была боль, затем просто отупение и отсутствие  восприятия к чему-либо. Только спустя несколько месяцев ей стало легче, и на место отупению пришла злость к убийцам – она поклялась жестоко отомстить даже ценой собственной жизни. «Нужно уметь отращивать когти, чтобы потом нанести ими сокрушающий удар из-за угла»…

 Погрузившись в воспоминания, Флоренция брела по шумной, запруженной народом улице Омеги. Улучив момент, она выбросила руку вперед и залезла в карман шедшей впереди азари. Толпа была довольно плотной, та постоянно чувствовала толчки со стороны и не обратила внимания на юную воровку, которая незаметно облегчила ей карман.

 Девочка быстро выскользнула из толпы, окружавшей ее жертву, и, как ни в чем не бывало, нырнула в шахту лифта, по которой можно было добраться к ее жилищу – так она называла место ночлега, там можно было чувствовать себя в относительной безопасности. Нужно было спуститься на несколько уровней ниже, чтобы попасть в вентиляционную шахту, где и было оборудовано скромное спальное место. С грохотом пронесся лифт, но Флоренция уже была на месте. Поджав под себя ноги, она быстро пересчитала краденые деньги – хватит и на еду, и на книги. Последнее могло показаться странным, но страсть к более высокому положению в обществе заставляла девочку заниматься самообразованием, также она постоянно тренировалась в метании предметов – ножей, дротиков, также по книжкам училась боевым приемам и оттачивала их на самодельном манекене – мешке, туго набитом старыми тряпками. Но мечтой оставались пистолет и снайперская винтовка – они стоили огромных для нее денег.

 Девочка презирала воровство, но еще больше она презирала попрошаек. Чтобы унижаться, выпрашивая деньги?! Да ни за что на свете! Кражи были куда менее унизительными для такой гордой личности, хотя и они вызывали неприязнь. Отторжение вызывал и ее нынешний социальный статус, но Флоренция из кожи вон лезла, чтобы его изменить. Однако, на первом месте по неприязни у нее стояли работорговцы. Как только она их замечала, так кисти рук непроизвольно сжимались в кулаки и также непроизвольно концентрировалось поле темной энергии.

 Мельком глянув в зеркало, она увидела в нем свое отражение – бледную, исхудавшую девочку, безо всяких признаков на формы, цветок, выращенный в темноте… неожиданно, вспомнился фильм, который любила ее мама – «Сломанные побеги». Тогда Флоренция еще мало чего понимала, но название и декорации ей хорошо запомнились. Только в отличие от героини немого кино девочка не собиралась так просто сдаваться и прогибаться под этот мир.

 - Не сдамся! Ни за что и никогда! Лучше смерть, чем бесчестье! – твердила она, нанося удар за ударом импровизированной боксерской груше, представляя перед собой убийц своих родителей.

 Она выживала в одиночку, надежды не было ни на кого, кроме себя.

 На следующий день Флоренция выбралась из своего убежища и полезла уже вниз по шахте лифта – на той территории, где она промышляла вчера, две банды дрались, оспаривая право владения.

 «Раз драка – значит трупы, следовательно, есть неплохая возможность поживиться. Эх, мне бы пистолет и снайперку, тогда можно подумать и о другом виде деятельности. Если получится выбраться из такой жизни, то ни в какой Альянс я не пойду – пускай заботятся о себе сами, а меня пусть оставят в покое! Милосердие и все такое могут преспокойно засунуть себе в задницу»

 Она нырнула в одну из шахт и поползла узкими ходами, в который относительно полный человек неминуемо бы застрял, но Флоренция, будучи очень худой и гибкой, с легкостью пробиралась по ним. По тоннелям бегали крысы, но она перестала обращать на них внимание, лишь изредка убивая особо наглых особей.

 Наконец, она выбралась наружу и аккуратно прикрыла за собой вентиляционный люк. Опять, как и вчера, она кралась по улице, выискивая себе очередную жертву. Лица были разные, но одновременно и одинаковые в своей массе.

 Блуждая взглядом по сторонам, Флоренция увидела неприятную сцену: в одном из переулков, совсем рядом с широким проспектом, насиловали девушку лет 25. Та вырывалась и кричала, но остальным было все равно. Флоренцию всю передернуло от неприязни, но вмешиваться она не стала. Жертва и насильники скрылись за поворотом, но неприятные ощущения остались. Она невольно поежилась и увидела очередную сцену в театре под названием Омега: юного батарианца избивал громила-человек, один глаз у несчастного был подбит, кровь текла по его лицу. Толпа смеялась и улюлюкала, подзадоривая, - батарианцев в этой части Омеги очень не любили. Оборванную бродяжку никто не замечал, в то время как злоба в девочке закипала все с большей силой, которую она не могла контролировать и выплескивающуюся в биотические ураганы. Жестокость к кому-либо она не признавала, батарианцев особо не любила, но избиение на глазах у всех – это было слишком для ее нервов, учитывая предыдущую сцену.

 Несдерживаемая энергия понеслась прямо в толпу, расшвыривая всех подряд, в том числе и бандита. Пока силы еще не покинули ее, девочка подошла к измученному батарианцу, он был примерно одних с ней лет

- Зачем ты это сделала, человек? - прохрипел он.

- Не знаю! Я что, похожа на справочное бюро? – эмоции еще бушевали в ней. – Может, хотела спасти твою шкуру!

- Эта банда опасна, человек. Думаешь, что так просто отделалась? Уходи, пока не поздно

- И не подумаю! Ты мне не хозяин и не имеешь права мне приказывать! – гордость во Флоренции подняла свою голову еще выше

Батарианец не ответил, а девочка бросила ему кусок пластыря и пошла своей дорогой.

Но не успела она отойти и на сто метров от места происшествия, как увидела  витрину, в которой были размещены образцы самых разных пистолетов, но ее внимание привлекла снайперская винтовка. Она стоила бешеных денег и была совершенством во всех отношениях: приклад, который так удобно держать на плече; улучшенный прицел с автофокусировкой цели, компактность самой винтовки в сложенном виде, легкостью и изящностью конструкции. Девочка настолько увлеклась, что совершенно неожиданно почувствовала глухой удар по затылку тяжелым предметом… 

… Из носа текла кровь, а тело было как будто бы чем-то стянуто. Флоренция открыла глаза – потолок, похожий на дно трюма, а чувствовала она себя неважно

- Очнулась, человек? – спросил хриплый голос. – А ведь я пытался предупредить.

 - Где я?

 - А ты не догадалась? На корабле работорговцев.

 - Работорговцев? – с презрением повторила Флоренция. – Мерзкие ублюдки! Сволочи!

Дальше посыпался такой поток ненормативной лексики, что у неподготовленного слушателя началось бы отторжение с первого слова.

 - Что, полегчало? – спросил тот же голос.

Флоренция приподнялась на локтях, насколько позволяло ее связанное состояние, и разглядела батарианца, которого избивали некоторым временем раньше.

 - Ты была в отключке несколько часов, насколько я знаю, корабль еще не отправлялся. Лежи смирно, человек, если не хочешь, чтобы тебя избили, - голос был поразительно спокоен, в нем было только равнодушие.

 Послышался рев двигателей, человеческую девочку и батарианца прижало к полу, остановившаяся было, кровь потекла с новой силой, образовывая жесткую корку на исцарапанном лице.

 - Не сдамся! Ни за что и никогда! – негромко произнесла Флоренция

«Не для того я единственная выжила после уничтожения колонии, от которой не осталось ничего, кроме дымящихся развалин и мертвых тел.»

 Она пошевелилась, проверяя, насколько крепки веревки – ей связали только руки. Потом кое-как встала и, несмотря на головную боль и невозможность пошевелить руками, начала осмотр клетки, в которой они находились. Батарианец, следивший за ее усилиями, скептически произнес

- ничего у тебя не выйдет, человек. Ящик заперт снаружи.

- Спасибо, капитан Очевидность! – не выдержала девочка. – Тебе бы профессором быть! И без твоих советов все ясно!

Она опять легла на пол, но уже не на спину, а на бок. Извиваясь как змея, Флоренция переместила связанные руки вперед, ради чего ей прошлось продеть ноги в кольцо.

- А ты не боишься, что я на тебя донесу? – не отставал батарианец

- Заткнись! И без поучений тошно! А если и поймают, то мне все равно! И не в таких условиях выживала. Я не рабыня! – гордым и надменным взглядом она уставилась прямо в четыре глаза своего сокамерника, хотя это было непросто.

 После чего шипованной подошвой своих ботинок принялась перетирать веревку, которая стягивала ее руки.

- Такая тяга к жизни довольно странна для обычного человека. Кто ты?

- Житель Омеги, равно как и ты.

- В одиночку мало кто выживает

- Я знаю, поэтому опровергаю это правило, но я не собираюсь никому ничего доказывать, за исключением себя.

- Ты живучая.

- Я знаю

- И не похожа на других людей, которые обычно терпеть не могут представителей моей расы.

- Я оцениваю не по расе, а по поступкам. Везде есть светлые и темные, а есть нейтралы. Я одиночка, и мне плевать с высокой колокольни на Альянс, Совет и другие организации. Живу только для себя, - Флоренция наконец перетерла веревку и теперь растирала затекшие запястья, сидя на полу и обхватив руками колени

- А вот я состоял в банде, занимающейся уличными грабежами. Нас крышевала одна из более крупных, но потом они предали нас, решив, что справятся и без нас, - на лице батарианца проявилась боль, которую он прежде скрывал под напускным равнодушием. – Вот так я и оказался на улице, причем в том районе, где представителей моей расы больше всего ненавидят. Если бы не ты, меня бы забили до смерти. Спасибо тебе.

- Не стоит благодарности, просто ненавижу, когда избивают беззащитных. Эта моя слабость… хотя и жила на Омеге

- Если мы объединим усилия, то, возможно, сможем выбраться.

- Неужели? – скептически произнесла девочка. – А мне казалось, что ты совсем ослабел и тебе вообще все равно, лишь бы тебя не трогали.

- Ты не понимаешь, когда у тебя все погибли и тебя все ненавидят…

- Еще как понимаю! Да я единственная выжившая из колонии, где устроили жестокую резню! У меня на глазах погибли родители и младший брат! Думай, что говоришь! – эмоции выплескивались наружу вместе с болью по утрате. – А хваленый Альянс ничем не помог! Приперлись, когда остались лишь дымящиеся развалины! – слезы невольно заструились по ее лицу и она отвернулась, утирая лицо подолом туники.

 Когда она продолжила, голос был сух и тверд.

- Я выжила и на перекладных добралась до Омеги, мне оставалось надеяться только на себя. Не знаю, почему я рассказываю свою историю… только не считай меня слабачкой – многие на этом спотыкались и получали сполна за это. Кстати, я Флоренция.

- Керр, - представился батарианец. – Сколько ты живешь на Омеге?

- Год.

- А я всю жизнь, благо банда всегда была со мной. Я сирота и никогда не знал своих родителей.

- А я как Люк Скайуокер, только с уклоном на темную сторону Силы.

- Это ваш человеческий герой?

- Не совсем, любимый персонаж моего папани, который тоже был пилотом и виртуозом своего дела. Ладно, нечего тут рассусоливать, за дело! мы должны освободиться! Кстати, ты умеешь управлять кораблем?

- Нет, но водил летун на Омеге, разобраться смогу.

- Эх, жаль, что никакого оружия нет… - вздохнула Флоренция. – С ним было бы намного проще. Пусть даже банальный кухонный нож. Остается ждать, пока кто-нибудь из этих гадов не явится, желательно в одиночку…

- А потом огреть чем-нибудь тяжелым. Не выйдет.

- Тогда я смогу стащить у него что-нибудь из-за пояса. Я же промышляла на Омеге карманными кражами, хотя терпеть не могу это дело. В любом случае, это лучше бессмысленного бездействия, - ее глаза сверкнули. – Терпеть не могу находиться в клетке!

- Что ж, раз ты всерьез хочешь… - начал Керр.

- Тихо! – оборвала его Флоренция и прислушалась

Откуда-то неподалеку доносились крики

- Нет, умоляю вас, не надо! – кто-то кричал очень громко и пронзительно. – Я такого не заслужила! Прошу вас, не надо!

 Крики пересиливали шум двигателей.

- Надо что-то делать, - негромко произнес батарианец. – Ведь погибнет девчонка.

- Странно слышать это от тебя. План помнишь? Действуем согласно ему, не боясь импровизировать, - Флоренция умолкла, как только стали слышны тяжелые шаги.

Она разминала руки и мысленно вспоминала все свои тренировки. Ящик не был предназначен для маневров, но при достаточной ловкости реально было развернуться и совершить какой-нибудь трюк.

 - Беги, - одними губами произнес Керр. - Ты сможешь.

 - У меня есть план получше, - Флоренция указала на веревку, валявшуюся на полу без дела

 - Отлично!

 - Хоть бы эти работорговцы были олухами, иначе придется применить план Б, - она говорила шепотом, чтобы никто снаружи не мог ее услышать.

Тем временем шаги становились все громче, а крики - пронзительнее. Флоренция и Керр стали по сторонам от двери. Дверь распахнулась и в помещение влетел человек и споткнулся о веревку, растянутую поперек.

 - Давай, вяжи его скорее! Этот боров должен остаться тут! А вот и чудное оружие, - девочка вытащила из-за его пояса два кинжала, она и Керр устроились на спине бандита.

 Флоренция сидела ближе к горлу и поигрывала своим приобретением у пленного под носом. Миг – и ловким и отточенным до мелочей движением она вонзила нож в сонную артерию. Пару секунд работорговец глотал ртом воздух, трепыхался как рыба, затем затих.

- Что ты наделала? – воскликнул батарианец

- Можно подумать, что грабежи на улицах тоже невинное занятие, - презрительно отозвалась девочка. – Собаке – собачья смерть, его стоило помучить подольше, но не стоит тратить время на эту падаль! Лучше поторопимся, надо бы его обыскать как следует, авось у него есть оружие посерьезнее, чем эти ножички.

 Она слезла с трупа и методично принялась обшаривать его карманы, в которых обнаружилось некоторое количество кредиток и один пистолет, а также ее биотический имплантант, который тут же вернулся на свое законное место. В глазах девочки был гнев и желание идти до последнего.

 Керр отволок труп в сторону, после чего он и Флоренция выбрались наружу, в довольно просторный трюм. Крики доносились из соседнего ящика.

 - Вперед!

Парочка захлопнула за собой дверь и подобралась к соседнему ящику. Ни о чем не думая, Флоренция распахнула дверь и со всей дури вмазала всех о стену. Гнев был силен, что все летало по сторонам, грозясь зашибить и Керра – тот благоразумно следовал за девочкой.

 В глубине чуть более просторного ящика плакала еще одна представительница человеческой расы. Она была значительно ниже и тоньше Флоренции, длинные, черные абсолютно прямые волосы разметались по лицу, огромные светло-карие глаза осматривали вошедших.

- Чего ревешь? Не конец света еще, ты жива

 - Вы кто?

 - Такие же пленники, как и ты. Впрочем, мы удираем отсюда, взяв судьбу в свои руки, - Флоренция усмехнулась. – Хочешь бежать – так иди с нами.

 - Я не уверен, что мы истребили всех работорговцев, - подал голос Керр. – И лучше бы нам спрятаться где-нибудь в укромном уголке, пока не их товарищи обнаружили потерю своих.

 - Верно говоришь! Мне бы сейчас еще снайперскую винтовочку, но можно обойтись и пистолетом, правда один на троих не решает проблему оружия. Ладно, идем, - Флоренция схватила юную пленницу за руку и силой потащила к выходу. – Керра бояться не стоит, он адекватный

 - Но батарианцы обычно работорговцы и бандиты…

 - Я это слышу постоянно, - вздохнул Керр. – Но, как видишь, и представители твоей расы не всегда белые и пушистые. Вон Рен человек, а как сильно отличается от тебя. Как звать-то тебя?

 - Амель, я дочка богатых родителей.

 - Богатых? За таких обычно назначают выкуп, а не  насилуют. Эх, ты дуреха…- Флоренция выставила вперед нож. – Откуда летела?

 - С Траверса, мой корабль захватили.

 - Обычная история, ничего особенного тут нет, такое происходит сплошь и рядом.

 - Обычная?! – Амель так и подскочила.

 - На Омеге такое происходит на каждом шагу, можешь мне поверить. Эй, Керр, что ты там делаешь?

 - Негоже в бой идти без оружия! – батарианец поднялся с пола. – А кое-кто кажется говорил о снайперской винтовке? – он вручил оружие обрадованной Флоренции

- Спасибо большое! – она впервые за долгое время улыбнулась. – Я о ней мечтала давно!

- Как можно мечтать об оружии? – недоуменно спросила Амель. – Оно же опасное.

- Девочка моя, ты видимо не поняла, в какое место попала. Понимаю, это непросто для такой как ты, но все же попытайся осознать: здесь выживает сильнейший, за некоторым исключением. Я не собираюсь учить тебя жизни – сама поймешь. Тебя тут, по-видимому, хотели просто припугнуть.

 Они подошли к выходу из трюма.

- Подожди чуток, надо перекинуться насчет стратегии с опытным товарищем, - сказала Флоренция.

- Зачем стратегия? Вы кого завоевывать собрались?

- Она в шоке и не очень хорошо соображает, - шепнул Керр на ухо Флоренции. – Да еще из совершенно другой среды, чем мы с тобой.

 - Отчасти это так, но я ведь не всю жизнь была бродяжкой – год назад все было совершенно по-другому… Почему  ты назвал меня Рен? – тихо спросила Флоренция Керра

- У меня есть подозрение, что наша новая знакомая сократит твое полное имя до Флорри

- Флорри?! Твою мать… ужаснее этого не слышала! Уж лучше Рен или Флор. Если назовешь Флорри, пристрелю

- Это я понял с нашей встречи на Омеге, что тебя лучше не злить. Так, что теперь будем делать?

- Высадиться на ближайшей цивилизованной планете, но сперва нафиг замочить этих работорговцев. Быстро и беспощадно, лучше всего просто перестрелять их, а потом забрать имущество.

- Только корабль придется оставить, - задумчиво произнес Керр. – А жаль, за него уйму денег можно выручить. Что делать собираешься, когда уберемся отсюда?

- Не знаю, в любом случае не собираюсь ползти в Альянс с мольбами. Моя судьба в моих руках, ногах и голове. Разве что к Церберам, но для таких как мы им дела нет…

- Странная организация, не одобряю их. Слышала про их недавние теракты?

- Да, но это не мешает мне уважать их. Ладно, чего-то мы слишком разболтались, - опомнилась Флоренция и вовремя: послышались чьи-то шаги.

 - Быстрее, в вентиляцию!

 - Что опять такое?! Опять опасность?.. – начала было Амель

 - Тихо!

 - Что та… - не успела договорить Амель, как Флоренция заткнула ей рот.

 - Молчи!

 Она схватила Амель за одну руку, Керр – за другую, и, не слушая возражений, втянула в отверстие под потолком. И вовремя! В трюм ворвались вооруженные до зубов работорговцы.

 - Уводи ее, я останусь. Это моя битва, - одними губами произнесла девочка. – Отбросы общества не должны жить.

- Ты с ума сошла?! Я знаю тип этих кораблей: по вентиляции можно добраться в капитанскую рубку. Маленький корабль работорговцев, видимо, куплен недавно – переоборудовать не успели, - Керр активно жестикулировал – разговаривать вслух было опасно. – Но если произвести некоторые манипуляции, то его можно разрушить.

Внизу, тем не менее, продолжалось действие:

- Во, черт подери, половина наших убита, - озадаченно сказал один из бандитов.

- Наверняка орудовала девчонка-биотик, которую я прихватил на Омеге. Зря, конечно, я ее с батарианцем запер – они, небось, сообразили на двоих. А четырехглазый оказался более живучим, чем я предполагал.

- Этих тварей чем только не трави – все равно выживут, прямо как тараканы, которых не вывести.

- Да еще прихватили богачку из соседней камеры, за каким хреном она им понадобилась, понять не могу.

- Выгоду они захотели, паразиты мелкие! Она стоит не меньше миллиона кредиток.

- Бери больше! Потом они вскарабкались в вентиляцию или спрятались за ящиками…

- А-а-апчхи! – громогласно донеслось из вентиляции – это Амель не сдержалась и чихнула.

- Проклятье, - пробормотала Флоренция, взводя курок снайперской винтовки. – Только этого не хватало для полного счастья… - она не договорила, так как автоматная очередь заставила ее увернуться.

 Пол на том месте, где она была мгновеньем раньше, провалился.

- Мочим всех и валим отсюда! – заорала она

- Абсолютно с тобой согласен, - Керр выстрелил с двух рук. – Только что делать с ней? Бежим к ядру корабля, там они не посмеют нас убивать.

- И потом подохнем, как птицы в клетке? Черта с два! Умру только на поле боя! Держи нашу красотку!

- Вы всего лишь дети! – засмеялся бандит. – На вас нет даже кинетических щитов!

- Вперед! – закричала Амель. – Ты же сильная, все сможешь. Змеи гремучей страшно жало, но нет лекарства от кинжала!

Она спрыгнула, отвлекая бандита и давая остальным совершить свое дело

Увидев незащищенное место на шее, Флоренция соскользнула вниз прямо на плечи бандиту и легким движением перерезала тому глотку.

 Но второй был начеку и выстрелом раздробил ей ногу, едва не зацепив Амель. Флоренция вскрикнула от боли, но оружия не выронила. Амель же просто встала столбом от шока

 - Займитесь пилотом кто-нибудь из вас, тут я сама справлюсь! – но выстрел из пистолета положил конец жизни второго работорговца. – Только осторожнее!

Флоренция устало облокотилась на стенку, как только битва закончилась.

– Остался один придурок, его мы снимем и благополучно прилетим на Иллиум. Говорят, там великолепные пейзажи. А ты можешь лететь куда хочешь, нам с тобой в любом случае с тобой не по пути.

- Я схожу на разведку, заодно принесу панацелин, - предложил Керр.

- Отлично, тогда мы останемся здесь, только прикрой нас чем-нибудь, - ответила Флоренция. – Все равно, с раздробленной ногой я не смогу много двигаться.

 Керр ушел, а девочки остались вдвоем.

- У меня есть предчувствие, что мы замочили весь экипаж этого суденышка, иначе бы нас прибили…

- Ты откуда? – спросила Амель

- С Омеги, как видишь. Райское местечко, хочу тебе сказать. А ты?

- С Элизиума.

- А, одна колония под юрисдикцией Альянса, рядом с батарианцами. Слышала…

- Еще много других колоний! Человечество осваивает новые пространства! Еще восстанавливают колонию фактически с нуля, благо там чудный климат. Скопление Бета Аттики, система Кайлан, планета Идун.

- А что произошло в той колонии? – бесстрастно спросила Флоренция.

- Да я сама не знаю толком, - ответила Амель. – Но там очень хорошо! Какие там озера! Не опишешь словами.

«Озера… значит, эти шишки из Альянса решили восстановить на костях. Что ж, им же хуже»

 Дальше они сидели молча. Тут же вернулся Керр

- Все убиты до единого, включая пилота, он принимал участие во всем этом.

- Так нам осталось только найти верный курс и вырулить до ближайшей обитаемой планеты.

- есть еще проблема, - батарианец сделал паузу. – Впереди ретранслятор, а у корабля явные проблемы с двигателем

- так почему бы не починить его? – спросила Амель

- В полете? – презрительно переспросила Флоренция. – Керр, ты сможешь рулить этим суденышком?

- попробую, хотя, повторяю, я водил только спидеры. Идемте, тут совсем рядом, панацелина, к сожалению, нет.

В кабине пилота все проводки торчали, из кресла торчал наполнитель, да и сама кабина была крошечной, было только два сидячих места.

 - Похоже, эта банда только начинала свою карьеру, - констатировала Флоренция. – Да и сами солдаты удачи оказались не больно опытными – начиная с того, что руки обычно сковывают наручниками, а не веревками. Гении! – фыркнула она с обычной надменной интонацией. – Если уж захватывать рабов, то нужно делать это на высшем уровне!

- Рен, не надо так говорить. И так кое-кто здорово промахнулся сегодня

- Подумаешь! – девочка отвернулась. – Ладно, у нас есть другая проблема: как посадить этот драндулет.

Керр сел на место пилота и принялся колдовать над приборами. Впереди показался ретранслятор.

- Держитесь крепче! Я не уверен, что мы выберемся целыми и невредимыми.

Флоренция и Амель с трудом устроились на другом кресле и пристегнулись ремнями. Корабль трясло и мотало во все стороны, но – голубые вспышки, бесконечная тряска – и вот он по другую сторону ретранслятора…

 Три часа пытки и вблизи показался Иллиум. Неопытную Амель несколько раз стошнило, отчего Флоренция морщилась, не обращая внимания на боль в раздробленной ноге. Неожиданно, от приборной панели начали отскакивать винты и гайки.

- Все, теперь нам точно кирдык, - пробормотал Керр.

- Где спасательные капсулы?

- По левому борту у кают, одна из них точно не исправна.

- Я погибать не собираюсь, так что вперед к капсулам!

Пара минут – и они уже в спасательном отсеке, где были маленькие двухместные капсулы

- Я думаю, Амель лучше отправиться на спасательной капсуле, - сказал Керр. – Она самая неопытная, а корабль вот-вот развалится

- Нет!

- Времени на споры нет! Мы втроем сюда не поместимся, так что лететь все равно тебе! Мы как-нибудь выживем! Пусть ты неумеха и ничего не понимаешь в этой жизни, но смерти ты сейчас не заслуживаешь! – Флоренция решительно втолкнула ее в капсулу, Керр нажал на рычаг, капсула оторвалась.

Затем батарианец показал на соседнюю капсулу.

- Я специально подготовил вторую, на случай внезапного удирания.

- А ты не так прост, как кажешься, - усмехнулась девочка. – Впрочем, я этого ожидала, - она резко выбросила левую руку с зажатым в ней ножом. – Вперед!

Они забрались внутрь, кое-как устроились, капсула отделилась от корабля, и двое юных авантюристов полетели навстречу Иллиуму, который сиял среди звезд…

 - Нет, моя битва еще не проиграна, - в корабельную рубку вполз один из банды. – Чертова девчонка! Мы с тобой еще встретимся….

 Тем временем, батарианец и человек совершили далеко не самую мягкую посадку на одной из центральных улиц  Нос Астры – столицы Иллиума, умудрившись при этом никого не задеть. Флоренция второй раз за несколько часов разбила нос

- Как ты? – спросил Керр у Флоренции, когда та немного оклемалась.

- Вроде ничего, - ответила та, убирая запачканные кровью волосы со лба. – Вот и он, Иллиум. А девчонку жалко, что мы ее в одиночку отпустили. Но закон тут прост: выживает сильнейший. К черту сожаления о содеянном! – она встала, опираясь на руку батарианца. – Все равно ничего изменить было нельзя, и я ни о чем не жалею. У нас свой путь, у нее свой.

- Так ты согласна работать вместе?

- По-моему, у нас это неплохо получается, - она с трудом улыбнулась – мешала запекшаяся кровь на щеке. – А ты родился в рубашке – даже царапины не осталось. А теперь пойдем подальше от места крушения, вон, зеваки уже начали собираться. Только надо прихватить то, что уцелело… Ах! – боль в ноге при первом шаге оказалась нестерпимой. – Черт! Черт подери!

- Тут без больницы не обойтись, - обеспокоенно произнес Керр. – В конце концов, мы этот транспорт не угоняли и рабов не ловили на нем, так что придется обратиться в лечебницу.

- Черта с два! Я не хочу иметь дело с Альянсом, а они непременно вычислят, кто я такая! Только через мой труп!

- На Иллиуме все коммерциализованно, да и у Альянса позиции не так сильны, как у владельцев местных корпораций. Держи, - он дал ей деньги. – Это мои сбережения, но тебе они сейчас нужнее. Встретимся, когда подлечишься, тут на углу. Я буду прогуливаться неподалеку

- Ты бывал здесь раньше?

- Да, еще когда состоял в банде.

…Через пару дней, отлежав в больнице, и старательно изображая потерю памяти, Флоренция сбежала оттуда, и, первым, что она сделала, выйдя на свободу и оклемавшись, была кража кошелька. Вторым – покупка одежды и приведение себя в порядок. Вместо истрепанных лохмотьев на ней были довольно приличные и чистые вещи, а волосы – подстрижены и собраны заколкой на затылке.

- Хей, старина! – окликнула она прогуливающегося Керра. – Кого-то ищешь?

- Флор… - от изумления батарианец захлопал всеми четырьмя глазами. – Ты сильно изменилась.

- Не то, чтобы сильно, просто надоело грязной ходить. Ну что, вперед? Я слышала о парочке работорговцев.

- Ты хочешь ограбить их?

- Да, а содержимое кораблей, кроме пленных, распродавать. Можно еще и убивать их… - она мечтательно закатила глаза

- посмотрим, - Керр улыбнулся. – Идем! Кстати, пилот действительно был, только я его уложил и отволок тело в машинный отсек. Не думаю, что он выжил…

Просмотры: 612

Отзывы: 4

0
4 Sumrak Sumrak

Скоро будет свеженький про Флоренцию ;)

0
3 НАРАДА НАРАДА

Первый с положительным))) не считая игры)
отличный рассказ! К Керру у меня особое расположение) Молодец, Всела!

0
2 Велзинор Велзинор

Да Керр явно ломает стереотип сложившийся вокруг батарианцев!:)

0
1 FireFly FireFly

Мне Керр понравился :) первый рассказ с положительным батарианцем!
Прочитала в один заход, динамично, интригующе. Не затянуто)
Когда продолжение?

Рейтинг квестов в реальности