Блицкриг по-скиллиански. Одиннадцатый час (часть вторая)

Автор: Nightingale8622
Основные персонажи: м!Шепард, ОЖП, ОМП
Рейтинг: NC-17
Жанры: Джен, Ангст, Фантастика, Экшн
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Статус: в процессе
Описание: Скиллианский Блиц. Одно из самых кровавых и жестоких событий во Вселенной ME и жизни Джона Шепарда, сделавшее его тем, кем он стал. 17 мая 2176 года - в этот день батарианские пираты напали на человеческую колонию Элизиум, и солдатам Альянса на протяжении долгих 12 часов приходилось сдерживать наступление превосходящих сил.
12 часов ада, боли и сложных решений, закалившие характер величайшего "Героя всея Галактики".

19.00-20.00


Часть вторая


Над капитанским мостиком, на последние полчаса превратившимся в жужжащий рой из приказов, команд, рапортов и докладов, прорезался звонкий голос пилота Клода Виммера:

- Нам на перехват отправлены крейсер и два фрегата, капитан!

Эта новость, вполне ожидаемая, все равно заставила всех на секунду смолкнуть и замереть. Головы развернулись в сторону человека с изуродованным лицом, и Румен, казалось, уловил в каждом взгляде вопрос, что же будет дальше.

- Внимание, боевая готовность номер один! Мы знали, что так будет! Все по местам!

Пока Брайсон повторял приказы, капитан склонился над своим датападом, пытаясь разглядеть приближающиеся судна неприятеля. Но видно было чертовски плохо или просто глаза чертовски устали, так что он быстро - для человека с трещинами в бедре - слетел с мостика, мимоходом и с удовлетворением отметив, что все члены экипажа в командном центре заняты делом, и в несколько шагов добрался до Виммера.

- Рулевой, доложить о ситуации!

- Нас засекли, сэр! - отчеканил тот очевидное. Это было и понятно: чтобы нанести точечные ракетные наземные удары, пришлось взять новый курс и покинуть свое уютное убежище в кратере. Прессли настоятельно рекомендовал покрыть ракетными ударами несколько точек, поскольку капитан Шепард не смог выдать точные координаты. Стометровый разброс был крайне досадным, так что Румен принял решение перестраховаться и последовал совету своего навигатора, тем более что старшина боевой группы был давно мертв и не мог дать свои рекомендации. Оставалось надеяться на то, что гражданские уже давно покинули потенциальную зону покрытия, в том числе и капитан Шепард со своими людьми. А если нет... О потерях и чашах весов Румену думать не приходилось. Слишком быстро их обнаружили, хотя тепловой след от ракет такой, что им можно выписывать приглашение для всякого прийти и уничтожить фрегат.

- Два легких фрегата. Один крейсер, - продолжал пилот, выводя на сенсорный монитор данные с ладара. - Идут прямиком на нас, сэр.

У Румена было несколько секунд, чтобы принять решение. Он этого ожидал, и все же внутри теплилась слабая бессмысленная надежда на то, что "Азенкур" не смогут обнаружить. Глупо. Теперь у него было только два пути: вступить в неравный бой и погибнуть или попытаться улизнуть. Пока есть шансы на второе, первому придется подождать.

- Уводи нас, Виммер, - капитан сжал рукой плечо своего молодого пилота. - Маневрируй, но вытащи нас! Это приказ!

Еще часов двадцать назад этот салага побледнел бы и испуганно захлопал глазами перед огромной свалившейся на него грудой ответственности. Но сейчас в кресле сидел уже не салага, а намного, после всех событий, повзрослевший пилот, который, хоть и побледнел, все же сдержанно кивнул.

Румен быстро вернулся на мостик и активировал громкую связь.

- Внимание! Говорит капитан! К нам на перехват идут судна неприятеля! Мы попытаемся избежать боя, но он все же может стать для нас неизбежным! Всем приготовиться, занять свои места и следовать согласно инструкциям! Всем удачи!

Отключив передатчик, капитан снова спустился вниз. Брайсон уже стоял возле своего протеже, но не будучи пилотом, давать советы не решался в такой ответственный момент. Тут все больше зависело от тактики перехвата и умений пилота уходить из расставленных ловушек.

- Попробую оторваться, капитан, - сообщил Виммер то ли экипажу, то ли самому себе, крепко хватаясь за штурвал. - Всем советую пристегнуться!

- Выполнять! - скомандовал Румен громко и сам сел в кресло второго пилота, которого, после недавнего взрыва, "Азенкур" тоже лишился. Брайсон, заняв запасное кресло навигатора, включил связь и оповестил экипаж о тридцатисекундной готовности к маневрированию.

Расстояние между фрегатом и направленными к нему палачами стремительно сокращалось. Внимательно следя за действиями пилота, Румен едва удерживался от своих замечаний. Опыт пилотирования у него имелся, но, несмотря на свое капитанское звание и положение "бога" на этом корабле, он как никто другой понимал, что пилот во время маневров должен быть полностью сосредоточен. Вряд ли приказы в стиле "левее-правее" сыграют большую роль.

Тройка впереди выстроилась пеленгом, причем крейсер был позади всех, предоставив своим фрегатам действовать первыми. Очевидно, не хотел рисковать обшивкой, если вдруг вражеское судно откроет огонь.

Но Румен не собирался отдавать такого приказа до тех пор, пока это не станет единственным выходом.

Пилот проверил показания ВИ, потом вдруг правой рукой отпустил штурвал и быстро перекрестился, отчего капитан едва не раскрыл рот от удивления.

- Что это значит... - начал было он, но Виммер уже врубил двигатели на полную и начал набирать скорость, направляя фрегат прямо к противнику. ВИ тут же любезно оповестил, что через полторы минуты при заданной скорости "Азенкур" окажется в зоне доступности вражеских орудий, однако пилот проигнорировал это сообщение, еще больше набирая скорость.

- Сейчас потрясет!! - громко предупредил он, позабыв про такую штуку, как субординация.

Набирая скорость, "Азенкур" стал вибрировать сильнее обычного. С гладких горизонтальных поверхностей повалились на пол предметы, не выдержав напора, а шум от двигателей, казалось, сейчас разорвет уши. Трение атмосферы планеты об обшивку стало настолько ощутимой, что за обзорным иллюминатором то и дело вспыхивало свечение. Скорость перевалила за предельные показатели, и снова активировался ВИ, предупреждая о том, что при выходе на такие показатели лучше использовать ядро эффекта массы, чтобы избежать риск перегрева.

Румен пораженно глядел, как пилот отключил сообщение, и даже ужаснулся, а не сошел ли паренек с ума. Но не успел капитан и рта раскрыть, уткнувшись в быстро приближающиеся точки в обзорном иллюминаторе, как пилот резко поднял штурвал вверх, заставляя фрегат носом прорезать воздух, а желудок капитана запротестовать.

Маневр длился всего несколько секунд, но Эдвин был готов поклясться, что прошла целая вечность. Глаза и мысли просто не успевали уследить за происходящим, так как, подняв нос к верху, пилот перевернул судно на 180 градусов и снова "лег в горизонт", лишь слегка потеряв в скорости. Потом снова стал быстро набирать её, велев ВИ просканировать данные на ладаре.

Брайсон первым разгадал задумку своего протеже и довольно ухмыльнулся.

- Переворот Иммельмана, - со знанием произнес он. - Молодец.

- Выполнено отлично, но как это нам поможет оторваться? - нахмурился Румен, рассердившись на самого себя за то, что не сразу сообразил о действиях Виммера. Последний тут же пояснил:

- Крейсер слишком тяжелый, чтобы повторить это. Будет менять курс "горкой", а без потери скорости тут не обойтись. Это даст нам немного времени, сэр, чтобы придумать, как и где скрыться от более маневренных фрегатов.

- Умно, - одобрил Румен. - Однако это не избавило нас от проблемы. Прессли, выведи карту планеты на главный экран!

- Есть, сэр! - сержант тут же выполнил приказ, и на главном экране высветилась карта Элизиума с обозначениями и названиями.

- Оставь только физические показатели! Убери всю эту мишуру! - снова последовал приказ. Румен прилип сосредоточенным взглядом к проекции, пытаясь понять, возможно ли реализовать то, что пришло на ум пять секунд назад.

- Есть идея, сэр? - спросил Брайсон, заинтересованно пытаясь разглядеть что-то на карте и лице своего капитана и разгадать его намерения.

- Посмотрим, - неопределенно ответил тот, не желая гнать впереди поезда. - Прессли, теперь наложи температурную карту!

Сержант послушно делал то, что ему велели. Наконец, капитан, найдя какую-то точку, удовлетворительно кивнул своим мыслям. Потом отметил на карте проекционным указателем небольшую область.

- Рулевой, курс 2-2-7 на норд-вест! - приказал Эдвин, сжав левый кулак. В суматохе прошедших событий у него даже не было минутки, чтобы констатировать печальное ухудшение собственного состояния: голову ужасно ломило, сердце лихорадочно стучало, виски покрылись потом, а проклятый кожный зуд разъедал кожу! Стимулятор исправно выполнял свою работу, обманывая мозг, но раненный организм все равно изнашивался, прося отдыха, как старый в заплатках костюм требовал ремонта. Вот и руки начали слегка трястись, голова кружилась, а по спине струился пот.

Румен отбросил эти мысли за ненадобностью. Сейчас не самое время на отдых. Он еще не заслужил отдых.

- Сэр? - Брайсон, отстегнув ремень, подошел к капитану. - Правильно ли я понимаю, что нам снова придется попотеть?

- Правильно, - не стал вдаваться в подробности тот. - Мы уже знаем, какую температуру выдержит наша обшивка. А пираты не имели такого опыта. Найди с Прессли место для посадки в выделенной области.

- Сэр... там ведь термально-опасная зона. Там нет места для посадки!

- Это приказ! - рявкнул капитан, не сдержав свое раздражение. - Бога ради, Брайсон, хватит мне перечить!

Эта короткая вспышка ярости не укрылась от внимания экипажа. Все смокли, не решаясь встревать, и Румену пришлось сделать пару глубоких вздохов, чтобы привести чувства в порядок.

- Старпом, выполняйте приказ! - уже более спокойным тоном повторил капитан. - Да, там может быть опасно. Но это наш шанс затеряться. Так что либо выполняйте приказ, либо я найду того, кем вас заменить!

Какое-то время капитан буравил рассерженным взглядом своего старпома, пока тот не произнес:

- Так точно, сэр! - и не козырнул. Потом быстро направился к сержанту Прессли.

В этот момент раздался голос пилота:

- Нас нашли, сэр! Два фрегата идут прямо за нами!

- Рулевой, доложить о заданном курсе! - громко потребовал Румен, чтобы привести экипаж к уверенности, что у него все под контролем.

- Курс 2-2-7 на норд-вест, сэр! - отозвался тот. - Будем на месте через три минуты!

- Как только нависнем над зоной - пикируй! Вывод на максимально низкой высоте! Справишься, Виммер?

Тот коротким движением вытер пот со лба.

- Так точно, сэр!

- Отлично! Тогда действуй!

Румен снова включил громкую связь и предупредил экипаж о начале маневра, косым взглядом уткнувшись в старпома, который додумался прогуляться по палубе. Тот, услышав приказ, тут же оторвался от работы с навигатором, поспешил занять свое место и пристегнуться.

- До выбранной зоны: две минуты пятнадцать секунд, - механическим и поразительно спокойным голосом оповестил ВИ, но пилот уже по привычке не обратил на несчастный компьютерный интеллект ни толики внимания.

- Одна минута сорок секунд...

- Нас нагоняют, Виммер! - Румен сжал кулаки. - Скоро откроют огонь!

- Одна минута пять секунд...

- Ломов, перенаправь энергию на задние щиты! - приказал капитан по передатчику. - Боевое отделение! Приготовить орудия!

- Тридцать две секунды...

- Боевое отделение: отставить! - успел предупредить Румен за секунду до того, как пилот прокричал, сжав до побеления пальцев штурвал:

- Внимание! Пикирование через пять... четыре... три... две... одна!.. Держитесь!

В эту же секунду фрегат резко стал пикировать вниз, подвергая экипаж значительной отрицательной перегрузке. Тело капитана, казалось, потеряло несколько килограмм, корпус устремился вперед, а желудок норовил выскочить изо рта вместе с литрами крови, устремившейся к голове.

Пикирование длилось от силы несколько секунд, но за это время в голове Эдвина уже раза три успели зажечься панические и весьма глупые мысли, смысл которых сводился только к одному: "Мы падаем!"

Но вот "Азенкур" вышел из принудительного пикирования и снова занял горизонтальную плоскость. Теперь в кресло вдавило, а утерянные килограммы вернулись с лишними. Румен наконец смог вздохнуть свободно. Столько маневренных фигур пилотажа он не испытывал на собственной шкуре уже довольно давно.

- Мы на заданной высоте, сэр! - доложил Виммер, тоже переведя дух. Лоб его и вовсе покрылся испариной. Груз ответственности был настолько тяжелым, что паренек смертельно побледнел, как будто только сейчас осознав, что учудил не на летном тренажере, а на настоящем космическом корабле.

- Брайсон! - позвал капитан.

- Сканируем поверхность! - доложил тот слегка сбивающимся голосом. Даже железные нервы бывшего штурмана дали трещину. - Секунду, сэр!

- Быстрее, Брайсон! Иначе нас запросто увидят, выглянув из иллюминатора!

- Нашел, сэр!.. Передаю координаты пилоту!

- Виммер?

- Получил! Даю команду ВИ на установку курса! - отозвался пилот.

- У нас мало времени! - Румен поймал себя на мысли, что теперь уже он произносит вслух очевидное.

Они добрались до нужной зоны за полторы минуты. Совершили посадку, пережив еще несколько неприятных минут. Поверхность, расположенная среди гидротермальных последствий вулканической активности, на первый взгляд, довольно агрессивная, встретила "Азенкур" почти любезно. Обшивка сразу же нагрелась, но не существенно, о чем почти охрипшим от волнения голосом доложил Латье.

- Отключить все электронные системы! - приказал капитан, и терпеливо ожидал, когда его приказ будет выполнен. Это заняло секунд пятнадцать: повторение приказа, выполнение приказа, отчет о выполнении приказа. Не только Виммер за последние часы заметно повзрослел, но, кажется, и все члены экипажа, до этого не побывавшие ни в одной передряге. Румену оставалось лишь сделать так, чтобы из этой "передряги" все выбрались живьем.

"Азенкур" уже во второй раз погрузился в аварийную тишину. Во второй раз оказаться слепым было уже не так страшно, как в первый. Где-то впереди выстрелил гигантским плевком гейзер, любезно накрыв своим тепловым облаком фрегат от термального сканирования противника. Уж не намеренно ли Брайсон выбрал это место для посадки? Румен молча понадеялся, что под самим судном не расположены залежи горячих источников, а если и расположены, то по характеру они регулярны с продолжительностью в несколько часов. Этого времени как раз должно хватить, чтобы убраться из опасной зоны подобру-поздорову.

Оставалось еще два варианта сканирования: техническое и звуковое. Первое использовалось повсеместно там, наверху, но электроника была полностью отключена. А вот второе применялось только в пределах атмосферы с помощью инфракрасных звуковых волн, испускаемых с источника с последующим отслеживанием их распространения и колебаний в доступном диапазоне. Но применялось это крайне редко, да и здесь, в этом скоплении хаоса из пышущей жаром стихии, так близко к поверхности, толку от этого было мало. Оставалось лишь глядеть в иллюминаторы, но сканированием огромной территории сетчатками глаз не будет заниматься никто из тех, у кого есть голова на плечах. Так что они должны были затеряться. По крайней мере, на это рассчитывал капитан.

Они прождали около двух часов. За это время корпус нагрелся достаточно, чтобы все внутри снова ощутили себя как в сауне.

Однако цель была достигнута: когда они покинули эту зону, никто их уже не преследовал. Румен задал курс в Скиллианский Кратер, ставший уже почти тихой домашней гаванью для потрепанного в море корабля.

Для верности, Виммер так и не поднялся выше десяти километров над землей.

***


Эланус Халиат был не просто зол. Он был в таком диком беспросветном бешенстве, что готов был убить любого, кто косо на него посмотрит. Но приходилось сдерживаться: наемников и так осталось довольно мало.

Сначала все складывалось прекрасно. Визит к Пророку, окончившийся неожиданным подарком свыше, поездка к месту дисклокации второй группы, подготовка к решительному наступлению и неминуемой победе. Даже те фанатичные идиоты, которых набрал Пророк, позакрывали свои рты и приготовились "принять свою судьбу" в первой линии наступления. До выхода оставалось всего несколько минут.

И тут началось то, чего Халиат никак не мог предположить. Очередной удар с воздуха, и это притом, что система ПЗО была полностью уничтожена! Тогда откуда у этого проклятого Шепарда появилось такое оружие?!

Ответ был дан позже, когда пыль от взрывов постепенно улеглась и наладили связь. Капитан Балак с плохо скрываемым злорадством сообщил, что они засекли какое-то судно в нескольких километрах от города, по размерам похожее на фрегат.

"Это Альянс! - яростно кричал капитан, брызгая слюной. - Я говорил, ты всех нас погубишь! Твой план не стоит и пинка элкора!"

"Это всего лишь одно судно! - Халиат уже тоже не сдерживался. - Если бы это был Флот Альянса, в небе было бы куда теснее, идиот!"

"Следи за своим языком, человек! Я - капитан Гегемонии Ка'Хаирал Балак!! Это не я служу тебе, а ты служишь моему народу!!"

"Да мне плевать! - отмахнулся пират. - Это я потратил год своей жизни на этот план! Я здесь командую! И я приказываю немедленно перехватить судно и уничтожить его!"

"Я уже позаботился об этом, - самодовольно заявил Балак, оскалившись. - Но даже если это одно судно, это может означать, что Альянс в курсе происходящего! Возвращайся на борт, Халиат! И прикажи бомбардировщикам начать то, за что мы им заплатили! Мы сравняем колонию с землей, и этого Шепарда, от которого у тебя отключился мозг, убьем со всеми!"

"Я убью его сам! - вспыхнул пират. - Вырву его сердце и потопчусь на нем! Отрежу ему язык и выколю глаза! И мне плевать, сколько это займет времени и сил! Ясно? Делай то, что тебе велено, батарианец!"

На этом пират оборвал связь, поскольку больше не мог терпеть и раскрошил своим кулаком проектор, выдающий голосигнал. От этого бессмысленного акта вандализма все же стало чуть легче. Хладнокровие постепенно возвращалось.

Итак, подведем черту. Группа разбита. Тяжелой техники осталось куда меньше, чем планировалось изначально.

Половина наемников или ранена, или убита. Ну и хрен с ними. Есть фанатики, умудрившиеся укрыться в здании, оставшееся целым. Если бы Халиат верил в богов, то счел бы это знаком свыше. Вот теперь эти глупцы пригодятся как никогда лучше в роли пушечного мяса!

Кроме того, оставался еще один козырь. Три боеспособных, умоляющих пустить их в бой "птички". Генерал Данака должен был позаботиться о том, чтобы привести их в рабочее состояние. Халиат пригрозил ему, что если тот не наведет порядок, он освежует его труп прямо на глазах рабов. Кажется, такая угроза генералу пришлась не по душе.

- Поганый Чарн! - позвал своего помощника пират, выходя наружу. - Где тебя носит, твою батарианскую мать?!

На улице творился хаос. Разрушения от ударов с воздуха были потрясающими: разлетевшиеся на куски строения, треснувшие стены и крыши, повсюду завалы из обломков, тел и железа. Уцелевшие сновали вокруг, не обращая внимания на раненых. Раненые пытались самостоятельно оказать себе помощь. Какому-то пирату оторвало две ноги, и его стон разносился на всю округу, пока кто-то умный не решил сэкономить панацелин и не пристрелить этот стонущий кусок мяса.

Глядя вокруг, Халиат вдруг почувствовал, что его бешенство сменилось крайним азартом. Да он, черт побери, ощутил себя почти непобедимым! Собственные потери его не волновали. Он все равно знал, что раздавит оборону Шепарда, как бы тот ни старался. И это осознание придавало его маленькому поражению сладкий вкус возмездия. Как и осознание того, что он собственными руками оторвет этому упрямому альянсовцу его башку!

Список казней увеличивался с каждой минутой, в зависимости от настроения.

- Чарн, сука ты гребаная?! - орал Халиат, но его помощник как в воду канул. Наверное, тоже где-то сдох. А ведь пират полагал, что батарианская сволочь тоже живуча, как и он сам. Да плевать.

- Эй ты, - остановил он первого попавшегося наемника. - Как звать?

- Сар'Каха Алура, - гордо представился тот.

- Теперь ты будешь моим помощником, - произнес пират. - Выступаем через пятнадцать минут. Собери всех, кто может держать оружие. Всю технику, которая осталась. Каждому, кто убьет солдата - тысяча кредитов и десяток рабов! Понял?

- Понял, босс! - обрадовался тот своему повышению.

- Тогда быстро вали выполнять приказ! Выступаем через пятнадцать минут!

Отпустив своего нового помощника, Халиат проверил свою броню и боеприпасы. Он где-то потерял свою винтовку, да не беда. Подойдя к раненому ворка, собирающему свои кишки с земли, пират вытащил пистолет и выстрелил ему в голову. Пусть попробует восстановиться. Потом отобрал винтовку у мертвого и сразу же почувствовал, что все снова под контролем.

Тут взгляд его упал на Головизионную башню, где не так давно был вывешен флаг Альянса. Забавная идея озарила кровожадный разум пирата, и по губам расплылась зловещая улыбка.

***


Корр действовал довольно быстро, по его собственным меркам. Добрался до убежища Пророка вдвое быстрее, чем полагал, за счет вколотого ему Акрой панацелина. Это было совсем странно: получать помощь от того, кого хотел убить. Но предложение Акры стоило того, чтобы на время позабыть о своей гордыне. Если Корр заполучит такого ценного раба, то сможет вернуть своему клану уважение среди народа, а себе - признание. И честь.

Люди действительно слабы. Ради спасения своей самки даже их Акра, распоровший пузо крогану, был готов стать рабом! Но, впрочем, батарианца это устраивало как никогда. Перспектива завоевать уважение Гегемонии и народа была настолько радужной, что он переполнился абсолютной уверенностью в своих силах. Он обязательно справится!

У него был пистолет. И теперь была винтовка человека. И панацелин. И броня, снятая с какого-то солдата со сломанной шеей. И мотивация: заполучить ценного раба и вылечить своих сестер. Где-то в глубине души он хотел спасти и эту самку, отдать ей долг чести. Но все же это не было первой причиной его возвращения к Пророку.

Возле убежища стояли часовые. Двое. Внутрь зашли еще двое. Кажется, больше никого. Пророк был на втором этаже, наверное, в той же комнате: его силуэт в просторных одеждах вырисовывался из окна. С ним, помнится, был тот генерал. Но сейчас в здании его не было.

Значит, пятеро против одного. Довольно рискованно, и именно риск и уязвленное самолюбие заставили Корра обратиться за помощью, чтобы отобрать то, что принадлежало ему. Однако сейчас все изменилось. Даже Акра признал, что Корр Да'Норек справится!

Этот человек был непонятен батарианцу. Он вроде был прекрасным воином, но собирался стать рабом ради самки. Еще утром собственными руками выколол Корру глаза, а уже вечером отдал ему свою винтовку. Люди вообще были непоследовательны. Хотя, если подумать, сейчас именно Корр собирался напасть на тех, с кем еще пару часов назад был на одной стороне.

Нет! Он на своей стороне! На стороне своего клана! А эти мерзкие жмуты нарушили закон его народа, отобрав его рабыню!

Двое часовых явно заскучали. О чем-то тихо болтали, даже не обращая внимания на улицу. Они были без брони, но с винтовками. Обычные горожане, решившие, что пришло время установить в городе свои порядки, но слишком переоценившие свою готовность к бою.

Незаметно подкравшись к одному из-за спины, Корр быстро перерезал ему горло, не дав даже опомниться. Хотел тихо убить и второго, но не получилось: реакция у того оказалась хорошей, он быстро вскинул ружье и успел сделать один выстрел. Щит защитил Корра, и судьба второго часового была предрешена.

Однако выстрел услышали в здании. Об этом ясно свидетельствовал топот шагов и негромкие окрики.

Соваться через главный вход Корр не стал. Все-таки фанатики, хоть и были любителями, но быстро сообразили устроить засаду. Хотя не так: они устроили засаду у главного входа, потому что были любителями. Да'Норек незаметно проскользнул к окну и нырнул внутрь прежде, чем его сородичи успели перевести свое внимание на шум. Но было уже поздно. Одному лазутчик прострелил точным выстрелом голову, со вторым пришлось провозиться куда дольше. Бедолага укрылся за лестницей и палил что было мочи во все, что, как ему казалось, движется. Поэтому Корр затаился на некоторое время, а потом, воспользовавшись старым, как мир, приемом - бросил какой-то предмет, чтобы отвлечь внимание - молниеносно налетел на своего врага, пробив ему плоть несколькими выстрелами.

После прислушался. В доме стоял полумрак. Освещение из автономного генератора было кем-то предусмотрительно отключено.

Создавалось впечатление, что больше никого не было. Однако Корр все равно соблюдал осторожность, поднимаясь по лестнице.

Кабинет Пророка на первый взгляд пустовал. По легкому беспорядку батарианец понял, что лжесвятой был здесь пару минут назад. Но куда он мог подеваться?

Едва он подумал об этом, как сбоку на него кто-то налетел. Кто-то опытный и мощный сбил его с ног с помощью незнакомого приема, отчего рука разжалась и непроизвольно выронила пистолет. Обездвижив своей массой, некто размахнулся резотроном, чтобы перерезать Корру глотку. В последний момент лазутчик увернулся, с досадой подумав, что батарианский генерал - а это был он - наверняка поджидал его. Стоило догадаться!

Генерал был напорист и кровожаден. Корру, с его увечьем, сделавшим его не таким внимательным, едва удавалось отскакивать от карборундового лезвия, то и дело свистевшего в воздухе. Он уворачивался как мог, используя мебель для того, чтобы создать между ним и нападающим чуть больше расстояния, но проклятый мясник никак не хотел давать ни малейшей секунды на раздумья. Приходилось полагаться только на инстинкты и свои рефлексы!

Внезапно Корра осенило: а ведь генерал, возможно, в сумраке решил, что это кто-то из Альянса. Броня была человеческой, пусть и сидела нескладно, визор закрывал пол лица. Стоило этим воспользоваться.

- Боги Кхар'Шана! Дайте этому слепцу разума! - прокричал на родном наречии батарианец и добился, чего хотел: генерал на миг замешкался. Этой секунды хватило Корру, чтобы перейти из обороны в наступление и, оттолкнув своего сородича, схватить с пола пистолет и сделать несколько выстрелов. Как и ожидалось, щит защитил генерала от первых выстрелов. Но лазутчик не останавливался, и один из последних выстрелов, перед тем как генерал снова пошел в наступление, а оружие перегрелось, все же пробил щит и угодил в голову. Несмотря на всю свою кровожадность и подготовку, генерал не смог противостоять пули. Даже у батарианцев, высшего народа в этой Вселенной, как искренне полагали все представители этой расы, включая Корра, плоть была смертной.

Второй выстрел окончательно добил противника.

Убедившись в этом, Да'Норек внимательно осмотрел помещение. Потайных дверей и тайников не было. Выпрыгнуть в окно Пророк не мог - стекло было целым. Куда же он подевался?

Ответ был дан случайностью. Откуда-то раздался тихий звук, и Корр сразу же сообразил, где прячется мессия. Подойдя к большому стенному шкафу, батарианец резко открыл дверь.

Лжесвятой буквально вывалился оттуда. И сразу же бросился в ноги к тому, кто пришел по его душу, молить о пощаде.

- Заплачу вдвое больше! Не убивай! Кто бы тебя ни прислал, я заплачу больше!

- Мне не нужны твои кредиты, - проговорил Корр на родном наречии, презрительно глядя на того, кто еще час назад с важным видом вершил его судьбу. - Ты понимаешь мой диалект, презренный?

- С трудом, - признался тот на общегалактическом. - Я плохо... плохо знаю родной язык.

- И ты еще говорить всем нам, что делать? - рассердился Корр такой двуличности, но не стал вдаваться в детали. Он пришел сюда не за этим. - Я хотеть забрать свою рабыню. Где она?

- Раб... рабыню? - выдохнул тот, искренне удивившись такому желанию, ведь цена за одну рабыню была куда ниже того, что предлагали. - Я... я могу дать тебе сотню рабынь!

- Не хотеть сотню! - оскалился Корр такой непонятливости и приставил пистолет к виску Пророка. - Я хотеть свою!

- Хорошо! Хорошо! - испугался тот. - Я отведу тебя! Она тут, закрыта в подвале!

- Тогда показать, - приказал лазутчик, указывая в сторону лестницы.

Пророк повел его вниз, на первый этаж. Боязно оглядел трупы своих религиозных последователей, перешагнул через один и указал в какой-то угол. Корр подстегнул своего пленника толчком пистолета, и тогда тот поспешил поднять крышку самодельного подвала в полу. Но это ему плохо удалось: крышка была очень тяжелой. Какое-то время он бессмысленно пыхтел, пока Корр, разозленный его медлительностью, не решил помочь, убрав пистолет.

Как оказалось, только этого и ждал Пророк. Едва его сородич взялся за крышку, как святоша резко оттолкнул его и дал деру. Да'Норек ринулся за ним, но тот оказался быстрее и проворнее: нырнул в уже разбитое окно и побежал так стремительно, что ни один выстрел его не задел.

Выругавшись на этого презренного обманщика и на самого себя за наивность, батарианец вернулся к подвалу. С усилием поднял крышку - а она и вправду была тяжелой - и спустился вниз. Там было очень темно.

Корр включил подсветку на своей броне и стал осматриваться. Помещение было похоже на самодельную тюрьму: коридор и какая-то закрытая на обычный замок дверь.

Редкая удача! Батарианец не осилил бы электронный замок.

Какое-то время он пытался разобраться с обычным, но был вынужден признать, что тут не обойтись без лома. Понял он и другое: в камере действительно кто-то находился, так как оттуда раздался тихий шум.

Это открытие подзадорило пришельца. Он осмотрел дверь и, найдя небольшую щель, проговорил:

- Не бояться, рабыня! Это я. Корр Да'Норек! Я приходить, чтобы освободить тебя! Только подождать!

Он вернулся в здание и потратил четверть часа, чтобы найти лом. Все равно не нашел, но он обнаружил другую полезную вещь - лопату. Спустившись вниз, он добрался до замка и принялся сбивать его инструментом. Опускал лопату снова и снова, пока, наконец, не добился желаемого: замок слетел. Путь был открыт.

С удовлетворенной улыбкой Корр влетел в грязную камеру. От его внезапного вторжения десятки маленьких зверьков с хвостами разбежались в стороны. Батарианец осмотрел все углы и даже заглянул под старую проржавевшую кровать - но так никого и не обнаружил.

Камера была пуста.

***


Дормен наконец очнулся. Кроган чудом не нанес ему серьезных повреждений и не сломал костей, лишь помял броню и наделал синяков на лице. Панацелин сумел быстро привести снайпера в порядок, как и стимулятор, так что, когда капитану Шепарду сообщили приятную новость, он решил быстро навестить своего друга. И застал его уже в полевом медпункте на ногах.

Конечно, синяки и выбитые зубы не сделали патрульного симпатичнее. Выглядел он уставшим и помятым, белки глаз стали практически красными из-за разорванных капилляров, броня 23его ГОП оставляла желать лучшего. Но такое состояние было почти даром с небес, учитывая, что его хотел угробить кроган.

Об этом Шепард и сказал первым делом, на что снайпер криво улыбнулся.

- Теория относительности, сэр. Если бы на меня напал мальчишка с дубинкой и вот так же уделал, вы бы сказали, что дела плохи. Как мы оказались среди наших?

- Пришлось тащить тебя на себе, - выдохнул Шепард, так как прогулка выдалась не из самых легких. Он чертовски устал, пока добрался с такой ношей до баррикад третьего рубежа. Новоиспеченный лейтенант Бейтс встретил его самыми благими матами, улыбаясь во весь свой рот, пока не стало известно, что капрал Ли к ним не присоединится.

- Спасибо, капитан, - поблагодарил снайпер. - Где моя позиция?

Шепарду захотелось сложить руки на груди, пока он не вспомнил, что правая слушается, только причиняя огромные муки обладателю.

- Тебе бы отдохнуть, Дормен.

- Черта с два, сэр, - хмыкнул тот, проверяя свою винтовку, бережно приставленную кем-то к стене. - Вы бы на себя посмотрели. Я по сравнению с вами еще красавчик.

Посмотреть на себя у Шепарда не было времени и желания. Да и зеркала нигде не висело, и то, если бы висело, капитан вряд ли стал бы в него заглядывать. Он и без куска стекла знал, что видок у него паршивый, а воняет от него все тем же ворка, теперь еще вперемешку с потрохами крогана.

- Тогда будь рядом. Твои глаза мне не помешают.

- Есть, сэр, - кивнул тот, выбираясь из медпункта. Потом вдруг остановился. - Еще раз спасибо, капитан. Я ведь уж было решил, когда этот монстр колотил меня, что отчаливаю на тот свет. Сразу же вспомнил о своем позорном списке.

- Позорном списке? - нахмурился Джон.

- Список дел, совершить которые смелости не хватило, - охотно пояснил Дормен уже на улице. Посмотрел вверх, на густое бледно-синее сумрачное небо светлой ночи Элизиума.

- И большой список? - Шепард указал ему идти за собой, и двое быстро взобрались на крышу здания, где не так давно состоялся разговор с профессором Рейдом. Вспомнив об этом, Шепард лишь вздохнул. Если ему удастся выжить и они еще встретятся со стариком, то придется рассказать о печальной судьбе древнего дробовика, достойно спасшего своему хозяину жизнь, но, увы, почившего под завалами.

Какое-то время вопрос оставался без ответа, так как капитан связался со всеми по передатчику, проверяя готовность позиции.

- Первая линия готова, сэр, - ответил Бейтс.

- Вторая линия готова, капитан Шепард, - раздался голос Кендалла с какой-то новой, уважительной интонацией. - Слышал, что вы сделали. Точнее, видел. Отличный фейерверк получился. Но, как понимаю, это был лишь один фрегат?

- Да, Кендалл. И он пока больше не в силах нам помочь. Надеюсь, их самих не уничтожили.

- Все равно: фейерверк получился отличным.

Первую линию составляли сам Шепард, Дормен, Стокмен, Бейтс, Макги и Йетти - последние выжившие солдаты гарнизона. Также 12 солдат из 205ого взвода, плюс пять самых смелых повстанцев. Линия была растянута на метров двести, охватывая два моста через Главный канал, по флангам перекрыты все пути. Были приготовлены небольшие окопы для укрытий на пути отхода ко второй линии, а то, что такие укрытия были просто необходимы, никто не сомневался, учитывая поставленную перед первой линией задачу. Повстанцы Кендалла даже смастерили из подручных средств пару противотанковых "ежей", хотя лично Шепард сомневался, что это надолго остановит тяжелый транспорт. Мосты были завалены небольшими аэрокарами и обломками стен. Улица завалена грудами мусора.

Вторую линию, находившуюся позади на расстоянии километра, занимали повстанцы. У них задача была своя.

Когда все отчитались за готовность огневых точек, Шепард вспомнил про свой заданный вопрос.

- И что же насчет списка, Дормен? Почему он позорный? - усмехнулся капитан, оторвав взгляд от наблюдения за окрестностями. Все равно было уже плохо видно.

Дормен выдохнул. И не спешил с ответом.

- Там всего три пункта, сэр, - наконец, негромко ответил он. - Первый позор: не хватило смелости пригласить Нэнси Листман в школе на выпускной. А ведь она мне всегда нравилась. Только спустя два года узнал, что я ей, оказывается, тоже был небезразличен. Но к тому времени она была уже замужем и с двумя карапузами-близнецами. Соваться в её семью я уже не стал.

- Хм, - издал Джон неопределенный звук. - Я полагал, там вещи пострашнее будут.

- А это и страшно, - пожал плечами снайпер. - До сих пор неровно дышу, вспоминая о Нэнси.

- Что насчет второго пункта?

Дормен вдруг скривил лицо.

- Заявление в программу N7, - признался он. - Подавал его дважды, но мне его отклонили. Первый раз без указания причины, второй раз - просто отписались вроде: "Ваш полевой опыт не соответствует необходимому уровню для обучения даже в начальной МВО-программе". Ах да, я тогда еще в космопехоте служил. Отправили на Иден Прайм, но я ненавидел это место. Как только получил второго лейтенанта - сразу же отправил запрос. Умные люди твердили, чтоб я немного подождал, понабрался опыта. Но я, дурак, почему-то был уверен, что заслуживаю большего. В итоге, отказали. Я разорвал письменный отказ в клочья и... - он кашлянул тихо, как будто прочистив горло, а на самом деле, наверное, мысли, - ...и отправил директору программы, тому еще засранцу, к слову, эти клочки... почтой!... приправленные кетчупом, перцем и солью. Черт, да я напился тогда, признаюсь! И рассердился. Как результат: меня разжаловали, заставили принудительно уйти в отставку. И вот оказался здесь. Видимо, моя дурацкая шутка на пьяную голову пришлась директору спецкорпуса не по вкусу.

Капитан улыбнулся и похлопал его по плечу.

- Не думал, что ты умеешь готовить, Дормен.

- В том-то и дело: не умею, иначе этому засранцу понравился бы салат, - хохотнул тот. - Но я сделал глупость - упустил свой шанс. Пытался исправить ситуацию, снова подав заявление и тысячу извинений в письменном приложении, но, разумеется, все без толку. Вот такой я неудачник.

Шепарда это признание несколько удивило. То, от чего он опрометчиво отказывался уже в который раз - приглашения в программу - другим могло только сниться. Это осознание всколыхнуло в душе капитана сомнения: быть может, он просто поторопился со своими выводами? Ярость на Райса за тот приказ на Онтароме и нежелание принимать от грязных политиканов подачки вряд ли можно было назвать достаточно вескими причинами, чтобы отказываться от перспективной программы.

- Уверен, Дормен, - сказал Шепард. - Если мы сегодня не сдохнем, Альянс опомнится и вышлет тебе приглашение с самыми радужными перспективами, как герою.

Тот не ответил. Лишь усмехнулся.

- Что насчет третьего позора? Раз уж стал выкладывать, то давай все.

- Это не позор даже... так, несбыточная мечта, осуществить которую вряд ли получится, - ответил тот, снова прильнув к прицелу. - Всегда любил Лондон и всегда мечтал...

В этот момент передатчик ожил, оборвав тихую беседу.

- Капитан! - голос Бейтса показался Шепарду взволнованным. - Северо-запад! Идут к мосту!

Шепард тут же активировал свой визор и посмотрел в указанную сторону. Как он и ожидал, пираты решили воспользоваться самым широким мостом. То ли были слишком самоуверенны, то ли слишком глупы.

- Всем приготовиться! - скомандовал Джон. - Они будут тут через минут десять!

Ожидание несколько затянулось. Шепард осторожно наблюдал за приближением противника, стараясь не слишком высовывать свой нос. Внезапно его инструментрон огласил прием нового сообщения.

Джон уткнулся взглядом в свой девайс, чувствуя внутри почти панический страх. В прошлые разы "романтические" сообщения от Халиата не приносили ничего, кроме смертей.

Капитан активировал устройство и включил запись, сразу же узнав этот низкий, хриплый голос:

"Шепард! Мы с тобой уже почти лучшие друзья! Я немного потрепал твоих людей, ты немного потрепал моих! Пора уже поставить точку и убить тебя! Я знаю, что вы нас ждете. Я на это и рассчитываю! Сначала хотел снова поставить тебе парочку условий. Думал, кое-кого прибить из гражданских для наглядности. Или вырвать их зубы, как проделал это с твоим лейтенантишкой. Он выл от боли, как трусливый волус! Но потом я передумал. Не стал повторяться. Решил сделать тебе подарок. Оставил его на твоей Головизионной Башне, куда ты так патриотично вешал флаг. Надеюсь, тебе понравится. И надеюсь, скоро увидимся лицом к лицу".

Запись резко прерывалась. Джон нахмурился, не совсем понимая, что только что услышал. И вдруг раздался пораженный выдох Дормена, разглядывающего что-то в прицел. Его винтовка была направлена в сторону Головизионной башни. Оторвав взгляд от прицела, снайпер повернул побледневшее лицо к своему командиру, не в силах ничего сказать.

С самым мрачным предчувствием Шепард кое-как, вызвав очередную вспышку боли в правой руке, выхватил у патрульного винтовку и поймал в прицел башню.

- Нет... - только и смог выдохнуть он, почувствовав, как все тело сковывает коркой льда.

С башни, с выступающего полукруглого балкона, была спущена веревка, на которой болтался раздетый догола висельник-человек.

Джон сразу же узнал, кто это.
Это была Мэй.
Просмотры: 92

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности