Блицкриг по-скиллиански. Одиннадцатый час (часть первая)

Автор: Nightingale8622
Основные персонажи: м!Шепард, ОЖП, ОМП
Рейтинг: NC-17
Жанры: Джен, Ангст, Фантастика, Экшн
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Статус: в процессе
Описание: Скиллианский Блиц. Одно из самых кровавых и жестоких событий во Вселенной ME и жизни Джона Шепарда, сделавшее его тем, кем он стал. 17 мая 2176 года - в этот день батарианские пираты напали на человеческую колонию Элизиум, и солдатам Альянса на протяжении долгих 12 часов приходилось сдерживать наступление превосходящих сил.
12 часов ада, боли и сложных решений, закалившие характер величайшего "Героя всея Галактики".

19.00-20.00


Часть первая


Шепард крепко сжал рацию, как будто это была спасительная соломинка для него и всех его людей. Профессор Рейд уже успел выйти на лестницу, чтобы не мешать переговорам. Уверенность старика в том, что это постарались некие Высшие Силы, отчасти передалась и капитану.

- Капитан Румен? Сэр?

Некоторое время в эфире стояла тишина. Потом раздался недоверчивый голос:

- С кем я говорю? Прием.

- Это лейт... капитан Джон Шепард, 103ий дивизион ВКС Альянса Систем. На колонию напали десять часов назад. Обычные виды связи были утеряны, но мы все-таки смогли отправить сообщение через ретранслятор. Вы поэтому здесь, сэр? Флот с вами? Прием.

- Я слышал ваше сообщение, но вы назывались лейтенантом. Прием, - отозвался строгий голос, проигнорировав вопрос.

- Верно, сэр. По приказу капитана Томаса Беринга меня повысили в звании... примерно минут пятнадцать назад.

- Я могу переговорить с капитаном Берингом? - по-прежнему с долей сомнений раздалось в ответ. - Или со старшим офицером?

- Я теперь старший офицер, - безапелляционно заявил Джон, сообразив, что Румен ему не доверяет. Оно и было понятно, и у него был шанс это сейчас же исправить. - Я понимаю, капитан, что вы мне не доверяете. Вы полагаете, что не знаете, кто я. На самом деле, мы уже встречались. Прием.

- Встречались? Где? Прием.

- Чуть больше полугода назад, - напомнил Джон. - На Марсе. Тогда вы меня знали под именем лейтенант Шилдс. Припоминаете? Прием.

Снова тишина завладела эфиром. Шепард готов был дать руку на отсечение, что Румен помнил его отлично. Но, видимо, капитану требовалось время переварить услышанное.

- Если это действительно так, - наконец, отозвался Румен, - то вы должны помнить пароль, с помощью которого моя разведгруппа проникла в сектор 11-3. Назовите его. Прием.

Проклятые игры в шпионов! Джон напряг свою память.

- Если честно, сегодня я изрядно ударился головой. Но, кажется, пароль был..."Волков". Прием.

- Совершенно верно, - голос, казалось, немного расслабился, перестав быть таким натянутым. - Даже не знаю, рад или нет вас снова встретить. Помнится, в прошлый раз это были не самые приятные обстоятельства. Прием.

- Сейчас обстоятельства еще хуже, - усмехнулся Джон. - Но я чертовски рад вас слышать, сэр. Так Флот с вами? Прием.

- Боюсь вас огорчать, Шепард, но нет. "Азенкур" прибыл один. Нас оттянули обманом от колонии, но мы смогли вернуться. Однако мой фрегат не может противостоять целому пиратскому флоту. Прием.

Джон тихо выругался. Первая его радость от мысли, что прибыл Флот Альянса, была обманчивой. И все же сейчас дела обстояли намного лучше, чем пять минут назад.

- Сэр, нам нужна ваша помощь, - Шепард не стал утруждать себя и заполонять эфир предисловиями, сразу перейдя к сути. - Пираты захватили уже почти 50 процентов колонии. Мы пытаемся их сдержать, но уступаем по численности и силе. Мы подготовили последнюю линию обороны, призванную оттянуть их наступление, но без помощи с воздуха у нас нет никаких шансов. Теперь наша единственная надежда только на помощь "Азенкура". Прием.

Румен не спешил с ответом, и Шепард не винил его за медлительность. Он запомнил капитана человеком обстоятельным, немного педантом, много - честным.

- Вы ведь понимаете, Шепард, что мощи "Азенкура" не хватит на то, чтобы долго сдерживать пиратский флот?

- Я не прошу сдерживать флот, - поспешил пояснить Джон. - Нам нужны лишь точечные локальные удары в места скопления тяжелой техники. Это здорово снизит наши потери. Прием.

- У нас нет координат, - без тени оправдательных отговорок констатировал Румен. - Вы сможете передать нам их?

- Сможем, - уверенно заявил Шепард, хотя никакого конкретного плана по задуманному у него еще не было. - Прием.

- Я сделаю, как вы просите. Но эти действия "Азенкура" станут громким приглашением для пиратского флота уничтожить нас. Как только мы нанесем удар, я прикажу пилоту убираться из зоны сканирования ладаров и залечь на дно. Я не могу подвергать свой экипаж еще большему риску. Надеюсь, вы это понимаете, Шепард. Прием.

- Понимаю, сэр, - выдохнул тот, не смея спорить. - Даже эта помощь может спасти несколько жизней. Благодарю.

- Развертывание орудий и полет до колонии займет какое-то время. Как только будете готовы, передайте нам координаты целей. Сопровождайте их вышеупомянутым паролем, как когда-то в секторе 11-3. Если пароль будет другим, я пойму, что ваши координаты не верны или названы по принуждению. Вам все ясно, капитан Шепард? Прием.

Джон даже улыбнулся. Румен был предусмотрителен и осторожен. Пожалуй, этот человек ему нравился, хотя у них даже не было никакой возможности поговорить лично. Снова. На Марсе пришлось скрывать свое лицо и настоящее имя*, сейчас их разделяло довольно большое расстояние. Какое именно, Шепард не знал, а Румен не пылал желанием ему говорить. Да это и не нужно было. Главное, чтобы орудия фрегата сработали как надо.

- Ясно, сэр. Мы сообщим вам, как только будем готовы. Прием.

- Тогда конец связи.

В эфире застыла похрипывающая помехами тишина, а Шепард еще несколько секунд смотрел на черный старинный передатчик в своих руках, который уже во второй раз, возможно, послужит в самых благородных целях. В голову пришла мысль, не сообщить ли фрегату код шифровки от коммуникационного блока повстанцев, но мужчина быстро отказался от этой затеи. Во-первых, это было небезопасно - в эфире передавать код. А, во-вторых, комблок не обладал достаточной мощностью, чтобы создаваемая им сеть лазеров покрыла большие расстояния в несколько километров, в то время как "Азенкур" мог находиться довольно далеко. То, с чем не справлялись современные, но маломощные виды связи, было под силу незаслуженно забытым в просторах космоса коротким радиоволнам.

Быстро прикрепив рацию на прежнее место своей брони, капитан стал быстро спускаться вниз. Последняя группа гражданских, к которой должен был присоединиться и профессор Рейд, уже ушла. Как старик и обещал, он оставил дробовик у основания лестницы. Взглянув на очередную древность со слабой усмешкой, Шепард какое-то время колебался, но все же взял оружие в руки. Для Рейда древности значили очень многое. Возможно, для Мэй - тоже, раз она все-таки таскала эту вещь. Немного подумав, Джон все-таки перебросил дробовик через плечо, крепко закрепив, чтобы не болтался. Потом вышел.

Люди Кендалла заняли свои позиции у баррикад, и короткая перекличка по огневым точкам, быстро проведенная Шепардом, показала, что все готово к встрече с гостями колонии.

- Бейтс, - передал Шепард по внутренней связи, проверяя свою винтовку и боезапас почти механическими движениями. - Мне нужно сделать короткую вылазку.

- Что, сэр? - не понял тот. - Но как же так? Пираты могут начать наступление в любую минуту! Прием!

Шепард скривил рот в усмешке.

- Бейтс, будь с нами Клочков, он бы тебе сказал, что говорить "прием" теперь уже не нужно. Связь многоканальная.

- Сэр, куда вы собрались? - шутку сержант предпочел проигнорировать. Голос у него был крайне взволнованным. - Вы нам нужны здесь!

- Не спорю. Но пока ты принимаешь командование. Кендалл, слышал?

- Слышал, элти, - раздался развязный голос лидера повстанцев и его дурацкое обращение, от которого хотелось на стену лезть. Но Шепард уже не злился на парня.

- Капитан, - пробурчал Шепард, но придавать этому значения не стал. - Теперь Бейтс ваш лейтенант. Повышаю его в звании.

- Сэр, я вам, конечно, благодарен, но на это требуется соответствующее разрешение...

- К черту бумаги, - отрезал Шепард, вспомнив слова Беринга. - В военное время достаточно лишь одного свидетеля. Кендалл, будешь им?

- Да без проблем, кэп.

- Капрал Ли, идете со мной, - приказал Джон в передатчик. - У вас пять минут, чтобы найти замену на свою позицию.

- Так точно, сэр!

- Дормен... Ты мне тоже понадобишься.

- Сэр! - снова попытался остановить его сержант Бейтс. - Неужели это так необходимо?

Шепард перевел винтовку в безопасный режим и прикрепил на спине. Чертов дробовик мешался, но избавляться от рухляди Джон все-таки не стал. Потом проверил свой пистолет.

- Это ***дец как необходимо, лейтенант, - проговорил Джон, надеясь, что тот не станет придираться. В ответ раздался смешок. Как и было рассчитано, ответ в таком стиле бывшего сержанта полностью удовлетворил.

- Тогда удачи, сэр.

Джон отключил передатчик. Посмотрел на зажатый в левой руке пистолет. На правую полагаться уже не стоило.

- Сегодня я не сдохну, Риц, - прошептал он самому себе и тому, кто, как ему часто снилось, нетерпеливо ждет его у себя. Но в этот раз, казалось, Риц его не услышал.

***


Их троица короткими перебежками продвигалась на северо-запад, туда, откуда, по мнению Джона, должны были прибыть основные силы пиратов. Солдаты быстро преодолели Главный канал. По левому фронту маячили кварталы Промышленного района, но соваться туда никто не собирался: слишком уж много там, как упомянул капрал Ли, бродило радикально настроенных батарианцев. Капрал не был рад оставлять свой взвод, но ослушаться приказа не мог, да и не хотел. После случившегося с Берингом Берк Ли стал смотреть на Шепарда как-то иначе, почти с нескрываемым восхищением и любопытством.

Джон предпочитал думать, что это обусловлено лишь испытываемым к нему уважением. На остальное, если такое, упаси господи, имело место быть, ему было совершенно плевать. Главное, чтобы Ли не подвел.

Пирс Дормен, патрульный 23его ГОП и по совместительству отличный снайпер, прекрасно влившийся в военный коллектив, был как никогда собран и молчалив. Очевидно, сказывалось напряжение, хотя за полицейским вообще болтливости не наблюдалось.

Ветус уже скрылся за горизонтом. Элизиум в рекламных листовках мог похвастаться продолжительным ярким днем, но больше - затяжными легкими сумерками, считающимися тут ночью в это время года. Жара уже успела спасть, ветер приносил приятную прохладу.

Они преодолели уже почти пол километра, будучи каждую минуту наготове, но стараясь никому не попадаться на глаза. Поначалу они хотели воспользоваться уже проверенным способом передвижения - подземными коммуникациями - однако из ближайшего люка валил черный дым, и Шепард понял, что этот путь теперь для них закрыт. Пришлось передвигаться на поверхности.

Его опасения по поводу незапланированных встреч по пути не оправдались в полной мере. В городе, казалось, никого и не было, кроме одиноко слоняющихся бродячих собак, завезенных в колонию любителями псины, и иногда мелькающих среди домов небольших групп радикалов, вооруженных едва ли не вилами и своим грозным видом.

При встрече с последними Шепард знаками велел укрываться в переулках или сумрачной тени домов и сохранять полную неподвижность. Радикалы, как и ожидалось, не видели ничего в метре от себя, полностью расслабившись в районе без полиции.

Несколько раз трое натыкались на горы человеческих трупов, сваленных в кучу, словно мусор. По форме некоторых трупов и тихим проклятиям Дормена Шепард понял, что, в основном, там были свалены убитые сотрудники полицейских участков. Продвигаясь вперед, стараясь затеряться во многочисленных постройках, солдаты постоянно делали остановки и взбирались на крыши небольших зданий, чтобы проверить, близко ли силы пиратов.

Третья попытка увенчалась успехом. Едва они поднялись, стараясь пригнуться как можно сильнее, как Дормен, разглядывающий окрестности через снайперский прицел, громким шепотом сообщил:

- Внимание! Они на два часа, капитан! Пока на месте, но видно, идет всеобщий сбор! Одна группа. Очевидно, объединились с бывшей группой зачистки, - потом стал перемещать прицел.

- Что в цифрах, Дормен? - угрюмо прошептал Шепард, прислонившись спиной к бордюру на крыше, чтобы не светить своей физиономией лишний раз. Все равно ни черта не видно с такого расстояния.

- С этим проблема, - признался снайпер, не отрываясь от прицела. - Точно вряд ли скажу. Там суета.

- Хотя бы приблизительно.

Тот на какое-то время замолчал, очевидно, считая. Потом выдал:

- Два М29... Три... нет, четыре М35... Три робота... М-080... И около шестидесяти пеших единиц...

Шепард мысленно чертыхнулся. Еще хуже, чем вы прошлый раз. Очевидно, группа зачистки пиратов совсем не понесла потерь! Инкас, что ты, твою мать, наделал? Если Румен не поможет, их всех раздавят. А так оставалась хоть какая-то надежда. Конечно, при условии, что "Азенкур" справится.

- Что насчет "летунов"? Давно их не было.

- Не вижу, сэр, - прошептал снайпер. - Возможно, они еще на своем плацдарме.

- Странно, - задумчиво протянул капитан. - Нужно подобраться к ним поближе. Координаты должны быть точными.

- Вы уверены, что радар вас не обманет, сэр? - с сомнением в голосе протянул Пирс, покосившись на инструментрон своего командира. - Без полноценной связи нет никакой уверенности, что цифры окажутся верными.

- Нет, я не уверен, - хмыкнул Шепард. - Но если раньше люди определяли свое местоположение с помощью гномона и отвеса, я надеюсь, что боевой радар, рассчитанный на работу по автономной сети, с этим справится и без подсказки свыше.

- Я понятия не имею, что такое гномон, но вашу мысль я понял.

- К тому же... если я ошибусь, мы узнаем об этом первыми. Пошли.

Они спустились вниз, где их ожидал капрал Ли, в чьи обязанности входило стоять в дозоре. Чтобы подобраться как можно ближе к расположению сил пиратов, пришлось сделать небольшой крюк, обойдя одну из групп фанатиков, что-то бурно обсуждающих. Какого черта они делают так далеко от батарианского гетто?

Оставив Ли снова в дозоре, Шепард с Дорменом тихо взобрались на крышу здания местного трехэтажного ломбарда, более всего подходившую для наблюдения. Отсюда было уже видно куда лучше, и капитан с угрюмым видом удостоверился, что в своих оценках боевых единиц противника снайпер не слишком-то и ошибся.

От скопления пиратов их отделяло метров сто, может, чуть меньше. В свой визор с функцией увеличения Шепард даже сумел разглядеть некоторые лица и морды. По всему становилось ясно, что пираты готовились выступать: царила небольшая суматоха, кое-кто проверял свое снаряжение, некоторые индивидуумы сновали туда-сюда, отдавая приказы. Пираты были хорошо подготовлены и вооружены. Экипировка была почти у каждого. Однако вскоре к ним приблизилась недавно повстречавшаяся группа батарианских фанатиков, чья "экипировка" ограничивалась лишь грязной одеждой и старыми пистолетами. Один из них, наверняка, лидер, стал о чем-то живо спорить с невысоким мужчиной, облаченным в броню.

Слов слышно не было, но по общей интонации Шепард сообразил, что фанатики чем-то недовольны. Сначала мужчина в броне о чем-то с ними строго переговаривался, но потом, очевидно, подрастеряв все свое терпение, вскинул руку с пистолетом вверх и, выругавшись, выстрелил в лидера.

Это возымело нужный эффект: фанатики испуганно отпрянули. Никто из них даже не подумал выстрелить в ответ. То ли у этого человека была такая власть, то ли по другим причинам.

Хмуро глядя на происходящее, капитан ощутил странное беспокойство. Ему вдруг стало предельно ясно, кого он увидел. Эланус Халиат. Джон попытался разглядеть главаря пиратов отчетливее, но тот, разобравшись с проблемой, скрылся в каком-то здании. Через минуту оттуда вышел щуплый батарианец в белых одеждах, больше похожих на тогу. Поднял руки вверх, призывая растерянных фанатиков к себе, словно стадо овец, и что-то торжественно, величественно заговорил.

- Должно быть, это тот самый Пророк, - задумчиво прошептал Дормен, тоже наблюдавший за этой сценой. - Тот еще ублюдок.

Через минуту, успокоив толпу своих последователей, батарианец в тоге проследовал к какому-то битому транспорту и уехал.

- Свалил, - прокомментировал снова снайпер. - Не хочет ручки замарать.

- Ладно, времени нет, - отозвался Шепард, настраивая свой инструментрон на определение координат. Внутренняя связь, предоставленная повстанцами, сделала эту задачу вполне выполнимой за счет определения расстояния от уже известных координат - Головизионной башни - и их корректировкой простейшим уравнением, учитывающим расстояние от башни, отклонением по градусам и какими-то другими показателями. Шепард слишком в это не вдавался. Получив желанные цифры, он взял рацию в левую руку.

Шум от помех при сканировании частоты был неприятно громким, но Джон быстро убавил громкость. Потом передал, стараясь не повышать голос:

- Фрегат "Азенкур", вызывает капитан Шепард. Прием.

- "Азенкур" на связи, - раздался чей-то незнакомый голос. - Говорит штурман-навигатор Чарльз Прессли. Я помогу вам скорректировать цель. Прием.

- Где капитан Румен? - резче, чем хотелось, спросил Джон.

- Он на мостике. Передал мне полномочия по координации цели, - последовал спокойный, даже нудный ответ. - Назовите установленный пароль и перейдем к работе. Прием.

Какое-то время Джон молчал, все еще пытаясь избавиться от недоверчивого осадка. И все-таки сдался. Несмотря на то, что Румен не предупредил об этом, он вполне мог быть занят.

- Пароль "Волков". Как приняли, - произнес Шепард.

- Принято. Озвучьте ваши координаты. Прием.

Шепард сверился с показаниями радара.

- 63.190310 северной широты. 64.419219 восточной долготы. Как приняли.

- Принято, - Прессли механически повторил данные. - Как далеко цель от вашего местоположения?

- Не очень. Сто метров севернее.

- Сто метров - это слишком много для точечного удара, - возразил Прессли. - Мы можем подбить крыльцо, но не все строение. Образно выражаясь, сэр.

- Придется нам вам довериться, Прессли, - выдохнул Джон. - И вашей корректировке. Мы вряд ли сможем подобраться еще ближе. Прием.

- Ну что ж, сэр. Я вас понял. Сейчас же сообщу капитану о получении координат. Прием.

Несколько долгих минут рация молчала. Воспользовавшись этой паузой, Шепард пытался разглядеть среди пиратов кого-то, сам не понимая кого. И только потом его осенило: он надеялся увидеть кого-нибудь из своих. Что, если пираты держат Инкаса и его людей в плену? Или там Мэй? И их собираются угробить свои же?..

Шепард насильно раздавил эти мысли. У него просто нет права строить догадки. Спасать одного или даже нескольких наугад ценою десятков - это было бы кощунством по отношению к тем же повстанцам, вверившим свои жизни в его руки.

В этот момент в рации послышался знакомый и размеренный голос Румена:

- Координаты приняты, Шепард. У вас ровно пятнадцать минут, чтобы покинуть потенциально опасную зону. Как приняли.

- Принято, сэр. Спасибо.

- Еще рано благодарить. Конец связи.

Связь оборвалась, и Шепард, дав своему снайперу знак уходить, стал отползать к чердачной двери. Двое спустились довольно быстро. Капрал Ли стоял на первом этаже и жестом дал понять, что внизу все тихо.

Капитан так же молча велел убираться отсюда. Они преодолели метров тридцать, пока вдруг Дормен не остановил их и не сказал тихо, что за ними кто-то увязался. Эта новость Шепарду совсем не понравилась: вся их вылазка могла оказаться под угрозой. Но он сделал вид, что их остановка была вызвана всего лишь проверкой встроенного передатчика, а сам велел следовать по этому же переулку до первого поворота, где нужно было резко свернуть вправо.

Поскольку "хвост" увязался в нескольких метрах от них, то поймать его ничего не стоило. Они резко свернули, тихо юркнув в вечерний сумрак переулка, и прижались к стене. Через пару минут послышались чьи-то шаги. Выставив оружие перед собой и заняв оборонительную "тройку" - капрал припал на колено, двое позади прицелились стоя - они приготовились к встрече с гостем.

Ожидания Шепарда захватить случайно увязавшегося за ними батарианца или другого наемника таяли с каждым шагом незнакомца, так как слух сразу же определил, что это некто достаточно тяжелый. Так и оказалось: из-за угла появилась мощная фигура, по рельефу которой сразу стало понятно - это кроган.

- Ни с места! - стальным голосом приказал капитан, взяв крогана на прицел и медленно делая шаг в его направлении. - Только дернешься - мы откроем огонь!

- Не стреляй, - вдруг раздался знакомый голос. - Это я, лейтенант.

Шепарда это на миг смутило, так как знакомых кроганов в городе у него не было. Но, приглядевшись внимательнее, он узнал эту мощную фигуру и физиономию с оскалом острых зубов.

- Какого черта ты здесь делаешь?

- Сэр, вы его знаете? - спросил Ли.

- Да, - ответил Джон, все еще не горя желанием опускать оружие. - Этот кроган помог мне утром расправиться с парой батарианцев. Зачем ты следил за нами?

- Я скрывался от пиратов, - рептилоид стал медленно поворачиваться, не предпринимая никаких других попыток пошевелиться. - Весь день торчал в каком-то складе неподалеку, не желая высовываться. Да, это мерзко. И трусливо по обычаям моего народа. Но я не хотел подпалить свою шкуру в вашей войне. И решил переждать. А потом... учуял тебя и был весьма удивлен. Думал, ты давно уже мертв.

- А как же сообщения Халиата? - с подозрением спросил Шепард. - Ты не получал их?

- Я не знаю, кто такой Халиат. Мой чип для инструментрона разбился, - кроган слегка выставил левую руку вперед, демонстрируя отсутствие девайса, - еще утром, когда мы с тобой уложили тех батарианцев. Поэтому я ни черта не знаю, что происходит в городе. Но видел многих гражданских, идущих на восток, и видел знак Альянса на башне. Решил, что там будет безопаснее, а потом учуял тебя - вот и вышел из укрытия.

Какое-то время Шепард все еще держал его на мушке. Все звучало достаточно правдоподобно, чтобы он задумался над возможностью подобного исхода. Инструментрон кроган и вправду мог повредить утром - Джон тогда не шибко интересовался этим вопросом. Мог и учуять знакомый запах человека - эти твари были прекрасными охотниками. Даже желание "не подпалить шкуру" могло иметь место, так как утром этот рептилоид не пожелал ввязываться в заведомо проигрышный бой, как тогда ему представилось. И вместе с тем этот кроган ему помог, а у Шепарда уже бывали возможности относиться к представителям этой расы не как к воинственной и агрессивной, а как к вполне толковой и со своим кодексом чести.

- Между нами говоря, землянин, - кроган вдруг чуть скривил свой оскал в ухмылке, - ты воняешь, как ворка. Но от тебя также прет кровью и смертью. Мне это нравится.

Поборов последние сомнения, Шепард опустил свой пистолет. Дормен последовал его примеру, а вот капрал Ли не спешил, заколебавшись на пару секунд. Потом с угрюмым лицом поднялся и опустил винтовку.

- Тебя я тоже учуял, - произнес кроган, обращаясь к снайперу. - Но твой запах смерти не такой, как у Шепарда. Слабее.

Джон почувствовал, как внутри снова закопошились сомнения.

- Откуда ты знаешь мое имя? - спросил он, сдвинув брови. - Кажется, утром я тебе не представлялся, а твой инструментрон сломан.

- Ты представлялся ему, - указал своим толстым когтистым пальцем рептилоид на Дормена. - У нашей расы прекрасный слух.

- Но не настолько. Ты был слишком далеко, а потом я не называл тебе имени.

Слова Шепарда на несколько секунд повисли в воздухе, наэлектризовав напряжение. Поняв, что прокололся, кроган думал не слишком долго: с рыком бешенства сорвался с места, устремившись прямо к солдатам. И, пока они поднимали свои ружья, воспользовался этими секундами, чтобы своим мощным корпусом растолкать их в стороны. Никто даже выстрела не успел сделать.

Капитан повалился с ног, но не выронил свой пистолет. Он хотел сделать выстрел, однако кроган проревел:

- Не стреляй, землянин! Иначе я сломаю этому человеку шею!!

Железная трехпалая рука сцепила шею капралу Ли мертвой хваткой. Тот не мог ни дышать, ни сопротивляться. Винтовка вывалилась из рук, так как воспользоваться ей уже не представлялось возможности, да и руки инстинктивно, но тщетно пытались освободить свое горло. Он задыхался.

Шепард вскочил на ноги и прицелился в голову врага.

- Отпусти его!

- И не подумаю, - прохрипел кроган, довольно ухмыльнувшись. - Бросай свое оружие. И ты, снайпер. Времени у вас мало - люди быстро задыхаются.

Дормен с побледневшим лицом сжал снайперку, быстро покосился на капитана, ожидая приказа. Стрелять или сложить оружие. Хотя по его взгляду Шепард понял, что тот готов на второе. Никто не хотел такой смерти.

Однако Джон все еще не решался. Бросить оружие означало умереть. Словно почуяв его мысли, кроган произнес:

- Я не убью никого из вас. Клянусь. Мне нужен лишь раб. Но очень ценный раб, которого я продам Халиату. Этим рабом будешь ты, Шепард. Так что бросай оружие, иначе этот человек умрет. Жаль будет убивать беднягу. Он так преданно смотрел на тебя. Как самый слабый варен смотрит на своего вожака.

Капрал Ли был уже весь красный. Тикали последние секунды, в течение которых решалась его судьба. Капитан, выругавшись, все же поддался на уговоры и опустил оружие. Дормен молча последовал примеру.

- Положи на землю и отойди назад, - приказал кроган, и двое стали подчиняться. Джон положил свой пистолет на землю, потом медленным жестом вытащил из крепления на спине винтовку, стараясь не задеть дробовик на перетянутом ремне. Однако обмануть рептилоида не удалось.

- И эту палку - тоже... - приказал тот. Пришлось снять дробовик и отойти.

Рептилоид какое-то время смотрел на них своими маленькими желтыми глазами, потом сжал кулак сильнее и резко вывернул вправо. Позвоночник капрала жалобно хрустнул.

Шепард, несмотря на слабую надежду на спасение своего солдата, все же ожидал чего-то подобного. Пока кроган был занят телом, отшвыривая в сторону труп, капитан ринулся вперед в кувырке к своему пистолету. Быстро схватил его, заняв стойку от колена, но выстрелить не успел. Кроган своей внушительной лапой ударил его в грудь, отчего в глазах на миг померкло, а дыхание сперло. Удар оказался настолько сильным, что тело капитана отлетело назад, и он ударился головой о стену.

Сознание готово было улетучиться, но из последних сил Шепард удержал его. Попытался подняться, прогоняя искушение упасть, и стал глазами искать выроненный пистолет.

Впереди Дормен хотел было выстрелить из снайперки в упор, но тоже не успел: кроган действовал быстро и решительно. Вырвал оружие и отшвырнул прочь, а потом своей массой сбил патрульного с ног и принялся обрушивать на лицо бедняги мощные кулаки.

В это время Шепард нашел пистолет и сделал несколько выстрелов. Щиты противника отразили атаку, но капитан не останавливался, так как снайпер, похоже, потерял сознание и теперь стал обычной грушей для битья. Как ожидалось, пистолет быстро перегрелся. Однако цель была достигнута. Кроган, оставив полицейского, повернулся в сторону капитана и стал приближаться, наращивая скорость. Джон никогда не подумал бы, что эти тяжеловесы могли двигаться так быстро!

В последнюю секунду он увернулся от надвигающейся скалы и бросился к винтовке. Кроган дышал в затылок, и несмотря на попытки дотянуться до оружия, это все-таки не удалось. Проклятый зверь настиг раньше и, схватив за шейное крепление на брони, как котенка за шкирку, отшвырнул назад. Потом обхватил лапой горло капитана, припечатал к стене и поднял над землей.

С огромной злостью Шепард вдруг почувствовал себя беспомощным. Ноги барахтались в воздухе, дыхание перехватило, мыслями завладела только пагубная паника. Руки по наущению рефлексов попытались разжать кулак крогана, но в памяти вспыхнуло лицо капрала Ли, и Шепард заставил себя развеять панику и оттянуть руки от бесполезной затеи в поисках лучшего шанса. Броня была чужой, никаких скрытых в подошве ножей у него не имелось. Тогда капитан стал ощупывать стену позади, однако хватка была настолько крепкой, что силы быстро уходили.

- Я не стану убивать тебя, - довольно прорычал кроган. - Отдам Халиату живым. И получу свои кредиты. И работу.

Эти короткие разглагольствования все же сослужили хорошую службу для капитана: хватка слегка ослабла, и ему удалось глотнуть немного воздуха. В этот момент его правая рука наткнулась на что-то маленькое, выпирающее из стены. Рука почти онемела и плохо подчинялась. Но охватившая Шепарда злость была сильнее. Пары лихорадочных движений хватило, чтобы извлечь из стены ржавый гвоздь.

Дотянуться до глаза не получится. Так что Джон со всей дури вонзил гвоздь в ноздревые складки на морде рептилоида. Тот взвыл от боли, но по-прежнему не отпускал, и тогда капитан все той же правой рукой принялся расковыривать гвоздем незащищенную в этом месте плоть пришельца, все сильнее и глубже вдавливая гвоздь. Терпеть долго кроган не смог - все же отпустил, бросив свой пропуск к Халиату на землю, и стал лапой выковыривать гвоздь, не обращая внимания на отползающего под ногами человека.

Это дало Шепарду время. Он кое-как поднялся на ноги и, здорово пошатываясь, снова бросился к оружию. Вытащить занозу в виде гвоздя не самыми ловкими пальцами крогану никак не удавалось, и он, злобно зарычав, скорее, от бешенства, ринулся за капитаном.

Винтовка лежала в сложенном безопасном режиме. Мигом оценив, что у него не хватит даже нескольких секунд на перевод в боевой режим, Шепард схватил валяющийся рядом дробовик и быстро обернулся, быстрым движением пальца сняв предохранитель. Даже не глядя выстрелил прямо в морду налетающего крогана. Получилось, что в упор. Щит не смог справиться с дробью с такого близкого расстояния, и крогану досталось. Он отшатнулся, заревев от ярости и лапами схватившись за пораженный участок кожи.

Отдачей досталось и Шепарду. Не обратив на это внимания, он передернул цевье и снова выстрелил в упор, целясь крогану в голову. Тот опять отшатнулся, и Шепард с удовлетворением понял, что первый выстрел повредил пришельцу глаза.

Снова выстрелил, и кроган, злобно прорычав, начал вслепую бросаться на звук выстрела, желая сбить с ног своего противника. Но капитан выигрывал в ловкости, постоянно уворачиваясь от слепых ударов, и снова стрелял, стараясь угодить в морду рептилоиду с близкого расстояния. Не всегда это удавалось: кроган крутился и крушил все вокруг, как заведенный, - но последний, шестой патрон, все же угодил прямо в цель. Голова крогана дернулась, вся морда была залита кровью и поражена осколками, из глаз струилась какая-то жидкость.

Однако даже этого не хватило. Проклятая тварь!!

Увернувшись от летевшего на звук его шагов крогана, Джон бросил дробовик и схватил свою винтовку, потратив пару бесценных секунд на то, чтобы перевести её боевой режим и снять с предохранителя. Потом выпустил короткую очередь, снова заставив уже заметно ослабевшего рептилоида ринуться в его сторону.

Пора было с ним кончать.

Едва эта мысль пронеслась в мозгах, а автоматический прицел поймал ревущего и метающего первобытную ярость пришельца, как в небе что-то с шумом пролетело. И через секунду прогремел сильный взрыв примерно в ста метрах.

"Азенкур". В пылу схватки Шепард почти позабыл о нем!

То ли Прессли ошибся, то ли Румен решил перестраховаться, но ударов было несколько и все они, с короткими промежутками, покрыли большую часть квартала. Одна из ракет угодила в здание, на крыше которого Шепард передавал координаты, и строение разлетелось на куски. Обломки посыпались сверху опасным дождем, и капитану пришлось срочно кинуться на землю, прикрыв голову руками. Ошалелый от крайнего бешенства кроган даже и не подумал защитить себя от последствий взрыва. Он вдруг замер, как вкопанный, и стоял так, пока все не стихло.

Капитан поднялся как раз в тот момент, когда кроган резко рванул в его сторону. Поднять винтовку он не успел - пришлось уворачиваться, однако получилось не очень удачно и он больно ударился раненым плечом. Сдержать стон не смог, и взбешенная тварь тут же, ориентируясь по звуку, развернулась и стала наваливаться на него своей массой. В последний момент Шепард активировал резотрон и выставил вперед.

Пришелец в желании раздавить его напоролся на карборундовый клинок. Но бороться с силой гравитации даже кроган не мог. Лезвие прорезало броню и плоть. Откатиться в сторону капитан не успел. Масса пришельца придавила его к земле, однако с последним усилием и почти звериным рыком Джон вырвал из ноздри крогана гвоздь и стал наносить удары в его левый глаз, снова и снова. Кроган еще брыкался, так что Шепард изо всех сил, даже не сдерживая крик, стал вытягивать левую руку вверх, а с ней - и лезвие резотрона, с огромным трудом вспарывая плоть противника.

Наконец, кроган издал последний хрип и обмяк.

Капитан остановился только тогда, когда тело на нем значительное отяжелело. Дышать стало невыносимо трудно под такой грудой мяса, и Джон с великим усилием принялся медленно выползать из-под пришельца. На это ушло несколько долгих минут, но все же ему удалось.

Правая рука плохо слушалась, причиняя сильную боль. Очевидно, он окончательно добил плечевую связку и случился разрыв. Левая была полностью залита кровью и запачкана остатками кроганской требухи. Джон, стряхнув остатки с резотрона, деактивировал его.

Вонь от прорезанного брюха стояла такая, что с черным юмором Шепард даже подумал, перебила ли эта вонь запах ворка. Отдышавшись, он вытащил левой рукой дозу панацелина и вогнал её себе в ногу. Почувствовал, как блаженное обезболивающее разливается по телу, потом поднялся и приблизился к поверженному врагу.

- Трах-тибидох, сука, - с облегчением выдохнул он, вспомнив загадочные слова старика утром. Потом схватил винтовку рабочей рукой. Чертыхнулся, так как держать оружие одной рукой не получалось, и принялся искать свой пистолет среди обломков. Ему повезло - нашел быстро, а вот Дормена было не видно. Сжав пистолет, мужчина хотел отправиться на поиски своего солдата, как вдруг остановился, замерев.

Позади раздались чьи-то шаги. Капитан было уж решил, что это за ним прибыли пираты. Слишком уж много шума они наделали. Хотя тем, скорее всего, сейчас было чем заняться.

Обернувшись и прицелившись, он увидел перед собой какого-то батарианца. Тот тоже держал пистолет, однако нападать не спешил. Джон не сразу понял, кто это. Но перевязанная куском ткани верхняя пара глаз напомнила ему.

- Пришел, чтобы добить меня, тварь? - зло прошептал капитан, уже готовый броситься в атаку, если потребуется.

Батарианец бросил взгляд на распотрошенного крогана. Шепарду на миг почудилось, что эта "картина маслом" бывшего пленника очень порадовала.

- Нет, - ответил он. - Я хотеть тебя убить. Не скрывать. Но ты убить Мансу. Значит, ты силен. И ты помогать мне.

- Помогать? - нахмурился Джон. - С какой это стати мне тебе помогать, батарианская мразь?

Оскорбление пришелец пропустил мимо ушей.

- Я знать, что Манса пойти за тобой. Но упустить его на какое-то время. Потом найти его. И тебя. Ты помогать мне.

- Все еще не слышу весомых причин помогать тебе, - устало усмехнулся капитан. Он уже раздумывал, как бы пристрелить этого четырехглазого побыстрее, найти Дормена и валить отсюда, пока пираты не очухались. Однако следующее, что он услышал, привело его в чувство.

- Я знать, где твоя самка, - сказал батарианец. - Её держать недалеко отсюда. Под охраной. У Пророка. Одному мне не одолеть всех. Нуждаться твоя помощь. Вместе мы освободить её.

- Мэй? - Шепарду показалось, что он ослышался. - С чего ты взял, что она жива? Это же ты похитил её, мразь! Почему бы мне не пристрелить тебя прямо тут?

- Я похитить. Я делать её своей рабыней. Но у меня её отобрать. Манса, - батарианец головой указал на мертвого крогана. - Потом Пророк отобрать. Я их всех ненавидеть за это. Я мог умереть. Но твоя самка спасать меня. Я её благодарить.

Джон не поверил ему ни на секунду. Не так давно пришелец, с которым еще утром они были на одной стороне, уже к вечеру пытался убить его и убил капрала Ли. Тут тоже какое-то забавное перевоплощение?

- С какого перепугу Мэй тебя спасла? - задал он вопрос. - И на кой черт тебе теперь спасать её?

- Она спасать меня, потому что добрая. Я спасать её, потому что отдать долг чести, - последовал ответ на корявом общегалактическом. - Давать уговор. Я хотеть убить твоих солдат. Ты пытать меня. Я похитить твою самку. Ты помогать мне её спасать. Она помогать мне лечить моих сестер. Я перестать считать её своей рабыней и перестать хотеть убить тебя. Уговор?

Шепард не спешил скреплять сделку рукопожатием. Он вообще не спешил опускать оружие. Но слова батарианца о том, что Мэй может быть жива и спасена, заметно снизили его решимость убить этого пришельца. А то, что случилось в следующую секунду и вовсе обезоруживало: батарианец медленно опустил свой пистолет, положил на землю и снова поднялся.

- Показать мир, - прокомментировал он так же коряво. - Я прийти не убивать тебя. Просить помогать. Уговор?

Шепард колебался. У него появился реальный шанс спасти хоть кого-то из своих людей. Слишком много уже смертей за сегодняшний день. Да и речь ведь шла о Мэй. Несмотря на то, что между ними сквозили настоящие моральные разногласия, почти убившие все их нежные чувства, она все еще была его другом. И ответственность за то, что она попала в такую ситуацию, Джон по привычке взвалил на собственные плечи.

Как бы ему ни хотелось согласиться, он выдавил:

- Такой уговор не подойдет. Я с тобой не пойду.

Батарианец был крайне удивлен.

- Не хотеть спасать свою самку? Я слышать, люди привязываться к своим самкам.

- Это так. Но я не могу оставить своих солдат на произвол судьбы, а сам свалить по сердечным делам, - мрачно произнес Шепард. - Пираты скоро соберут свои силы и нанесут удар. Мне нужно защитить город. Но я предлагаю тебе другой уговор.

- Другой?

- Да. Вытащи Мэй живой. И приведи ко мне.

Пришелец покачал головой.

- Один не справиться. Нет брони и оружия.

- Уверен, ты справишься, - проговорил Джон. - А чтобы у тебя была мотивация привести её ко мне вместо того, чтобы делать её рабыней, такой тебе уговор: вытащишь Мэй, у тебя появится новый, куда более ценный раб. Раб, за которого тебя все будут уважать.

- Какой раб?

- Я, - пояснил Шепард, прекрасно понимая, что только такой мотивацией можно подкупить батарианца. - Когда все закончится, я пойду с тобой. Можешь продать меня, обменять, выставить на аукционе. Полагаю, что с моей сегодняшней популярностью я окажусь весьма ценным товаром. Идет?

С этими словами Шепард опустил пистолет, заставив батарианца задуматься. Однако долго думать тому не пришлось: по лицу расплылась улыбка.

- Уговор, - кивнул он. - Я вернуть самку. Ты стать моим рабом. Но если нарушить уговор, я тебя убивать.

- Вот и отлично, - выдохнул Джон. - Сейчас я найду своего человека, и мы уйдем на восток. Я буду ждать тебя. И если меня не убьют до того, как ты вернешься, стану твоим рабом. А теперь, если тебе нужно оружие, я тебе его дам.
Просмотры: 75

Отзывы: 0

Рейтинг квестов в реальности