AFTERVISION. Фрагмент I. Путь Свободы.

Автор: M. Ch. (Cherrys)
Персонажи: Эшли Уильямс, Тали'Зора, Миранда Лоусон, Джейкоб Тейлор.
Жанр: AU, Detective, Action/Adventure.
Описание: Продолжение альтернативной истории, описанной в фанфике Vision. Главным героям предстоит бороться за спасение на галактическом поле боя, в том время, как Шепард пожертвовал собой во время Битвы за Цитадель.
От автора: Идея зародилась уже спустя многие недели после написания рассказа Vision, и представляет собой столь же смелую альтернативу каноничному развитию событий в Mass Effect 2.
Статус: В работе.

- Ангел Божий, Хранитель мой, просвещай и храни, направляй и веди меня, ибо я вверена тебе по благости Небесной. Аминь.
Тишина, всепоглощающая, всеобъемлющая и такая одинокая, что кажется, будто в своей скорби она воспевает о погибших сотнях, о призраках, что бродят здесь, меж холодных бетонных плит и жилых блоков, о мертвых душах, что остались тут, не желая следовать в Ад за собственными телами. Едва различимыми голосами она повествует о том, что произошло ранее, о том, что происходит сейчас и о том, что будет происходить позже. Но так сложно их, эти голоса, услышать, так сложно различить их и понять. Почти невозможно.
Тишина. Абсолютный штиль, и даже снежинки, медленно парящие в воздухе, не шелохнутся от легкого дуновения ветра. Эшли слышала только собственное дыхание, шорох снаряжения и легкое гудение шаттла позади себя. Казалось, все вокруг застыло в один миг и не движется, и только одна Уильямс стоит здесь и наводит суету своим присутствием. Она осмотрелась: вокруг лишь пустующие жилые блоки, затянутое тучами ночное небо и ослепительно-бледный свет фонарей. Мертвый по факту сельский пейзаж, гипертрофированный в своей мрачности.
Это было подобно окунанию в холодный бассеин. Вокруг ни души, лишь только ты и плеск воды. Неподвижно, кажется, что вот-вот кто-то выйдет из-за угла и испугает. Будто кто-то здесь есть, но не показывает себя, только скрывается. И кажется, что если шелохнуться, можно привлечь внимание этой тени, ее страшное внимание, в мгновение вступить с ней в схватку и неизвестно, что дальше. Вдруг она вооружена? А может быть, она нематериальна?
Демонов в голове у Эшли было много, ибо она истинно верила в их существование. Она не боялась их, хоть и считала, что они чрезвычайно опасны и могут делать все, что угодно, не в угоду человеку. Девушка думала, что находится под взором Божьим, и знала, что ни за что не пропадет, по крайней мере, здесь. В сознание проскользнула нелепая мысль: "Джон тоже так считал", - но тут же испарилась, как снежинка, что приземлилась на теплую кожу и растаяла. Эшли подняла свой взгляд к небесам, прищурилась, словно пытаясь что-то разглядеть, и улыбнулась.
- Командир, кажется, у нас гости, - раздался вдруг из наушника голос летчика, в этой безумной тишине казавшийся раскатом грома, - в сотне метрах к северу отсюда сел неизвестный шаттл.
Девушка обернулась, глядя на стоявший позади нее, окрашеный в темно-синий цвет, Кадьяк. Удобное, небольшое судно, оснащенное стелс-системой, оно было идеально для секретных операций. Однако сейчас Уильямс понимала, что рискует быть обнаруженной: потенциальный противник слишком близко, и давать ему лишнюю возможность вонзить нож в спину нельзя. Она махнула пилоту, показывая руками ряд жестов, столь удобных в военном деле, означающих: "Молчание" . Радиосвязь с ним тут же оборвалась.
Стоять на месте, ничего не предпринимая, конечно же, было нельзя. Она, как агент, посланник Совета Цитадели, должна была выяснить причину пропажи целой колонии, пусть и отдаленной, от Альянса Систем, практически, независимой. Сюда можно было отправить и отряд ищеек, но задание было передано именно Эшли. И Эшли, собственно, была довольна таким положением дел.
Стоило сказать, что за прошедшие два года девушка сумела вырасти из обычного гарнизонного солдата в бойца из элитного подразделения СПЕКТР. Джон Шепард, будучи первым кандидатом от человечества, своей жертвой во время Битвы за Цитадель показал Галактике, на что способны люди, доказал их преданность миру и благополучию. И в течение месяца Альянс проводил исследование среди своих солдат на предмет наличия нового кандидата: сначала происходил осмотр бойцов N7, а затем и остальных, не менее важных героев, среди которых холодным особняком стояло имя Эшли Уильямс. Именно ей выпала честь стать "Вторым спектром в истории человечества".
Порой девушка задумывалась, почему именно она удостоилась такого звания. Почему, когда в отряде специального назначения имелись значительно более подготовленные солдаты, предложение о принятии в ряды специального корпуса тактической разведки Цитадели пришло ей? Неужели это дань служения капитану Шепарду, что, пусть и сошел с ума, но сумел спасти Галактику от нашествия под началом Сарена гетов? Вместе с этими мыслями проносился сквозь сознание образ Кайдена Аленко, лейтенанта, что пожертвовал своей жизнью ради уничтожения лабораторий на Вермайре, ради спасения экипажа Нормандии и Джона в частности. Тогда этот немыслимый поступок не давал ей спать, ибо солдат понимала, что должна была быть на его, Кайдена, месте. Тот был выше ее по званию, да и капитан, казалось, вовсе не проявлял никакого личного интереса к персоне с Иден Прайм, зато потерял чуть ли не единственного друга.
Разведчица оглядела окрестности. Тишина, хотя, вроде как, где-то здесь приземлился шаттл с неизвестными гостями. Первый вопрос, возникший в голове Эшли: чей он? Ведь мало кого может интересовать опустевшая колония, не подающая сигналов уже несколько дней. Разве что... Разве что тех, кто оставил после себя лишь только ужасную всепоглощающую пустоту. Девушка достала винтовку, напрягла поочередно все мышцы своего тела, дабы ощутить каждую жилку, каждый клочок кожи и кости, чтобы почувствовать под твердую землю под ногами и привести себя в полную боеготовность. Легким и быстрым, отработанным до кошачьей грации, шагом, Эшли направилась, следуя указаниям своего радара, к одному из жилых блоков. За ним будет еще один, а за ним - еще. Однако, прежде всего, нужно осмотреть несколько жилых комнат.
Резкое нажатие на сенсорную панель, открытие двери. Спектр прижалась спиной к наружней стороне стены, но нет, вопреки ожиданиям, ничего не произошло - внутри, вероятно, никого не было. Разведчица медленно открыла интерфейс своего инструметрона, сделала несколько быстрых движений, а затем, взяв с пояса небольшую, размером с яблоко, алюминиевую сферу, подбросила ее вверх. Полушария с жужжанием раздвинулись, и дрон застыл в воздухе. На инструметроне появилось окошко, отображающее вид со всех его четырех камер: Эшли могла наблюдать происходящее вокруг устройства.
Дрон плавно залетел в жилой блок. Загорелись бледные, будто лабораторные, лампы, и тени, дрогнув, разбежались по углам, спрятались за массивной мебелью, выжидая, пока незваный гость проявит слабость. Комнату поглотило пугающее спокойствие, будто хозяин вышел покурить на несколько минут, но не вернулся. На столе лежал раскрытый журнал, был включен кино-проектор, однако, фильм уже давно закончился, и кроме фона с логотипом фирмы-производителя на экране ничего не было. Холодная постель, уже целую вечность ожидающая своего человека, не была застелена, а на полу, будто скинутая во сне, лежала подушка.
Никого.
Никого и вследующем блоке, и в следующем. В какой-то момент Уильямс почувствовала себя одиноко: это было страшное ощущение, пугающее даже, но достаточно привычное для разведчицы. Спектр часто работала одна, бывала не в таких ситуациях, а то и в значительно более опасных и страшных, на первый взгляд. Но ассоциативный ряд позволял себе быстро заполнять голову дурными воспоминаниями, которые трезвое сознание тут же отбрасывало в сторону. Эта война рационального мышления с отростками страха явно мешала работе, что было неприятно, конечно. Страх продолжал, сквозь огонь женского рацио, оплетать крепкими корнями голову, он не давал покоя, и перед глазами снова проносились холодные образы немыслимых демонов.
В тот момент, когда, казалось бы, разум одержал однозначную победу и все страхи затихли, сгорели в пламени тренировки и закаленного сознания, словно плевки механических монстров, раздались выстрелы. Спектр узнала оружие: M5, уменуемый среди простых солдат "Фалангой". Звуки вылетающих из дула пистолета снарядов сопровождались едва слышимыми взрывами, возникающими при соприкосновении с поверхностью доспеха. Монотонные удары механических конечностей о стальной пол окончательно дали понять: стреляют в охранных дроидов.
Уильямс встала в позицию солдата, готового к вооруженному столкновению, подошла к двери, за которой слышались звуки боя и, выдохнув, нажала на панель управления.
Перестрелка велась между роботами и кем-то неизвестным, вероятно, тем самым незванным гостем, о котором говорил пилот челнока, скрывшимся за ящиками. Уильямс не видела отбивающихся, да и не могла бы видеть: необходимо было посмотреть с другой точки. Разведчица рванула вперед, не обращая внимания на перекрестный огонь, ибо охранные дроиды заметили и ее, - кинетический барьер так или иначе спасет от пары попаданий. Прыжок, кувырок, и Эшли в укрытии: есть возможность снова осмотреть поле боя. Но скрывающийся ранее за одними ящиками противник тоже глуп не был, и сменил, вероятно, один барьер на другой. "Динамичный выходит бой", - заметила девушка. В сознании, тем временем, возникла еще одна, не менее важная мысль: "Роботы охранные. В человеческой колонии. Почему стреляют в человека?", - однако, тут же улетучилась, когда Эшли услышала шум, свойственный проявлениям эффекта массы. Она посмотрела вверх и увидела, как один из роботов воспарил над землей: кусок окрашенного в белый цвет искрящегося металла стремительно пролетел над головой Эшли и ударился о стену одного из жилых блоков. Движение это сопровождалось до боли знакомым голубоватым искажением пространства вдоль алюминиевой поверхности. Значит, биотик. Азари?
Следом за первым роботом, в том же направлении взметнулся вверх следующий. Вероятно, биотик был силен. Или же их было два.
И тут третья сторона сфальшивила, выдав себя: из-за ящика вдруг показался стройный силуэт девушки, державшей в руке пистолет. Распущенные средней длины волосы, обтягивающий, словно отсутствующий вовсе, костюм. Оперативница, или профессиональный убийца, в зависимости от того, что требуется. Следом за ней промчался среднего для солдата телосложения мужчина, однако, в отличие от дамы, он был вооружен дробовиком или штурмовой винтовкой. Эшли не слышала характерных звуков стрельбы для данного класса оружия, и в голову прокрался скорый вывод: "Очевидно, это - биотик"
Как бы там не было, они скрылись, забежав в один из жилых отсеков, оставив Эшли наедине с группой полуразбитых роботов. А последних действительно было немного - один или два, не более. Эшли позволила себе потратить несколько секунд на манипуляции с инструметроном, и спустя мгновение мимо нее промчался развед-дрон. Он направился следом за двумя таинственными силуэтами, однако, согласно команде, держался на достаточном для сохранения тишины расстоянии.
Эшли высунулась из-за своего укрытия и, направив винтовку в сторону предполагаемого местоположения противника, открыла огонь. Взрывы, всполохи загоравшихся контактов, падение механических конечностей на землю. И снова тишина.
Разведчица легким жестом снова оживила голографический интерфейс своего инструметрона. Четыре окошка, стройным рядом всплывшие на руке давали представление о происходящем вокруг дрона. Одна из его камер могла наблюдать некое движение впереди, собственно, именно в этом направлении мини-разведчик и двигался.
Эшли последовала за дроном. Началась настоящая игра в кошки-мышки, в которой было на редкость ясно, кто есть хищник, а кто - преследуемая жертва. Девушка не успевала думать на ходу о принадлежности к какой-либо организации ее новых противников - она просто бежала, словно машина, разгребала на своем пути препятствия в виде лестниц и дверей. Очень скоро она догнала дрона, а затем и вовсе воочию увидела нагоняемых беглецов. И то, только потому, что их задержала перестрелка с очередной группой роботов.
- Стой! - крикнула спектр, бросая вперед, за двух оперативников, оглушающую гранату. С охранным дроидом, что был третьим лишним в этой схватке, было покончено, и теперь Эшли осталась наедине с новым врагом. Взрывная волна не поколебала биотика-мужчину, но зато отбросила девушку. Впрочем, та сумела сгруппироваться и, выполнив кувырок, снова подняться на ноги, уже выставив пистолет в направлении Уильямс.
- Вот мы стоим, - холодным голосом проговорила девушка. Ее спокойное выражение лица показывало все ее безразличие к окружающему миру. Некая красота, словно перенесенная на человека с экрана кинотеатра, где показывали навороченные спецэффектами боевики, сопровождаемые частым появлением небывалых красоток. Тело оперативницы было натренированно, сквозь обтягивающий ее костюм была видна грация опытной гимнастки.
- Она из Альянса, - сказал приглушенным басом стоявший слева от холодной девушки чернокожий мужчина. Дробовик его был направлен на Эшли, однако, на лице не было ни безразличия, ни бесконтрольной ярости. Какая-то задумчивость и, возможно, сострадание.
Уильямс молча переводила взгляд с одного оперативника на другого, пытаясь предсказать их следующий шаг. Они не глупцы, ибо понимают, что каждый выстрел может обернуться неудачей: они видят, что противник облачен в доспех, защищенный совершенным кинетическим барьером. Впрочем, их двое, и, как показывает практика, у них еще могут иметься несколько козырей.
- Перед нами Эшли Уильямс, - ответила чернокожему бойцу дама с пистолетом.
Эшли хотела было смутиться, услышав вновь холодный голос девушки, но не позволила себе такой роскоши. Любая слабость, проявленная по отношению к самой себе - это лишнее преимущество для противника. Тем более, когда бой идет лишь на словах, и концентрация на враге - один из важнейших факторов для выживания. Необходимо было задать вопрос, пусть и лишенный первоначального смысла, он должен занять головы противников. Чтобы дать Эшли возможность доминировать в разговоре.
- Кто вы? - спросила, по-солдатски резко, разведчица. Она не спускала оружие, по-прежнему недоверчиво осматривая поочередно каждого из противников.
- Это ведь не имеет значения? - ответила дама, опуская свое лицо так, чтобы смотреть исподлобья. В свете бледных прожекторов радужки ее глаз окрашивались в голубой, близкий к белому, ледяной цвет, достаточно неестественный и обжигающий своим холодом. Эшли сосредоточила свой взгляд именно на этой детали, и мозг ее был занят блеском морозящих сознание глаз даже больше, чем одну секунду. Боковым зрением Уильямс сумела ухватить какое-то движение, и тут же бросилась в сторону, кувыркнувшись. На том месте, где спектр стояла несколькими мгновениями ранее, появилось голубое искажение, будто поднимающее вверх вихри воздуха. Холодная дама так же покрылась свечением эффекта массы, и спустя несколько мгновений громким хлопком около Эшли разбился камень. Разведчица запомнила жест, которым противник вызывал Деформацию, и, сорвавшись с места, направилась к другому укрытию. По щиту ударила дробь разогнанных эффектом массы частиц, и около половины всей энергии кинетического барьера было в миг поглощено. Еще столько же буквально исчезло при следующей очереди, однако, к тому моменту Эшли уже была близка к укрытию. Удар по сенсорной панели, скрылась за дверью, закрыла. Еще несколько снарядов с грохотом вцепились в толстый металл, однако, не пробили. Уильямс рванула, что есть сил, ко второму выходу из жилого блока.

Она остановилась, чтобы отдышаться. Спектр пробежала приблизительно сотню метров, то есть, преодолела около десяти жилых помещений. Противник остался где-то позади и Эшли на мгновение пожалела, что предпочла выйти из сражения: все же, можно было измотать врага и затем одержать над ним победу. Тем более, что этот враг - последняя зацепка. За такую глупость разведчица себя одернула, хотела было рявкнуть на саму себя, однако, тут прекратилось радио-молчание. Говорил пилот транспортного челнока, который доставил Эшли в колонию:
- Вы тут не одни. Я засек неизвестное судно неподалеку. Просто учти это.
И снова тишина. Зачем он нарушил основной принцип разведки, идиот? Он же может выдать тайну противнику, тем самым, вооружить его. Если Эшли выберется отсюда живой, непременно найдет себе нового летчика.
Выхода не было: нужно отрубить собственный канал связи, дабы противник не смог отследить перемещение Эшли. При этом отключится удаленное управление развед-дроном, но выхода у девушки не было. Несколько жестов над правой рукой, и на ладони, помещенной в оранжевую окружность, появился один большой красный крест, который промигал несколько секунд, а затем исчез.
Шум за дверью. Эшли отчетливо услышала чью-то громкую, срывающуюся на крик, речь. Насторожилась, встала в боевую позицию. "Господи, помоги," - помолилась она про себя и нажала на кнопку открытия блока.
Четыре кварианца, мужчины и женщины, вооружены. Двое готовы чуть ли не броситься в драку: из-за чего - пока не ясно. Похожие, как на подбор: ксены различались лишь по цветам своих доспехов, да по общему телосложению. Самый крупный из кварианцев застыл в напряженной позе, направляя какую-то дикую энергию в хрупкую девушку, стоящую напротив него. Что-то в ее позе было отдаленно знакомое, однако что именно, Эшли понять не могла. Какого черта они тут забыли? Мало того, что в заброшенной колонии появились чьи-то агенты, так еще и эти инопланетяне, зачастую раздражающие одним только своим присутствием в поселении, ранее считавшемся человеческим.
- Не двигайтесь, - суровым голосом сказала Эшли, направляя винтовку на агрессивного, на первый взгляд, кварианца в красно-желтом скафандре. Все четверо застыли на несколько мгновений, однако, уже через секунду послышался голос хрупкой девушки, на которую сорвался тот мужчина:
- Эшли?
Разведчица недоуменно подняла правую бровь, глядя на девушку в серебристом скафандре. Это была именно та, что своей позой вызвала стойкое чувство дежавю. Кварианка продолжила, - Это я, Тали'Зора!
- Здесь могут быть агенты Цербера, - настороженно прошептал один из кварианцев, что поднял руки в момент, когда Эшли ворвалась в помещение, - Тали...
- Я помню тебя, - ответила Уильямс, опуская винтовку. Череда воспоминаний окатила ее сознание, и на этот раз горящее справедливым огнем рацио не посмело остановить вплетающиеся в голову корни. Фрагменты из прошлого: всего два года, а кажется, словно одно мгновение. Террум, Вермайр, Битва у Цитадели. И везде мелькало хрупкое создание в скафандре, буквально не опускающее трехпалой ладони с панели своего инструметрона. Когда Джон медленно начинал сходить с ума, она брала на себя всю ответственность за выполнение операции - Эшли помнила, как кварианка быстро ворвалась в круг доверия капитана. Почему именно ей, такой неопытной и, на первый взгляд, невинной, он доверял свою жизнь? Ответ Уильямс получила в интервью после заварушки на Цитадели: кварианка, отрицая все свои подвиги, защищала честь покойного капитана Шепарда. И продолжала отрицать, даже несмотря на то, что из уст Лиары Т'Сони вырвалась кроткая фраза, вызвавшая настоящий резонанс: мол, это именно Тали в самый последний момент уничтожила Сарена Артериуса и спасла тем самым Цитадель от гибели. Эшли добавила, спросив, - почему именно Цербер?
Тали уже, вероятно, собиралась что-то сказать, но ответил кварианец в красном:
- Мы видели челнок с серо-оранжевым логотипом. Там была слабая защита, мы смогли взломать его: судя по записям бортового журнала, это точно Цербер.
В голове что-то прояснилось, однако, это что-то стало только большим катализатором для реакции возникновения вопросов. Зачем им соваться сюда? Может быть, именно Цербер крадет людей из колоний?
- Я встретила двух биотиков, но вынуждена была выйти из перестрелки. Здесь, кажется, еще защитные роботы.
- Их взломал Витор, - картавя, как любой представитель своей расы, произнесла Тали. Она сделала несколько шагов к Эшли, - мы здесь для того, чтобы найти его.
Уильямс осмотрела четверых бойцов. Вероятно, какая-либо разведовательная элита Мигрирующего Флота, учитывая наличие в команде величайшего кварианского героя последних лет. Вооружены они были весьма посредственно, что, впрочем, ожидаемо для солдат загнивающей расы, да и доспехи их врятли были защищены серьезными барьерами. Единственное, что могло давать им весомое преимущество, это особое знание инженерной части и огромный опыт в использовании различных технических умений.
- Кто такой Витор? - недоуменно спросила Эшли, - что ему нужно здесь?
- Это наш соотечетсвенник, решивший провести свое Поломничество в отдаленной человеческой колонии, - ответила Тали, и хотела что-то еще добавить, как Эшли оборвала ее еще одним вопросом:
- Получается, он был здесь еще до похищения местных жителей?
- Если ты поможешь нам найти его, то мы дадим тебе его инструметрон для исследования, - сказала кварианка, и речь ее вызвала некий диссонанс в головах ее товарищей.
- Ты доверишь его тайны людям?! - воскликнула было мужчина в красном.
- О, Кила, Празза, не возникай. Я готова доверить Эшли собственную жизнь, - с какой-то долей вероятного желания произвести на девушку впечатление, Тали остановила своего, как поняла спектр, подчиненного. Значит, она возглавляла отряд, что, впрочем, неудивительно.
- Спасибо, - сказала Эшли, - наверное, нам стоит поторопиться.
Кварианка кивнула в ответ, хотя ее товарищи были явно не согласны. Уильямс помнила, как инженер, еще во времена службы под началом Джона, рассказывала о Мигрирующем Флоте. Согласно ее словам, кварианцы способны спорить о чем угодно до бесконечности. И даже тогда, когда спорить бесполезно и уже даже не нужно, дебаты продолжались с незатухающей страстью высказаться. Эшли улыбнулась, понимая, чем именно недовольны товарищи Тали'Зоры.

Спустя каких-то там несколько минут, спектр Уильямс в компании нескольких кварианцев уже двигалась по направлению к офису охраны. Предположительно, Витор скрывался там, ведь именно из комнаты управления удобнее всего было программировать действия роботов. По пути отряду встречались вооруженные представители синтетической стражи, однако, они не представляли серьезной угрозы, ибо не могли равняться по своей боевой мощи с целой группой опытных агентов.
Эшли за время этих перемещений сумела вспомнить, каково это - работать в команде со специалистами. Уильямс предпочитала отправляться на различные задания в гордом одиночестве, лишь иногда прибегая к услугам штатных хакеров - все же, девушке не хватало для полного счастья навыков взлома компьютерных систем. Конечно же, она умела пользоваться вирусными программами, но только в том случае, если они были написаны заранее другим человеком. Эхо командной работы, доносящееся из далекого прошлого, немного согрело душу, что было особенно приятно ввиду общей хладности окружающего мира. Да и Тали, несмотря на то, что была знакома с Эшли, не горела желанием общаться: скорее всего, ей было совершенно безразлично состояние разведчицы и ее судьба за последние годы. Впрочем, Уильямс посетила и такая мысль, что если бы не эта встреча, она бы ни за что не написала бы письмо кварианке с пометкой "Соскучилась, как твои дела?"
- Там кто-то есть, - сказал вдруг кварианец по имени Празза, подняв правую руку с требованием остановиться и присмотреться. Правая рука Тали покрылась оранжевым светом голографического интерфейса и ловкие пальцы поскользили по светящейся поверхности.
- Цербер, - успела только сказать кварианка, как справа от отряда раздался взрыв. Ударная волна отшвырнула всех пятерых, в том числе и Эшли, после чего по дизориентированной группе открыли огонь. Турель стояла на возвышении из бетонных блоков, а рядом стояла та самая холодная дама с голубыми глазами, с которой спектр пересеклась чуть ранее. Эшли успела зайти в укрытие до того, как разогнанные частицы пробили ее кинетический барьер. Кварианцам повезло чуть меньше - выжить после внезапной атаки сумели только Тали и тот, что был в красном скафандре.
- Огонь ведется беспрерывно, обычно эта модель перезаряжается достаточно быстро для того, чтобы атаковать в момент смены ТЗ! - прокричала Эшли, что с турелью была знакома достаточно хорошо - ведь делали такие на заводах Альянса.
Тали кивнула, услышав сообщение от разведчицы и принялась копаться в собственном инструметроне. Празза, что сидел в укрытии рядом с кварианкой, держался за собственную руку - вероятно, он был ранен. Он некоторое время наблюдал за манипуляциями своего командира над оранжевым интерфейсом, потом оглядел мертвые тела своих товарищей и, взяв в руки винтовку, выскочил из-за бетонного блока. Солдат успел сделать перед смертью лишь пару выстрелов, но их было достаточно, чтобы пробить кинетический барьер турели. Автоматическая пушка еще некоторое время вела огонь по мертвому телу, а затем снова затихла, в ожидании противника.
- Готово! - крикнула было радостно Тали, как заметила отсутствие последнего своего боевого товарища. Она бегло осмотрела окрестности, а затем, высунув голову из укрытия, неодобрительно покачала головой. Область ее шлема, что находилась на уровне рта, на пару мгновений загорелась, указывая, что кварианка сказала что-то. Эшли не сумела расслышать фразу, однако, догадывалась, что именно говорила Тали.
Турель никак не реагировала на появившуюся в обзоре кварианку, и это означало однозначную победу над автоматическим устройством. Но только где оперативники Цербера?
- Кила! - воскликнула вдруг Тали, и Эшли, слегка высунувшись из-за ящика, увидела бегущих из охранного офиса агентов. В руках у женщины было что-то, размером с пистолет, но иной формы, спектр не могла разглядеть, чем именно это было. Разведчица, окончательно выйдя из укрытия и встав в боевую позицию, открыла огонь по противнику. Однако, нанести какой-либо урон она не сумела - мужчина, в которого целилась Эшли, был защищен биотическим барьером и скрылся вместе с напарницей до того, как девушка сумела его пробить. Она хотела было рвануть за беглецами, но ее остановила кварианка:
- Витор! Нам нужен Витор!
Уильямс кивнула, помогла Тали подняться, и вместе они направились в здание охранного офиса. У крыльца лежала смирно груда окрашенного в белый цвет металла, отдаленно напоминающая крупного робота. Эдакая тяжелая артиллерия, если ее можно было так назвать, была отключена, вероятно, путем, которым воспользовалась Тали, то есть, через взлом сетей. Эшли, остановившись около ИМИРа, задумалась: получается, что агенты Цербера были настоящими профессионалами, раз сумели проделать такую чистую работу.
- Витор! - послышался из открытой двери крик кварианки. Спектр рванула по лестнице в офис, закрыла дверь и застыла в состоянии некоторого шока: Тали, склонившись на телом кварианца, держала на весу его правую руку. Скафандр его в этом месте был аккуратно разрезан, да так, что стало видно гладкую, блестящую в свете бледных ламп, кожу.
- Они извлекли инструметрон, - сдерживая свой гнев, прошептала Тали, - Кила...
Эшли оживила оранжевый интерфейс на своей руке, дала устройству несколько команд, на окружности, в области ладони, загорелся зеленый огонек. Еще пара нажатий, и спектр заговорила:
- Вега, отправь сигнал Нормандии, чтобы перехватили транспортный шаттл. Нам срочно нужен груз, находящийся внутри.
- Сигнал передан. Хм... Джокер дает отрицательный ответ - шаттл, вероятно, оснащен стелс-системой, радары Нормандии не могу его детектировать.
Эшли сжала от ярости свободный кулак и пнула стену.
- Заводи двигатель, я скоро буду. Конец связи.

___________________________________________


Красная, изрыгающая огненные хлысты протуберанцев, словно бьющие из дьявольского ложе, звезда освещала сквозь толстое стекло своим присутствием большую просторную залу с затемненным зеркальным полом и одиноким креслом прямо по середине. В кресле сидел человек, на вид лет сорока, с проглядывающей среди черных волос сединой и странными глазами, светящимися, словно голографический интерфейс какого-то устройства. Он наслаждался с видом настоящего гурмана дорогой сигарой, стоимость которой по земным меркам слишком высока для понимания, учитывая, что натуральный кубинский табак - самая настоящая элитарная роскошь. Мужчина закинул ногу на ногу и, расслабленно наблюдая за плавно текущей поверхностью красной звезды, вздохнул.
Миранда стояла позади Призрака, глядя на его гордый силуэт. Она верила в своего лидера, знала, что именно он - последняя надежда угасающей Галактики, и что возвышение человечества - его главная цель. Она по-настоящему восхищалась сидевшим перед ней человеком, и не скрывала своих чувств, о чем Призрак, конечно, давно догадывался. Девушка служила ему с самого детства, с того самого момента, как мужчина спас ее от черноты преступного мира, в который юную Лоусон могло засосать с превеликой легкостью. Долг постепенно перерос в самую искреннюю преданность, главное отличие от животной в которой заключалось в полной осознанности и осмысленности. Призрак нутром чувствовал эти качества, и видел результаты, посему Миранду Лоусон можно было назвать единственным, на тот момент, доверенным агентом.
- Я читал рапорт. Хорошая работа, Миранда, - сказал голос с легкой хрипотцой - наследием не одной сотни сигар, - я так понимаю, Уильямс не получила никаких сведений о Коллекционерах?
- Нет, сэр. Мы стерли данные с камер и забрали с тела кварианца инструметрон.
- Отлично. У меня уже имеется для тебя следующее задание - только сначала тебе нужно связаться с нашими инженерами. Строительство "Морены" завершено, команда уже ждет тебя на борту. Указания будут на твоем терминале, только отпишись мне по получению судна.
- Благодарю, сэр, - сказала Миранда, поклонившись в знак благодарности. Она понимала, что Призрак не видит, но не чувствовала, что ее жесты являются лишними, - я могу идти?
- Да.
Девушка снова поклонилась, развернулась и медленно направилась в сторону выхода.
Просмотры: 603

Отзывы: 1

0
1 Hell Hell

Отлично написано,жду продолжения с нетерпением.

Рейтинг квестов в реальности